Русская линия
Русская линия Татьяна Морозова,
Геннадий Морозов
21.08.2009 

Проблемы эффективного правового регулирования природно-ресурсных и экологических отношений в современной России
Доклад на VII Международных Ильинских научно-богословских чтениях (Екатеринбург, 27−28 апреля 2009 года)

Среди ряда так называемых «национальных проектов», реализуемых в ближайшее десятилетие, к сожалению, не находится места для осуществления системы мер, направленных на обеспечение ресурсно-экологической безопасности страны. Почему-то эта проблема, как в условиях бывшего СССР, так и постсоветской России оказалась «на задворках» решения актуальных первоочередных задач, которые, как правило, решались и решаются за счет ухудшения ресурсно-экологической обстановки в стране. А острота проблемы становится все более весомой и зримой. И может оказаться, что результаты осуществляемых ныне национальных проектов просто окажутся ненужными, поскольку будут исчерпаны невозобновляемые природные ресурсы, а окружающая среда окажется непригодной для физического выживания населения. Как известно, пока многими природная среда рассматривается в качестве «кладовой предметов труда» для экономической деятельности и пространственного базиса существования общества. Однако загрязнение окружающей среды в ХХ веке и снижение запасов природных ресурсов превратилось в глобальную проблему человечества, решение которой невозможно без развития законодательства, регулирующего отношения в данной области.

В Российской Федерации рост выбросов загрязняющих веществ в окружающую среду связан с отсутствием как надлежащего контроля со стороны государства деятельности природопользователей, так и реальных возможностей их привлечения к гражданско-правовой и публичной ответственности. Хотя случаев причинения экологического вреда в России великое множество, имеются и факты привлечения его причинителей к ответственности за причинение вреда окружающей среде, но реальные факты компенсации данного вреда практически отсутствуют, что позволяет говорить о наличии явных недостатков в экологическом праве и смежных отраслях законодательства.

В условиях реформирования экономических отношений в целом и связанных с использованием природных ресурсов в особенности возникает необходимость адекватного развития в законодательстве норм, определяющих механизмы защиты прав и интересов государства, граждан и юридических лиц в связи с негативным изменением состояния природных объектов, повреждением здоровья и имущества граждан в результате хозяйственной деятельности. Перед законодателем стоит непростая задача обеспечить не только справедливое распределение финансовой и технической нагрузки по устранению отрицательных экологических последствий хозяйственного использования окружающей среды, но и стимулирование экологически корректного поведения субъектов права, не препятствуя экономическому росту страны.

Решение задач правового обеспечения возмещения экологического вреда требует точного экономического расчета и гармоничного сочетания общих принципов и требований гражданского законодательства с особенными подходами их применения, которые должны отражать специфику природных объектов, сложные естественные механизмы взаимодействия явлений и предметов природы, воздействия на здоровье человека изменений в природной среде.

Попытаемся оценить возможности эффективного решения некоторых проблем экономико-правового регулирования процедур возмещения экологического вреда в результате осуществления экономических отношений в Российской Федерации. Таких проблем, на наш взгляд, пять

1. Проблемы установления субъекта возмещения вреда. В соответствии с п. 1 ст. 77 Федерального закона от 10.01.2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (далее — Федеральный закон) юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.

Анализируя приведенную формулировку, заметим, что окружающая среда в данном деликтном (по возмещению вреда) обязательстве выступает в роли кредитора, который якобы обладает правом требования возмещения. При этом, как следует из ст. 5, субъектами обязательственных, в том числе и экологических правоотношений могут быть: 1) государство — в лице компетентного органа; 2) юридические лица; 3) физические лица, воздействующие на природную среду с целью ее потребления, использования, воспроизводства либо охраны; 4) хозяйствующие субъекты — предприятия, учреждения, организации, воздействующие на природную среду, в том числе граждане, занимающиеся предпринимательской деятельностью, 5) граждане, осуществляющие общее или специальное природопользование.

Однако теория права не наделяет природу, у которой отсутствует интеллект и физиологическая жизнедеятельность, правосубъектностью, то есть, осуществлять субъективные права, иметь юридические обязанности и нести соответствующую юридическую ответственность. Отсюда прямым следствием этого является отсутствие у нее возможности требовать от кого-либо чего-либо, в том числе и возмещения, причиненного вреда. Природа в данном обязательстве выступает в качестве объекта, которому причиняется ущерб, то есть ухудшение физических качественных и количественных характеристик. Вред же (негативные последствия) будет нанесен собственнику природного объекта (специфического имущества). Следовательно, собственника и нужно наделять правом требования возмещения вреда.

Так, земельные участки могут быть в частной и в государственной собственности. Недра, воды, леса, земли особо охраняемых территорий находятся только в государственной собственности. Исходя из сказанного, в Федеральном законе в качестве кредитора в данном обязательстве необходимо указывать собственников природных объектов, которые к тому же в соответствии со ст. 5 и 6 11 Федерального закона обладают правом предъявлять иски о возмещении вреда окружающей среде, причиненного в результате нарушения законодательства в области охраны окружающей среды.

Конечно, в данных статьях указаны соответствующие органы федеральной и региональной государственной власти, которым дано право предъявлять такие иски, но лишь в случаях нарушения законодательства в области охраны окружающей среды. А если вред среде нанесен не в результате нарушения законодательства, например, когда в результате судебных процедур не удалось квалифицировать в полном объеме состав правонарушения? Тогда иски не предъявляются? Более того, в статьях 11 и 12 Федерального закона гражданам и общественным и иным некоммерческим объединениям, осуществляющим деятельность в области охраны окружающей среды, дано право предъявлять в суд иски о возмещении вреда окружающей среде (по сути, независимо от того, нарушено или не нарушено законодательство в области охраны окружающей среды).

Возникают проблемы процедурного порядка: 1) каким образом, по каким методикам и с использованием каких инструментальных измерителей истцы (особенно рядовые граждане) посчитают причиненный природе вред? Кто будет в данной процедуре выступать в качестве ответчика по делу, если факт причинения вреда юридически значимо не зафиксирован? В-третьих, по нормам гражданского процессуального и арбитражного законодательства, истцами по гражданским делам могут лишь лица, чьи законные права и интересы непосредственно пострадали. В данных же случаях экологический вред наносится неопределенному кругу лиц, которые такого гражданина или организацию не уполномочивали выступать от их имени по такому делу. И, в-четвертых, в случае положительного судебного решения кому конкретно (или чему, если вред нанесен неодушевленной окружающей среде) необходимо выплачивать компенсацию данного вреда?

Таким образом, норма, содержащаяся в п. 1 ст. 77 Федерального закона противоречит положениям теории права, почему практически не применима.

Федеральным законом к специально уполномоченным в области охраны окружающей среды относятся федеральные органы исполнительной власти: Министерство природных ресурсов РФ, которое осуществляет координацию и контроль деятельности, находящихся в его ведении природных объектов, Федеральная служба по надзору в сфере природопользования; Федеральное агентство по недропользованию; Федеральное агентство лесного хозяйства и Федеральное агентство водных ресурсов; Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор).

Однако обращает на себя внимание то обстоятельство, что в настоящее время правом на предъявление исков о возмещении экологического вреда наделено только Федеральное агентство лесного хозяйства — в части ущерба, причиненного лесному фонду. Действующие положения о Федеральных службах по надзору в сфере природопользования, по экологическому, технологическому и атомному надзору, о Федеральных агентствах водных ресурсов и недропользованию не дают такого права этим органам на предъявление исков. Это ставит под сомнение соответствующие процессуальные полномочия органов государственного экологического управления с позиций норм Арбитражного процессуального кодекса РФ и фактически блокирует деятельность этих органов по обеспечению реального возмещения вреда.

2. Проблемы определения порядка возмещения вреда. В результате осуществления любой деятельности, как правило, может быть причинен экологический ущерб (нанесен вред), который включает в себя: прямой ущерб природе и косвенный вред государству, юридическим и физическим лицам. Как правило, он складывается: 1) из стоимости утраченного или поврежденного имущества, природных объектов и ресурсов; 2) сумм вынужденных расходов на очистку или рекультивацию окружающей среды; 3) расходов на восстановление здоровья людей и компенсацию потерпевшим (реальный ущерб); 4) стоимости недополученных доходов в результате утраты природных ресурсов — источников природного сырья (упущенная выгода). Элементом экологического вреда может быть также причинение физическим лицам нравственных переживаний (морального вреда) в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, с потерей работы, а также с физической болью, связанной с повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий.

Реализация права граждан на предъявление в суд исков о возмещении вреда окружающей среде осуществляется в порядке, установленном ст. 79 Федерального закона. Согласно данной статье, вред, причиненный здоровью и имуществу граждан негативным воздействием окружающей среды в результате хозяйственной и иной деятельности (здесь и далее выделено авторами) юридических и физических лиц, подлежит возмещению в полном объеме. Определение объема и размера возмещения вреда, причиненного здоровью и имуществу граждан в результате нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется в соответствии с законодательством.

Однако в данном случае для обеспечения реальных возможностей возмещения указанного вреда возникает процедурная проблема, связанная с двумя существенными положениями указанной статьи, которые выделены авторами в предыдущем абзаце текста настоящей статьи.

Во-первых, по юридической сути, данный вред обязана возмещать окружающая среда за свое негативное воздействие. У которой, как мы указывали, физиологические отправления, психика и интеллект отсутствуют, и, следовательно, она не обладает ни правоспособностью, ни деликтоспособностью. Притом, по логике нормы возникает еще один юридический «парадокс»: окружающая среда может вчинить регрессный иск (обратное требование) к юридическим и физическим лицам, в результате хозяйственной и иной деятельности которых возникло указанное негативное воздействие.

Во-вторых, в соответствии с правилами статьи 8 п. 1 ГК РФ у субъектов гражданского права гражданские права и обязанности возникают из закона и иных правовых актов. Также они возникают и из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены данными НПА, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают такие права и обязанности, которые в соответствии с этим правилом, наряду с другими правами и обязанностями, возникают и вследствие причинения вреда другому лицу. Это — общая норма права, в соответствии с которой, пользуясь принципом аналогии закона или аналогии права, изложенным в статье 6 ГК РФ, субъект может требовать возмещение причиненного ему вреда, если иное не установлено так называемыми специальными нормами, регулирующими в определенных случаях сходные отношения специфическим иным конкретным способом.

В этой связи определение объема и размера возмещения вреда, причиненного здоровью и имуществу граждан в результате нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, необходимо осуществлять в соответствии с законодательством, как раз указывает на то, что эти действия надо осуществлять в соответствии со специальными нормами закона. Такая норма имеется в статье 1084 ГК РФ, где записано, что вред, причиненный жизни или здоровья гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам главы 59 ГК РФ. Как видно, из перечня названных случаев, возмещение вреда «окружающей средой за ее негативное воздействие» названными статьей и главой ГК РФ не предусмотрено.

В России судебной практики по реальному разрешению такого рода дел очень мало, если не сказать, что она отсутствует совсем. Хотя оснований для предъявления подобных исков достаточно. Более того, без надлежащего экологического образования граждан реализация данного права не будет иметь широкого распространения. Кроме того, возникает масса вопросов: 1) к кому предъявлять исковые требования и из каких источников будут оплачены суммы выплачиваемых ущербов; 2) будут ли это хозяйствующие субъекты, реально причинившие вред, как окружающей среде, так и гражданам, либо соответствующие государственные органы, в обязанности которых входят устранение последствий нанесенного окружающей среде вреда, приостановка соответствующей хозяйственной деятельности, негативно влияющей на экологическую обстановку, так и привлечение виновных лиц к ответственности.

В данном случае может быть предложен следующий вариант решения проблемы. Правительство России своим Постановлением определяет регионы, где загрязнение воды и воздуха достигает значительных размеров. В регионе создаются комиссии субъекта Федерации и конкретного муниципалитета по регистрации жертв загрязнения. Пострадавшие должны пройти медицинский осмотр и подать прошение о компенсации. После официальной регистрации пострадавшего исполнительной властью оплачиваются его расходы на медицинское обслуживание. Лицо признается жертвой загрязнения, если проживало или пребывало в районе в течение определенного законом времени. При этом государство в судебном порядке взимает с загрязнителя окружающей среды конкретные суммы такого рода компенсаций. Возможен и внесудебный порядок компенсации ущерба на основе переговоров между жертвами и виновными. В нашей стране данный вопрос не урегулирован нормативными актами, что необходимо сделать. Соответственно необходимо внести соответствующее положение о загрязнённых районах в Федеральный закон, установив пределы этого загрязнения.

3. Проблема определения размера экологического вреда. По правилам п. 3 ст. 77 Федерального закона он определяется в соответствии с утвержденными Правительством или Министерством природных ресурсов методиками и таксами исчисления размера вреда. А в настоящее время таких методик пока нет. Утвержденные таксы имеются лишь по ущербами, нанесенным лесному фонду. Притом, в данном пункте указано, что в случае их отсутствия вред надо рассчитывать, исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды. Но, для того чтобы восстановить окружающую среду, необходимо всё же иметь приблизительное представление о том, сколько денежных и материальных средств необходимо затратить на её восстановление. А для этого опять же нужна методика расчета таких затрат, которой тоже нет. Либо иметь данные судебного решения, когда кто-то, когда-то и где-то восстановил нарушенное состояние окружающей среды до первоначального состояния (например, восстановил разрушенный памятник природы, клонировал исчезнувшее животное и т. п.), фактически затратив на это конкретную сумму денежных средств.

Аналогично не решена проблема возмещения вреда, причиненного здоровью и имуществу граждан в результате нарушения экологического законодательства. Не ясно, как точно установить прямые причинно-следственные связи между негативными последствиями и действиями причинителей вреда. Отсюда не ясно, был ли причинен вред и кто будет его возмещать.

Более того, необходимость проведения достоверных расчетов причиненного вреда нужна и при проведении уголовно-правовых процедур, связанных с квалификацией практически всех уголовных преступлений, описанных в главе 26 УК РФ «Экологические преступления». Дело в том, что квалифицирующими признаками данных преступлений, отграничивающими эти преступления от соответствующих административных правонарушений, описанных в главе 8 КоАП РФ, являются количественные характеристики (материальный состав) причиненного вреда окружающей среде и человеку в отдельности. Они главе 26 УК РФ описаны следующими терминами: существенное изменение окружающей среды", «причинение вреда здоровью человека», «массовая гибель животных», «массовое заболевание людей», «причинение вреда окружающей среде», «причинение существенного вреда», «причинение значительного ущерба», «причинение крупного ущерба», «уничтожение в значительных размерах», иные тяжкие последствия".

Однако чем количественно различаются: «существенное» и «несущественное», «массовое» и «немассовое», «значительное» и незначительное", «тяжкое» и «нетяжкое»? Это в статьях главы 26 УК РФ не обозначено. Кроме статьи 260 «Незаконная рубка лесных насаждений», где имеется Примечание, в котором даны квалифицирующие признаки оценки вреда, достаточные для привлечения нарушителя к уголовной ответственности (см. табл.).

Таблица. Количество уголовных дел, возбужденных в Свердловской области в 2003—2008 гг. по статьям главы 26 «Экологические преступления» Уголовного кодекса Российской Федерации[1].

Статьи пункты

Краткая характеристика опасных последствий преступления

Период

2003

2004

2005

2006

2007

2008

246

Нарушение правил охраны ОС при проведении работ

1

2

-

4

-

-

247

Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов

2

2

4

6

4

п.1

Создание угрозы причинения вреда человеку или ОС

2

1

3

3

3

-

п.2

Повлекло загрязнение ОС, причинило вред человеку или массовую гибель животных, равно в зоне экологического бедствия или чрезвычайной ситуации

-

1

1

3

1

-

250

Загрязнение вод — существенный вред животному или растительному миру и

-

-

1

-

1

2

251

Загрязнение атмосферы — загрязнение или иное изменение природных свойств воздуха

-

-

1

-

-

-

254

Порча земли

4

2

2

5

4

п.1

Повлекло причинение вреда здоровью человека или окружающей среды

4

2

2

5

4

-

п.2

Совершена в зоне экономического бедствия (чрезвычайной экологической ситуации)

-

-

-

-

-

-

255

Нарушение правил охраны и использования недр — причинение значительного ущерба

-

-

-

-

-

-

256

Незаконная добыча водных животных и растений

68

71

71

94

115

36

п.1

Причинение крупного ущерба и др.

37

54

47

63

83

36

п.2

Добыча котиков, морских бобров и т. п. в открытом море или запретных зонах

-

-

-

-

-

-

п.3

То же группой лиц и т. п.

31

17

24

30

32

-

257

Нарушение правил охраны рыбных запасов — уничтожение в значительных размерах кормовых запасов или иные тяжкие последствия

-

-

-

1

-

-

258

Незаконная охота

34

36

34

55

57

53

п.1

С причинением крупного ущерба и т. п.

27

30

30

49

52

42

п.2

То же группой лиц

7

6

4

6

5

11

260

Незаконная порубка деревьев и кустарников

п.1

Деяние совершено в значительном размере — ущерб причинен лесному фонду, исчислен по таксам, превышает 10 тыс. руб.

128

117

159

110

132

104

п.2

Деяние совершено в крупном размере — исчислен аналогично, ущерб превышает 100 тыс. руб.

298

108

150

126

158

118

п.3

Деяние в особо крупном размере — исчисляется аналогично, ущерб превышает 250 тыс. руб.

170

207

234

256

263

225

261

Уничтожение или повреждение лесов

6

27

60

243

26

209

п.1

В результате неосторожного обращения с огнем (иным источником повышенной опасности

5

25

60

224

26

207

п.2

Умышлено

1

2

-

9

-

2

262

Нарушение режима особо охраняемых территорий и природных объектов — повлекло причинение значительного ущерба

-

-

-

-

-

4

По логике, в данных статьях присутствует так называемый материальный состав правонарушения, то есть указание на величину причиненного ущерба, устанавливающую общественную опасность деяния. Достаточно точно такой состав обозначен в Примечаниях к статье 158 УК РФ для преступлений, связанных с хищением имущества, в Примечании к статье 169 УК РФ — для преступлений, связанных с большинством преступлений главы 22 УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности», в статьях 198 и 199 — для преступлений в сфере налоговых отношений.

Но, в нарушение данной логики, в статьях главы 26 УК РФ таких количественных отграничений (кроме статьи 260), как уже подчеркивалось, нет. Поэтому, большинство нарушений экологического законодательства в силу неустранимости сомнений в вине нарушителя, согласно правилам статьи 14 п. 1 УПК РФ легко «перетекают» в административные правонарушения, санкции по которым весьма щадящие. Статья 8[2]. Проекты федеральных законов о внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации могут быть внесены в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации только при наличии официальных отзывов Правительства Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации.

Из таблицы следует, что по большинству статей данной главы правонарушений, составляющих высокую общественную опасность (преступлений), в Свердловской области так мало, что нет смысла дополнять таблицу расчетами динамики. В качестве исключения наглядно выделяются данные о преступлениях по статьям 260 и 261, поскольку наличие Примечания о материальном составе дает правоохранительным органам достаточные основания квалифицировать состав преступления по данным статьям в нужном объеме. По остальным статьям такого рода закономерностей не наблюдается. Опираясь на материалы приведенной таблицы, можно сделать вывод о том, что открывающая главу 26 статья 246 логично нуждается в Примечании, по аналогии с Примечаниями к статьям 153 и 169 УК РФ.

Притом, в 2007 г. в Государственную Думу Российской Федерации был внесен Проект федерального закона № 197 625−4 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации». В нем авторы предлагали внести в статью 246 дополнение в виде Примечания 2, где количественные характеристики причиненного вреда выражались бы как в натуральной, так и денежной формах. Но в соответствии со статьей 8 Федерального закона от 13.06.1996 № 64-ФЗ «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» (ред. от 08.12.2003 № 161-ФЗ) Верховный суд Российской Федерации на основании данного ему права официальным отзывом отклонять проекты федеральных законов о внесении изменений и дополнений в УК РФ эти и другие дополнения и изменения в главу 26 отклонил. Конечно, в этом отзыве были определенные справедливые основания отклонения. Но после устранения этих замечаний Верховного суда инициаторы Проекта могли бы спустя уже практически два года после этого факта внести и новые дополнения и изменения, чего, к сожалению, пока нет.

4. Проблемы использования платы за негативное воздействие. В соответствии с ГК РФ экологический вред, причиненный действиями, образующими состав правонарушения подлежит полному возмещению. Вред, причиненный окружающей среде, подлежит возмещению, даже если он возник вследствие правомерных действий, поскольку в Федеральном законе установлено, что негативное воздействие на окружающую среду является платным. Существует несколько видов такого воздействия: выбросы и сбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух, в поверхностные и подземные водные объекты, размещение отходов производства и потребления, тепловое, электромагнитное и т. п. загрязнение окружающей среды. Обязанность платы возникает по факту правомерного разрешенного специально уполномоченными на то органами государственной власти причинения вреда, независимо от вины хозяйствующего субъекта. При введении платы за негативное воздействие на окружающую среду предполагалось, что она будет выполнять три функции — компенсационную, стимулирующую и экономическую.

Плата за загрязнение, во-первых, направлена на компенсацию вреда (ущерба), причиняемого окружающей природной среде, здоровью человека и материальным объектам.

Во-вторых, стимулирующая или регуляторная функция платежей за загрязнение окружающей среды выражается в стимулировании сокращения негативного воздействия на окружающую среду предприятиями и другими источниками, посредством воздействия на имущественные интересы предприятий-природопользователей.

В-третьих, экономическая функция платежей за загрязнение окружающей среды заключается в том, что они устанавливаются в качестве основного источника средств финансирования природоохранной деятельности и содержания системы государственных природоохранных органов, а также содержания и развития системы особо охраняемых природных территорий. В соответствии с Федеральным законом платежи за загрязнение в бесспорном порядке направлялись в федеральный бюджет для финансирования деятельности территориальных органов государственного управления в области охраны окружающей природной среды (10%) и на специальные счета экологических фондов в различных уровней (90%).

Экологические фонды рассматривались существенным источником финансирования затрат. Однако анализ использования этих фондов вскрыл много злоупотреблений и нецелевое расходование средств. Это снизило материальную заинтересованность предприятий в охране окружающей среды и породило стремление избежать отчислений в эти фонды.

С 01.01.2001 г. Федеральный экологический фонд упразднен, и 19% платы за нормативные и сверхнормативные выбросы и сбросы вредных веществ, размещение отходов и другие виды вредного воздействия на окружающую среду стали зачисляться в федеральный бюджет (см.: Федеральный закон от 27.12.2000 г. № 150-ФЗ «О федеральном бюджете на 2001 год»). В результате «растворения» платежей в бюджете они потеряли свою экономическую и компенсационную функцию и стали одним из источников дохода государства. В такой ситуации государство в некоторой мере становится лицом, заинтересованным в загрязнении окружающей среды.

Тем самым платежи за негативное воздействие на окружающую среду в результате непродуманного изменения законодательства из механизма сокращения отрицательного воздействия на природу стали играть абсолютно противоположную роль и утратили свои функции.

5. Проблемы применения наказаний за экологические правонарушения.

В европейских странах наиболее распространенной мерой наказания финансового характера является штраф, который несет в себе карательную и компенсационную функцию одновременно. То есть, основанием для несения компенсационной (возмещение вреда или убытков) и карательной (наказание) ответственности является в этих случаях не сам ущерб (вред), точно рассчитываемый по определенным методикам, которые, как правило, не могут учесть всю совокупность потерь последствий конкретных действий нарушителя, а сам факт его нанесения. В нашей российской практике — это, например, таксы за причинение вреда лесному и рыбному хозяйству, животному миру. И в этом случае, по всей вероятности, сумма такого штрафа может намного (и даже во много) превышать реальный ущерб и даже упущенную выгоду. Однако экономическая составляющая данного штрафа, имеющая и достаточно эффективную профилактическую направленность, позволяет достигнуть трех позитивных результатов.

Во-первых, повышенный штраф в какой-то степени компенсирует потери от латентных действий по нанесению вреда «не пойманными» нарушителями, которых контролирующие и правоохранительные органы не сумели выявить. Во-вторых, нет необходимости доказывать реальные суммы нанесенного вреда, что упирается в сложные процедуры его расчетов по малопродуктивным методикам, результаты которых (расчетов) в суде зачастую могут быть оспорены. В-третьих, высокие суммы таких штрафов становятся весомой мерой профилактики совершения любых правонарушений, связанных с возможностью нанесения экологического и иного вреда (ущерба).

И, по нашему мнению, можно было бы проработать вопрос добавления еще одной четвертой экономической функции данного штрафа. Нужно попытаться создать реальные экономико-правовые возможности давать «зарабатывать» из этих сумм весомых штрафов гражданам и организациям, своевременно информирующим правоохранительные и контролирующие органы о возникающих правонарушениях.

По «советской» сути — это доносительство, притом оплачиваемое, что в рамках нравственных оценок многих россиян граничит с одним из самых смертных грехов. Между тем, в скандинавских странах такая практика предотвращения нарушения законных прав и интересов граждан, общества и государства является достаточно одобряемой населением и стимулируемой со стороны государства. Известно, что профилактика любых негативных последствий всегда намного дешевле и эффективнее, чем борьба с последствиями, обусловленными состоявшимся фактом таких последствий. Более того, из данных сумм штрафов могло бы весомо осуществляться и стимулирование должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, своевременно раскрывающих правонарушения и достоверно документально закрепляющих все признаки составов совершаемых и готовящихся к совершению правонарушений. По сути, — это элементы «правоохранительного хозрасчета», который следовало бы ввести в действие в работу правоохранительных и контролирующих органов вообще, и при предотвращении экологических правонарушений в особенности.

Но возможно ли его использование в российской правоприменительной системе? На наш взгляд, для этого необходимо учесть особенности нашего государства. В Европе данная мера наказания имеет широкое распространение, потому что там достаточно высокий уровень доходов населения. Строгость данного наказания обеспечивается большой величиной штрафа. В России штраф не выполняет одну из основных функций наказания — превентивную. Это вызвано невысоким размером штрафа, установленным для физических и юридических лиц.

Для того чтобы штраф стал эффективной мерой необходимо увеличение его размера особенно в отношении тех составов правонарушений, где причиняется значительный вред окружающей среде. Помимо этого необходима переработка, прежде всего, процессуальной части КоАП РФ для усиления санкций за экологические правонарушения, с введением механизма принудительного взыскания штрафов с юридических лиц (аналогично налоговой инспекции), вести учет качественного изменения экологических правонарушений и увеличения их числа, дополнить новыми составами и расширить компетенцию надзорных органов в области экологии.

Морозов Геннадий Борисович, профессор, к.э.н., зав. кафедрой пед.университета

Морозова Татьяна Рафаиловна, педагог доп. образования объединения «Дворец молодежи»


[1] По материалам служебной статистики Управления внутренних дел Свердловской области

[2] Статья 8 введена Федеральным законом от 08.12.2003 N 161-ФЗ

http://rusk.ru/st.php?idar=114440

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru