Русская линия
Берег (Воронеж)Митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий (Фомин)10.05.2005 

Владыка Сергий

На первой неделе Великого поста журналисты «Берега» побывали в покоях митрополита Воронежского и Борисоглебского Сергия. В беседе владыка размышлял о духовном смысле Великого поста, церковной благотворительности, проблемах епархиальной жизни. Отчет об этой встрече напечатан 25 марта. Часть вопросов и ответов осталась за границами газетной страницы. Сегодня мы публикуем окончание интервью митрополита Сергия.

— Недавно на страницах газеты мы рассказывали о епархиальной гимназии. Понятно, что там многое еще устраивается, но достаточно взглянуть в глаза детишек, чтобы понять, насколько отличаются они в лучшую сторону от детей из общеобразовательных школ. Потребность в синтезе светского и духовного образования большая. Очевидно, владыка, епархии нужна не одна такая гимназия…

— Я с вами согласен. Но и с гимназией у нас тоже были большие трудности. Недавно мы сменили руководство — поставили священника, педагога по образованию, и все постепенно налаживается.

Вы абсолютно правы, такая гимназия нужна не одна. Но это удовольствие дорогое — гимназия обходится епархии даже дороже, чем семинария. Сейчас в правительстве и в Гос. Думе работают над новыми законами, чтобы, во-первых, диплом семинарский приравнять к диплому о высшем светском образовании, а во-вторых, чтобы как раз вот такие гимназии финансировались за счет государства, потому что прежде всего они дают общее образование, а потом уже — азы веры.

— Прошлый год был ознаменован началом диалога представителей двух ветвей матери-церкви: Русской православной церкви и Русской православной церкви заграницей. И слава Богу! А в том, что существуют определенные препятствия для объединения, по вашему мнению, чего больше — внутрицерковных проблем или политики?

— Я скажу так: нас все время обвиняли в том, что мы не свободны. В царской России мы были частью государства, и тогда говорили, что мы не свободны от государственной политики. Когда пришла советская власть, которая почти стерла с лица земли церковь, все равно говорили, что церковь несвободна. Но мы можем сказать, что Русская православная зарубежная церковь тоже была несвободна.

Во времена Гитлера, когда другие ветви христианства преследовались в Германии, православные в Берлине построили прекрасный собор за счет марок рейха. И их связи со спецслужбами США тоже общеизвестны. И поэтому если мы политически сейчас свободны, то я не сказал бы, что политически свободна Русская православная зарубежная церковь. Есть там силы, которые начинают постоянно что-то придумывать. То экуменизм придумают. То начинают задавать вопросы: «Как мы имущество будем делить?» Ну, а как его делить-то? Вы же живете за рубежом! Мы же не поедем там что-то отбирать. Зачем это нам надо? И поэтому — как вы обладаете всем, и обладайте ради Бога! Мне кажется, что нужно преодолеть все это. Но если это будет преодолено, для зарубежной церкви наступят тяжелые времена, потому что она не такая богатая, как, может быть, нам представляется. И в Германии она жила и живет за счет лютеранской церкви, которая ее субсидирует. В Америке то же самое наблюдается, только по-другому там устроена система финансирования. В случае же объединения Русская православная церковь за рубежом окажется в плачевном финансовом состоянии, потому что лишится этой поддержки.

— До сих пор среди верующих не утихают страсти в связи с ИНН и штрих-кодами. Как вы считаете, эта проблема глобальная для РПЦ? Можно ее решить законодательным путем?

— Если бы государство пошло навстречу людям и приняло это законодательным путем, было бы великолепно и замечательно. Но вместе с тем я хочу отметить, что выступления против получения новых паспортов, против переписи, против штрих-кода — дело раскольническое. Над этим работают очень умные люди, которые целенаправленно хотят привнести раскол в церковь. Ведь создана в Санкт-Петербурге академия специальная, которая над этим работает. Работать-то она работает, но она же еще и финансируется прекрасно! И использует что? Самое дорогое, самое святое — защиту православия! И вот под видом этой защиты начинают вбивать клин раскола в церкви.

Мне как епископу ясно и понятно, что штрих-коды и получение паспортов — это не конец. Тем более, при чем тут паспорта? Раньше паспорта были «серпастые и молоткастые», сейчас на них изображен Георгий Победоносец. Но почему не принять этот паспорт? Далее — перепись. Открываешь Евангелие, начинаешь читать историю… Где родился Христос? В Вифлееме. А почему он туда попал? Потому что перепись населения была. Все, казалось бы, ясно, но люди не принимают этот евангельский текст. И очень печально, что эти явления есть. Нам, христианам, нужно объединяться, примиряться, а не искать путей разделения.

Я все время священникам говорю: нужно проповедовать не конец света, а евангелие, и нужно учить людей жить по-евангельски. А конец света в общем-то придет… Если мы откроем Апокалипсис Иоанна Богослова, то там описаны более страшные времена, чем те, которые сейчас мы наблюдаем. Так что все еще впереди, но даже в те времена, которые придут, останутся люди праведные. И Господь, как об этом говорится в Апокалипсисе, их изымет из этого злого общества.

Люди боятся антихриста. Что такое принятие антихриста? Это когда ты сознательно отречешься от Христа и когда скажешь: «Я признаю антихриста, поставьте мне печать антихриста и дайте мне есть». Вот это будет беда! А пока этого ничего нет. Да, пугают новые достижения. Но нужно видеть еще и духовную сущность: ведут они к отречению от Бога или нет? И если нам это не мешает исповедовать Христа, не мешает молиться, почему мы должны против этого выступать?

— Вы заговорили о конце света. В настоящее время очень много всяческих признаков: изменяется климат, то и дело мы узнаем о значительных по своим масштабам стихийных бедствиях. Как относиться ко всему этому? И как вообще человеку быть с такими настроениями?

— Я думаю, что со страхом жить неправильно. Нужно быть твердо уверенным, что все в руках Божиих — с одной стороны, но и все в руках человека. Христос сказал: «Когда приду на землю второй раз — едва ли найду веру». И нужно стремиться к тому, чтобы быть верующим человеком — не формально, а по существу. Нужно творить добро и делать добро. И микроклимат, и общий климат на планете зависит от того, насколько верит человек и насколько общество в целом верующее. И все катаклизмы, которые происходят в мире, имеют прямую связь с духовной ценностью общества: насколько оно привержено добру.

Как-то раз выступал по телевидению руководитель Росгидромета и говорил, что в течение всей своей жизни он наблюдал такую очень интересную картину: вот, допустим, идет по Европе смерч или ураган по направлению к России, и неизбежно он должен пронестись по России и наделать то, что он делает в Европе. Но он подходит к границам России и вдруг непонятным образом стихает. И этот человек сказал о том, что, очевидно, катаклизмы зависят от нравственного климата в стране.

Мы с вами говорили о том, что времена начинают изменяться… Все это усилилось с приходом к власти пропагандиста глобализма — Буша. И это нам показывает, насколько важно духовное здоровье человека, семьи, общества, государства в целом. И поэтому не надо бояться того, что мир кончится — этому надлежит быть. Конечно, уничтожение прекрасной планеты — это нарушение всего, что только возможно себе представить. Но я еще раз повторяю: все в руках людей. Поэтому, если мы будем этому противостоять, и противостоять духовно, все будет хорошо — у Бога один день как тысяча лет и тысяча лет как один день. А в личном плане… Страх должен быть небольшой, потому что мы, люди, смертны, и рано или поздно земная жизнь для нас кончается.

— Владыка, на епархиальном собрании города Москвы патриарх довольно жестко говорил о тлетворном влиянии секуляризации в среде духовенства. И даже произнес такие слова: «Нередко храмы, подобно коммерческим фирмам, торгуют церковными услугами». Скажите, пожалуйста, применительно к епархии есть эта проблема?

— Когда я с семинаристами встречался, мне задавали этот вопрос. И на нашем епархиальном собрании тоже его задавали… Я ответил и семинаристам, и батюшкам: «Пожалуйста, сделаем экспериментальный приход, я вас туда направлю и вы не будете брать денег — посмотрим, как вы будете жить». Но все сошлись в том, что каждый священник сталкивается с такой практикой, когда приходит к нему человек и говорит: «У меня умер родственник (или просто знакомый) и у меня нет денег, чтобы его похоронить». И хоронят этого человека, не берут денег. То же самое — с крещением. Или соборованием и любой другой требой: если у человека нет денег, с него их никто и не спрашивает. И у нас вообще практикуется не плата за требы, а вполне приемлемый благодарный взнос. А по-другому мы не сможем существовать. Если бы нас государство освободило от налогов — можно было бы проэкспериментировать. А так просто на сознании…

Мне отец Петр Петров рассказывал, что к нему обратились состоятельные люди с просьбой освятить их иномарку. Он освятил. После чего они говорят: «У нас денег нет». Отец Петр отвечает: «Ну нет так нет, и ради Бога». Они отъехали немного, и у машины лопнули колеса. И им стало стыдно. Теперь они ежегодно в этот день приносят отцу Петру деньги на храм, чтобы искупить грех.

— Что такое молебен, в чем его смысл?

— Вся жизнь христианина должна освящаться молитвой. Начиная с момента утреннего пробуждения до наступления ночи. В жизни человека бывают различные обстоятельства, искушения, трудности, болезни, и во всех этих скорбях мы обращаемся прежде всего к Господу Иисусу Христу, Пресвятой Богородице и святым. Молебен — это краткое молитвословие, приносимое нами в том или ином случае. Например, кто-то заболел или отправляется в дальнюю дорогу, кто-то строит дом или начинает Богоугодное дело. Во всех этих и других случаях служатся молебны о здравии тех людей, за кого мы молимся. К сожалению, сейчас редко люди обращаются в церковь, чтобы помолиться о житейских нуждах. Чаще всего это обращение бывает тогда, когда кто-то серьезно заболел или потерял работу и когда случилось что-то экстраординарное. Не нужно дожидаться, когда ударит гром, лучше во всех своих нуждах обращаться к Господу, чтобы это стало доброй традицией.

— Если я не знаю, к какому святому обратиться в той или иной нужде, что мне делать?

— Продолжая тему молебнов, хотелось бы с прискорбием сказать, что очень часто люди неправильно относятся к этому виду богослужений. Многие воспринимают церковь как «бюро добрых услуг», где можно решить свои проблемы. Когда слышишь в церкви вопрос о том, кому помолиться в той или иной ситуации, начинаешь беседовать с этим человеком — зачастую к своему ужасу выясняешь: он вовсе не христианин, а язычник, который относится к святым, как к «богам», решающим проблемы граждан. Прежде всего нужно веровать в Господа Иисуса Христа, в Боговоплощение и основные догматы церкви. Эта вера делает нас членами Церкви Христовой, а святые тогда становятся нашими путеводителями ко Христу и помощниками в тех или иных обстоятельствах жизни. Как правило, при входе в храм висит доска объявлений, где находится расписание Богослужений, а также информация, какому святому можно заказать молебен. Можно позвонить в любой храм Воронежа, узнав телефон в справочном бюро, и задать такой вопрос.

— Почему нужно освящать свой дом?

— Мир создан Господом таким образом, что все видимое в нем соединено с невидимым. Так, в человеке тело невидимо соединено с душой, а каждый предмет имеет свое значение и смысл. Каждое здание имеет определенную духовную атмосферу. Каждому из нас, наверное, приходилось бывать в домах, где радуется душа, а в других бывает неуютно. Например, святой Василий Блаженный, живший в Москве в ХVI веке, видел, как рядом с домами, где жили благочестивые христиане, стояли бесы, не имеющие возможности войти в этот дом, так как там часто молились, а рядом с кабаками стояли ангелы-хранители тех людей, кто бесчинствовал там, и не могли охранять людей, т.к. своей жизнью люди оскорбляли благодать Божию.

Мы освящаем дома, призывая благословение Божие на дом и на живущих в нем. Чтобы Господь помогал людям спасать свои души, чтобы люди в этих домах жили богоугодно. Всякий раз, когда мы молимся в своем жилище, мы освящаем его, а вернее, Господь в ответ на наши молитвы посещает нас, освящая нашу жизнь. К сожалению, сейчас для многих духовная жизнь начинается и заканчивается только освящением дома. Если убирать в доме один раз в год, то дом превратится в груду мусора. Вот такой невидимый мусор подчас заваливает те дома, где люди не вспоминают Господа. Тогда дом превращается в жилище для бесов.

Александр Коробанов, Владимир Стрыгин, Людмила Тореева

29.04.2005

Опубликовано на сайте Радонеж. Православное общество (братство)

http://www.radonezh.ru/all/gazeta/?ID=1043


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru