Русская линия
Литературная газета Михаил Качанов29.04.2005 

«По планам Гитлера от государств Балтии не должно было остаться и следа»

Михаил Николаевич Качанов. Родился в 1919 году в деревне Покровка Алтайского края в большой крестьянской семье, которая позже перебралась в провинциальный городок, где Михаил учился в школе, а летом работал учеником механика на электростанции. В 1934 году переехал в Москву.

37 лет прослужил в армии. Окончил с отличием артиллерийское училище и Военную академию им. М.В. Фрунзе. Прошёл всю войну. В отставку вышел в звании полковника. Более 30 лет (1956−1990) преподавал в Каунасском политехническом институте. Политолог, доктор исторических наук, доцент.

Впервые о Качанове я услышал, когда работал старшим преподавателем Вильнюсской высшей партийной школы. Шёл 1990 год. На его лекции в Каунас съезжались не только из других городов Литвы, но даже из Эстонии и Латвии. Михаил Николаевич умел заставить аудиторию слушать. Любой предмет, даже такой, как научный коммунизм, преподнести свежо и оригинально.

Тогда же, после объявления Акта о восстановлении независимости Литвы, на повестку дня встал вопрос о закрытии учебных заведений, неугодных новой власти. Однажды во время обеда один из наших профессоров возмущался Качановым, который в Каунасе — духовной столице Литвы — смеет выступать против сепаратизма. Мне запомнился тот эпизод: человек, который имеет свою точку зрения и не боится её высказывать, всегда вызывает уважение.

В 1995 году волею обстоятельств я переехал жить в Каунас. В поисках материала для газеты зашёл в Общество военных пенсионеров. Ответственный секретарь общества на вопрос, что у них новенького, тут же предложил мне приобрести небольшую книжицу — «Честь и совесть». На обложке — фамилия автора: М.Н. Качанов. Спрашиваю: «Это кто? Тот самый возмутитель спокойствия, противник сепаратистов, о котором так много говорили в перестройку?» «Да, тот самый, другого Качанова не имеем», — ответил секретарь.

Дома «проглотил» книгу за один вечер. Было удивительно, что человек, занимающийся серьёзной научной работой, политолог, нашёл время и сумел в поэтической форме изложить всю историю Советского государства. В поэме-эссе досталось «всем сестрам по серьгам» — от Сталина до Горбачёва и Ельцина, способствовавшего развалу державы.

Конечно, такие произведения не остаются незамеченными, вызывая осуждение, критику, с одной стороны, и восторженные отзывы — с другой. Книга имела такой оглушительный успех, что выдержала потом несколько переизданий, последнее, исправленное и дополненное, вышло в прошлом году уже под заголовком «От Сталина до Ельцина». Михаил Николаевич Качанов имеет право на свою точку зрения. Она выстрадана не только в кабинетной тиши, но и пролитой кровью на полях сражений Великой Отечественной, участником которой он был с первого до последнего дня.

Несмотря на свой солидный возраст (Качанову 87-й год), он по-прежнему занимается напряжённым умственным трудом. Всего за четыре года в свет вышли: солидный двухтомник «Люди, которые не предают» (сложное многоплановое произведение, основанное на реальных фактах, особенно потрясают описания событий войны, наполненные глубочайшим психологизмом героев — от солдата до генералиссимуса); книги «От Смоленска до Москвы» и «Кровавая осень», готовится к выходу из печати роман «Андрей Обинин».

К нему часто обращаются люди за помощью, советом. Громадный жизненный опыт, верность своим взглядам притягивают их к Качанову как магнитом. Знающие его люди серьёзно говорили мне, что, обладая таким неординарным мышлением и глубокими знаниями, будучи такой масштабной личностью, он вполне мог бы стать советником президента или членом пресловутого Общественного совета, о создании которого так много сегодня разговоров.

О войне Качанов вспоминает постоянно. Война для него не закончилась в 45-м, она продолжается в его книгах, которые он пишет, она бередит душу, как незаживающая рана. И потому сегодня, накануне празднования Дня Победы, именно с ним мне захотелось поговорить о том, что происходит с нашей памятью.
— Михаил Николаевич, что за атмосфера сложилась в последние годы в Литве, если её президент не желает присутствовать на праздновании Дня Победы в Москве, столице государства, освободившего мир от фашистской чумы?

— Атмосфера беспамятства. Убираются памятники, меняются названия улиц и площадей, журналов и учебных заведений… Причём доходит до абсурда. Не повезло даже соловью литовской поэзии Саломее Нерис, столетие со дня рождения которой торжественно отметили в Литве в прошлом году. Улицу с её именем тоже переименовали. Поэтесса совершила два греха: участвовала в составе литовской делегации, которая обратилась к Верховному Совету Советского Союза с просьбой о приёме Литвы в состав СССР, и написала поэму о Сталине.

Снесли не только памятники революционеров и партийных деятелей, но даже партизан, погибших в борьбе с фашизмом. Их вина в том, что воевали они, оказывается, не за свободную Литву, а за советскую. И напротив, в честь повстанцев 23 июня 1941 года во имя независимости Литвы, поддержавших фактически нападение германской армии на Советский Союз, названы улицы. Стоит ли удивляться после этого тому, что президент Литвы отказался ехать в Москву на празднование Дня Победы над фашизмом?

Словом, атмосфера — агрессивная. А цель её нагнетания одна: очистить сознание людей от прошлого. Вот только получится ли? Во время недавнего телевизионного шоу с телефонным голосованием телезрителей более 60 процентов звонивших поддержали мнение о том, что в советское время жить было лучше. Это должно заставить задуматься власти. А вдруг придётся снова возвращать улицам былые названия?

— А может, было бы лучше, если бы советские войска Литву освободили и вовремя ушли? И сегодня не шли бы разговоры о послевоенной оккупации.

— Как было бы — никто не знает. Но я думаю, без этой «оккупации» очень маловероятно, что Литва когда-либо вернула бы себе Вильнюсский край и Клайпеду. Все разговоры об оккупации преследуют только одну цель — приуменьшить значение Победы. Надо понимать: Литва исторически постоянно зависит от политики крупных европейских государств и своих соседей. Одно время она шла вместе с Польшей против Москвы, а в другое время — с Москвой против Польши.

— Однако Москва не сразу признала Акт Верховного Совета Литвы о восстановлении независимости от 11 марта 1990 года. Были предприняты попытки восстановления союзной власти в Литве. И это тоже наложило отпечаток на взаимоотношения двух стран.

— В истории ничто не совершается автоматически, без борьбы, без усилий, а тем более крупные исторические перемены. К тому же было бы наивным полагать, например, что и литовское руководство не приняло бы самых решительных мер, если бы какой-либо из её регионов вдруг объявил о выходе из состава республики.

Но не следует забывать, что исключительно благодаря поддержке российских демократов и президента России Ельцина Балтийские государства всё же вышли из состава Союза. Когда это было в истории, чтобы оккупант поддерживал борьбу оккупированного народа за свою независимость?

— Однако, судя по мнению нынешних властей, правящие круги Балтийских стран стали беззащитными жертвами агрессора…

— Командующий Литовской армии Виткаускас лично мне рассказывал, что в тот момент, когда он подписывал приказ войскам о неоказании сопротивления частям Красной армии, которые входили в Литву в 1939 году, за его спиной стояли несколько офицеров. У него было такое чувство, что кто-нибудь из них может выстрелить ему в затылок. Выстрела не прозвучало.

— Вы думаете, такое могло случиться?

— Известно точно, что среди правящей верхушки Литвы и других прибалтийских стран были сторонники союза с Германией. Чем бы закончился для Балтийских государств такой союз, можно только догадываться: по планам Гитлера, от них не должно было остаться и следа.

Раньше на доме Виткаускаса висела мемориальная доска. Теперь её сняли. Почему? На доме же Урбшиса, министра иностранных дел, который подписал с Москвой Договор о взаимопомощи, мемориальная табличка сохранилась. В чём же его заслуга, если Красная армия пришла в Литву именно в результате подписания этого договора? О какой жертве оккупации здесь может идти речь?
-
Как вы оцениваете перспективы отношений России и Литвы в свете отказа президента Литвы Валдаса Адамкуса ехать на празднование Победы в Москву?

— Думаю, это никак не повлияет на отношения Литвы и России так же, как и отказ эстонского президента на российско-эстонские отношения. Позиция же латвийского президента, которая приняла решение участвовать в праздновании Дня Победы в Москве, вызывает только уважение. Женщина проявила больше мудрости в политике, чем двое мужчин. Следует помнить и о том, что, празднуя День Победы, человечество отдаёт дань памяти всем павшим, независимо от политической конъюнктуры.



Михаил Николаевич Качанов и сегодня остаётся одной из самых уважаемых фигур в современной Литве. И его мнение — это мнение тех, кто приближал День Победы и кто, волею судьбы оказавшись за рубежами своей Родины, и сегодня вынужден отстаивать своё право на эту Победу.

С праздником, соотечественники!

Галим СИТДЫКОВ

http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg172005/Polosy/191.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru