Русская линия
Росбалт Андрей Фадеев11.05.2005 

Два чёрных мифа о войне

Мифы о Великой Отечественной войне, возникшие, пожалуй, сразу после ее окончания — с началом войны «холодной» — обрели в последние годы новую силу. В российском теле- и радиоэфире, на страницах газет и журналов нет-нет да и встретишь эхо знаменитой солженицинской фразы: «Нельзя гордиться войной, в которой уложили вдесятеро больше, чем враг». Гордиться или нет — это, конечно, личное дело каждого. Заставить испытывать чувство гордости не сможет никакой, даже самый что ни на есть растоталитарный режим. Но здраво посмотреть на исторические факты не помешает никому.

«Трупами завалили»

«Трупами завалили» — эту фразу нередко можно слышать в разговорах о войне. Ее используют и в «кухонных» диспутах, и в интеллигентской тусовке. Соотношение потерь советской и германской стороны как 10:1 признается некоторыми вполне возможным. При этом самые простые арифметические операции с доступными всем данными показывают абсурдность этих цифр.

Допустим, мы примем это соотношение как реальное, но тогда, учитывая, что на советско-германском фронте было уничтожено более 5 млн. солдат нацистской Германии и ее союзников, получаем, что советские военные потери должны составить никак не меньше 50 млн. человек! Это половина всего мужского населения тогдашнего СССР, включая грудных младенцев и стариков всех национальностей! Будь это действительно так, большинство из тех, кто любит порассуждать о «чрезмерной цене», просто не появилось бы на свет.

Тем, кто действительно хочет объективно оценить порядок людских потерь Красной Армии, стоит отталкиваться от никем не оспариваемой цифры призванных в ряды Вооруженных Сил за годы войны. Всего в эти годы было привлечено на службу в армию, на флот, в другие военизированные ведомства и для работы в промышленности (с учетом уже служивших к началу войны) — 34,5 млн. человек. Даже если предположить, что они погибли все, соотношение потерь никак не может быть больше 5:1!

Но все они, конечно же, не погибли. Значительная часть из 34,5 млн. вообще не была на передовой, были те, кто вернулись домой до окончания боевых действий по причине ранений или болезней, были те, кто попал в плен и выжил там, были, наконец, и те, кто разгромил германскую, а потом — миллионную Квантунскую армию, и вернулись домой с Победой.

Министр обороны РФ Сергей Иванов 7 мая 2005 г. сообщил, что в годы Великой Отечественной войны погибло 26 млн. 600 тыс. советских граждан. «Безвозвратные потери военнослужащих в войне составили 8 млн. 668 тыс. 400 человек», — заявил он на встрече с ветеранами в доме отдыха «Подмосковье», сообщает «Интерфакс». «Санитарные потери, включающие в себя раненых, заболевших и обмороженных, за время войны составили ранеными 15 млн. 205 тыс. 592 человека, заболевшими — 3 млн. 47 тыс. 675 человек, обмороженными — 90 тыс. 881 человек», — отметил министр. По его словам, «без вести пропало 5 млн. 59 тыс., попали в плен 4 млн. 559 тыс. военнослужащих». «Это та цена, которую Советский Союз положил на алтарь победы», — подчеркнул министр.

Аналогичные цифры приводят и авторитетные исследователи. По их данным, общие демографические потери Вооруженных Сил СССР (убито, умерло от ран и болезни, погибло в результате несчастных случаев, расстреляно по приговорам военных трибуналов, не вернулось из плена) составили 8,5 млн. человек, не считая кампанию на Дальнем Востоке в 1945 году.

Эти страшные цифры свидетельствуют: трупами миллионов мирных жителей — мужчин, женщин, детей, стариков — «завалили» нашу страну нацистские выродки — на оккупированной территории, в разбомбленных городах и сожженных деревнях, в умиравшем от голода Ленинграде и многочисленных «лагерях смерти». А разрыв в потерях фашистских захватчиков и советских войск — не столь уж велик. 8,6 млн. погибших на фронте советских солдат — это, конечно, больше, чем 5 млн. убитых немецких солдат. Однако для правильной оценки этого соотношения нельзя не учитывать следующие обстоятельства.

Во-первых, цифра в 5 млн. уничтоженных врагов — далеко не полна, и не включает в себя потери различных вооруженных формирований, которые, наряду с германскими частями, приходилось уничтожать Красной Армии. А их национальный состав был крайне пестрым. Если проанализировать данные военнослужащих, воевавших на стороне Германии и взятых в плен советскими войсками, то количество и разноплеменность этого захватнического войска просто потрясает.

Летом 1945 года в советском плену находилось 513 767 венгров, 187 370 румын, 156 682 австрийца, 69 977 чехословаков, 60 280 поляков, 48 957 итальянцев, 23 136 французов, 21 822 югославов, 14 129 молдаван, 4 729 голландцев, 2 377 финнов, 2 010 бельгийцев, 1 652 люксембуржца, 457 датчан, 452 испанца, 101 норвежец и 72 шведа.

Во-вторых, при примерно равном количестве военнопленных, захваченных немецкими и советскими войсками (по 4,4 млн. человек), в советском плену количество выживших составило более 85%, а в немецком удалось выжить лишь 45% красноармейцев. Около 2,5 млн. советских граждан погибли и умерли в нацистском плену. Для сравнения: в советском плену смертность немецких военнопленных и их плененных союзников составила 518 тыс.

Таким образом, если бы условия содержания в немецком плену были сравнимы с советским пленом, количество погибших военнослужащих СССР было бы на 2 млн. меньше. Соотношение боевых потерь, без учета погибших в плену, получается таким — 1:1,4 (4,5 млн. уничтоженных военнослужащих Германии и ее союзников — против 6,5 павших советских воинов).

В-третьих, не стоит забывать, что советские войска за время войны и наступали больше, чем немцы (а наступающий, как известно, всегда теряет больше людей), преодолев огромное расстояние от Сталинграда до Берлина, и именно они, ценой миллионов солдатских жизней, одержали полную победу над мощнейшим противником, которому ничего не смогла противопоставить вся остальная Европа.

Миф о «завале трупами», не имеющий ничего общего с действительностью, призван дискредитировать верховное командование советских Вооруженных Сил, «доказав» его неумение противостоять врагу. Реальные же цифры военных потерь и сам результат войны, как видим, говорят совсем о другом. И советский солдат, и руководство СССР в тех условиях оказались на высоте, с честью ответив на жестокий вызов истории.

Миф об «изнасилованной Германии»

Ругать советское военное руководство уже давно стало признаком хорошего тона в либеральной публицистике. Дескать, оно было бездарно, а победил Советский Союз исключительно благодаря простому солдату. Враги, однако, придерживались несколько иной точки зрения. Руководство рейха вынуждено было признать, что в лице советских военачальников оно встретилось с талантливым противником, не идущим ни в какое сравнение с европейскими и американскими военными. 15 марта 1945 года Геббельс записал в своем дневнике: «Ни одна из наших военных операций, как бы она ни была хорошо подготовлена, не привела в последнее время к успеху. Сталин имеет все основания чествовать, прямо как кинозвезд, советских маршалов, которые проявили выдающиеся военные способности».

Конечно, руководитель нацистской пропагандистской машины не стал широко обнародовать этот нерадостный для Германии вывод, зато гитлеровские мастера психологической войны, накануне полного разгрома Третьего Рейха, активно поработали над тиражированием мифа об агрессивной сексуальности наступающих советских солдат и повальных изнасилованиях немок на занятых советскими войсками территориях. Этот геббельсовский миф в последнее время развил и разбавил многочисленными подробностями английский историк Энтони Бивор.

Суть мифа отлично передают слова самого Геббельса: «В лице советских солдат мы имеем дело со степными подонками… В отдельных деревнях и городах бесчисленным изнасилованиям подверглись все женщины от 10 до 70 лет. Кажется, что это делается по приказу сверху, так как в поведении советской солдатни можно усмотреть явную систему».
Извращенная фантазия доктора Геббельса остановилась перед вопросом, какие санкции были применены к тем, кто по тем или иным причинам не смог выполнить «приказ об изнасилованиях"… Наверное, зверская большевистская система отказ выполнять этот «приказ» карала расстрелом, за исключением случаев, когда попытка изнасилования все же имела место, а солдат мог предоставить справку от военврача, что он, в силу объективных причин, не имеет физической возможности выполнить сталинский приказ. В этом случае счастливчику «светил» только ГУЛАГ…

Главный авторитет по советским изнасилованиям, Бивор не отстает от Геббельса в красочных, временами даже художественных описаниях. «Образ солдат с горящими факелами над лицами женщин, укрывшихся в бункере, выбирающих себе жертвы, характерен для всех советских армий, действовавших в Берлинской операции». Напомним: общая численность советских войск, участвовавших в берлинской операции, составила более 2,5 млн. человек. Не много ли «солдат с горящими факелами»? Нет, отвечает Бивор, в самый раз!

«Берлинцы помнят пронзительные крики по ночам, раздававшиеся в домах с выбитыми окнами. По оценкам двух главных берлинских госпиталей, число жертв изнасилованных советскими солдатами колеблется от 95 до 130 тысяч человек. Один доктор сделал вывод, что только в Берлине было изнасиловано примерно 100 тысяч женщин. Причем около 10 тысяч из них погибло, в основном в результате самоубийства. Число смертей по всей Восточной Германии, видимо, намного больше, если принимать во внимание 1 миллион 400 тысяч изнасилованных в Восточной Пруссии, Померании и Силезии. Представляется, что всего было изнасиловано порядка 2 миллионов немецких женщин, многие из которых (если не большинство) перенесли это унижение по нескольку раз».

Вряд ли стоит отрицать, что случаи изнасилований на оккупированной немецкой территории имели место, но попытка, вслед за Геббельсом, представить Красную армию «монгольской ордой насильников» не соответствует исторической действительности и кощунственна по отношению к памяти воинов-освободителей.

Обратим внимание: историк Бивор при оценке количества изнасилованных, вопреки всем научным требованиям, не дает ссылки на источник. Что это за «два главных берлинских госпиталя»? У кого в разрушенном и голодающем городе, заполненном сотнями тысяч убитых и раненых гражданских и военных людей, нашлось желание и возможность скрупулезно подсчитывать количество изнасилованных немок? Прикрываясь авторитетом науки, Бивор не захотел отвечать на эти вопросы. Равно неясно, как было «вычислено» общее количество «изнасилованных» в Германии.

Командир артвзвода во время войны Исаак Кобылянский вспоминает: «Вскоре после вступления в Восточную Пруссию нас ознакомили с приказом, осуждавшим насилие в отношении гражданского населения, особенно женщин, и мародёрство. В приказе говорилось о строгих наказаниях, которым будут подвергнуты нарушители. Я не припомню заседаний трибунала, арестов или разжалований в нашей дивизии. Но приказ сам по себе был сильным сдерживающим средством. В моём непосредственном окружении, а это две-три сотни человек, приказ не нарушался. Среди нас не было отъявленных насильников. Было бы наивно утверждать, что никто и нигде не нарушал этот приказ. Но, подчёркиваю, открытых нарушений приказа, массового насилия над немецкими женщинами не было».

Действительно, со вступлением Красной Армии на территорию Германии и ее союзников были приняты чрезвычайные меры против бесчинств и мести по отношению к мирному населению. 19 января 1945 г. Сталин подписал приказ, который требовал не допускать грубого отношения к местному населению. Он был доведён до каждого солдата. В развитие приказа Верховного Главнокомандующего последовали приказы Военных Советов фронтов, командующих армиями, командиров дивизии и других соединений. Например, приказ Военного Совета 2-го Белорусского фронта, подписанный маршалом Рокоссовским, предписывал мародёров и насильников расстреливать на месте.

Оценивая поведение советских солдат, военный историк Олег Ржешевский пишет: «Страна за четыре года войны и оккупации потеряла более 26 млн. человек убитыми на фронтах, расстрелянными и замученными в плену, отравленными в газовых камерах, погибшими в результате бомбардировок, артобстрелов, непосильных работ и террора на временно оккупированной территории страны, не говоря уже о косвенных потерях. Десятки миллионов остались без крова. Трагедия, ужас пришли в каждую советскую семью, и ярости солдат и офицеров, вступивших с боями на вражескую землю, не было предела. Лавина мести могла захлестнуть Германию, однако этого не произошло. Бесчинства над местным населением — убийства, грабежи, насилия над женщинами, совершаемые военнослужащими Красной Армии и других союзных армий, в том числе США и Великобритании, приняли весной 1945 г. тревожные масштабы. Но большинство солдат и офицеров советской и других союзных армий проявили гуманное отношение к мирным жителям. В различных районах, куда вступала Красная Армия, её отношения с населением складывались неоднозначно. Предотвратить насилие не удалось, но его сумели сдержать, а затем и свести до минимума».

Сама же шумная пропагандистская кампания по поводу миллионов изнасилованных советскими солдатами немок объясняется очень просто. Обвинить советские войска в массовых убийствах мирных немцев на оккупированной территории — идея заведомо проигрышная, ибо после убийства остается вещественное доказательство — труп. А после массовых убийств — массовые захоронения, такие, например, как Бабий Яр под Киевом (даже поднаторевшие в уничтожении людей нацисты не смогли полностью скрыть следы своих бесчисленных злодеяний). Но подобных захоронений в Германии нет!

Однако выполнять политический заказ по очернению памяти советских воинов как-то надо. Раскрутка темы изнасилований в этом плане — особенно удачна. Определить сам факт такого преступления невозможно уже через короткий промежуток времени. А уж по прошествии 60-ти лет легко можно сослаться на некоего безымянного доктора, через которого прошло «100 тысяч жертв женского пола». И пусть кто-нибудь попробует доказать обратное…

Следует сказать и о том, что, отвечая на эти лживые обвинения, не следует перегибать палку и занимать ханжескую позицию. Большое количество связей между немецкими женщинами и воинами Красной Армии — факт признаваемый почти всеми непосредственными участниками освобождения Германии. Но в подавляющем большинстве случаев эти связи не носили насильственного характера! И, как шутя заметил кто-то, в том, что немцы в последние 60 лет ведут себя достаточно тихо, вполне вероятно сказывается миролюбивый славянский генофонд.

Муссирование темы «изнасилованной Советами Германии» необходимо еще и для того, чтобы прикрыть вполне реальные военные преступления других участников антигитлеровской коалиции против гражданского населения Германии в годы войны. Достаточно вспомнить англо-американскую бомбардировку Дрездена 13 февраля 1945 года, в результате которой этот город был практически полностью разрушен.

Уничтожение Дрездена, как теперь признается большинством исследователей, не было продиктовано какой-либо военной необходимостью, а стало актом ничем не оправданного террора, массового уничтожения его жителей и огромных масс беженцев. В результате этой чудовищной по своему масштабу акции погибло 135 тыс. человек. И подобного рода воздушный террор в отношении именно гражданского населения Германии и Японии был не исключением, а скорее правилом при ведении боевых действий союзниками.

Так есть ли у кого-то моральное право бросить камнем ненависти и лжи в советских солдат — от рядового до маршала, — сокрушивших германский фашизм?

http://www.rosbalt.ru/2005/05/11/207 912.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru