Русская линия
Агентство политических новостей Юрий Тюрин04.05.2005 

Церковь Датского Народа

В Дании есть одна государственная церковь, она называется Церковь Датского Народа (Dansk Folkekirke). Неточный перевод, принятый в российской журналистике — «Датская Народная церковь» — хотя формально и не является ошибкой, но при этом не передаёт характерной особенности этого названия, хорошо заметной в оригинале на датском. Дело в том, что национальный элемент в этой церкви намного важнее религиозного. В отличие от Датской «Народной» церкви («простонародный», «народная музыка», «народники»), название «Церковь Датского Народа», вызывает адекватное представление о предмете у русскоязычного читателя («Союз Русского Народа», «русский народ и другие народы нашей страны» и пр.) Кроме того, весьма похожее название (Dansk Folkeparti — Партия Датского Народа) носит ультранационалистическая партия, сидящая в Парламенте этой небольшой страны. Dansk Folkeparti — единственная парламентская партия, которая ставит своей главной целью изгнание из Дании всех национальных меньшинств, во всех поколениях. Официальный лозунг этой партии: «Дания принадлежит Датчанам». Эту партию называют ещё иногда «партией священников», о чём пойдёт речь ниже… Так что иногда точность перевода может сказать о понятии больше, чем самый подробный научный комментарий.

Итак — Церковь Датского Народа.

Христианство утвердилось в Дании в X веке, когда крестился король Харольд Блютанд (Голубозубый), и с тех пор существовало здесь в своей Католической версии вплоть до ХVI века, когда Реформация Лютера привела к отделению от Рима церквей Северной Европы. С 1536 года Датская церковь стала лютеранской. Как известно из истории, датчане никогда не отличались религиозным фанатизмом, однако со времени Реформации и превращения церкви в сугубо национальную, интерес народа к Церкви отнюдь не уменьшился, скорее наоборот — датчане, «всегда окружённые недоброжелательными чужаками» — шведами и немцами — стали находить в церкви прежде всего «своё, национальное"… И эта тенденция на протяжении столетий становилась всё сильнее. В религиозном же плане — Церковь Датского Народа никогда не была «церковью мученичества», она всегда, практически без исключений, была «церковью компромиссов». Возможно, именно это помогло ей остаться одной из ведущих госструктур в наше сложное время, которое многие считают «антихристианским"…

Знаменитая датская Конституция 1849 года, считающаяся «ультрапрогрессивной» для того времени, после ряда компромиссов утвердила господствующее положение Датской Церкви, но, как оказалось, основные компромиссы были ещё впереди. В «лакированных» учебниках по истории для школьников и путеводителях для иностранцев, утверждается, что эта Конституция «принесла с собой веяние демократии, реализовавшееся, среди всего прочего, во введении свободы вероисповедания». Однако сегодня всё чаще высказывается мнение, что адекватной смыслу понятия «свободы вероисповедания нет в Дании до сих пор…

«Конституция 1849 года утвердила религиозную свободу. Однако, наоборот, датская конституция никогда не включала религиозное равноправие (курсив мой — Ю.Т.), — пишет современный датский исследователь церкви. — И дебаты, без сомнения, будут теперь вестись вокруг этого вопроса: религии и права человека в будущей Конституции. Европейские Права человека заставят нас (курсив мой — Ю.Т.) ввести религиозную свободу в будущую Конституцию Дании"…

Согласно Датской Конституции от 1849 года (которая с тех пор принципиально не менялась), ««Евангелистская Лютеранская церковь является церковью Датского Народа и в этом качестве пользуется поддержкой государства». (Danmarks Grundlov, § 4). Выражение «поддержка», которое, возможно, звучало актуально в середине XIX века, этот в своё время безобидный эвфемизм, сегодня выглядит, конечно, как классический образец двойной морали: ведь это всё равно, что сказать «органы безопасности и правопорядка пользуются поддержкой государства». Или «паспортные столы и ЗАГСы пользуются поддержкой государства"… Пользуется ли полиция «поддержкой государства»? А Президент страны? Странный вопрос!

Бессменной главой Датской церкви является правящая Королева страны, Маргрете II. Церковью Датского Народа управляет Министерств образования и церкви во главе с соответствующим Министром. Министр готовит большинство законопроектов для представления в парламент, назначает приходских священников, а также подготавливает представления королеве для назначения настоятелей соборов и епископов. Раньше Министерство церкви существовало как отдельная структура, объединение с Министерством образования произошло совсем недавно. Предыдущий Министр Церкви Тове Ферго оказалась замешана в нелицеприятном скандале, связанном с её мужем-священником. Её отставки ждали многие… Весьма, кстати, символично, что нынешний Министр церкви, Бетрель Хордер, получил эту должность как своего рода повышение после работы Министром по делам иммигрантов и национальных меньшинств, на которой зарекомендовал себя как противник интеграции иммигрантов, националист и ксенофоб. За это был подвергнут критике как Европейским комиссаром по Правам человека, так и наиболее значимыми нацменьшинствами страны.

Автор этих строк, работая на общественных началах внештатным советником этого самого Министра по делам нацменьшинств, неоднократно лично высказывался на встречах с Хардером о неэффективности блокировки нацменьшинств на рабочем рынке страны. Высказывания принимались к сведению, однако без какого бы то ни было эффекта. Посему вся история со скандалом вокруг приезда в Данию Европейского Комиссара по Правам человека Альваро Жиль-Роблеса и последующим заявлением Комиссара о ситуации с национальными меньшинствами в Дании и дискриминационными датскими законами, разворачивалась у автора этих строк на глазах, доставляя ему немалое удовольствие прежде всего тем, что его личная позиция как эксперта в отношении проблемы получила полное подтверждение, да ещё и международную поддержку. Теперь на должности Министра нацменьшинств находится новый человек, женщина, ровесница автора этих строк; институт же советников Министра к счастью сохранён, хотя больших надежд на масштабные перемены не питает никто… Пожилой Бертель Хардер (вполне честный и совсем не плохой как человек) — снова в кресле министра, на этот раз — Образования и Церкви. Награда не заставила себя ждать…

Сегодня Церковь Датского Народа — мощная административная госструктура. Приходы церкви играют роль обязательных «паспортных столов» и ЗАГСов для всех жителей страны.

Например, при рождении ребёнка, каждый житель страны получает бумагу из Церкви Датского Народа о том, что он обязан зарегистирировать там своего ребёнка. Конечно — ведь у нас «религиозная свобода»! — вы можете отказаться от услуг датской госструктуры, написать им письмо и сообщить, в какой именно религиозной общине вы хотите зарегистировать своего малыша или малышку. Ведь далеко не все конфессии обладают правом регистрации в Дании! Так по наивности и сделал один мой знакомый, московский еврей, проживший всю жизнь в Дании и давний гражданин этой страны. Информировав Церковь Датского Народа о своей религиозной принадлежности (!), он отправил бумаги в еврейскую общину, и та с радостью зарегистировала новорожденное дитя. Но вот когда пришло время выезжать за границу и получать паспорт на ребёнка, полицией был выдан паспорт с местом рождения — «Россия». Возмущённый отец отправился в местную полицию, где ему сказали: «Ваш ребёнок не зарегистрирован в датском церковном приходе — ничего не знаем!» Долго ещё бегал молодой отец между полицией, церковным приходом и местной муниципальной администрацией (коммуной) — через несколько месяцев всё наконец с трудом встало на свои места… Что лишь подтвердило банальную истину — «трудно тягаться с государством».

Официально Церковь Датского Народа живёт в основном на налоги граждан страны. Неважно, какова ваша религиозная принадлежность и являетесь ли гражданином страны — вы обязаны платить налог на церковь: всего-то каких-то 1−2% в месяц, долларов тридцать выходит… То есть не совсем «обязаны», конечно, — у нас же «свобода вероисповедания»! Но если не хотите платить госцеркви — вы должны написать письмо, и изложить, какой именно конфессии вы хотите платить налог. Вообще никому не платить не разрешается. Таким образом, человек де-факто обязан сообщить государству о своей религиозной принадлежности, причём в официальной письменной форме! А уж государство — оно посмотрит на вас задумчиво, и скажет: «Ну что ж, регистрация принята… Мы думали, что вы член Датской церкви, а вы оказывается православный (иудей, католик — нужное вставить)… Ну что же, очень хорошо, будем знать…»

Поэтому датские престы (praest), священники, живут в Дании безбедно: государственные виллы, хорошие автомобили, отдых в лучших борделях Таиланда… Прест в Дании — это прежде всего уважаемый госслужащий, всё остальное даже не на втором, а, наверное, на десятом месте… В послевоенные годы Церковь Датского Народа приобрела свою нынешнюю форму: сначала разрешили женщинам становиться священницами, затем, эта же участь постигла гомосексуалистов и лесбиянок. За прошедшие полвека их оказалось удивительно много как среди престов, так и среди епископов и прочего руководства Церкви — гораздо больше, чем в серднем среди населения! Классической стала картина из повседневной жизни Церкви Датского Народа, когда мужеподобная священница-лесбиянка торжественно венчает мужем и женой двух пожилых гомосекуалистов. В меру подкрашенных, «страстно любящих друг друга». «Я это делаю в первую очередь ради любви!» агрессивно грохочет без тени улыбки священница в чёрной рясе с кинокамеру датских утренних новостей…

Как-то раз некий священник по фамилии Гросбёль, работающий на приходе в одном из самых респектабельных и элитарных пригородов Копенгагена, заявил, что он вообще не верит в Бога. Не верит — и всё тут. Разуверился… В связи с этим в Дании началась дискуссия — а должен ли датский священник-прест верить в Бога? Неужели священник-атеист должен потерять работу в госструктуре Церкви Датского Народа только потому, что он во «что-то» не верит?! А как же карьера в госстуктуре?! Почему государство должно выгонять с работы человека, если он в своей душе перестал во что-то верить? Это ж получается — «преследования за убеждения»! Да ещё со стороны государства! Эта, уже ставшая вялой, дискуссия длится уже несколько лет, и, хотя, никаких законодательных действий так и не было предпринято, общий тон — на стороне этого священника: «Нет, датский священник не обязан верить в Бога!». Он должен хорошо работать на своей должности…

Понятно, с Богом Христианства вопрос в Церкви Датского Народа «успешно» решён. А как теперь быть с другими богами? А если датский прест уверует в Шамбалу? Если станет огнепоклонником или язычником? Или того хуже? Ведь датский «священник» имеет право и жениться, и разводиться, — однако почему-то регулярно отлавливают в Датской церкви престов-педофилов… Может, они это делают просто по своим новым религиозным убеждениям? Тем более что ведь и общества педофилов вполне легальны в Дании — сажают только за непосредственно сам акт педофилии, и то далеко не всех…

В 2000 году целых 84,7% датчан являлись членами Народной церкви и были готовы платить — и платили — соответствующий налог в среднем по стране. Но непосредственно на вопрос «Верите ли Вы в Иисуса Христа?», утвердительно ответили только 15% респондентов. Вот об этом нехристианском — если не сказать антихристианском большинстве Церкви Датского Народа и пойдёт далее речь.

Да, в Датской церкви есть и верующие люди. Да где их, впрочем, нет? Ведь и в КПСС были верующие, это всем известно… В датской церкви верующих можно встретить в популярной в отдалённых (по местным меркам) провинциях страны «внутрицерковной секте» Indre Mission («Внутренняя Миссия»), а также в малочисленных добровольных организациях типа Антисектантского Диалог-центра, находящегося в городе Орхусе. Диалог-центр даже отважился однажды пригласить к себе с лекцией диакона Андрея Кураева и Александра Дворкина (отец Андрей был суров и блистал своим французским, а родившийся в Америке Дворкин, тогда ещё не профессор, — покорял слушателей проницательным тембром голоса и свободным английским)… Впрочем, всё это было в те давние, как теперь кажется, времена вполне доброжелательных отношений между королевством Дания и Россией…

Итак, в облике государственной Церкви Датского Народа налицо два взаимосвязанных ключевых момента. Во-первых, дехристианизация этой церкви, доминирование в ней не-христиан и сексуальных меньшинств, фактическое отвержение большинством Христа, отказ от Евангельских и Библейских заповедей. Во-вторых, совершенно исключительный по своей силе национализм, господствующий в этой церкви. По моему мнению, есть довольно очевидная связь между этими двумя явлениями. Если мы посмотрим шире, на историю Европы последних веков — мы также можем заметить некий сходный процесс: образование европейских государств-наций, «национально-националистических» государств, увенчавшееся в конце концов триумфом и поражением (как сейчас начинает казаться — отнюдь не окончательным) немецкого нацизма — и стремительная дехристианизация Европы Нового Времени и эпохи Просвещения — два взаимосвязанных между собой процесса… Ультранационалист Гитлер и антихристианин Ницше… Сексуальные перверсии и опять — дикий, языческий, «животный» национализм всевозможных «высших и наивыших рас"…

Церковь Датского Народа, сохранившись в роли мощной госструктуры, нашла новое цементирующее начало, став гнездом самого фундаментального датского национализма, источником и колыбелью ксенофобской, ультранационалистической линии в политике государства. Конечно, руководство церкви никогда непосредственно не высказывалось по национальным вопросам. Но именно священники Церкви Датского Народа, будучи депутатами Фолькетинга (парламента) от ультраправой Партии Датского Народа — выступая с идеей-фикс изгнания из Дании всех неевропейских национальных меньшинств — инициировали принятие Парламентом Дании самых национально-нетерпимых и ксенофобских законов в Европе. Здесь следует в первую очередь назвать такие имена, как Сёрен Краруп и Еспер Ландболле, священники — и по совместительству депутаты Парламента от победившей партии. Пышущие ненавистью ко всему не-датскому, эти политики буквально распространяют «энергию расовой и религиозной ненависти», заражая ею других… Церковь Датского Народа даже не попыталась заявить о дистанции между своей позицией и ксенофобскими взглядами этих священников-политиков: ведь всем понятно, что этой «дистанции» просто нет!

Можно ли себе представить, что в Парламенте России к власти приходит группа православных священников, которая энергично требует изгнания нацменшинств и не-христиан из страны? И мало того, что «требует» — добивается принятия соответствующих законов, то есть прямо влияет на внутреннюю политику страны? Трудно представить? — а в Дании — пожалуйста. Это и есть «демократия — власть большинства»! Верят ли эти датские священники-депутаты в Бога? Или они считают национальные меньшинства не только своими врагами, но и «врагами Церкви»? Об этом невозможно узнать, если они сами не захотят публично рассказать об этом…

Более того, штампы этой полу-нацистской пропаганды тщательно переводятся и тиражируются масс-медиа как в самой Дании, так и за её пределами, в последнем случае — как правило, в полном отрыве от реального политического контекста: «Эта проблема приобрела еще большую остроту в связи с феноменом так называемых «иммигрантов второго поколения», то есть детей тех, кто прибыл в Данию в 60−70-х годах. Являясь датскими гражданами и осознавая все права, которые предоставляет им этот статус, они требуют равноправия. Не только гражданского, социального и расового, но и религиозного. Будучи невосприимчивыми к «датскости», абсолютно не стремясь к ассимиляции, они прикладывают максимум возможных усилий для размывания традиционных устоев датского общества, в том числе, и религиозных» (см.: Павел Андреев «Состояние Церкви в современном датском обществе»). Однако, даже такие субъективно мыслящие авторы, как процитированный выше, не могут не отмечать: «Несмотря на то, что Конституция формально гарантирует свободу вероисповедания всем гражданам Дании, в нынешних условиях религиозные меньшинства не имеют возможности отправлять свой культ без вмешательства властей».

По мере допущения всё новых и новых компромиссов, вплоть до фактического отказа от христианской веры, Церковь Датского Народа всё более и более пропитывалась духом бездуховного и беспринципного национализма, параллельно превращаясь (или оставаясь) в солидную и устойчивую административную структуру государства. Конечно, помимо административных функций, формально эта церковь (вернее, государственная организация) остаётся всё же христианской и духовно-религиозной структурой, но религиозная сфера теперь не является определяющей для Церкви Датского Народа. Административная функция с одной стороны, и национальное, даже националистическое наполнение являются на деле гораздо более важными в этой полновластной государственной организации страны… Всё большая бюрократизация, по словам Павла Андреева, имеет свои корни в «расширении деятельности Церкви, которая под влиянием времени вынуждена охватывать все больше сфер жизни общества, что вызывает увеличение числа церковных функционеров».

Переполненная националистами, антихристианами и сексуальными извращенцами в рясах, Церковь Датского Народа — это печальный пример того, как жажда власти и крайне удобная позиция «на шее общества» оказались сильнее, чем желание христианского служения и самая вера в Бога, — и в конце концов победили. Верующие же датчане-христиане, не боясь ни социальной маргинальности, ни трудностей языка, заполняют немногие Православные храмы в Дании, — и верность отдельных из них христианским идеалам может сегодня служить примером для многих православных русских людей, живущих в этой маленькой стране… Что тут сказать? Бог им в помощь…

Ведь только здесь, в Дании, начинаешь понимать сюжеты типа того, с которого начинается роман Островского «Как закалялась сталь», — когда в общем-то неплохие, но бедные мальчишки насыпают ради шутки горчицу в пасхальное тесто этому толстому, самодовольному «чиновнику в рясе"… Русская Православная Церковь пережила свою кровавую, мученическую трагедию очищения — и дай Бог, чтобы она и дальше оставалась такой же чистой, духовно независимой и никак не сливающейся с чудовищным, беспринципным, предельно жестоким и де-факто антихристианским государством, господствующим в России ныне… Этого достояния нам нельзя растерять. Никому и никогда не стоит завидовать судьбе Церкви Датского Народа.

03.05.2005−05−04

http://www.apn.ru/?chapter_name=advert&data_id=473&do=view_single


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru