Русская линия
Росбалт Яна Амелина05.05.2005 

Крымский вариант борьбы с ваххабитами

События последнего полугодия дают основания полагать, что правоохранительные органы и мусульманское духовенство Крыма, осознав опасность дальнейшего распространения на полуострове радикальных форм ислама, перешли в решительное наступление на фундаменталистов. Несмотря на то, что проблема распространения в Крыму ваххабизма не решена окончательно, накопленный опыт светских и духовных властей полуострова заслуживает самого внимательного изучения в России.

Светская власть на страже закона

О появлении в Крыму последователей «Хизб ут-Тахрир» — партии, ставящей своей целью построение всемирного исламского халифата и запрещенной во многих государствах, в том числе в России — стало известно пару лет назад. Долгое время члены этой нелегальной партии оставались эдакой «вещью в себе» — о них много говорили, но «вживую» исламистов мало кто видел. Зато потом увидели все…

В середине октября 2004 года неформальный пресс-секретарь крымских хизбутовцев Абдуселям Селяметов принял участие в передаче «Действующие лица» Черноморской телерадиокомпании. Это стало сенсацией. Он заявил, что целью партии в Крыму является «исключительно просветительская деятельность — просвещаем мусульман и немусульман, возвращаем утраченные истины».

Затем Селяметов дал еще несколько интервью — и «залег на дно», вновь представ перед публикой лишь после недавнего осуждения Балаклавским районным судом Севастополя нескольких членов «Хизб ут-Тахрир» за незаконную политическую деятельность. Им инкриминировалось незаконное распространение на территории Севастополя листовок с различными призывами. Выступивший на суде в качестве свидетеля местный имам заявил, что хизбутовцы неоднократно ему угрожали. 31 марта суд приговорил нарушителей к штрафам в размере от 400 до 500 гривен. Сами они, однако, охарактеризовали процесс как «сведение личных счетов».

Как заявил на Селяметов прошедшей 5 апреля пресс-конференции в Симферополе, «никаких фактов террористической и экстремистской деятельности „Хизб ут-Тахрир“ никогда не приводилось, не приводится, и не будет приводиться… Вся наша деятельность носит исключительно идеологический характер».

Однако, вопреки этим уверениям, член Севастопольского регионального меджлиса крымских татар Ленур Османов указывает на то, что деятельность «Хизб ут-Тахрир» ведет к религиозной розни среди крымскотатарского населения и нарушает положения ряда украинских законов.

«Глашатай» крымской «Хизб ут-Тахрир», Селяметов не назвал численности партии (по некоторым оценкам, общее число сторонников «чистого ислама» составляет в Крыму от 3 до 5 тысяч), подчеркнув, что живет она исключительно на добровольные личные пожертвования своих членов. Рассказал он и о планах хизбутовцев — в обозримом будущем, они намерены легализоваться, над чем сейчас «плотно работают».
…Сразу после общения с журналистами пресс-секретарь хизбутовцев был задержан и доставлен в Центральный райотдел милиции Симферополя, где ему предъявили обвинение все по той же статье 158 Административного кодекса Украины («Незаконное занятие политической деятельностью»).

Муфтият изгоняет сторонников «Хизб ут-Тахрир»

Не остались в стороне от борьбы с экстремизмом и представители «официального» ислама. Осенью прошлого года Духовное управление мусульман Крыма (ДУМК) начало увольнять имамов-сторонников «Хизб ут-Тахрир». Вокруг некоторых из них складывались общины, до 70 процентов членов которых, в основном молодежь, были хизбутовцами. «У нас нет ничего общего ни с хизбами, ни с ваххабитами, ни с другими радикалами, — отмечается в обращении ДУМК от 18 августа 2004 г. — Имамы, проповедующие идеи Хизба, не имеют права нести службу в наших мечетях».

В итоге свои посты покинули с десяток имамов (некоторые эксперты увеличивают эту цифру до 30). Одним из последних, в феврале, был уволен имам мечети в Старом Крыму. «Вместо него поставили парня, окончившего учебу в Турции, — рассказал „Росбалту“ председатель ДУМК, муфтий Крыма Эмирали Аблаев. — Мы уверены, что он свободен от влияния фундаменталистских организаций». Однако еще полгода-год муфтият будет пристально следить за работой нового имама.

Жесткие действия муфтията по нраву далеко не всем. «Некоторые освобожденные имамы упираются — говорят: „докажите, что мы живем не по исламу“, — рассказывает Аблаев. — Но если человек считает себя мусульманином, он должен подчиняться своему руководству».

Отмечены случаи и прямого неповиновения. Так, сторонники уволенного имама симферопольской мечети Кебир Джами Руслана Мустафаева (с него началась борьба с хизбутовцами среди исламского духовенства Крыма) в течение нескольких недель каждую пятницу собирались у мечети и требовали оставить его при должности.

253 члена алуштинской мусульманской общины подписали заявление, в котором, назвав решение ДУМК противоречащим шариату, требовали восстановить в должности уволенного имама Эльвина Кадырова. В случае отрицательного ответа, указали авторы заявления, «мы оставляем за собой право проигнорировать ваше решение».

Уволенные, по словам крымского муфтия, не смогут стать имамами ни в одной мечети до тех пор, «пока не пересмотрят свои позиции». «Если они поменяют свои взгляды, дорога назад всегда открыта, — разъясняет Эмирали Аблаев. — Но они этого не делают. А если открыть им (ваххабитам) двери, дать им ход — они на всё способны, им нужна власть. Мы считаем, что они не знают основ ислама. У нас есть Коран и Сунна, и никакой ревизии не надо. Государство не ставит нам, мусульманам, никаких ограничений — почему же мы должны поддерживать организацию, признанную преступной даже в исламских странах?».

У ваххабитов всё меньше возможностей

Хотя в крымском муфтияте и надеются, что позиция светских властей по отношению к исламистам меняется к лучшему, предыдущий опыт взаимодействия с ними вызывает серьезные претензии. «Любая партия или организация порождаются со стороны государства, — убежден председатель ДУМК. — Мы призывали власти: не надо поддерживать исламистов, но Комитет по делам религий регистрировал их организации. Если бы они переживали за то, что это приведет к чему-то нехорошему, с ними можно было бы работать. Власти видят опасность, но ваххабиты, хизбы, салафиты не угрожают ни одной другой конфессии. „Хизб ут-Тахрир“ создана только для того, чтобы расколоть мусульман».

В результате в Крыму сейчас действует около 30-ти автономных мусульманских общин, не подконтрольных «официальным» духовным властям (в подчинении крымского муфтия — 310 общин). «Какие они — этого никто не знает, — говорит муфтий Аблаев. — У властей была идея создать параллельный ДУМК, но ничего не вышло». Правда, с Комитетом по делам религий Крыма все-таки удалось договориться: автономные общины больше не регистрируют.

И сейчас борьба с ваххабизмом в Крыму идет по всем направлениям. Если еще недавно на полуострове действовали несколько зарубежных — саудовских и турецких — «благотворительных» фондов, в том числе «Бирлик», «Зам-Зам» и ряд других, то теперь остался только «Арраид», подписавший соответствующий договор с ДУМК. Он и спонсирует единственную строящуюся сейчас на полуострове мечеть.

Изгнанные из Крыма фонды «пытались вести свою политику, не согласовывая ее с ДУМК», поясняет Эмирали Аблаев. 3−4 года назад они организовывали на полуострове некие исламские лагеря, не спрашивая разрешения муфтията. «Теперь правоохранительные органы проверяют, есть ли у устроителей подобных акций разрешение ДУМК, — говорит муфтий Крыма. — В отличие от России, процесс находится под контролем. До 2000 года у нас была такая же ситуация — никто не знал, кто чем занимается. Какие-то студенты-арабы ездили по деревням, якобы учили исламу — а когда проверили, выяснилось, что они вообще не имеют права никого обучать».

Теперь ни в одном крымскотатарском селе нет самозваных «учителей ислама». «Если кто и появится, у них везде спрашивают: есть ли разрешение от ДУМК? — с гордостью рассказывает Аблаев. — Земельные участки под строительство мечети выделяются только по нашему письму. Деньги на строительство мы привлекаем сами. Построили мечеть (за счет средств благотворительного фонда) — и до свидания, имама назначаем мы, Духовное управление. Раньше, пока год-два строили мечеть, они („благотворители“) одновременно готовили и своего имама, чтобы он сразу начинал служить. Может быть, у спонсоров и есть намерения сохранить свое влияние — но это у них не получится».

Социальные корни исламского фундаментализма

Как уверял на своей последней пресс-конференции Абдуселям Селяметов, деятельность «Хизб ут-Тахрир» в Крыму и на Украине не предусматривает вхождение во власть. Однако «глас хизбутовцев», похоже, лукавит. Проблема распространения радикального ислама в Крыму имеет явно выраженную социальную подоплеку, следовательно, исламизм здесь неизбежно будет нести в себе мощную политическую составляющую.

«Последние несколько лет отмечается падение рейтинга меджлиса, — комментирует ситуацию „Росбалту“ хорошо информированный крымский аналитик, пожелавший не указывать своего имени. — Его лидеры удачно встроились во власть и сидят на хороших деньгах. В меджлисе нет оппозиции — есть мнение Мустафы Джемилева (председателя этой организации — прим.) и неправильное. Рядовые крымские татары чувствуют себя пешками, которых используют для достижения своих целей».

Это порождает у некоторых политически активных татар чувство разочарования, поскольку планы создания крымскотатарской государственности, установления «татарской власти» в Крыму сейчас так же далеки от реальности, как и пятнадцать лет назад.

Как и в России, «в исламисты» нередко идут не нашедшие себя в современном социуме — например, девушка, не поступившая в институт, но считающая себя вполне достойной учебы в нем, становится истовой мусульманкой. «Ислам дает таким людям смысл, стержень жизни, — говорит эксперт. — Это — убежденные ваххабиты. Чужому человеку практически невозможно выйти с ними на контакт. Выхода на исламистское подполье не имеют, кажется, даже спецслужбы». Но, конечно, помимо фанатиков, в исламистских рядах немало молодежи, попросту поддавшейся «модному» веянию.

Росту исламистских настроений на полуострове способствовало серьезное иностранное влияние. В Крым ехали учиться многочисленные палестинцы, иорданцы — в основном, выходцы из небогатых классов, привносящие соответствующие настроения. В свою очередь, молодые крымские татары уезжали учиться в Турцию. Однако бесплатное образование там — прежде всего религиозное. Закончив медресе и вернувшись на родину, они неожиданно почувствовали себя авторитетными людьми — еще бы, к этим двадцатилетним парням обращались за советом даже седые старики. Вокруг таких «учителей» стали складываться исламистские группы.

«В 2003 году ситуация начала развиваться стремительно, — рассказывает наш крымский собеседник. — Сформировались два течения: первое — фундаменталистское, второе — из числа недовольных меджлисом и просто сменивших вывеску на исламистскую». Прошлогодние события вокруг симферопольского бара «Cotton club» и в селе Морском — о которых подробно писал «Росбалт» — выявили как тенденцию к самоорганизации русской и крымскотатарской общин, так и дальнейшее падение авторитета Мустафы Джемилева среди крымских татар. Исламисты быстро набирали вес. Однако октябрьское появление на телеэкранах хизбутовского пресс-секретаря Селяметова, похоже, помогло спецслужбам нащупать ходы к фундаменталистам. Осознав опасность, они предпочли затаиться.

А затем на Украине началась президентская кампания. «Внимание всех было привлечено к этим событиям, и интерес к исламизму заметно упал, — констатирует крымский аналитик. — Ведь фундаменталисты, по сути, были просто клапаном социального протеста. Теперь Джемилев попытается выжать из победы Ющенко как можно больше».

«Произошел резкий спад активности исламистов, — подтвердил „Росбалту“ эту оценку сам Мустафа Джемилев. — Правда, во время выборов они твердили, что мусульмане не должны в них участвовать. Я говорил им: вы — провокаторы, объективно работаете на преступную власть. Всем понятно, что крымский татарин будет голосовать за Ющенко… Всерьез мы их сейчас не воспринимаем. А результаты выборов их вообще деморализовали».

Впрочем, в Симферополе многие уверены, что лидер меджлиса делает хорошую мину при плохой игре, тогда как в реальности за Януковича проголосовали не единицы, а около половины крымских татар.

Затишье перед бурей?

«Мы еще услышим об исламистах летом-осенью, когда окончательно схлынет эйфория президентской избирательной кампании, — считает анонимный крымский собеседник „Росбалта“. — Всё вернется, когда крымские татары поймут, что получили гораздо меньше, чем им обещали. Сейчас Мустафа Джемилев чувствует себя „на коне“, но ситуация с ростом популярности исламизма повторится, и в более серьезном масштабе».

Крайне сомнительно, что «оранжевые» Киев и Симферополь пойдут на уступки в принципиальном вопросе — восстановлении, как говорят меджлисовцы, «того, что было ликвидировано в 1944 году в результате преступного указа Сталина», то есть крымскотатарской национально-территориальной автономии. А значит, у экстремистов вновь появится повод для разжигания протестных настроений среди крымских татар.

Однако, у «альтернативного ислама», в чем признался и хизбутовец Селяметов, — большие проблемы с финансированием. Все средства, перечисляемые из-за рубежа на строительство мечетей и поддержку других проектов крымских татар, в обязательном порядке проходят через меджлис. Поэтому «Хизб ут-Тахрир» ищет иные каналы финансирования. Но найти и отстроить их, как видно, будет непросто.

«У меджлиса и ДУМК хватит сил, чтобы поставить их на место», — уверен муфтий Крыма Эмирали Аблаев. Без массированной поддержки внешних сил фундаменталисты, хотя число их приверженцев и будет расти, не станут в Крыму серьезным политическим фактором. Но этот прогноз, возможно, выглядит слишком оптимистическим…

http://www.rosbalt.ru/2005/05/05/207 281.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru