Русская линия
Столетие.Ru Сергей Птичкин24.11.2009 

Кавказ над нами
На смену «дедовщине» в армии пришла «национальщина», и это уже страшно

Всего восемь молодых матросов из Дагестана, едва надев овеянную воинской славой форму Балтийского флота, взяли под свой бандитский контроль чуть ли не целую военно-морскую часть.

Гордые сыны гор стали обирать своих равнинно-славянских товарищей по оружию. Отобрав все, что было — деньги, мобильные телефоны, — они заставили матросов лечь на землю в виде букв слова «KAVKAZ» — эти граждане России не любят русский язык — и само действие снимали на видео с трубы котельной.

Только после этой унизительной видеосессии 38 матросов возмутились и… написали объяснительные записки, в которых рассказали об издевательствах. Тридцать восемь вполне здоровых русских парней не смогли элементарно набить морду восьми зарвавшимся дегенератам, а написали «объяснительные записки»!

Не факт, что расследование издевательств в гарнизоне Пионерский Калининградской области будет доведено до логического судебного конца. Дело в том, что «дагестанцы угрожают приездом земляков с оружием и расстрелом всех недовольных». И уж, совершенно точно, кавказским призывникам ни за что не инкриминируют ст. 282 УК РФ о «разжигании национальной розни». По мнению прокуроров, свидетельств этому более чем достаточно, ее разжигают только русские.

Конечно, можно вальяжно заявить о том, что все эти национальные фобии яйца выеденного не стоят. Наша армия, мол, школа истинного общенационального братства и взаимоподдержки, а все, что не так — от лукавого. Столкновений на национальной почве в ней не может быть в принципе. Но так ли это?

Трения на национальной почве имели место и в Советской Армии, которая действительно была школой интернационализма. Но были они все-таки минимальны.

Никто не станет отрицать того, что в мусульманском Афганистане отчаянно сражались как бы с братьями по вере, выполняя интернациональный долг, в том числе, и советские мусульмане. И это — одна из загадок нашей истории. А теперь о гордых дагестанцах новейшего времени, способных легко принудить русских к написанию «объяснительных записок». В 1999-м Шамиль Басаев со своей бандой напал на Дагестан. В заплывших жиром недрах тогдашнего Управления по воспитательной работе Российской армии, бывшего Главпура, родилась «гениальная» идея. Было предложено собрать всех призывников из Дагестана, проходивших службу в Московском военном округе, сформировать из них нечто вроде «дикой дивизии» царских времен и бросить в бой с агрессором из Чечни. Солдатам-дагестанцам объявили: если они готовы дать отпор бандам Басаева, то их немедленно отправят на историческую родину. Согласились все! Было бы странно, если бы получилось иначе. Солдатики понимали, что, как только они окажутся в своей республике, служба для них окончится. Рады были и командиры — избавившись от непредсказуемых горцев, они значительно облегчали свою жизнь и службу.

Что получилось в итоге? Не восемь отморозков, а более сотни горцев собрали на территории Гвардейской Кантемировской дивизии в подмосковном Наро-Фоминске. А что делать дальше — никто из военных мудрецов не знал. Как и за чей счет отправлять никак в законах не прописанное воинское соединение на Кавказ? Кто за него должен отвечать, кому «дикое» формирование должно подчиняться, какое оружие давать этим то ли джигитам, то ли абрекам? Вобщем, горячие парни, уже вдыхавшие горный воздух свободы, оказались заперты в армейских казармах, где очень быстро застоялись. И опять же быстро поняли, что можно красиво жить, не вступая даже в гипотетическую борьбу с кровожадным Басаевым.

Дагестанцы как-то незаметно, но очень плотно обложили данью всю гвардейскую орденоносную имени самого Юрия Андропова Кантемировскую дивизию.

Солдаты, как натуральные бандиты, могли совершенно свободно подойти среди бела дня на дивизионном плацу к майору-танкисту и прощупать его карманы. «Лишние» деньги тут же переходили в кавказский общак. Еще им нравилось просто так, удовольствия ради, избивать глуповатых с виду русских солдатиков, отнимая у них все, что можно, вплоть до носовых платков. Дело дошло до того, что в гвардейской — еще раз: гвардейской! — дивизии с наступлением темноты наглухо запирались все казармы и личному составу категорически запрещалось совать нос на территорию. Ночными хозяевами танковой дивизии становилась даже не «дикая дивизия», а полудикая рота безнаказанных уродов. В штабе МВО, конечно, обо всем знали, но как поступать в сложившейся ситуации — понятия не имели. В Дагестане идут бои, и жители этой республики как бы априори считаются пострадавшими. Солдаты-дагестанцы оказались в «кантемировке» не по своей воле, просто алгоритм их перемещения на Кавказ не был просчитан. А то, что последствия такого просчета окажутся поистине криминальными, никто из московских генералов не мог даже и предположить.

На беду бандитов, взявших под контроль гвардейцев, и на удачу командованию МВО, на территории дивизии находилась отдельная 202-я окружная бригада ПВО, никак командованию «опущенной дивизии» не подчинявшаяся и никакого отношения к подготовке будущих борцов с басаевцами не имевшая.

Дагестанцы этого не знали, и, вдоволь покуражившись над танкистами, решили прогуляться по бригаде.

Двери, как приказано, ночью в казармах были закрыты. Однако горячие абреки их сломали, вломились в помещения и стали выставлять какие-то бредовые ультиматумы. Дежурный по бригаде позвонил комбригу и спросил, что делать? Комбриг ответил: оружия не применять, но морды набить! Вы думаете, началась кровавая сеча стенка на стенку? Ничего подобного! Сначала, конечно, «горные орлы» расправили крылья, издали боевой клекот и прыгнули на тех русских парней — солдат и дежурных офицеров — у которых коленки при виде дикой толпы почему-то не тряслись. И сразу получили удар по мозгам — в прямом и переносном смысле. Через несколько минут рукопашного сражения хулиганы в военной форме разбежались по таким глухим углам военного городка, что до утра их никто не видел и не слышал.

Рано утром побитые «добровольцы Дагестана» бросились толпой к ближайшей железнодорожной станции — Наро-Фоминск — и устроили там шумный митинг. Против чего они протестовали? Против того, что им накануне набили наглые морды? Против неуставных отношений по отношению к себе и разжигания русскими национальной розни? Нет! Они возмущались тем, что их давно обещали отправить на родину «воевать со злодеем Басаевым», а держат в «тепличных условиях» Кантемировской дивизии МВО. Они в бой рвутся, а их не пускают! Улаживать конфликт примчался тогдашний командующий МВО, генерал-полковник Игорь Пузанов. Больше всего военные опасались, что журналисты узнают о том, что творили дагестанцы в дивизии. Тогда, десять лет назад, про настоящий гвардейский позор пресса не узнала. Как оказалось, и танкистам, и дагестанцам распространяться об этом было… стыдно.

Командование МВО уладило транспортную проблему, и «дикая рота» укатила на родину, больше о тех горячих дагестанцах никто ни плохого, ни хорошего не слышал.

И слава Богу. Так что иногда элементарный удар по физиономии, нанесенный вовремя, отрезвляет сразу и надолго. Впрочем, в 1999-м статья 282 УК РФ активно еще не работала, а то бы комбрига 202-ой точно арестовали и упекли за решетку — как «врага толерантности» и «злобного ксенофоба».

Прошло десять лет. Стало лучше или хуже? Однозначно — хуже. Внутренняя ситуация в Дагестане напоминает нарыв, гниющий внутрь. Выросло поколение молодых людей, озлобленных на все и вся. И уверенных, что всего в этой жизни можно добиться лишь грубой силой. Оказываясь в иной среде, в той же армии по призыву, эти горцы сохраняют все свои привычки и представления о справедливости. Они действительно уверены в своей исключительности и в том, что, если понадобится, к ним на помощь примчатся вооруженные друзья и родственники, чтобы перестрелять всех врагов.

На фотографиях даже центральных российских газет нередко можно увидеть смеющихся бородачей на фоне гор — с автоматами и пулеметами в руках. И это не бандиты, а, наоборот, добрые граждане Северного Кавказа, всегда готовые дать вооруженный отпор злым боевикам. Это ополченцы!

Похоже, у нас в стране для различных регионов существуют различные УК. Можно ли представить русского фермера в Ставрополье с «калашниковым» в руках на охране своих посевов?

Или жителей Калининградской области, решивших ополчиться и вооружиться против возможной угрозы со стороны НАТО? Категорически нет. А вот на российском Северном Кавказе владение нарезным оружием — едва ли не особенность национального характера, которую надо, естественно, уважать. Так что угрозы матросов-дагестанцев, что их вооруженная родня, если что, наведет свой «конституционный» порядок, вполне обоснованны.

Есть и более существенный вопрос: а зачем вообще призывать в Российскую армию молодежь с Кавказа? Сама постановка этого вопроса у многих политиков и военных вызывает приступ истерики: как зачем? А выполнение конституционного долга?! А равенство всех перед законом?! А защита общих рубежей?! Теоретически все верно, а практически получается, что русские солдаты служат и за себя, и за того гордого кавказского парня, которому обостренное чувство собственного достоинства не позволяет мыть полы в казарме, стирать свои портянки и вообще, излишне перенапрягаться.

Роль офицера нынешней военной реформацией сводится к минимуму. Зато гипертрофированно и совершенно неоправданно раздувается роль сержанта — по сути, того же солдата. И очень может быть, что национальный состав сержантских кадров в Российской армии скоро сложится так, что нормальному солдату из срединной России служить даже год в Вооруженных силах будет не просто тяжело, а физически невозможно.

http://www.stoletie.ru/obschestvo/kavkaz_nad_nami_2009−11−23.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru