Русская линия
Русская линия Галина Вербицкая23.10.2009 

И.А.Ильин о православии и католичестве
Сообщение на Первых Всероссийских Ильинских молодежных научно-богословских Чтениях (28−29 октября 2008 г.)

Мое сообщение «О православии», построенное, главным образом, на работе И.А.Ильина «О православии и католичестве». Данную работу Ильин написал в 1950 году, когда был в Швейцарии. В своем труде автор, сравнивая Православие и Католичество, высоко оценивает первое. Вот что он говорит о значении Православия для России:

«Значение православия в Русской истории, культуре духовно определяющее. Для того чтобы это понять и убедиться в этом, не надо самому быть православным: достаточно знать русскую историю и иметь духовную зоркость. Достаточно признать, что тысячелетняя история России творится людьми христианской веры; что Россия слагалась, крепла и развертывала свою духовную культуру именно в христианстве, и что христианство она исповедовала, восприняла, созерцала и вводила в жизнь именно в акте православия» [1].

Ильин замечает, что «Православие и Католичество одинаково возводят свою веру ко Христу, сыну Божию и к евангельскому благовествованию, и тем не менее их религиозные акты не только различны, но и несовместимы по своей противоположности. Автор приводит достаточно много примеров, подтверждающих догматические отличия, церковно-организационные, обрядовые, миссионерские, политические, нравственные и актовые.

Но особый акцент он делает на то обстоятельство, что Католичество построено «на воле и покорности авторитету». Для православного же, по мнению Ильина, «первичное и основное пробуждение веры есть движение сердца, созерцающей любви, которая видит Сына Божия во всей Его благости, во всем Его совершенстве и духовной силе, преклоняется и приемлет Его, как сущую правду Божию, как свое главное жизненное сокровище. При свете этого совершенства православный признает свою греховность, укрепляет и очищает им свою совесть и вступает на путь покаяния и очищения».

«Посему у православного душа оживает от свободного умиления, от доброты, от сердечной радости, и тогда зацветает верою и соответственными ей добровольными делами. Здесь благовестие Христа вызывает искреннюю любовь к Богу, а свободная любовь пробуждает в душе христианскую волю и совесть».

Мне показались очень интересными следующие рассуждения философа о том, что такое воля, может ли она вообще иметь власть над чувствами: «Воле подчинены всецело только внешние телодвижения; в гораздо меньшей степени ей подчинена сознательная мысль; еще меньше жизнь воображения и повседневных чувствований. Ни любовь, ни вера, ни совесть воле не подчинены и могут совсем не отозваться на ее «понуждения». Можно принудить себя к стоянию и поклонам, но невозможно вынудить у себя благоговение, молитву, любовь и благодарение. Только внешнее «благочестие» повинуется воле, а оно и есть не более, чем внешняя видимость, или же, просто притворство. Можно принудить себя к имущественному «пожертвованию»; но дар любви, сострадания, милосердия не вынудим ни волею, ни авторитетом».

Далее автор рассуждает о том, что же следует из того, если религия будет построена на воле. Вот что он говорит: «Тот, кто будет строить религию на воле и покорности авторитету, тот неизбежно должен будет ограничить веру умственным и словесным «признанием», оставляя сердце холодным и черствым, заменяя живую любовь законничеством и дисциплиною, а христианскую доброту «похвальными», но мертвыми делами. И самая молитва превратится у него в бездушные слова и неискренние телодвижения».

Ильин указывает, что «первая задача православного миссионера — дать людям Св. Евангелие и богослужение на их языке и в полном тексте; католики держатся латинского языка, непонятного большинству народов, и воспрещают верующим самостоятельное чтение Библии. Православная душа ищет непосредственного приближения ко Христу, во всем, от внутренней одинокой молитвы до приобщения Св. Тайн. Католик смеет думать и чувствовать о Христе только то, что ему позволит авторитетный посредник, стоящий между ним и Богом».

Автор замечает, что средневековая история католической Европы насыщена инквизицией и жесткими делами именно потому, что их вера зависит от воли и решения. Он пишет: «Люди, вынудившие веру волею сами у себя, пытаются вынудить ее и у других; и видят в неверии или инаковерии не заблуждение, не несчастье, не ослепление, не скудность духовную, а злую волю. Напротив, православный священник следует Ап. Павлу (II Кор. 1, 24) не стремиться «брать власть над чужой волею», но «споспешествовать радости» в сердцах людей; и твердо помнить завет Христа о «плевелах», не подлежащих преждевременному выпалыванию (Мф. 13, 25, 36)».

Ильин не обходит стороной и такую, по его мнению, немаловажную черту Католичества, как церковную власть, он рассуждает: «Воля земного человека ищет власти. И Церковь, строящая веру на воле, непременно будет искать власти.<…>Так обстоит у католиков на протяжении всей их истории. Они всегда искали в мире власти, так, как если бы Царство Божие было от мира сего.<…> Они считают власть орудием к водворению Царства Божия на земле. А эта идея всегда была чужда и Евангельскому учению, и Православной Церкви».

В заключение Ильин еще раз подчеркивает, что наша страна «слагалась именно в акте Православия», все хорошее, чем обладает русский человек, также «принадлежит к лучшим дарам Православия. Вот что он пишет: «Тот, кто, продумав эти черты католицизма, обратится к Православной церкви, тот увидит и поймет раз и навсегда, что самые глубокие традиции обоих исповеданий противоположны и несовместимы. Мало того, он поймет еще и то, что вся русская культура слагалась, крепла и расцветала в духе православия и стала таковой, какова она была в начале ХХ века, прежде всего потому, что она не была католическою. Русский человек верил и верит любовью, молится сердцем, свободно читает Евангелие; и авторитет Церкви помогает ему в его свободе и научает его свободе, раскрывая ему духовное око, а не пугая его земными казнями во «избежание» потусторонних.<…> Живая совесть, искренняя и личное добровольчество принадлежат к лучшим дарам Православия. Весь русский быт иной и особенный, потому, что славянская душа укрепила свое сердце в заветах Православия».

Данная работа Ильина вызвала у меня интерес. Несмотря на то, что свои мысли он высказывал почти шесть десятилетий назад, они сохраняют актуальность и по сей день, побуждают дискуссии на тему о религии. Ведь вера — это то, что вечно волнует человека. И как в любой другой области, в религии всегда существуют спорные вопросы, требующие своего обсуждения и разрешения.
Галина Алексеевна Вербицкая, студентка филологического факультета ШГПИ

Сноска:

1 — Ильин И. А. Соб. соч. в 10-ти т. Т. 3. — М., 1993.

http://rusk.ru/st.php?idar=114693

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru