Русская линия
«Наследие Империи» Александр Гончаров26.08.2022 

«От Бога и Царя не отрекусь — хоть убейте»
20 лет назад отошёл ко Господу старец Николай Гурьянов

Отец Николай ГурьяновСтарчество в Православии появилось еще в раннехристианские времена на Востоке. Институт старчества не насаждался сверху, а вырос из реальной жизни обителей Восточных Церквей. Оно стало ответом на запросы о духовном наставничестве и водительстве, которые возникли в годы гонений, когда периодически наступали периоды почти полного уничтожение церковной иерархии или же господства в ней еретиков.

В Российской Империи старчество тоже развилось не случайно. Упадок Православия в XVIII столетии, жесткий, а иногда и просто жестокий, контроль государства за Русской Церковью и засилие западнического образа жизни в среде образованных слоев общества требовали противоядия. Им и стало старчество, развившееся в таких обителях, как Оптина, Глинская, Саровская, Санаксарская пустыни, Кирилло-Новоезерский монастырь и др., где было усвоено наследие преподобного Паисия Величковского (1722−1794).

Огромную роль старчество сыграло в сохранении Православия при господстве атеизма в годы советской власти. Несмотря на погром монастырей, старчество не исчезло, оно перешло на чисто индивидуальный уровень и выплеснулось в мир, принеся в него тепло и радость особых отношений между духовными отцами и их духовными чадами.

Одним из выдающихся старцев безбожного XX века стал отец Николай Гурьянов (1909−2002), двадцатилетие ухода которого ко Господу нашему Иисусу Христу исполняется 24 августа 2022 года.

В юные годы Николаю на острове Талабск, что находится в восточной части Псковского озера, было предсказано послужить Церкви Христовой. Так и произошло, хотя сама эпоха разгула антицерковных страстей совершенно не способствовала этому.

Первоначально Николай Алексеевич Гурьянов пошел по учительской стезе. Он закончил в Гатчине педагогический техникум и поступил в Ленинградский педагогический институт. Воспитанный в христианской семье, он не мог оставаться в стороне от поругания и закрытия храмов. В 1929 году Гурьянов резко выступил против разгрома храма, за что и был исключен из состава студентов.

Николай Гурьянов, впрочем, унынию не поддался, и приступил к преподавательской работе в Тосно, заодно служа псаломщиком в сельской церкви.

Советская власть пока не решилась с ним расправиться по полному чину и Гурьянова выслали на Украину. Но и там христианское сердце Николая не пошло на соглашательство. В карательные органы начали поступать доносы на Гурьянова, как ведущего агитацию среди молодежи против безбожия и ограбления церквей. В 1931 году его арестовали и как раз тогда он произнес свою знаменитую фразу: «От Бога и Царя не отрекусь — хоть убейте». Однако с ним поступили еще «милостиво», приговорив к ссылке в Северный край на три года. Там Николай Гурьянов и подорвал свое здоровье, работая на железнодорожном строительстве, травмировав ноги.

Из ссылки Гурьянова отпустили не в свой срок, а только в 1937 году. Он поселился в Тосненском районе, въезд в Ленинград ему был запрещен. Из-за инвалидности Николая не призвали в армию после начала Великой Отечественной войны. И он оказался на оккупированной нацистскими войсками территории. В 1942 году Гурьянова угнали в Прибалтику. Именно здесь, по промыслу Божьему он и был рукоположен в священнический сан митрополитом Виленским и Литовским Сергием (Воскресенским), Патриаршим экзархом Прибалтики.

Знаменательным для протоиерея Николая Гурьянова явился 1958 год, его перевели в Псковскую епархию и назначили настоятелем Свято-Никольского храма на Талабске, к тому времени переименованном в остров Залита, в честь комиссара, организовавшего отряд, терроризировавший местное население и за это утопленного в озере.

Изначально отцу Николаю пришлось служить в пустом храме, да и прихода, по сути, не было. Но дни шли. Доброта, любовь старца к детям, его неподдельная забота о жизни других людей, привели к тому, что и храм наполнился и к священнику потянулись православные христиане со всех концов России. О прозорливости батюшки до сих пор ходят легенды. От Бога ему была дана сила направлять людей по правильному пути. Отец Николай немного юродствовал, но его озорные провокации всегда носили приветливый и добрый характер.

От своей веры протоиерей Николай Гурьянов никогда не отступал. Он легко распознавал проблемы и нужды всех обращавшихся к нему.

В Советском Союзе об Императоре Николае Александровиче пытались либо ничего не говорить, либо высмеивать по любому поводу. В глухие 70-е годы XX века отец Николай передавал свою любовь к Государю-мученику каждому, кто добирался до скромного храма на острове Талабск.

Сейчас, когда идут споры о «царских останках», якобы найденных в Поросенковом логу, стоит вспомнить слова великого духовидца Николая Гурьянова. Он прямо утверждал: «Царь Николай, по великой любви к России и человеку, уничижился, мучился, страдал, пошел на Крест. Он простил всех, даже мучителей-извергов, окаянных убийц. Но Бог не простит нас, если мы ни во что ценим Его страдания, творим ложь и слушаем сатану-человекоубийцу. Это он вливает яд лжи в ум и сердце бедных людей. И те, кто поверят клеветнику и будут идти против Царя, творить зло с подложными останками − участь их страшная в Вечности! Сохрани Бог! Нельзя верить лжи!»

Православные христиане не в праве отказаться от понимания вещих слов старца. Мы и так уже нагрешили сверх меры перед Богом и святыми Его, чтоб еще и поклониться мощам, происхождение которых далеко не очевидно.

Еще старец предупреждал: «Такое, роднуша, напечатают о Царе, что и в руки не возьмешь. И еще из Святых Его будут выпихивать».

Батюшка Николай очень любил и Наследника Престола Алексея Николаевича: «Цесаревич Алеша — это Сокровище наше. Такого Царя нам Бог больше не даст. Не сберегли..» И ведь с этим нельзя спорить. Наследника по-настоящему готовили управлять православной страной. Он был воспитан так, чтобы заботиться о нуждах подданных без сословных различий. Фраза Цесаревича, известная историкам и широкой публике, могла бы стать программой его правления: «Когда я буду царем, не будет бедных и несчастных, я хочу, чтобы все были счастливы».

Так что правота старца Николая Гурьянова кажется вполне очевидной. И вообще Царская власть уже решала и могла решить все вопросы в государстве без всяких революций.

Однако восстановление монархии в России в ближайшие годы старец отрицал: «Сейчас об этом и думать нечего. Если Господь сейчас дарует Царя, Его снова распнут, сожгут, а пепел с чайком выпьют. Царя так и не хотят, воры!»

Впрочем, отец Николай верил, что по воле Божией все может статься, но для этого необходимо всенародное покаяние: «Царя надо слезно вымолить и заслужить..»

А еще, видя все те неустройства в России старец сетовал: «Мы сможем все поправить в России только после того, как осознаем весь ужас всего содеянного с Царской Семьей». И это следует считать заветом праведного Николая Гурьянова. Получается, что для возрождения нашего Отечества необходимо полностью отказаться от грязной большевистской и либеральной лжи в отношении Государя и Царской семьи, изжить революцию в нас самих. Иного и не дано.

https://rusnasledie.info/ot-boga-i-carya-ne-otrekus-xot-ubejte


Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
https://jasonebin.com/1hbet-ofitsialnyj-sajt/