Русская линия
РИА НовостиПротодиакон Николай Попович28.04.2005 

Неправильная Победа

Не знаю, как кто, а я люблю перечитывать Ивана Андреевича Крылова. Откроешь любую из его басен, и как будто вчера написано, а не почти двести лет тому назад. Удивляться тут нечему — классика, она на то и классика, что на все времена. Возьмите хотя бы это — «По улицам Слона водили, как видно напоказ…». Ничего не напоминает?

Мне — очень. Особенно сегодня, в дни подготовки к празднованию нашей Великой Победы. Читаешь отдельные зарубежные издания и диву даешься — как же мы все-таки победили самую могучую армию мира, завоевавшую практически всю Европу?! И воевали мы неправильно, можно сказать, бездарно, полководцы были у нашей армии — никудышные, оружие никчемное, завалили врага трупами, без помощи американцев и англичан вообще ничего бы не сумели, а пришли в Германию, как варвары, грабили всех подряд, насиловали — два с половиной миллиона немецких женщин отымели от восьми до восьмидесяти лет… Да, чуть не забыл, одну оккупацию сменили на другую…

Что тут сказать?! Можно было бы махнуть рукой — мол, пусть себе, как персонаж из упомянутой крыловской басни, заливаются. Слон-то идет, ничего этого не замечает и не заметит. Но мне — сыну фронтовика, Кавалера ордена Красной Звезды и Отечественной войны, штурмана торпедоносной авиации, тонувшего в Баренцевом море, не дожившего даже до тридцатилетия Победы, так и не сумевшего подержать на руках никого из своих внуков, — противно, обидно и горько читать и видеть все это.

Мне уже немало лет, многое с чем пришлось повстречаться, многое чего перетерпеть, перемолчать, — но лицемерия и фарисейства на самом святом, что есть у меня и моей страны, — на нашей общей Победе не заметить и не отмести нельзя. Невозможно промолчать и не ответить. Тем более, что со многими вещами, которые звучат на Западе, как ни странно, не поспоришь.

Да, мы воевали неправильно. Где, в какой еще армии люди ложились грудью на амбразуру, бросались с гранатами под танки, направляли свои горящие бомбардировщики на фашистские эшелоны или летали в боевых самолетах без обеих ног?! Японские камикадзе? Но те были особой кастой, прошли специальную подготовку, были связаны кодексом и традициями самураев. А наш Александр Матросов и еще две сотни бойцов, которые повторили его подвиг? Двадцать восемь панфиловцев? Николай Гастелло и Алексей Маресьев? Их кто готовил к самопожертвованию? Сталин, политруки, особые отделы и заградотряды? Да неправда все это!

За сотни лет до Великой Отечественной — от Пересвета и Осляби, Александра Невского и матроса Кошки, а, может, задолго и до них — русский человек (необязательно русский по крови, а представитель любой другой национальности — живущий на нашей земле и говорящий на нашем языке) жертвовал собой ради защиты своей родной земли, своего дома и семьи — своей Родины. Нет, я — не сторонник самопожертвования ни на войне, ни в мирной жизни. Считаю, надо делать все возможное и невозможное, чтобы перебороть любую напасть, в том числе и победить врага, но, главное, — остаться живым. Потому что жизнь каждого человека принадлежит не только ему одному, но и его родным и близким… Но, понимаю, бывают такие мгновенья, когда ничего больше не остается, когда «на миру и смерть красна».

Не я это придумал. Не мне судить тех, кто жертвовал собой ради своей страны, ради Победы. Но оскорбить их подвиг тоже невозможно позволить. Могу только склонить голову перед погибшими. Вечная им слава и вечная память!

Про «бездарных полководцев» говорить не буду. Победителей не судят, хотя кому-то очень неймется. Одно только хочется вспомнить, как во время операции «Багратион» Константин Рокоссовский решал, как ему перебросить танки в тыл армии Хайнца Гудериана. А это сорок четвертый год, Белоруссия, лето, болота — танки через болота не ходят. Это все знают. И Рокоссовский знает, и Гудериан. Но, если это знает Гудериан, надо сделать, чтобы они все-таки прошли через болота. И танки прошли. По гатям, по поваленным деревьям… Их протащили буквально на руках. Только в назначенное время они оказались в назначенном месте — там, где их враг не ожидал и не мог ожидать.

Решили исход сражения. А кто-то там говорит про «бездарных полководцев»?

Да, они руководили фронтами, армиями, дивизиями и полками — бойцами не в белых перчатках, не со стеком под локтем. И Победа им и всем нам не с неба упала, завоевана не на паркете, не без крови и не без огромных потерь — очень дорогой ценой. Но это была война, самая страшная, какую знало человечество, а со стороны гитлеровцев — еще и война на истребление нашего народа, нашей страны. Нелепо полагать, что на ней должно и могло быть, как в некоторых старых советских, «отлакированных» цензурой и ГлавПУром «киношках». Правда, какой бы она ни была суровой, не терпит лжи и недоговорок, а тем более лицемерия.

Никто у нас не закрывает глаза на то, как вели себя наши воины-освободители в поверженной Германии. По-разному было. Спасали голодных, разутых и раздетых, лечили и обогревали. Да, все это было. И русский солдат со спасенной немецкой девочкой на руках — символ новой Германии, что стоит сегодня в Трептов-парке, — не выдумка, не пропагандистский трюк, а чистая правда. Как правда и то, что были грабежи и насилие. Хотя «памятники» им — статьи и книги некоторых недобросовестных и лицемерных авторов. Лицемерных потому, что выборочно приписывают эти «подвиги» только нашему солдату и офицеру и больше никому.

Между тем грабеж и насилие — есть следствие любой войны. Вот факты, которые почему-то не вспоминает ни один «разоблачитель» нашей Победы. Американским военным трибуналом за изнасилование немецких женщин было осуждено в феврале сорок пятого 32 солдата и офицера, в марте — 128, в апреле — 259 человек. В апреле этого же года за надругательство над особами женского пола в особо тяжкой форме было расстреляно 69 военнослужащих союзных войск. Выносили ли за такие преступления приговоры советские военные трибуналы? Да, выносили. Цифры эти до сих пор закрыты, но можно догадаться, что подобных случаев было не меньше, чем у союзников. Наверняка, больше. Хотя и не столько, сколько насчитал, например, английский историк Энтони Бивер.

Никого не хочу и не собираюсь оправдывать. Но надо четко знать и понимать: бойцы и командиры Красной Армии пришли в поверженный Берлин, оставив позади себя разоренную фашистским агрессором родную страну. Захватчики разрушили более 1700 наших городов и поселков, свыше 70 тысяч деревень, сожгли более шести миллионов зданий, разрушили 84 тысячи школ, 40 тысяч больниц, 43 тысячи библиотек, 400 музеев… Только убитыми на фронте, расстрелянными и замученными в плену, в газовых камерах рейха страна потеряла более 26 миллионов человек…

Конечно, никто из солдат и офицеров нашей армии не знал тогда таких страшных цифр, но они видели эти сожженные города и села, каждый из них потерял на этой войне кого-то из своих родных и близких — в России до сих пор нет ни одной семьи, которой не коснулось бы это великое горе, — и ненависть к фашистам, к немцам, как таковым, которые принесли на нашу землю столько страдания и горя, заполняла сердце каждого из них.

Известно, военачальники призывали не смешивать фашистов с рядовыми немцами, требовали от бойцов Красной Армии гуманного обращения с населением Германии, хотя мало кто из тогдашних солдат и офицеров внутренне соглашался с такой постановкой вопроса. Может, только самые сознательные, самые интеллигентные и законопослушные люди. Их в той армии было не очень много.

И тут, никого и ничего не оправдывая, надо сказать прямо и откровенно: те бесчинства и преступления, которые совершались по отношению к мирному немецкому населению, хотим мы это признать или нет, как ни цинично это прозвучит, были предельно минимальной расплатой Германии за страшные бесчинства и бесчеловечные преступления, которые творили гитлеровцы на оккупированных советских территориях, за их агрессию против нашей страны, за миллионы убитых и замученных фашистами граждан нашей любимой родины, за те страдания, которые вынесла каждая российская, украинская, белорусская семья. Семьи людей самых разных национальностей, населявших наши республики. Посеявшие бурю пожали ветер — я сознательно переделал пословицу.

Хочу перекинуть мостик в сегодняшний день. Давайте зададимся вопросом: что такого сделали простые иракцы американским солдатам, которые охраняли тюрьму «Абу-Грейб»? Сожгли их дом, убили и изнасиловали их сестер, угнали в концентрационный лагерь, в рабство их братьев, повесили отца или мать? Нет, конечно. Ничего подобного не было и близко. Тем не менее случилось то, что случилось. Что тогда требовать от советских солдат и офицеров, практически каждого из которых коснулась подобная трагедия?!

И еще об одном — о «крокодиловых слезах» по поводу «пакта Молотов-Риббентроп». Почему «крокодиловых»? Да потому что все стенания по этому поводу тоже насквозь проникнуты лицемерием. Те, кто до сих пор, особенно в странах Балтии, осуждает пакт, ни слова почему-то не говорят о Мюнхенском соглашении 1938 года. Разве не Чемберлен и не Даладье отдали тогда Гитлеру Чехословакию, разве не они открыли широчайшую дорогу «сильным тогдашнего мира» для передела Европы и остального мира без спроса на то коренного населения той или иной страны? Выходит, что «мюнхенский сговор» — хорошо, а «пакт Молотов-Риббентроп», который фактически продолжил то, что началось в Мюнхене, — плохо? Именно потому, что Литве отошел Вильнюсский край?

Но если некоторые литовские политики так недовольны этим пактом, пусть будут последовательны и принципиальны — поставят в Сейме вопрос о возвращении Польше того, что досталось им от «Молотова-Риббентропа». Польские политики, клянущие Ялтинские соглашения, инициируют референдум о возвращении Германии земель за Одером и Нейсе, доставшиеся им по требованию «тирана и деспота Сталина». Что-то не слышно о таких предложениях. Почему, господа?

Очень хочется завершить этот разговор английской пословицей — «живущие в стеклянном доме не должны бросаться камнями». Но, думаю, этого мало. Надо добавить, что мы никогда не забудем тех наших союзников, кто, не щадя своей жизни, помогал ковать нашу общую Победу. Правильную или неправильную — неважно. Великую Победу великих народов над самым страшным врагом человечества — гитлеровским фашизмом. Нам память об этой Победе, самая разная — но четная и правдивая, нужна как ничто другое. Потому что именно она поможет нам сегодня и завтра быть вместе в борьбе с новыми угрозами, в создании демократического и свободного мира. Именно это завещали нам солдаты той войны.

А что до известного персонажа крыловской басни, то — «нехай брешет». Правда, и такому толстокожему существу, как тот Слон, бывает иногда обидно и больно.

27.04.2005

http://www.rian.ru/authors/20 050 427/39750177.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru