Русская линия
Русская линия Елена Острякова03.10.2009 

«Служу России» — гражданская молитва Ивана Ильина
Доклад на Первых Всероссийских Ильинских молодежных научно-богословских Чтениях (28−29 октября 2008 г.)

«Кто бы я ни был — я служу России. Не
маммоне и не просто начальству, не
карьере и не просто работодателю.
Но именно России: её спасению,
её строительству, её совершенству,
её качеству, её величию, её
оправданию перед лицом Божиим».
И.А.Ильин


Начну со стихов.

ВО ВЛАДИМИРЕ

Летят облака, будто конники,

Над Клязьмой — светлы и легки.

Маячат вдали колоколенки —

Для русской души маяки.

Стою у тебя на околице,

Святая и древняя Русь.

Вот-вот за небесною конницей

Вдогонку и я соберусь.

Туда, где по рангу построены,

Ряды подравняли свои

Монахи, поэты и воины —

Поборники отчей земли.

Прощаясь с Отчизною милою,

Стою, озираясь окрест,

И, тайной наполненный силою,

Целую серебряный крест.

Чтоб так же в рассветном свечении

Мерцали церквей купола,

Чтоб Клязьма струила течение

И русской рекою была.

Чтоб слово родное, исконное

Звучало века и века,

И чтоб над землею, как конники,

Крылато неслись облака.

Молюсь, уповаю смиренно я,

Чтоб вовремя час мой настал

И князь мой святой без сомнения

В дружину меня поверстал.

Чтоб мог я, как равный меж равными,

Пополнив небесную рать,

Лететь над землей этой славною,

Незримо её охранять.

Монахи, поэты и воины — поборники русской земли. Этот образ — не только плод поэтического воображения, но и некое культурологическое обобщение, достаточно точно, передающее, на наш взгляд, иерархию основных служителей нашего Отечества: православное монашество и старцы; деятели культуры и искусства, выступающие хранителями лучших отечественных традиций и слуги государевы — воины, политики и т. д. Эта иерархия, как представляется, отвечает и знаменитой русской офицерской триаде «За Веру, Царя и Отечество» и не менее известной формуле царского министра образования С.С. Уварова «Самодержавие, Православие и Народность». Подходит она и к предмету моего выступления, ибо, Ивана Александровича Ильина — православного философа и мыслителя, воина русской национальной идеи и творца, чьи ученые труды, помимо всего наполнены еще и настоящей поэтикой и публицистическим пафосом, вполне справедливо можно отнести к любой из названных категорий поборников нашего Отечества. И, даже, точнее сказать, все три соединены в нем одном.

Лейтмотивом всей жизни И.А.Ильина и выступает идея служения России, близкая всем уже упомянутым поборникам Отечества. Особенно эта идея дорога главному служилому сословию России — русскому воинству.

«В службе — честь», — вот главный завет Петра Великого русским воинам, дошедший до нас. И, действительно, честью воина всегда считалось выполнение им своего долга. Равно, как достойное выполнение обязанностей защитника Отечества в народе называлось долгом чести. Эта, выраженная общественным сознанием мысль, нашла свое закрепление во многих нормативных актах, регламентирующих воинскую жизнь. Например, в одном из первых воинских уставов регулярной русской армии подчеркивалось: «Лучше…честно умереть, чем бесчестьем жить».[1]

Наиболее глубоко проблема духовных основ воинской нравственности и офицерской чести была исследована И.А. Ильиным. В своих работах «О сопротивлении злу силою», «Путь духовного обновления» и «Путь к очевидности», а так же ряде других, философ на основе принципа сопротивления злу силою раскрыл механизмы функционирования нравственных качеств личности, показал природу совестного акта, разработал целостную систему духовного и патриотического воспитания защитников Отечества.

Остановимся подробнее на основных идеях крупного русского мыслителя и патриота, имеющих прямое отношение к феномену офицерской чести как формы социальной престижности, к традиции служения России.

Во-первых, полемизируя с Л.Н. Толстым, И.А. Ильин высшим проявлением духовности личности воина считал борьбу со злом. Он показал сущность этой борьбы в прорыве к Вере, помноженной на Любовь: «Мудрость состоит в том, чтобы в меру необходимости мужественно вступить в неправедность, идя через нее, но не к ней, вступая в нее, чтобы уйти из нее»[2].

Во-вторых, Ильин показывает специфику воинской службы и необходимость качественного отбора будущих офицеров. «Выдержать нравственно-трагическое положение борца со злом по плечу только сильным людям, — подчеркивает он. — Не всякий способен взяться за меч и бороться им, и остаться в этой борьбе на духовной высоте… Для этого нужны не худшие, а лучшие люди, сочетающие в себе благородство и силу»[3].

В-третьих, одним из условий успешности миссии воина-защитника считал философ отношение общества к его ратному труду (второй компонент рассмотренной нами ранее модели офицерской чести). «Счастливы по сравнению с…воинами монахи, ученые, художники и созерцатели. Им дано творить доброе дело чистыми руками. Но не суд и не осуждение должны они нести политику и воину, а благодарность и молитву за них, умудрение и очищение, ибо они должны понимать, что у них руки чисты для чистого дела только потому, что у других нашлись чистые руки для нечистого дела»[4].

В-четвертых, важным является, по мнению ученого, тесная связь между нравственными и духовными качествами личности воина. Совесть, честь, благородство и служение — формируются у человека воспитанием, сутью которого выступает «пробуждение личности к духовному опыту, как истинному источнику веры, религии и всей духовной культуры вообще»[5]. Глаголом христианской нравственности считал философ совесть, называя ее источником чувства ответственности, справедливости, основным актом самоосвобождения, главной побуждающей силой в жертве своекорыстия перед интересами дела. Голос совести, по его мнению, необходим каждому человеку, но…воину больше, чем кому бы то ни было. «Дело воина требует не только преданности, чувства чести, самообладания и храбрости, но еще и способности к убийству, к воинскому коварству и беспощадности. Плохо, если у…воина не окажется необходимых отрицательных свойств, но гораздо хуже, если в его душе исчезнут необходимые положительные качества, если начнется идеализация отрицательных свойств, их господство, если он начнет принимать дурное за хорошее, культивировать исключительно дурное и строить на нем свою деятельность»[6]. Ильин считал, что воин с заглушенной совестью не нужен никому: ни делу, ни людям, ни Богу. Такой воин уже не воин, а мародер и разбойник.

В-пятых, И.А. Ильин предложил следующий механизм функционирования духовно-нравственных качеств воина. По его утверждению, внутренняя, моральная сторона чести важнее внешней, ритуальной[7]. Процесс функционирования чести — сложная духовная работа по отделению запретного от обязательного (в контексте нашего исследования — престижного от не престижного). Грань между ними не может поддерживаться механической дисциплиной. По утверждению Ильина, нужна духовная автономия, осмысливающая дисциплину началами веры, совести и чести. Важнейшим для нравственности воина считал философ процесс духовно-нравственного очищения, включающий в себя покаяние перед боем и после него.

В-шестых, И.А. Ильин дал определение патриотизму, как пониманию Родины «от духа и для духа»[8] и определил семью основой нравственного, духовного и национально-патриотического воспитания, называя ее «островом духовной жизни, школой христианской любви, духовно-религиозной и отечественной традиции, свободного и здорового правосознания, верного восприятия авторитета и чувства частной собственности»[9].

И, наконец, И.А. Ильин разработал целостную систему духовно-нравственного и национально-патриотического воспитания. Рассмотрение этой системы, по нашему мнению, может составить тему отдельного исследования. Мы же ограничимся перечислением форм и средств, особо выделенных Ильиным, и не утративших актуальность в процессе формирования чести современного офицера. Важнейшими средством воспитания в семье назывались: привитие любви к родному языку, к поэзии, к русской песне, к территориальному величию России, как национально-государственному наследию; совместные молитвы; возбуждение интереса к отечественной истории; воспитание уважения к родной армии, как «сосредоточию волевой силы государства, организации чести, самоотверженности и служения»[10]; трудовое воспитание; художественное творчество и искусство.

Подводя некоторые итоги, можно отметить, что концепция русских религиозных мыслителей противоположна прагматической позиции рационалистов Дьюи, Джеймса, идеологии большевизма, отрицавших нравственность как божественный закон в душе человека, его духовную сущность и признающих главным законом деятельности людей принцип «цель оправдывает средства».

Значимость трудов И. А. Ильина представляется нам очевидной в попытке преодоления зависимости общественного сознания от общественного бытия, в акценте на самодостаточность личности в процессе нравственного совершенствования. И.А. Ильин, оправдывая воинское насилие при защите Отечества, определяет душеспасительную функцию религии, как главную, по отношению к процессу формирования духовно-нравственных качеств носителя профессиональной чести.

Философ справедливо замечает, что религия выполняет мирскую функцию, выступая духовной силой по отношению к обществу, освящая, обосновывая и укрепляя законную власть, обосновывая в общественном сознании необходимость защиты Отечества.

Из всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

1. Русская религиозно-философская мысль накопила, сохранила и продолжает актуализировать уникальный, многообразный и живой опыт постижения духовных качеств бытия мира и человека. Непреложной и бытийственной реальностью для личности является даваемый в религии и вере опыт духовной и душевной достоверности, необходимый при формировании духовно-нравственных качеств государственного служащего и, в первую очередь, офицера.

2. В трудах русских философов (и в значительной степени в работах Ильина) сформулированы ключевые содержательные моменты русской национальной идеи: приоритет духовно-нравственных целей; государственность, державность, патриотизм; соборность, коллективизм и социальная справедливость; беспредельно глубокая диалектика всеединства, соотношения божественного и человеческого. Именно эти начала, представляются нам основополагающими принципами современной общенациональной стратегии, которая позволит сформировать высокие духовно-нравственные качества личности офицера и вывести страну из кризисной ситуации.

3. Дух и духовность по-прежнему являются главными источниками высокой нравственности, истинного патриотизма, правосознания, государственности и культуры личности. «Внутреннее, сокровенное, духовное решает вопрос о достоинстве внешнего, явного, вещественного. Ныне это должно считаться аксиомой всякой культуры и особенно христианской культуры». В таком понимании офицерская честь предстает концентрированным выражением и проявлением духовности ее носителя.

4. Критерием духовности (значит, и офицерской чести), согласно трудов И.А.Ильина и других представителей русской религиозно-философской мысли, выступает степень ясности и полноты осознания высших ценностей (Бог, Родина, Добро, Любовь, Истина, Красота) и следование им в жизни. Высшей ценностью считал И.А. Ильин такую объективную цель человека, по отношению к которой все субъективные цели являются лишь подчиненными. Эта цель придает жизни высший, подлинный смысл. Очевидно, что для офицера высшей жизненной ценностью является офицерская честь как форма социальной престижности, понимаемая с позиций духовности и гуманизма.

Таким образом, религиозно-философская компонента в свете новой культурной парадигмы позволяет уйти от однозначности и заиделогизированности оценок и добиться целостности в восприятии, осмыслении такого сложного духовно-нравственного феномена, каким является офицерская честь как форма социальной престижности. Именно такой взгляд на эту проблему позволяет по чеканной формуле И.А. Ильина «службу превратить в служение, работу в творчество, интерес во вдохновение, „дела“ освятить духом Дела, заботы возвысить до замысла, жизнь освятить идеей».

Кердан Александр Борисович, доктор культурологи, профессор Уральского института бизнеса им. И.А.Ильина, писатель, председатель Ассоциации писателей Поволжья и Урала


[1] См.: Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до военной науки. Ч.I. — СПб., 1877. С. 106.

[2] Ильин И.А. Путь к очевидности. — М.: Изд-во «Республика», 1993. С. 121.

[3] Там же. С.122−124.

[4] Ильин И.А. Путь к очевидности. — М.: Изд-во «Республика», 1993. С. 125.

[5] Там же. С. 152.

[6] См.: Там же. С. 126.

[7] Там же. С. 12.

[8] См.: Там же. С. 222.

[9] См.: Там же. С. 201.

[10] Там же. С. 240.

http://rusk.ru/st.php?idar=114620

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  А.В.Шахматов    05.10.2009 11:50
Вот подлинный патриот Великой России!
С 65-ЛЕТИЕМ ВЕЛИКОГО РУССКОГО АКТЁРА, АЛЕКСАНДРА МИХАЙЛОВА!
Из-за всех русских артистов нашего времени Александр Яковлевич Михайлов является истинно русским и талантливым актёром! В Нём не только гениальный талант, но и человеческая душевность, русская верность к своим корням и Великой России. Без всякого сомнения, это у него потому, что он был воспитан в Древлеправославии и русской деревне! Только преданность к родной Вере, своему роду, нации, духовности, культуре, традициям и самобытности делает человека умным, талантливым, созидательным и достойным! Его гениальное исполнение роли Ивана Грозного, в Малом Театре, можно назвать небывалым явлением в истории Русского Театра! Я уверен, что если бы увидел его творение великий Константин Станиславский, который тоже был старовером, то Он сказал бы, что Александр Михайлов – неповторимый актёр! От души поздравляю родных, друзей, весь русский народ с юбилеем всеми любимого актёра, Александра Яковлевича Михайлова! Пусть Господь даст ему духовного и телесного здоровья, чтобы Он ещё много лет служил подлинному русскому искусству и мастерству, на благо грядущих поколений, матушки-России!
С любовью, Александр Шахматов, русский певец.
  Прихожанка    05.10.2009 08:11
Персонал подобных производств обеспечение требований безопасности должен воспринимать как долг ЧЕСТИ

Вообще-то ЧЕСТЬ требуется, как видим из ситуации, прежде всего собственникам и руководителям. С их безчестия всё началось.
Времена, когда на опасное или военное производство было сложно попасть, прошли, к сожалению. Берут с улицы и без разбора.
  В.Cеднев    05.10.2009 00:56
После трагедии на Саяно-Шушенской гидроэлектростанции целесообразно было бы причилить к носителям духовных основ нравственности и чести "монахам, поэтам и воинам"и руководящий и инженерный корпус опасных для жизни людей отраслей промышленности и транспорта.
Трагедии на Чернобыльской АЭС и последняя на Саяно-Шушенской ГЭС имеют
одну общую особенность – отсутствия механизма формирования духовно-нравственных качеств персонала.
Персонал подобных производств обеспечение требований безопасности должен воспринимать как долг ЧЕСТИ, а работу- как СЛУЖЕНИЕ людям по обеспечению их безопасности, а не просто как обычную работу.
В настоящее время "сложная духовная работа по отделению запретного от обязательного" во многих отраслях поддерживается "механической дисциплиной," из-за чего не работает многовековой принцип "В службе – честь".
Действенность утверждения Ивана Александровича Ильина "нужна духовная автономия, омысливающая дисциплину началами веры, совести и чести" я подтверждаю своим многолетним опытом в работе с персоналом.
  Прихожанка    03.10.2009 19:54
Пропаганда патриотических работ И.А. Ильина в наше время, когда на щит поднимается предательство, когда основной костяк армий наших врагов составляют наёмники, когда воспитательная работа в армии сведена на "нет", актуальна как никогда.
Но и в мирной жизни, когда любого верующего человека постоянно "тыкают носом" в толстовское непротивление злу насилием, упрекая в отсутствии христианской любви и смирения всякий раз, когда он возвышает свой голос против зла,- ничуть не менее, а может быть, даже и более актуальна.
Во всяком случае, я получила после прочтения книги И.А. Ильина "О сопротивлении злу силой" какое-то душевное успокоение, он так точно разложил в моем сознании всё по полочкам: вот здесь – грех, с ним надо бороться, отсутствие борьбы с ним есть попущение этого греха; вот здесь – грешник, его надо любить, но это не значит, что следует приветствовать его греховные действия.
Может быть, кто-то подскажет, но лучшей отповеди "толстовству", чем у Ильина, я не встречала.
Спасибо организаторам Ильинских чтений! Спасибо РЛ!

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru