Русская линия
Литературная газета Алексей Кива26.04.2005 

Самосбывающиеся пророчества

Крупнейший политолог Ральф Дарендорф выдвинул идею о самосбывающемся пророчестве. Если что-то постоянно повторять или чем-то постоянно пугать, это и сбудется.

Так было в первые годы правления президента Ельцина, когда одна часть экспертного сообщества то и дело пугала страну грозящей социальной катастрофой.

Когда после отставки премьера Михаила Касьянова президент Владимир Путин впервые заговорил о своём преемнике, правда, назначив при этом «технического премьера» Михаила Фрадкова, то экспертное сообщество приняло это как должное. В демократических странах, можно не сомневаться, в СМИ это вызвало бы бурю критики. Что ещё, дескать, за преемник?! Мы что — царство, королевство или ханство, эмират? Работа «семьи» над проектом «Преемник», как мы знаем, началась ещё за несколько лет до президентских выборов, заполонила собой лучшие умы обитателей Кремля, внесла чехарду в работу правительства и стоила стране дефолта.

Путин уже многократно заявлял, что он пробудет на посту президента два срока, как и положено по Конституции, которую он не намерен менять. Однако боящееся смены власти чиновничество не в ладах с законом и стало запускать пробные шары насчёт того, чтобы приучить общество к мысли, что Путину нет замены и поэтому надо искать способы его сохранения во власти.

Это тут же подхватило экспертное сообщество и — пошла писать губерния. И вот уже сам Владимир Владимирович неожиданно заговорил о том, что в 2008 году он выставлять свою кандидатуру, согласно Конституции, не может, а что касается президентских выборов 2012 года, то тогда посмотрим.

И что же наше экспертное сообщество? Кто-то сказал — а почему бы и нет, коль скоро Ф.Д. Рузвельт аж четыре раза избирался президентом. Кто-то стал приводить примеры долгожителей премьеров и т. д. И почему-то в голову не пришла самая простая мысль: а удобно ли вообще об этом говорить сейчас, до того, как будут решены хотя бы самые неотложные задачи, стоящие перед страной? И не ставят они с учётом этого в неловкое положение самого Путина? Да и как можно так унижать великую страну, чтобы фактически утверждать, что в стране нет больше талантливых политиков?

Или наши эксперты забыли, что о самом Путине россияне узнали лишь незадолго до президентских выборов? Да и пристало ли сторонникам демократии вообще допускать возможность появления в великой стране марионеточного президента, которого подберёт действующий президент?!

Пусть занимаются мифотворчеством по части нашей социально-политической стабильности, хитроумными пиаровскими комбинациями, угодничеством, лизоблюдством, лакейством и пр. те, кто имеет для этого кровный интерес, и прежде всего — самосохранение после ухода с поста Путина. Но экспертное-то сообщество должно оставаться на высоте, если, конечно, оно хочет, чтобы с ним считались в стране. Нет, больше того! Если оно не хочет, чтобы повторился 1917-й или 1991 год.

У многих членов экспертного сообщества словно пелена на глазах. Они в упор не видят, что социальное неравенство в обществе многократно превысило тот уровень, который считается предреволюционным. Как не видят или замалчивают факт заговора либералов против России. Те сумели убедить президента в том, что амнистия преступным путём приобретённой близкими к власти людьми общенародной собственности станет благом для политической стабильности и социально-экономического развития страны. На деле борьба за возврат народу собственности может стать таким же мобилизующим массы лозунгом, каким долгие годы была земля.

Аналитикам, с лёгкостью рассуждающим о «преемнике», о «техническом президенте» с 2008 по 2012 год, который таковым станет при условии, что сохранит «курс Путина», стоило бы напомнить, что это не лучший для страны способ передачи власти. Оказавшись в таком положении, Путин вынужден был четыре года фактически продолжать «курс Ельцина». Это привело к тому, что были упущены дарованные нам судьбой возможности использовать небывалый приток нефтедолларов для модернизации экономики, развития высоких технологий и решения острейших социальных проблем. Вместо этого большая часть нефтедолларов шла на создание гигантских личных состояний, проматывалась, вывозилась из страны, чтобы работать на чужие экономики.

В результате мы не только усугубили деградацию реального сектора экономики, но и получили резкое обострение ситуации на Северном Кавказе и, скажем честно, как страна становимся все менее привлекательными для соседей и уж ни в коей мере не примером для подражания.

Именно в этом надо искать главную причину наших неудач в отношениях с целым рядом стран СНГ и успехов творцов оранжевых революций.

Пиар, ставку на который ещё с ельцинских времён, сделали коллеги из рядов экспертного сообщества, оказался неизмеримо слабее хорошо продуманной политики.

И что мы имеем на сегодня?

Это углубляющаяся деградация промышленности и сельского хозяйства и постоянно растущая зависимость страны от экспорта сырья и импорта продовольствия. Но чем больше мы вывозим сырья и закупаем продовольствия, тем сильнее бьём по интересам основной массы отечественных производителей, а также множим безработицу. Это всё более разрастающаяся коррупция, с которой фактически ещё и не начиналась борьба. Она, как раковая опухоль, разъедает все ткани общества. Это всё более распоясывающийся криминал, который терроризирует общество, отстреливает средних и мелких предпринимателей, не щадит ни учёных, ни изобретателей, ни государственных чиновников, ни даже «человека с ружьём». И при этом наша власть держит курс на либерализацию наказаний! Это глубокий кризис практически во всех силовых структурах, включая судебную систему. Это на глазах гибнущая большая наука. О физическом и духовном здоровье нации так же уместно говорить, как в доме повешенного о верёвке.

И пока либералы-фундаменталисты и либералы-выразители интересов сырьевой олигархии будут оказывать сильное влияние на формирование политики государства, перемен к лучшему ожидать трудно.

Перед лицом этой тягостной ситуации мэр Юрий Лужков говорит, что ему хотелось бы, чтобы его книгу «Развитие капитализма в России. 100 лет спустя» прочитали и задумались. «Чтобы наконец-то наша власть, высшая власть в государстве, встревожилась ситуацией и начала принимать меры. Я убеждён: если эти меры не принять, то мы снова, по Чаадаеву, будем преподносить уроки всему миру, как нельзя жить».

Но у Путина в запасе остаётся ещё три года. И если он в ранге президента не сумеет за это время начать всем очевидное возрождение России, то вряд ли он будет себя комфортно чувствовать в ранге премьера или руководителя одной из палат парламента. И кто при этом будет отвечать за судьбу страны — «временный премьер» или «временный президент»? Как сказал бы классик, всё это «играет на руку застою и всяческой азиатчине». Тогда уж лучше сразу пойти по стопам Туркменбаши.

http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg172005/Polosy/23.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru