Русская линия
Русская линия Раиса Ильина16.11.2009 

Уроки Праведного Симеона Верхотурского чудотворца

Недалеко от Екатеринбурга, в стороне от тракта, уходящего на Полевской, в старом русском селе Кунгурке, в храме в честь соловецких чудотворцев преподобных Зосимы и Савватия среди иных святынь пребывает удивительный образ святого праведного Симеона Верхотурского чудотворца. Написанный бесхитростно и, пожалуй, безыскусно, в конце ХIХ века, образ этот особо почитаем среди кунгурских жителей. Написанный для храма, в годы красного лихолетья он был спрятан в поле под землей и так сохранен. В начале 90-х годов те, кому передали тайну схрона, решились поднять икону-исповедницу и внести во вновь обретенный храм. Икона благодарила за возвращение из забытья: у образа исцелилась от рака кожи лица местная жительница.

ТОЛИК


Толик появился на моем горизонте весной прошлого года неожиданно, через восемь лет после первого знакомства. В 2000-м году во время Великого поста в небольшом уральском селе Кунгурке за послушание в монастыре я готовила базу для детей воскресной школы. Помещение, принадлежавшее Уральскому отделению РАН, сдавалось монастырю на время школьных каникул.

Обнос мощей вокруг собора до революцииПервым, кого я увидела тогда в изрядно захламленном помещении базы, был невысокий чернявый паренек с темно-коричневыми глазами, которого я приняла за цыганенка. Паренек дежурил по «камбузу», шустро готовил съедобное для своих коллег по реставрации местного храма преподобных Зосимы и Савватия Соловецких. Когда я увидела, как он положил почищенную картошку на грязный пол, я весело, но решительно попросила его забыть о кухне, и сказала, что буду готовить для бригады сама.

Некоторое из происходящего в кунгурской базе меня стало настораживать почти сразу же. Пьянки, матерок, по вечерам какие-то удары в комнате, где жили реставратор-иконописец и его подмастерья, погони вокруг дома, по периметру, за болящим человеком, трудником, который не соглашался напиваться в компании. «Ты хочешь быть лучше нас?!» — возмущенно кричал тогда Толик.

…Каждое утро эти люди поднимались на стропила, чтобы готовить очередную площадь для новой росписи храма. И каждое утро их вcтречали глаза святых. Так мне подумалось тогда.

А потом я не утерпела и вошла в комнату. Толик явно скучал, и потому развлекался: кидал ножи в детский иконостас (дети воскресной школы его не снимали, уезжая по окончании каникул в город)…

Уже дня через два Толик и его товарищи тихо, гуськом прошли к двери академической базы и каждый учтиво попрощался: «До свидания, сестра Раиса». Приехал отец Александр, священник екатеринбургского храма Вознесения, к которому сельский храм был причислен для помощи… Толик и его шумные коллеги исчезли как не бывшие.

И вот — встреча! В Верхотурье к дому пришел человек на костылях. Я обратила внимание на его мгновенный испуг в глазах, когда открыла калитку, и он увидел меня. Этот-то испуг в глазах мне не понравился. Человек это почувствовал.

Крестный ход с мощами св. праведного Симеона Верхотурского чудотворца в 2000 г.Был осенний праздник святого праведного Симеона Верхотурского чудотворца. Из Екатеринбурга прибыла безплатная электричка с паломниками. Назавтра в той же электричке Толик возвращался в областной центр, а я по своим делам выезжала из Верхотурья.

Человек в электричке был необычайно весел, демонстративно коммуникабелен, но глаза — они чего-то ждали. А я не понимала — чего? Я по-прежнему не знала его имени. Не помнила, кто он… И лишь когда в нарочито откровенных «рассказах странника» мелькнуло нечужое мне — «Кунгурка», стала вглядываться в лицо молодого мужчины, сидящего напротив. И вдруг меня осенило. Это был тот самый кунгурский Толик! Несколько возмужалый. Он-то, видать, меня узнал еще у калитки дома, к которому пришел. Потому и взгляд был испуганный, растерянный. Так получилось, что лишь почти перед въездом в Екатеринбург вспомнила я наше кунгурское бытие. Мне не хотелось задержать инвалида — я все поняла. Я видела человека, о котором в 2000 году подумала: не боится Бога?.. Ведь Он — Бог — невероятно близко!

…Толик перенес семь процедур химиотерапии. Потерял ногу. Потерял жену. Был лысым. Был. Пошел по монастырям. Пошел к святыням. Не знаю, каялся ли в издевательстве над иконами детей… Об этом не говорил.

Когда осенний Симеон нас свел на земле Верхотурья, волосы на голове Толика были такие густые, что, не зная, и не поверишь, какую беду он в себе носит. Лишь костыль, с которым Толик управлялся привычно, останавливал мысль и разворачивал в памятное время…

На фото:

Крестный ход с мощами св. праведного Симеона Верхотурского чудотворца до революции и в 2000 г. (фото Любови Медведковой).

http://rusk.ru/st.php?idar=114787

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru