Русская линия
Русская линия Анатолий Ветошкин,
Наталья Каратеева
13.06.2009 

Время и вечность Царя-страстотерпца
Доклад на VII Международных Ильинских научно-богословских чтениях (Екатеринбург, 27−28 апреля 2009 года)

Вся история российской государственности, начиная с рождения Древнерусского государства 21 сентября 862 года, по сути и форме своей является монархической. За исключением кратких исторических периодов и отдельных социально-территориальных лакун Россия, собственно, никогда не уходила от монархического типа правления — великокняжеского, царского или императорского. И лишь в «смутные» времена XVII века, или в период гражданской войны, или лихое время 90-х годов ушедшего столетия были кратковременные сроки всевластия «семибоярщины», «семибанкирщины» или охлократического и анархического розлива. И все они заканчивались, как правило, потрясением устоев государственности, распадом, расчленением страны, непомерной социальной и человеческой платой за свое беспамятство, за свое буйство, как говорится в народе «без царя в голове».

Истины ради следует сказать, что и отдельные монархи нередко оказывались не на высоте богоданного им высокого положения, что приводило к вырождению или пресечению династии. Вокруг трона всегда плелись интриги, свершались кровавые дворцовые перевороты, дела в государстве нередко вершили фавориты и чужеземцы. Монархия была чревата и тираническим началом, и другими изъянами, когда в своей исторической канве отступала и изменяла идеалу, сути и принципу своего высшего назначения.

Масштаб, панорамность и глубина видения российской государственности от ее истоков и до наших дней позволяет сделать вывод, что монархический тип правления является наиболее соответствующим для нашей страны с православным строем народной жизни, с ее необъятной территорией, разнообразием народов и культур, хозяйственно-экономических укладов, природно-климатических и геополитических условий исторического самобытия России.

Л.Н.Тихомиров (1852−1923), сам прошедший путь от революционера до убежденного монархиста, делает такой вывод: «Ограничить самодержавие — это значит упразднить Верховную власть Божию в устроении общества. Кто бы этого не захотел, монарх или народ, положение дела от этого не изменяется. Совершается переворот… Но если народ, потерявший веру в Бога, получает, так сказать, право бунта против Него, то уж монарх ни в каком случае этого права не имеет, ибо он, в отношении идеала, есть только хранитель, depositaire власти, доверенное лицо» [1].

В сердце императора Николая II на весь его царственный путь вошли заветы отца, сказанные им незадолго до своей кончины: «Тебе предстоит взять с плеч моих тяжелый груз государственной власти и нести его до могилы, так же как нес его я и несли наши предки. Я передаю тебе царство, Богом мне врученное. Я принял его тринадцать лет тому назад от истекавшего кровью отца… Твой дед с высоты престола провел много важных реформ, направленных на благо русского народа. В награду за все это он получил от „русских“ революционеров бомбу и смерть…
В тот трагический день встал предо мною вопрос: какой дорогой идти? По той ли, на которую меня толкало так называемое „передовое общество“, зараженное либеральными идеалами Запада, или по той, которую мне подсказывало мое собственное убеждение, мой высший священный долг Государя и моя совесть. Я избрал мой путь. Либералы окрестили его реакционным. Меня интересовало только благо моего народа и величие России. Я стремился дать внутренний и внешний мир, чтобы государство могло свободно и спокойно развиваться, нормально крепнуть, богатеть и благоденствовать. Самодержавие создало историческую индивидуальность России. Рухнет самодержавие, не дай Бог, тогда с ним рухнет и Россия. Падение исконной русской власти откроет бесконечную эру смут и кровавых междоусобиц.
Я завещаю тебе любить все, что служит ко благу, чести и достоинству России. Охраняй самодержавие, памятуя при том, что ты несешь ответственность за судьбу твоих подданных пред Престолом Всевышнего. Вера в Бога и в святость твоего царского долга да будет для тебя основой твоей жизни. Будь тверд и мужественен, не проявляй никогда слабости. Выслушивай всех, в этом нет ничего зазорного, но слушайся только самого себя и своей совести. В политике внешней держись независимой позиции. Помни, у России нет друзей. Нашей огромности боятся. Избегай войн. В политике внутренней — прежде всего, покровительствуй Церкви. Она не раз спасала Россию в годины бед. Укрепляй семью, потому что она — основа всякого государства» [2].

Всей своей жизнью как служением Богу, славе России, благоденствию народу, и самой жертвенной смертью Николай II доказал верность заветам своего державного отца [3].

От верного понимания и глубокого осмысления царствования императора Николая II зависит не только правда истории России в ее ключевое и поворотное время, но и ее влияние на современность и самую будущность русского народа, страны, государственности. К большому сожалению, в общественном сознании и так называемой «науке» до сих пор преобладает негативный образ царской России и клеветнические измышления в адрес императора Николая II. На протяжении целого столетия они создавались и культивировались в заданном идеологическом формате.

Кампания целенаправленной лжи и нападок на Царствующую династию началась еще на рубеже XIX—XX вв.еков ненавистниками России и радикалами всех политических мастей. Советский социалистический период российской истории утверждался под идеологической установкой «все мы родом из Октября». И это предполагало тотальное отрицание всего «царского» прошлого как консервативного и отсталого, подлежащего преодолению и забвению. Рвалась живая связь времен и преемственность поколений. Конструировались односторонние и поверхностные мифы, перераставшие в устойчивые и предвзятые стереотипы обыденного сознания в отношении к царской России и подлинному образу Государя императора Николая II, его жертвенному служению своему Отечеству.

В качестве иллюстрации укажем лишь на наиболее расхожие и однозначные из них, несостоятельность которых со временем становится все более очевидной.

1. До сих пор не преодолен расхожий тезис об экономической и технической отсталости царской России. Социально-экономическое развитие страны в период царствования Николая II не оставляет камня на камне от этих ложных утверждений. Конечно, по отдельным внешним и вещным параметрам страны можно сравнивать друг с другом. Но, в первую очередь, необходимо внутреннее и глубинное сравнение народа и страны с самими собой, чтобы видеть и понять какие изменения и в чем они претерпели. Наличие добротной статистической базы дореволюционной России, достоверных данных Всероссийской переписи населения 1897 года и ежегодных социально-экономических отчетов позволяет без прикрас и очернений приоткрыть подлинный лик России — царской России, исторической России времени императора Николая II [4].

Как заклинание и приговор царскому режиму выставляется обвинение в нищете и обездоленности народа, низком уровне благосостояния и потребления. Но уровень и качество жизни определяется не столько количественными показателями потребления на душу населения, сколько состоянием самой души человека, его нравственным здоровьем, соответствием самой жизни ее подлинному смыслу и духовно-нравственным ориентирам.

Народная жизнь била ключом, действительно была привольной и свободной, в тесном единение друг с другом, в ладу с самим собой, гармонии с природой и Богом установленным миропорядком. Образ жизни народа был трудовой. Осмысленный труд как служение ближним и Богу воспринимался в качестве незыблемой нравственной нормы бытия. На Руси труд искони был больше, чем работа. Д.И.Менделеев (1834−1907) в своих «Заветных мыслях» и капитальном исследовании «К познанию России» четко улавливал различия между ними. Он считал, что удел человека как творца — труд, а не работа. Его развитие в том и заключается, чтобы ту часть труда, которую человек производит как работу, замещать работой машин. Д.И.Менделеев писал: «Труду принадлежит будущее, ему воздадут должное, нетрудящиеся будут — и печальная, очень крупная ошибка многих новейших учений состоит именно в смешении работы с трудом, рабочего и трудящегося… Работу можно дать, к работе можно принудить, присудить; труд — свободен был и будет, потому что он по природе своей волен, сознателен, духовен… Работа не творит, она есть только видоизменение единых сил природы… Небывалое, действительно новое дает лишь труд; его нет в природе, он в вольном духовном сознании людей, живущих в обществе» [5].

Людям старших поколений не понаслышке, а по собственному жизненному опыту известны и крестьянская доля и ранний рабочий труд, в поле и у станка. Еще все дышало отгремевшей войной и в то же время светило небесным светом Великой Победы. Вместе с женщинами-матерями, стариками и вернувшимися с полей сражений отцами-фронтовиками подростки и дети с младых ногтей становились в трудовой строй. И это была не «игра в труд», как справедливо называл позже созданные ученические бригады и студенческие отряды патриарх земледельческого цеха России Т.С.Мальцев. Это была настоящее дело, действительный труд во благо себе, людям, стране. Не случайно, в деревне главные полевые работы назывались страдой. И «страдали» все — от мала до велика. Ничто не объединяло людей так, как вера и общее дело. Но с каким всеобщим ликованием, радостью и неподдельным весельем встречали и проводили праздники!

2. Привычные и расхожие суждения о невыносимом гнете и произволе, о чудовищной эксплуатации трудящихся в сопоставлении с современным положением не только не выдерживают критики. Они научно не состоятельны и оскорбительны в социально-нравственном отношении. Патриарх русской и советской экономической статистики академик С.Г.Струмилин (1877−1974) провел глубокий сопоставительный анализ расценок труда на предприятиях России и западноевропейских стран и соотнес их со стоимостью жизненных средств трудящихся. И он пришел к выводу, что заработки отечественных рабочих в крупной и средней промышленности были одними из самых высоких в мире и занимали второе место после американских.

Средняя заработная плата рабочих фабрично-заводской промышленности в 1913 году в Европейской части России по всем группам производств составляла 264 рубля. В Петербурге плата рабочим по отдельным профессиям за один день работы была следующая: у землекопа — 197,5 коп., у кузнеца — 226 коп., у плотника — 187,5 коп., у слесаря — 263 коп., у столяра — 234,5 коп., у токаря — 250 коп., у чернорабочего — 124 коп. Приведем и тогдашние потребительские цены по Петербургу: мясо I сорта (один пуд) — 938 коп., щука живая (один пуд) — 1327 коп., молоко (ведро) — 150 коп., хлеб ржаной (один фунт) — 3 коп., хлеб белый пшеничный (один фунт) — 5 коп., масло сливочное I сорта (один пуд) — 1525 коп. Жилище обходилось своему владельцу всего в 10 рублей за год, воз дров стоил 3р. 74 коп. Годовая норма взрослого рабочего по всему кругу потребительских товаров и услуг укладывалась в 72 рубля [6].

В период правления императора Николая II страна уверенно и устойчиво развивалась, поступательно росло промышленное и сельскохозяйственное производство, значительный подъем переживали все отрасли народного хозяйства. Формировался современный социально-экономический облик России, адекватный мировому уровню развития производительных сил, науки и техники. Достижения экономической науки и религиозно-философские прозрения значительно опережали свое время, составляя прочный духовно-нравственный фундамент созидания и творчества будущим поколениям. Культура и наука, литература и искусство создали и оставили нам непреходящее наследие, творения поистине мирового масштаба и всечеловеческого значения.

3. Национальная политика и межнациональный отношения, которые характеризовались миром и спокойствием, отеческим попечением царя над всеми подданными, искажались до абсурда. Царская Россия представлялась в западном идеологическом ключе как «тюрьма народов». Следуя такой аналогии, можно сказать, что современная Россия становится поистине «кладбищем народов», когда вновь образованные границы обагрились кровью, когда миллионы людей оказались вне исторической Родины, у костров, вернее, пепелищ национальных суверенитетов греются новоявленные государства.

Истины ради и правды-справедливости подчеркнем, что у присоединяемых, как правило, добровольно и мирно, входивших в состав Российской империи народов сохранялись собственные родовые институты и формы социальной организации. Они получали широкую национально-культурную автономию и надежную защиту в лице Государя [7].

4. В последнее время наметилась еще одна опасная линия фальсификации исторического прошлого с настойчивым навязыванием установки так называемого правового нигилизма и отсутствия структур гражданского общества в России. В действительности же Россия изначально и во всем своем самобытии была страной гражданского мира и сословного согласия. Православная вера делала народ единодушным, а русский язык и культура — единомыслящим. Монархический строй органично сочетал единовластие с внутренней самоорганизацией социальной и хозяйственной жизни, с укорененными самоуправленческими началами в хозяйственной и социокультурной жизни — общиной, казачьим кругом, сельским сходом, церковным приходом, работной артелью, с широким и полномочным местным самоуправлением.

Судите сами, о каком административном произволе и чиновничьем бюрократизме можно говорить, когда по переписи 1897 года на всю почти 130-миллионную Россию в ее административных структурах власти и управления, судопроизводства, полиции, вкупе со стоящими на сословно-общественных должностях насчитывалось всего 336 тысяч человек! В пропорциональном соотношении на тысячу душ населения чиновного люда в демократической Франции приходилось в 5 раз больше, а в консервативной Англии в 7 раз больше, чем в России. Поэтому не случайно в 1913 году на международной выставке в Швейцарии российская полиция была признана лучшей в мире!

Для сравнения и сопоставления: нашим людям еще помнятся времена, когда на несколько тысяч населения нашей сельской округи приходился один милиционер-участковый. А пресловутый «ключ под ковриком»? Дома, квартиры, дворы не ограждались многометровыми заборами и практически не закрывались. Соседские узы, отношения между людьми были традиционно порядочными, доброжелательными, открытыми, нравственными. Как пелось в народной песне: «Мы двери держали открытыми, что надежней любого замка». Сейчас же простой подсчет и собственный горький жизненный опыт свидетельствуют: на 70 человек населения приходится один милицейский работник, не считая многочисленной армии охранников и особой категории — тело-хранителей. Только в федеральных структурах насчитывается более 1,5 млн. человек чиновного аппарата.

5. До неузнаваемости искажалась внешняя политика. Особо подчеркнем: все страны граничат друг с другом и только одна Россия — с Богом. Она всегда была верна союзническим обязательствам, бескорыстна в помощи и защите братских православных народов, служила гарантом европейской и международной безопасности, обеспечивала своим могуществом баланс и равновесие сил в мире. Сошлемся в этом на трезвое суждение итальянского либерального историка В. Ферреро: «С 1815 и до 1914 годов Россия удерживала равновесие и, не считая войн 1848 г. и 1870 г., никакая другая война не потрясла европейский континент. Это обстоятельство позволило свободно развиваться всем европейским странам, в то время как конкуренция России с Англией в Азии способствовала сохранению спокойствия и равновесия и на этом континенте. Падение царизма в России изолировало ее как от Запада, так и от Востока, и это отстранение нарушило мировое равновесие».

Но тут требуется одно существенное уточнение, ибо это суждение было высказано в далеком уже 1933 году, когда только первые всполохи говорили о раскатах Второй мировой войны. И именно Советский Союз, то есть сама историческая Россия разгромила германский фашизм и сломала хребет японскому милитаризму, продиктовала послевоенное устройство мира и в течение почти полувека сохраняла мир в мире. Однако следует знать и благодарно помнить, что первым инициатором Лиги Наций, прообраза современной ООН, был император Николай II. И по сей день указ с его подписью выставлен под стеклом в музейных залах на Истр-ривер. Великие мирные инициативы, вплоть до идеи и последующих предложений о разоружении, принадлежат именно императору Николаю II.

6. И, наконец, следует признать недопустимой и кощунственной клевету и злобные измышления в адрес личности самого Государя, императорской Фамилии. Унижением и оскорблением самой России являются попытки исказить светлый образ Царя Николая II, представив его то жестоким и кровавым, то недалеким и слабовольным, то скрытным и равнодушным, озабоченным только семьей, находящимся под чьим-то влиянием и т. п. Ничего подобного! Знающие и близкие люди, имевшие дело непосредственно с императором, утверждают, что это была «железная рука в бархатных перчатках». Это был человек сильной воли и любящего сердца, чистой совести, верности возложенному на него священного царского служения России, ее народу.

Так, при заключении Портсмутского мирного договора в США в 1905 году после русско-японской войны только благодаря твердости Николая II почти все японские претензии были отклонены. России пришлось временно уступить только половину острова Сахалин и Курильские острова, которые были возвращены после разгрома Японии в 1945 году.

В свете всего сказанного, совершенно кощунственным выглядит стремление представить императора Николая II как недалекого и слабовольного правителя, озабоченного лишь кругом семейных забот и разрешением интриг внутри царского двора. В действительности же, вмешательство и личное участие Царя в корне меняло ситуацию в лучшую сторону. Так, когда Государь взял на себя функции Верховного главнокомандующего (с августа 1915 г. по март 1917 г.), положение на фронте не только было стабилизировано, но и круто переменилось в нашу пользу. К 1917 году Россия подошла вплотную к победе. Русские войска (кстати, уже не впервые в новой истории) стояли в двадцати верстах от Царьграда. Был изготовлен уже крест, который полагалось возвести над Святой Софией в честь одержания победы…

Не каждый праздный и любопытный взгляд мог уловить существенную разницу между официозной и парадной стороной жизни Государя и Царской семьи, ее повседневным благочестивым и труженическим образом жизни. Сегодня, когда перед нашим изумленным взором предстали восстановленные интерьеры помещений в музее-заповеднике «Царское село», воочию убеждаешься в простоте и непритязательности каждодневной жизни императора Николая II и его семьи. И поражаешься высоте его духовных устремлений, чистому исповеданию веры православной, молитвенному преклонению пред святыми образами в своих царских покоях.

Временщики, вероломно и преступно, путем глубоко эшелонированного заговора, согласованного с мировой закулисой, заступили во власть. Они обрекли Венценосного Государя вначале на унижение, потом — на отречение, за которым последовал арест, впоследствии ссылка и, наконец, преступное убийство Святых Царственных Страстотерпцев в подвале Ипатьевского дома в ночь на 17 июля 1918 года.

Вдохновители и организаторы преступного злодейства по отношению к венценосному Государю и его царственной семье, целясь в сердце императора Николая II, старались поразить сердце самой исторической России — православной по сути, монархической по государственным устоям, духовно-нравственной по строю и миропорядку народной жизни. По такой же схеме и аналогии рушили Советский строй в 1991−93 гг., когда, по выражению А.А.Зиновьева, метили в коммунизм, а попали в Россию. Далеко не случайно в реорганизованном ЦРУ США были созданы и укреплены отделы по борьбе с Русской Православной Церковью и… казачеством.

В далекие уже первые годы новой власти в революционном угаре главный удар был нанесен по несущим, духовно-социальным опорам исторической России: Русской Православной Церкви, казачеству, офицерству, дворянству и крестьянству. Казачество как социально-служилое сословие занимало в этом ряду особое место. Даже сегодня, несмотря на все перенесенные трагические испытания и невзгоды, оно остается несломленным. В глубинной своей стремнине казачество продолжает быть духовно-православным, государственно-монархическим, патриотическим, служилым и трудовым. И дума у казака та же: если служишь, то и казак. Конечно, поприще социального служения сегодня значительно расширилось. Оно связано не только с землей, хозяйством, но и наукой, культурой, образованием и воспитанием. Но, как и прежде, казачество, это прочный заслон на наших необъятных пограничных рубежах. И его подлинное возрождение будет происходить на незыблемых русских духовно-нравственных основаниях и славных традициях.

Россия, как и каждая страна, любой народ, как и отдельно взятый человек, проходит свой, национально-самобытный, духовно-уникальный (не заемный, чужеземный и чужебесный), а собственный путь развития. И никто за нас его не пройдет. России не 20 последних демократизаторских постсоветских лет, и не послеоктябрьское хронологическое 90-летие. России уже полных 1147 государственно оформленных, прожитых и пережитых лет. С осознанием всей исторической ответственности за великое прошлое, переломное настоящее и достойное будущее Россия идет к своему 1150-летнему юбилейному рубежу — 21 сентября 2012 года. И первым городом России, который будет отмечать этот славный юбилей, станет Ростов (Великий) Ярославской области, основанный в 862 году. Весьма символически, что главой администрации этого славного и древнего российского града избран летчик-космонавт, Герой России, почетный участник Ильинских Чтений Валерий Иванович Токарев.

Требуется глубоко осознать, что более сорока поколений наших пращуров выковывали и слагали национально-историческое бытие русского народа, хозяйственный и социальный уклад жизни, нашу государственность, образование, науку и культуру. Православие взростило великий народ, окормило самую его душу. Все этапы созидательного, героического и одновременно драматического исторического пути Руси (всех «семи Русей» — от языческой до современной) должны быть целостно поняты, оценены и осмыслены. Духовное постижение и осмысление будет продуктивным только с позиции их внутреннего единства, сохранения самоидентичности, глубокой преемственности и взаимодополнительности, творческого синтеза и актуализации выверенного традицией и современным опытом нашего исторического пути — пути самой Руси.

Конечно, «восстановить» или вернуться в какой-либо прожитый период невозможно. Но в стратегическом видении необходим весь исторический масштаб национально-государственного самобытия России как максимально широкое духовное и социально-экономическое основание в понимании и оценке сквозных линий и сущностных черт самого пути Руси.

Требуется органический и живой синтез «семи Русей» — от языческой до современной в своей целостности, единстве, преемственности и развитии. Ибо Россия, народ в разные эпохи и времена сохраняли свою идентичность, ментальность, православную духовность. Все этапы и вехи в судьбах России должны быть оценены по большому историческому счету. Поиски «золотого века» в 1150-летней истории России не должны сопровождаться унижением или чрезмерным восхвалением любого этапа или периода.

Величие Государя Николая II заключается в том, что он всей своей жизнью, жертвенным служением и самой мученической смертью оберегал и прокладывал в грядущее наш русский путь. Своим подвигом он реализовывал провиденциальный смысл истории России в понимании его как Божиего промысла.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в своем Послании в связи с освящением Храма-Памятника на Крови во имя Всех Святых, в Земле Российской просиявших, возведенном в Екатеринбурге на месте злодейского убийства царя Николая II и его семьи, особо подчеркнул: «… важно, чтобы с этого места, где пролилась кровь Святых Царственных Страстотерпцев, где предпринята была попытка разрушения России, началось на веки вечные возрождение славных многополезных традиций, когда и предержащие власти, и рядовые граждане стремятся каждодневно сверять дела свои с заповедями Божиими, рассматривать себя как продолжателей деяний многих и многих поколений своих предков, строить Отечество таким, чтобы соответствовать идеалу Святой Руси».

Русская Православная Церковь на своем Архиерейском Соборе 2000 г. Причислила императора Николая II и членов его семьи к лику святых царственных страстотерпцев. Духовным пробуждением народа стало ежегодное проведение Екатеринбургской епархией памятных Царских дней. Высшим проявление этого духовного горения является покаянный Крестный ход, совершаемый в ночь с 16-го на 17-е июля каждого года от Храма-на-Крови до урочища Ганина яма, где были сожжены и уничтожены царственные останки. Это поистине живая Церковь, Церковь в пути, которая объединяет в святой соборности десятки тысяч людей Русского и всего православного мира. И что поразительно, свидетельствуем как непосредственные участники, ни один из крестоходцев двадцативерстовой дороги от малого дитяти до убеленного сединами старца не сходит с этого последнего царского жертвенного пути! Но русский Царь, прославленный на Небесах, еще не обрел должного покаяния и полноты осознания его величия в нашей исторической памяти.

И нам предстоит немало потрудиться, чтобы восстановить и духовно постичь глубину жертвенного подвига православного царя Николая II во всей исторической канве самобытия России. Представляется необходимым и поучительным осмыслить тот огромный духовно-нравственный и интеллектуальный потенциал, социально-экономическое развитие в царской России, благодаря которым наша страна изначально становилась Святой Русью, а затем — Российской империей и Великой мировой державой.
Каратеева Наталья Александровна, кандидат философских наук, доцент, Первый проректор Уральского института бизнеса
Ветошкин Анатолий Петрович, доктор философских наук, профессор, директор Духовно-просветительского центра И.А.Ильина

Примечания:

1 — Л.Н.Тихомиров. Монархическая государственность. СПб., 1992. С. 457.
2 — Отец и сын // Память. № 1. М., 1991. С.2−3.
3 — В период царствования Императора Николая II сохранились и удерживались как незыблемые и выверенные всем историческим опытом духовно-нравственные скрепы самобытия и достойного самостояния России. Вот почему, чтобы понять Россию, «ее особенную стать», тем более в поворотные и ключевые времена, необходимо постичь, осознать, осмыслить, сохранить и передать будущим поколениям как самое драгоценное достояние в неповреждении самую душу народа, духовно-нравственные устои, на которых строилась, созидалась, крепла и стояла Земля русская. Глубоко символично, что миропомазание русского Государя на царство рассматривалось как возложение на него священнического служения, религиозной миссии Удерживающего богоданную страну и свой народ от зла и беззакония. Принятие же Таинств Христовых и возложение самого венца осуществлялось в Алтаре.
4 — Россия уверенно входила в первую пятерку мировых держав наряду со США, Англией, Германией и Францией. Страна становилась аграрно-индустриальной и доля промышленности стремительно приближалась к трети Валового национального продукта. Несмотря на значительно возросшие объемы сельскохозяйственного производства, его удельный вес в общей структуре народного хозяйства относительно снижался и составлял в 1913 году уже 54%. Именно в годы царствования Николая II закладывался фундамент для последующего мощного экономического прорыва, который был осуществлен за три неполных пятилетия перед Великой Отечественной войной. К 1940 году страна превратилась в индустриальную, с 5-го места переместилась на 2-е место в мире. На долю промышленности приходилось 74% всего производства. Численность рабочих и служащих почти утроилась и выросла до 50% в общей структуре населения. Если же взять динамику всего XX века, то удельный вес России в мировом валовом продукте возрастал с 2,3% в 1913 году до 13,7% в 1940 году и своей высшей отметки в 20% достигал в 80-е годы прошедшего столетия. В настоящее время постсоветская, усекновенная почти на треть в территориальном отношении и ополовиненная по населению Россия занимает лишь 8-е место в мире с весьма скромными 2% мирового ВВП, многократно уступая США и таким странам как Япония, Англия, Германия, Франция, КНР, Италия.
5 — См.: Менделеев Дмитрий Иванович // Святая Русь. Большая энциклопедия Русского народа. Русское хозяйство. М.: Институт русской цивилизации, 2006. С.491−501.
6 — См.: Уровень жизни населения: потребление, заработная плата, цены // Россия, 1913 год. Статистико-документальный справочник. СПб, 1995. С.303−321.
7 — После добровольного вхождения или присоединения путем колонизации в состав Российской империи народам не угрожала насильственная ассимиляция или насильственное обращение в христианство. Так было и в более ранние, и в более поздние времена. Сошлемся при этом на вынужденное признание лорда Керзона, будущего министра иностранных дел Великобритании, известного русофоба и ненавистника России, как Императорской, так и Советской. После завоевания Царской Россией Коканда, Бухары и Хивы, путешествующий по Средней Азии Керзон сделал такую запись: «Россия бесспорно обладает замечательным даром добиваться верности и даже дружбы тех, кого они подчинили силой… Русский братается в полном смысле слова».

http://rusk.ru/st.php?idar=114279

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru