Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Сергей Матвейчук05.05.2005 

Почему экономика чахнет под дождём нефтедолларов?

Показатели российской экономики ухудшились в первом квартале по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Это видно из доклада Минэкономразвития «О текущей ситуации в экономике РФ по итогам 1 квартала 2005 года». Одним из негативных выводов доклада стало подтверждение тенденции вытеснения российской продукции импортом.

В отличие от первого квартала 2004 года: рост ВВП снизился с 7,3% до 4,9%; рост промпроизводства — с 7,4% до 3,9%; инвестиций — с 13,1% до 7,6%. В то же время, инфляция выросла на 5,3% вместо прошлогодних 3,5%, а импорт вырос на 25% вместо 22,8%.

Правда, есть и позитивная информация. Рост экспорта на 35,7% (показатель прошлого года — 20%) позволил правительству, изымающему за счёт пошлин и налогов сверхприбыль экспортёров, увеличить свои доходы до 28,3% ВВП (в 2004 г. — 19,5%), а профицит бюджета на 12,4% ВВП (3,8%). Центробанк, за счёт экспортёров, увеличил резервы в 1 квартале на 12,8% (6,4%) доведя их почти до 140 млрд долларов.

Как же распоряжаются государство и бизнес этими, по сути, не заработанными, дополнительными доходами? Государство вкладывает валютные резервы, под небольшие проценты, в высоконадёжные ценные бумаги стран Запада (в последние годы в США и Европе депозитные ставки близки к минимальным значениям) — то есть кредитует, конкурирующие с нашей страной государства, дешёвыми деньгами. Бизнес, видимо, глядя на родное государство, вывез в 1 квартале за рубеж рекордную в новейшей истории России сумму — около 19 млрд долларов.

Президент Путин и другие руководители государства неустанно призывают зарубежных бизнесменов инвестировать российскую экономику. Будут ли убедительны такие призывы, если иностранцы видят, что российские предприниматели предпочитают вывозить капиталы из своей страны. Такая ситуация наверняка вызывает вопрос, а так ли хорош инвестиционный климат в России, как его расхваливают кремлёвские зазывалы.

В то же время, потенциал для инвестиций на внутреннем рынке России огромен и это видно из прошлогоднего «Национального доклада о политике повышения конкурентоспособности экономики России», который подготовил Российский союз промышленников и предпринимателей. Данный доклад позволяет оценить в цифрах состояние импортозависимости по 215 товарным группам. Приведу, для примера, лишь несколько позиций: по российским «стиральным машинам» превышение импорта составляет 4 раза; по «устройствам радиоприёмным» — 30 раз; по «арматуре и гарнитуре сантехнической» — 4 раза; по «портфелям» — 45 раз; по «бумаге писчей» — 2,5 раза; по «чертёжной бумаге прозрачной» — 48 раз; по «изделиям губчатым из латекса» — 7624 раза и т. д.

Если по товарам, изготовленным на основе высоких технологий можно найти какое-то оправдание неконкурентоспособности отечественной продукции, то засилье импорта в производстве бумаги, ластиков, пишущих ручек и т. п. ширпотреба является наглядным результатом неэффективной работы экономической власти. Это её задача, с помощью приватизации, деприватизации, регулирования кредитных ставок, налоговых преференций и т. п. инструментов государственного управления поддерживать отечественного производителя, а не стоять в позе стороннего наблюдателя. В любой развитой стране подобная экспансия зарубежных товаров, которая в разы превосходит объёмы отечественного производства, вызывает ответные меры экономической власти в виде программной поддержки или модернизации соответствующей отрасли экономики. Но в России, похоже, экономическая власть ещё не избавилась от идеологии стихийного рыночного самоуправления, которую в настоящее время можно обнаружить лишь в учебниках по экономике или в слаборазвитых странах третьего мира.

В то время как высшие эшелоны экономической власти демонстрируют негодное управление на макроуровне, на более низких уровнях, где чиновники непосредственно контактируют с бизнесом, дело обстоит ещё хуже. Здесь процветает чиновничий рэкет и коррупционное сращивание бизнеса и властной бюрократии. Когда президент Путин задал направление на «диктатуру закона», бюрократия поняла этот призыв по-своему и, вооружившись палкой закона, стала ретиво трясти предпринимателей ради пополнения казны (и себя не забывая). При этом бюрократия наделила себя индульгенцией от власти закона. Правда, иногда некоторых чиновников лишают индульгенции, тогда возникают дела оборотней в погонах, опальных мэров, губернаторов и тому подобные показательные акции.

Очевидно, что перед Президентом России стоит задача расчистки «авгиевых конюшен» властной бюрократии, которая создаёт благодатную почву для цветочных революций и тормозит развитие национальной экономики. Как решить эту задачу? Ответ на этот вопрос можно найти из опыта развития российской государственности в 20 веке, когда власть решала проблемы самоочищения с помощью специально созданных охранно-карательных структур. Большевики создали легендарную ЧКа, которая решала проблемы с идейными противниками власти и коррумпированной бюрократией репрессивными методами. Сталин создал монстра НКВД, который пресекал антигосударственные явления ещё в зародыше. Царская власть пыталась охранять государство интеллигентными методами, прислушиваясь к критике со стороны европейских государств, по поводу негуманного обращения с революционерами, чем это кончилось всем известно. Исторический опыт подтверждает, что никакая сильная структура не спасает гнилое государство. В то же время, самая хорошая власть может оказаться беззащитной перед внешним или внутренним врагом, если она не выстроит сильной охранно-карательной государственной структуры.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=8992


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru