Русская линия
Трибуна Лиана Налбандян29.04.2005 

В ожидании Чуда
Маленький храм в центре Москвы не закрывался ни на один день

Полумрак, мерцает золотом иконостас. Слева от входа — распятие, чуть выше человеческого роста. Маленькая девочка выпускает мамину руку, подходит к распятому Иисусу, прикасается губами к пронзенным стопам.

— Скоро он воскреснет, — говорит ей мама. — Мы придем сюда праздновать это чудо.

В ночь на воскресенье Пасху отпразднуют во всех православных храмах. Маленькая прихожанка с мамой отстоит службу в церкви Воскресения Словущего на Успенском Вражке. Эта церковь — единственная в Москве, которая никогда не прекращала свою работу. Храм оставался действующим в пламени пожарищ, устроенных армией Наполеона, не сгорел и в огне советского атеизма.

— Наш храм никогда не закрывался, — рассказывает бывший прихожанин церкви, ныне звонарь Михаил Овсянников. — И пасхальное богослужение тоже не отменялось ни разу. Наш храм оставался единственным действующим в центре Москвы. Поэтому, несмотря на официально принятое безбожие, на Пасху сюда приходили толпы народа.

И сегодня, когда запреты на веру сняты и все храмы открыты, в маленькую церковь Воскресения на Пасху приходят сотни людей.

— Какие тут могут быть сомнения, конечно, я буду здесь, — возмущенным шепотом на мой вопрос откликнулась грустная женщина в черном платке. — Пасха — это радость, великое чудо. У меня сын погиб не так давно, и мне сейчас очень нужно ощутить это настроение света и праздника. Больше мне неоткуда черпать силы.

Предпасхальная субботняя служба начинается в 7 утра, в столь ранний час даже праздничная церковь немноголюдна. Зато к 10 часам церковный двор заполняет толпа желающих освятить гастрономические атрибуты праздника.

— Рано утром приходят люди, которые действительно хотят помолиться, — делится наблюдениями звонарь Михаил. — А потом тут собирается толпа. Все рвутся освящать свои куличи, яйца, гремят чем-то, мешаются.

Конечно, для музыкального слуха звонаря переливы колоколов милее других звуков. Но для большинства верующих освящение пасхальных продуктов — важный ритуал.

— Когда еще возможность представится поесть святой пищи? — Тамара Петровна помогает в церкви по хозяйству, в свободное от работы время собирает подаяние тут же, у входа. — Я на Пасху все освящаю. Вот яиц уже 60 штук покрасила, почти все сюда принесу, чтоб потом обмениваться на ночной службе.

Обмен яйцами с праздничными возгласами происходит сразу после полуночи, в первые же минуты воскресенья. Этому предшествует крестный ход вокруг церкви, который начинается ровно в полночь.

— До начала крестного хода я должен пробить одним колоколом 12 предупредительных ударов, это как бы обратный отсчет, — рассказывает звонарь Михаил. — А основная работа у меня будет во время крестного хода, он сопровождается самым громким звоном во все колокола. Хотя большого шума тут не наделаешь — с нашими-то ресурсами. У нас сейчас 7 колоколов, причем 5 из них сохранились с XIX века, их чудом не переплавили в советское время. Два других взяты неизвестно откуда, скорее всего с каких-нибудь кораблей. Они звучат в совершенно другой тональности и с трудом вписываются в общую гамму.

Наверное, музыкальное сопровождение праздника не так уж важно, ведь, по словам одной из прихожанок, на Пасху «сама душа поет».

— Я тяжело живу, — говорит Тамара Петровна. — У меня сын больной на руках, да и я уже вся разваливаюсь. Но Пасха рождает надежду на лучшее. Ведь это не только Иисус воскресает, мы все возрождаемся через него.

http://www.tribuna.ru/material/290 405/4−1.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru