Русская линия
Русская линия Владимир Цыганков19.06.2009 

Все беды — от недостатка любви
Истоки патологических зависимостей

Сейчас в интернете широко идут дискуссии о причинах возникновения, профилактики и лечения таких патологических зависимостей, как наркомания, алкоголизм, игромания, о том как помочь людям, попавшим в плен зависимости. Своим взглядом на эти проблемы поделился в беседе с журналистом Александром Герцом ответственный секретарь Отдела по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт-Петербургской епархии, руководитель Школы трезвения в Александро-Невской лавре В.А.Цыганков.

— Владимир Анатольевич, в чем суть вашего подхода к различным видам патологической зависимости?

— Наш подход можно выразить словом «трезвение». Это святоотеческий термин, смысл которого — не просто отказ от употребления алкоголя, наркотиков, табака и т. д., а духовное бодрствование, то есть углубленное внимание к собственной духовной жизни. Ведь истоками этих зависимостей являются не только физиологические или биохимические нарушения, сколько поврежденность души. Мы имеем дело с духовно-нравственным заболеванием, которое проистекает, прежде всего, от искажения сознания, помрачения ума. Личность человека оказывается частично поврежденной. Для того чтобы ее восстановить, необходима сознательная и упорная работа самого зависимого человека в сочетании с духовно-нравственным воспитанием, лечебно-реабилитационным, психологическим и педагогическим воздействием.
— С какими видами зависимости вам чаще всего приходится иметь дело?

— С наркоманией и алкоголизмом, игроманией, табачной зависимостью, в меньшей степени компьютерной зависимостью. Все они возникают чаще всего в детстве и юности, поэтому еще один важнейший раздел нашей деятельности — это работа с родителями.
Каждый ребенок проходит в своем развитии определенные возрастные этапы, которым свойственна та или иная форма отношений с окружающими людьми. Свои этапы, свои закономерности развития есть и у семьи. Отсутствие у людей знаний об этих закономерностях или пренебрежение ими ведет к тому, что разрушаются семьи, искажаются отношения между супругами, между родителями и детьми. А это — путь к раннему развитию патологических зависимостей.
Наркомания или ранний алкоголизм у детей напрямую вытекают из ненормальных супружеских отношений родителей. Потому, что если между папой и мамой нет любви, или они развелись, или отец ушел из семьи, ребенок вырастет с серьезными психологическими проблемами. Он, вероятно, придет к наркотикам, к алкоголю, не сумеет построить счастливую жизнь и карьеру, не сможет нормально выполнять семейные, профессиональные обязанности и т. д. Ему будет тяжело в коллективе, тяжело с собой, с окружающими, со всем миром.
Мы спрашиваем родителей: «Как выразить любовь к своему ребенку?» Молчат. А если спросить, как выразить супружескую любовь, хихикают, и все. Но сегодня известно, что алкоголизм и наркомания произрастают именно из недостатка любви между супругами и, конечно, между родителями и детьми.

— Как же правильно выразить любовь к своему ребенку?

— Посредством контакта. Контакты бывают разные, и один из важнейших — это контакт глаз. Когда вы смотрите в глаза чужому человеку и он смотрит на вас, пусть не с любовью, но хотя бы с уважением, вам это приятно. А для ребенка это важнейшая потребность. Он может перенести голод, холод, недостаток игрушек… Но не отсутствие родительской любви. Все время и всеми способами он спрашивает: «Вы любите меня?» Но часто родители даже не удосуживаются заглянуть ребенку в глазки. А если малыш не чувствует, что его любят, что он для родителей самый значимый, начинаются проблемы.
Как же посмотреть ребенку в глаза? Если это младенец, взять на руки и поднести к глазам. Если дошкольник, надо опуститься пониже, чтобы ваши и его глаза оказались на одном уровне. К сожалению, в нашей культуре принято смотреть глаза в глаза, когда вы чем-то недовольны, и этот взгляд, холодный и колючий, разрушает любовь.

— Многие родители у нас избегают физического контакта с ребенком, боясь его заласкать…

— Почему-то в нашей стране вслед за Бенджамином Споком многие считают, что детей не следует «лишний раз» брать на руки. Только они не знают, что позднее сам доктор Спок публично отказался от этих взглядов, назвав их неправильными. Малютку заласкать любовью невозможно. Чем больше дашь любви ребенку через контакт, прикосновение, звуки голоса, обращенные к нему, внимание к нему и т. д., тем он вырастет лучше и здоровее. И физически здоровее, и духовно. А у нас сначала боятся заласкать малышей, потом боятся приласкать мальчика: «пусть растет мужчиной"…
Хотите увидеть, как ваш ребенок станет здоровее за считанные часы? Смотрите почаще ему с любовью в глаза, приласкайте, спросите, как у него дела. Побеседуйте с ним просто так — для души его и своей. Это ему жизненно необходимо. И ребенок расцветает, а если болен — выздоравливает без всяких лекарств.

— Можете ли вы сформулировать основные принципы взаимоотношений с ребенком?

— Основной принцип один: ребенок — это маленький человечек, для которого главное, чтобы у него были любящие родители, а он для них был ценностью в жизни.
Для ребенка родители — всегда самая важная ценность. А вот дети, к сожалению, не всегда бывают самым важным для родителей, и в этом случае они болеют.

— Что еще могут сделать родители, чтобы ребенок не приобрел какую-то патологическую зависимость?

— Они должны воспринимать малыша как самостоятельную личность. Уже в три года у ребенка появляется выражение «я сам» — сам буду есть кашу, завязывать шнурки, надевать пальто, переходить улицу. И хотя ясно, что он сам еще этого как следует не может, но у маленького человека проявилась индивидуальность, а значит, и потребность в автономии. Родители должны предоставить ребенку эту автономию в таком объеме, который он способен понести в своем возрасте, чтобы не вырасти зависимой личностью — от мамы, от алкоголя и т. д. Но чем больше степень его свободы, тем больше и обязанностей.

— Однако наличие обязанностей требует от ребенка послушания, дисциплины?

— В американской психологии есть понятие о передаче любви через дисциплину. Мы привыкли поддерживать дисциплину ремешком или криком. А в американской культуре, если ребенка попросили что-нибудь сделать, то ему приятно, что он это выполнил для родителей, и он просто энергетически ощущает, как родители довольны. Более того, там родители всегда подойдут, заглянут ребенку в глазки и скажут: «Молодец, Джек! Какой ты хороший сын у нас!» Так ребенок получает от родителей любовь через дисциплину. И эта дисциплина строится на представлении, что мы — единое целое, любим друг друга, живем вместе по любви, а не вынужденно. В этой ситуации исполнять обязанности приятно и тем, кто исполняет, и тем, кто поручает.

— Можно ли наказывать детей?

— А за что наказывать малыша? За то, что порезал скатерть? Но он, может, и не знал, что ее нельзя резать. Есть кризис трехлетнего возраста. Ребенок проявляет строптивость, упрямство, деспотизм, начинает портить, резать, ломать. Это естественно: он переходит от предметной деятельности с игрушками в игровую деятельность совместно со сверстниками и взрослыми, и переходит так, как умеет. Мамы бывают просто поражены, когда узнают, что ребенок вовсе не хочет им навредить, а просто развивается — так, как может. Это мама должна знать, как ему помочь, как с ним поиграть, как обеспечить ему безопасные условия.
И вообще, прежде чем наказывать, постарайтесь вступить с ребенком в контакт и понять, почему он совершил данный «проступок». Может быть, у него переходный период в развитии, и он «переходит» так тяжело из-за ваших же педагогических ошибок? Или он нездоров, у него стресс, конфликт? А вдруг он уже раскаивается, что так поступил? Зачем же тогда наказывать? Лучше добейтесь контакта. И только в чрезвычайных случаях можно сделать что-то такое, чтобы ребенок понял: родители настроены решительно и больше этого не допустят.

— Допустим, все уже случилось, и ребенок встал на какую-то скользкую дорожку. Как можно теперь ему помочь?

— Прежде всего, восстановить с ним нормальные отношения со своим ребенком. Вот общие принципы общения: любовь, доверие, уважение. Если их нет, то надо возвращаться и их восстанавливать, тогда появится взаимопонимание.

— Если ребенок не отлипает от компьютера, можно что-нибудь сделать?

— Можно. Чтобы вылечить ребенка от компьютерной зависимости, не нужно даже его видеть. В 99% случаев он попадает в эту компьютерную зависимость из-за ненормальных взаимоотношений между папой и мамой, потому что испытывает от этого глубочайшую боль, скорбь и внутренний конфликт. Ребенок уходит в виртуальную реальность, чтобы как-то от этого отключиться. Но достаточно пригласить родителей на психотерапию, возобновить их супружеские отношения, и ребенок сразу все это бросает!

— А почему молодежь уходит в игроманию?

— Это явление того же порядка, но в более старшей возрастной категории — где-то до 30−40 лет, и здесь еще присоединяется азарт. Как правило, уходят в игроманию те, кто не может наладить нормальные отношения со своим супругом или супругой, если они в браке. Если же игроман не состоит в браке, то, возможно, это след от тех серьезных родительских ошибок в его детстве. Обычно выявляется огромное количество психотравм, которые психологу нужно проработать уже с самим игроком.

— Лечение алкогольной зависимости требует определенной психотерапевтической среды. Но вы же не можете создать алкоголику другую среду?

— Можем! Из таких же выздоравливающих людей, как и он. Ему нужно посмотреть на них со стороны, другими глазами. И в них он узнает себя. В них он понимает то, что в индивидуальной консультации я бы до его сознания никак не довел. Он, конечно, слышал, что пьянство — это зло, и согласен, но надо об этом сто раз на группе проговорить с другими, чтобы у него щелкнуло: «Да что же я делаю!?» А создается эта психотерапевтическая среда по определенным законам, ведет занятие профессиональный психолог.

— С наркоманией, наверное, труднее?

— Да. Там иной подход. Если лечение алкогольной зависимости во всем мире происходит амбулаторно, человека не надо на год отрывать от семьи, от работы и т. д., то в лечении наркозависимых так не получится. Их надо обязательно вырвать из среды. У нас лечение происходит исключительно стационарно, в загородных реабилитационных центрах, продолжается 9 месяцев, и примерно 65−67% наркоманов выходят в ремиссию.

— Какую роль в борьбе с тяжелыми формами зависимости играет Церковь?

— Прежде всего, Церковь занимается профилактикой. Профилактика наркомании — это борьба за здоровый образ жизни, за духовный образ жизни, за понимание главных ценностей человека в этом мире: семья, дети, духовный рост, вера и т. д. Человека верующего, ценящего свою семью, втянуть в наркотики проблематично. С другой стороны, Церковь считает своим долгом помочь тем, кто уже попал в такую беду. Для этого трудятся сообща священники и психологи. Обретенная вера в Бога и в человека помогает подросткам удерживаться от алкоголя или наркотика. Но одновременно они находят для себя новый круг общения — общество здоровых людей.
Беседовал Александр ГЕРЦ

http://rusk.ru/st.php?idar=114306

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  В.А. Цыганков    21.06.2009 13:38
Здравствуйте, Альберт!
Благодарю Вас за добрые слова!
Приглашаю к общению в Контакте в группе "Все беды – от недостатка любви. Истоки патологических зависимостей" http://vkontakte.ru/club10233989
С уважением,
В.А. Цыганков
  Альберт Битюцкий    19.06.2009 07:55
Спасибо за этот замечательный материал и интересного собеседника!

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru