Русская линия
Патриархия.Ru Михаил Моисеев06.05.2005 

Пасхальный прием в МИДе: начало новых традиций или восстановление прежних?
Комментарий редакции

4 мая в Министерстве иностранных дел России состоялся официальный прием по случаю праздника Пасхи. Надо отметить, что такое мероприятие, несмотря на разнообразие протокольной практики внешнеполитического ведомства, произошло в особняке на Спиридоновке впервые.

Святейший Патриарх Алексий в ходе приема встретился с министром иностранных дел РФ С.В. Лавровым и обсудил некоторые вопросы, касающиеся взаимоотношений Русской Православной Церкви и Министерства иностранных дел.

Сотрудничество Русской Церкви и МИДа имеет многовековую историю. Это взаимодействие церковной и государственной дипломатических служб ярко проявлялось в деятельности русских Духовных миссий за рубежом.

Наиболее известный пример — Русская Духовная миссия в Палестине, основанная в 1848 году. Есть, однако, и еще более давние по времени основания представительства Русской Церкви за границей. Например, Духовная миссия в Китае была основана еще в начале XVIII века по указу Петра Первого. А как таковое русское Православие в Китае появилось еще раньше, во второй половине XVII века, когда в 1685 году в китайской столице поселились плененные казаки-защитники Албазинской крепости со своим духовным наставником священником Максимом Леонтьевым.

Но если нынешний статус Русской Духовной миссии в Святой земле достаточно определенный, хотя положение и осложняется продолжающимся арабо-израильским конфликтом, то судьба бывших построек Русской Духовной миссии в Пекине до сих пор не ясна.

Напомним, Пекинская миссия долгие годы выполняла, кроме своих непосредственных функций, еще и роль государственного посольства. Но после 1956 года, когда половина территории (так называемое «Южное подворье», площадью 16 га) распоряжением Советского Правительства была безвозмездно передана Китаю, практически все храмовые и хозяйственные здания, оставшиеся на территории посольства, были разрушены или заняты посольскими службами. Сохранилось лишь здание бывшего Успенского храма, в котором в настоящее время размещен гараж.

Вопрос о воссоздании исторических архитектурных элементов бывшей Духовной миссии уже неоднократно обсуждался представителями Русской Православной Церкви и МИДа. Еще в 1996 году на территории посольства был установлен Памятный поклонный крест, в бывших архиерейских покоях стали изредка проводиться богослужения.

Церковно-историческое значение Пекинской миссии уникально. На территории кладбища миссии в склепе часовни в честь Серафима Саровского в 20-х годах XX века временно хранились святые мощи преподобномученицы великой княгини Елизаветы и инокини Варвары. Отсюда они были вывезены на святую Землю. Здесь же, вполне возможно, до сих пор пребывают под спудом останки прочих Алапаевских мучеников (уничтоженных членов императорской фамилии великого князя Сергея Михайловича и его секретаря Федора Ремеза, князей-братьев Иоанна, Константина и Игоря — сыновей великого князя Константина Константиновича, князя Владимира Палея). Кроме того, в склепе храма Всех Святых Мучеников пребывали останки 222 китайских мучеников, пострадавших за веру Христову во время восстания ихэтуаней (известного больше как «боксерское восстание»). Таким образом, кроме вопроса о восстановлении Успенского храма, нерешенным остается и проблема перезахоронения останков.

В свете празднования 60-летия Победы немаловажным представляется вопрос о судьбе захоронений советских воинов в Харбине и, шире, по всему северо-востоку Китая. Волна недавних патриотических выступлений в Китае, связанная с попытками японских историков пересмотреть итоги Второй мировой войны, массовые демонстрации протеста около посольства Японии в Пекине, — все эти события выглядят достаточно двусмысленно в свете нерешенности указанной проблемы. Многие из тех, кто сейчас в Китае ратует за кардинальную переоценку факта японской оккупации в 30−40 годах ХХ века, сознательно или неосознанно обходят стороной те эпизоды истории, которые связанны с участием Советской Армии в освобождении северо-востока страны. Яркое тому свидетельство — печальная судьба воинских захоронений в Харбине. Могилы советских воинов в настоящее время окружает территория городского парка. Захоронения огорожены высоким забором, доступ туда круглый год закрыт и разрешается только официальным российским делегациям после множества согласований.

Проблема советских захоронений тесно связана и с более ранними русскими захоронениями на китайской земле. Так, например, остаются заброшенными более трех тысяч могил кладбища в Порт-Артуре, воинский некрополь у стен Иверской церкви Харбина (в том числе могила генерала В.О. Каппеля). Все это — историческая память, своего рода духовная реликвия, сохранить которую совершенно необходимо.

Прозвучавшие на вчерашнем Пасхальном приеме слова руководства Министерства иностранных дел о необходимости дальнейшего сотрудничества с Русской Православной Церковью дают надежду на то, что совместными усилиями и при участии китайской стороны решение вопроса будет найдено. Тем более что представители русской общины в Китае готовы самым активным образом поддержать инициативы Русской Православной Церкви и Министерства иностранных дел России в благородном деле сохранения русских духовных и исторических реликвий на китайской земле.

Михаил Моисеев, главный редактор отдела новостей

05.05.2005

http://www.patriarchia.ru/db/text/3684.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru