Русская линия
Правая.Ru Михаил Тюренков10.05.2005 

Светлая Седмица в Ярославле

Если в Москве и многих других крупных русских городах встреча с поруганной святыней — редкое исключение, то в жемчужине Золотого кольца, тысячелетнем Ярославле полуразрушенная церковь, превращённая в гараж или трамвайное депо, — привычное зрелище. Атеистический эксперимент в городе отнюдь не закончился, но лишь приобрёл либеральную окраску, а потому попытки Церкви серьёзно повлиять на удручающую социальную ситуацию фактически пока не имеют успеха.

Город — традиция, город — история, город — Русь… Много ли таких городов осталось в пределах русской ойкумены? «Десятки!» — скажет знаток географии, и перечислит все города, основанные в допетровское время… Другой назовёт лишь сакральные центры русской государственности: Киев, Москва (быть может, ещё добавит Владимiр и Тверь)… Третьему и Санкт-Петербург — Третий Рим… Я же хочу помянуть Ярославль, город, где мне с супругой довелось провести первые дни этой Светлой Седмицы…

«Помянуть». «Поминание». Чаще всего эти слова вызывают представление о заупокойной, а не заздравной молитве. По поводу Ярославля в этом отношения остались смутные впечатления: «Пациент скорее…, чем…» Скорее жив, но явно агонизирует и не один, даже самый грамотный, фельдшер не сможет поставить чёткий диагноз, а уж тем более — сделать прогноз на завтра. А доктора — нет… Есть губернатор Лисицын, имеющий серьёзные проблемы с генпрокуратурой, для которого город и область — лишь механические составляющие апостасийного эксперимента, чьим полигоном во многом стала именно русская глубинка, столь опасная для врагов Православия. Как известно, ещё со времён Ярославского народного восстания 1918 года, большевики задались целью уничтожить в ярославцах всё, что только могло напомнить о великой истории этого древнего русского города. Антирелигиозная пропаганда, неизменно сопровождавшаяся захватом и уничтожением православных святынь, коснулась Ярославля в сугубой степени. Во многих русских городах в последние полтора десятилетия власти хотя бы формально повернулись лицом к Церкви и в той или иной степени оказывают ей поддержку, возвращая поруганные храмы и монастыри, а иногда даже (!) помогая их восстанавливать. Но далеко не везде это так, и Ярославль, пожалуй, один из наиболее скорбных тому примеров…

Ностальгия по старым «добрым» советским временам имеет право на существование, но она непременно должна ограничиваться памятью невинно убиенных новомучеников и зияющими провалами в стенах обезглавленных храмов. Последние не дают нам забыться и по сей день, но если в Москве и многих других крупных русских городах встреча с поруганной святыней — редкое исключение, то в жемчужине Золотого кольца, тысячелетнем Ярославле полуразрушенная церковь, превращённая в гараж или трамвайное депо, — привычное зрелище. Атеистический эксперимент в городе отнюдь не закончился, но лишь приобрёл либеральную окраску, а потому попытки Церкви серьёзно повлиять на удручающую социальную ситуацию фактически пока не имеют успеха. Как и по всей стране растут наркомания и алкоголизм, проституция и бандитизм, а единственный в пределах города действующий Казанский девичий монастырь при всём желании не может возродить своего былого величия. Лишь в 1998 году началось его титаническое по труду восстановление силами матушки игуменьи Михаилы и немногочисленных сестёр. Казалось бы, городские власти и доброхоты-предприниматели должны были с энтузиазмом поддержать старания единственной обители… Ан нет! В условиях постоянных угроз и издёвок со стороны «сильных мiра сего» монахиням удалось восстановить величественный Казанский собор, притом, что в соседнем Покровском храме базируется планетарий, а фактически в одном здании с восстанавливаемой Сретенской церковью — ресторан! Ситуация усугубляется многолетним спором с жителями соседнего номенклатурного дома, которые перманентно судятся с монахинями по вопросу принадлежности территории захоронений жертв «красного террора» времён Гражданской войны. Жители дома во многочисленных жалобах цинично именуют захоронения «незаконными» и требуют передать территорию кладбища под детскую площадку и автостоянку! Одновременно с этим находящийся в самом центре Ярославля Спасо-Преображенский монастырь большинство называют «кремлём» и считают туристическим центром, не имеющим никакого отношения к Русской Православной Церкви…

Однако все мы отлично знаем слова 26 Псалма: «Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь защититель живота моего, от кого устрашуся?» Ведь именно в этих тяжелейших условиях трудятся такие замечательные люди как Высокопреосвященнейший Кирилл, архиепископ Ярославский и Ростовский, уже упомянутая матушка Михаила, а также председатель Миссионерского отдела Ярославской епархии кандидат философских наук иеромонах Серапион (Митько) и многие, многие другие современные ярославские подвижники на ниве церковной. И это внушает надежду. Так, отец Серапион, чьё радушное гостеприимство надолго останется в нашей памяти, в тяжелейших условиях смог открыть отделение теологии при Ярославском государственном педагогическом университете. Хотелось бы надеяться, что Господь устроит так, что именно его студенты и выпускники смогут стать теми людьми, кто в преддверии 1000-летнего юбилея Ярославля, намеченного на 2010 год, смогут начать возрождение этого великого русского города, города — традиции, города — истории, города — Руси…

06.05.2005

http://www.pravaya.ru/side/14/3184


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru