Русская линия
Русская линия Валентин Стародубцев25.05.2009 

Деловой мир: проблемы межкультурной коммуникации в российском предпринимательстве
Доклад на конференции сообщества «ДелоРус» «Пути собирания Русского Мира», проходившей в рамках международного форума «Отечественные традиции предпринимательства и благотворительности»

«Мы живем в такое время, когда недостаточно
одного лишь знакомства с зарубежными
народами, когда требуется не просто знание,
а понимание друг друга»
Всеволод Овчинников («Сакура и дуб»)

Развитие экономики современного государства, характеризуется возросшими техническими и технологическими возможностями промышленного производства. Управленческие технологии, берущие свое начало во ВНУТРЕННЕЙ КУЛЬТУРЕ и истории страны, могут быть использованы в развитии российского предпринимательства.

По данным ООН сегодня свыше 50% мирового ВВП производится на совместных предприятиях (СП) и эта цифра в последние годы неуклонно возрастает. Если учесть, что за этим стоит работа МЕЖДУНАРОДНЫХ КОМАНД, где вместе трудятся представители разных народов, религий, мировоззрений, цвета кожи, культур, то станет понятным актуальность проблем межкультурной коммуникации.
В деловых кругах уже утвердилась мысль о том, что специалисты в сфере бизнеса и предпринимательства должны обладать высокой коммуникативной компетенцией в области профессионального общения.

Секреты успеха

Вопрос о том, как построить эффективное и взаимовыгодные отношения между деловыми партнерами разных стран, как понять друг друга, не сделав при этом роковых ошибок, на что необходимо обратить внимание при подготовке и проведении встреч и переговоров, становится не только рентабельным, но и вопросом, от которого зависит благополучие предпринимателя, отрасли и в целом, всей страны.

Главная мысль автора состоит в том, что коммуникативно-речевая компетенция специалиста выступает в качестве одного из основных критериев его профессионализма. В области предпринимательской коммуникации верность данного тезиса наиболее очевидна, ибо безупречное владение словом как инструментом профессиональной деятельности во многом определяет успешность последней.

В этой связи, более чем актуальным становится проблема влияния языка, культуры и мышления данного народа на процесс делового партнерства, а также последствий, к которым может привести непонимание и пренебрежительное отношение представителей одной культуры по отношению к другой.

Культуру можно определить как образ жизни, передаваемый от поколения к поколению. Рассмотрим данное положение на примере нашей русской культуры.

В структуре любой национальной культуры вычленяется ядро — ценности, которые «окружены», в свою очередь, принципами, а те реализуются в некоторых нормах и правилах.

ЦЕННОСТИ — это социальные, социально-психологические идеи и взгляды, разделяемые народом и наследуемые каждым новым поколением. Это то, что как бы априори оценивается этническим коллективом как нечто «хорошее» и «правильное», является образцом для подражания и воспитания, к чему надо стремиться.

К основным ценностям русского этноса могут быть отнесены к примеру, такие, как соборность, или общинность бытия, историческая терпеливость и оптимизм, доброта и всепрощение, скромность, бескорыстие, второстепенность материального, гостеприимство, любовь к большому пространству и дикой природе и др.

ПРИНЦИПЫ — это конкретные стереотипы мышления и поведения; это «общие мнения», представления, убеждения, устойчивые привычки в деятельности, механизмы каузальной атрибуции. Принципы обуславливают понимание действительности определенным, заданным образом — они как бы побуждают людей, принадлежащих к данному этническому коллективу, воспринимать мир определенным образом. Они часто отражены в поговорках, пословицах, «расхожих мнениях», трюизмах: Яйца курицу не учат; Всех денег не заработаешь; Будет день — будет пища и др.

В форме принципов национальная культура как бы определяет для человека, что он должен делать в той или иной типовой ситуации, как он должен воспринимать те или иные события, как строить свои отношения с другими членами общества, что можно делать, а чего нельзя.

Назовем некоторые принципы, которые можно отнести к русской культуре: законы имеют исключения, нужна сильная рука, проблемы должны решаться централизованно, сообща можно решить все проблемы, сложные проблемы могут иметь быстрые и простые решения, на все воля Божья, начальство всесильно, по-хорошему можно обо всем договориться и др.

НОРМЫ И ПРАВИЛА — это конкретные поведенческие рекомендации по реализации определенных принципов. Это фактически некие предписания по поведению, указания по проведению ритуалов. К. Касьянова отмечает: «В развитой культуре очень много норм-правил. Ими охвачены все сферы жизни: и трудовые процессы, и семейные отношения, и досуг, и воспитание детей, ухаживание, рождение ребенка, похороны — все приведено в систему, соотнесено друг с другом…представляет настоящий культурный космос».

Принципы, ценности и нормы-правила относятся к идеальной, ментальной стороне культуры, они представляют национальную культуру в сознании ее носителей, в менталитете народа. Но культура имеет и материальную форму выражения, каковой и являются ритуалы.

РИТУАЛЫ — это материальное воплощение норм и правил в реальной действительности. Эта форма материального существования культуры и единственная наблюдаемая форма культуры. Сравните — ритуал свадьбы и похорон, Пасхи, венчания, ритуалы собрания, торжественной линейки, дня рождения, партийного съезда и др. В наиболее цивилизованных странах обычно много ритуалов (Россия, Япония, Англия, Китай, Германия и др.) и они хорошо исполняются.

В основе наших ритуалов — общение, причем внешняя сторона. Она обязательна. Поэтому, разрушение того или иного ритуала начинается с разрушения его коммуникативной стороны; разрушение ритуалов общения — начало ухода ритуалов, а с ними уходит и разрушается культура. И второе, — формирование социально адекватного общения, культуры общения и поведения должно осуществляться через организацию соответствующих ритуалов. Необходимо «физически» организовать различного рода ритуалы и включать в эти ритуалы взрослых и детей, учащихся с целью «материального» усвоения ими этих ритуалов как форм существования национальной культуры.

Цели, принципы и правила создаются обществом, обсуждаются и изучаются. Но сумма знаний не всегда становится руководством к поведению и общению человека. Различают рефлексивный и бытийный уровни мышления (В.П. Зинченко). Ритуалы являют собой формы активного, физического поведения, поэтому, участвуя в коммуникации, ритуал формирует умения и навыки общения и поведения, т. е. бытийный уровень коммуникативного сознания.

Механизм партнерства

Мы обозначили те элементы культуры, которые необходимо изучать нашим партнерам по деловому общению, но как это сделать?

Приведем один небольшой пример. Часто в речи партнеров ошибки возникают не из-за незнания языка, а из-за несовпадения модели поведения в различных ситуациях или отсутствия кросс-культурной грамотности. «Разные языки — разные миры», замечает Р.Д. Льюис. «…Разные языки — это не различные обозначения одного и того же предмета, а разные видения его…», — подчеркивал немецкий лингвист, основатель Берлинского университета, В. Гумбольдт, 1984, 9.

В этой связи, мы думаем, что существует настоятельная необходимость рассмотреть специфику русской и иной деловой культуры в сравнительном плане, основанном на достижениях культурологи, кросскультурной психологии, этнолингвистики, психолингвистики и других смежных дисциплин.

Эта цель и обусловила наши задачи, которые кратко можно охарактеризовать как:
"
Установление лингвокультурной специфики международного делового общения;
" Определение характеристики России и мира как полиэтнической и поликонфессиональной территории и учет этого в деловом общении с представителями обеих сторон;
" Изучение особенностей речевого и соматического поведения русских и представителей других стран и народов в процессе делового общения.

Попытка такого исследования в сфере международного делового взаимодействия между Россией и другими странами будет, на наш взгляд, достаточно эффективным, если мы учтем следующее:

" Обучение русскому языку наших партнеров будет строиться на сравнении и учете специфики русской и иной культуры в целом (а также в зависимости от страны), и, в частности, деловой культуры;
" Русский речевой этикет делового общения будет объектом специального изучения и обучения русскому языку всех, кто мечтает работать или работает в российском бизнесе.

Результаты таких исследований с обеих сторон могли бы использоваться на различного рода курсах, семинарах предпринимателей, при обучении на экономических факультетах специалистов.

Здесь нам неоценимую услугу окажут работы российских ученых, в частности, коллеги Милославской С.К., которая предложила рассматривать этот процесс как стремление «организовать мышление в международном контексте, используя сравнительные подходы, реагируя на многосторонние изменения на мировой политической, социальной и культурной аренах».
Применительно к Европейскому образовательному процессу мы работаем в контексте подготовки «Интернационализированной личности» [См. подробно исследования Президента МАПРЯЛ Л. Вербицкой, 2001 г.]

У нас есть «портрет» такой личности, куда входят следующие параметры:

" Умение узнавать различия и иметь с ними дело;
" Понимать различия между эмическим и этическим образом мысли, которое представляет собой разницу между восприятием другой культуры изнутри и снаружи;
" Способность признавать лакуны в знаниях, которые неизбежны для сознания, воспитанного в рамках одной культуры;
" Способность к межкультурной коммуникации;
" Способность мыслить в сравнительном аспекте;
" Способность изменить самовосприятие;
" Способность рассматривать свою страну в кросс-культурном аспекте;
" Знание о других культурах, изученных изнутри.

Нетрудно видеть, что в данном перечне владение иностранным языком (языками) предполагается как само собой разумеющееся, а СПОСОБНОСТЬ к МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ — почти как САМОЦЕЛЬ. Не случайно именно способность к межкультурной коммуникации названа среди первых и при характеристике целей интернационализации образования по данным опроса, проведенного в некоторых университетах Европы. Из 10 пунктов вопросника примерно половина выявило (явно и неявно) — наличие «межкультурных компонентов». Они распределились в такой последовательности:

— подготовка выпускников, обладающих знаниями, обогащенными международным компонентом и навыками межкультурного общения;
— поощрение исследований в области взаимного влияния стран-соседей;
— высокая оценка этнического и культурного разнообразия.

Мы, используя данную методику, также проводили подобные опросы в Государственном институте русского языка имени А.С. Пушкина в последние годы, которые подтвердили вышеуказанные выводы и более того, дали весьма полезный новый материал.

Из проведенных нами опросов можно сделать несколько важных выводов. Во-первых, очевидно, что содержание международного (европейского и отечественного) образования должно обязательно ориентироваться на формирование «международной компетенции» у всех предпринимателей. Нам важно и то, что среди всех опрошенных, доля тех, кто занимается или думает заниматься своим делом и сотрудничать с европейскими партнерами, велика. Во-вторых, эта ориентация, хотя и должна быть связана с преподаванием иностранных языков, но этим не ограничивается. Наконец, в-третьих, установка на формирование «международной компетенции» должна, по-видимому, предполагать определенную культуру предъявления образовательной информации, учитывающую и общечеловеческие и национальные особенности.

Понятия и представления

Проблемы межкультурной коммуникации в международном деловом общении, как мы думаем, должны быть разрешимы преимущественно за счет учета различного, национально-специфического, в контактирующих культурах.

Исследования показывают, что эти расхождения велики. Так. коммуникативное поведение иностранцев, прибывающих в нашу страну явно неадекватно русскому менталитету. Это выражается (культурный и коммуникативный шок) в ментальных и вербальных стереотипных реакциях, типа:

" Зачем они (заставляют гостей говорить тосты и пить, говорят «спасибо», уходя из гостей, так часто жмут руку, долго извиняются, прежде чем обратиться и т. д.);
" Почему они…(так тихо говорят, так медленно отвечают, так много жестикулируют, так близко подходят, все время улыбаются, никогда не улыбаются, много извиняются, не благодарят родственников и друзей за помощь или услугу и т. д.);
" Почему у них…(чтобы спросить, надо стоять в очереди);
" Как странно, что (они в поезде не разговаривают с попутчиками, они спрашивают вас о здоровье через неделю после того, как вы заболели, на вопрос «как дела» всегда говорят «прекрасно» и т. д.);
" Какая наглость (как неприятно!)…(они очень близко подходят, они могут дотронуться до тебя в разговоре, любой может с тобой заговорить, постоянно дают тебе советы, что и как делать, и т. д.);
" Как они не понимают, что…(мы не хотим слушать подробностей их жизни, мы не хотим произносить тосты и т. д.).

И. Эренбург писал в своих воспоминаниях, как его поразило, что знакомый китаец с улыбкой рассказывал о смерти своей жены — «это мое горе, вы не должны огорчаться». В американской культуре нельзя нарушать важнейшее правило коммуникативного поведения — табу на вопрос о размере личных доходов, а японца нельзя попросить о небольшой услуге, например что-то передать или поднести кому-либо из коллег.

Русские люди, общаясь с китайцами нередко бывают весьма озадачены, когда китайские друзья на обращенное к ним слово СПАСИБО реагируют весьма странно: «Зачем благодарить — мы же друзья!». У них не принято благодарить близких друзей, а немцы, наоборот, часто удивляются, когда русские говорят спасибо, уходя из гостей. «За что спасибо?» — недоумевают они.

Коммуникативный шок возможен и в сфере невербального коммуникативного поведения, и в сфере социального символизма народа. Так, русских поражает академическая традиция в университетах Германии (да, подчас, и в нашем Институте им. А.С. Пушкина) стучать по столу в знак одобрения прослушанной лекции — в России стук по дереву в ряде ситуаций означает «тупой, неразвитый». Немцев поражает русский детский жест «ФИГА», который в немецком коммуникативном поведении означает грубое мужское сексуальное предложение, — а в России в детском саду дети бегают и показывают друг другу фиги.

Мы остановились на этих примерах подробно потому, что культурный и коммуникативный шок приводит к неприятным последствиям и негативно сказывается на общении и могут привести к взаимным недоумениям и даже конфликту. Более того, он может привести к формированию представления о том или ином народе как НЕКУЛЬТУРНОМ (близко подходят, много говорят, дотрагиваются при разговоре, вмешиваются в твои дела, задают слишком личные вопросы и т. д.), непонятном в своем поведении, когда неясны мотивы тех или иных действий (за что говорить спасибо, уходя из гостей, почему не надо говорить спасибо друзьям), а нередко способствуют формированию чувства национального превосходства и высокомерия в отношении народа с иной «непонятной» коммуникативной культурой.

Пути решения проблемы

В начале ХХI столетия, эти проблемы приобрели особую актуальность в силу ряда объективных причин. Проф. Прохоров Ю.Е. и его коллега проф. Стернин И. А выделяют следующие причины:

1. Активизировался интерес к межкультурной коммуникации и межкультурному взаимопониманию, проблемам национальной идентификации и национальной самобытности народов;
2. Расширились межнациональные контакты, появилась практическая потребность в объяснении и интерпретации коммуникативных различий, выявляющихся в процессе такого общения;

В рамках нашего исследования мы имеем дело с двумя видами межкультурной коммуникации, под которыми следует понимать адекватное взаимопонимание участников коммуникативного акта, принадлежащих к различным национальным культурам в области делового общения.

Заметим, что культурные ценности не могут быть хорошими или плохими, логичными или иррациональными, как не может быть общего мнения по поводу вкуса. Русский и венгр, американец и китаец — все считают себя разумными и нормальными людьми.
Сравнение национальных культур часто начинается с выявления различий в социальном, речевом и соматическом поведении.

Например, в России сегодня считается естественным усваивать чтение и пение народных сказок, входит в моду интерес к народной культуре, народному фольклору, к усвоению литературного языка. Старые вещи приобретают новые функции и привносят в современную жизнь красоту и эстетическую радость. Если мы хотим по настоящему узнать страну, недостаточно изучить ее историю, географию и др., — надо побывать на праздниках, почувствовать ее традиции, обычаи и ритуалы. Так можно узнать некоторые «секреты» повседневной жизни, быт народа и лучше понять роль и значение отдельных событий для человека другой цивилизации. Это поможет деловому человеку избежать бестактного поведения, которое может оскорбить национальную гордость и достоинство вашего партнера.

В праздниках, традициях и обычаях, одежде и кухне продолжают жить элементы прошлого, верований и обрядов народов, прослеживается система их ценностей, а по существу истинная национальная культура, которая дает более полное представление о самом народе.

Национальная специфика каждой страны чрезвычайно ярка и, конечно, отражается в его языке, стиле поведения и манерах. Ученые психологи отмечают, что адаптация к другой культуре не влечет за собой изменений психики человека. К подлинной сущности человека внешнее поведение не имеет никакого отношения. То важное, что происходит в нашей душе, все равно остается чем-то глубоко личным, защищенным от внешних влияний.

На наш взгляд есть вещи, которые надо помнить и соотносить с реальной ситуацией. Их, по крайней мере, три:

1. Общество приучает человека опираться на определенные понятия и ценности, некоторые из них приняты в других культурах. Так, русские — великие оптимисты духа, венгры — блюстители хорошего тона, шведы и немцы — убеждены в своей честности. Сегодня только можно удивляться тому, как много общих черт укоренилось в столь разных обществах. Честь, долг, любовь, справедливость, благодарность и месть — жизненные принципы и русских, и китайцев, и венгров, и немцев, и арабов. Однако часто упускается из виду, что национальные особенности влияют на деловые отношения не только при конфликте сторон, но и в том случае, когда не учитывается культурная специфика.

2. Под национальным стилем общения понимаются стили, типичные, скорее для тех или иных стран, а не определенных национальностей. Так, русский, живущий в Германии и ведущий переговоры от немецких представителей, может сохранить черты, присущие русскому национальному характеру, и, это будет влиять не его поведение на переговорах.
3. Наконец, необходимо учитывать и то обстоятельство, что невозможно абсолютно объективно описать национальный стиль общения.

В заключение отметим, что, опираясь на исследования отечественных ученых в данной области, рассматривая триаду деловых культур (моноактивные, полиактивные и реактивные культуры), можно определить параметры делового взаимодействия, стиль деловых отношений, выбор партнера, подготовку и способы ведения переговоров, знание основных принципов поведения того или иного партнера, традиции и бытовые нормы жизни в той или иной стране, что, безусловно, даст определенные гарантии в ситуации коммуникативного делового поведения и позволит наиболее оптимально провести деловую встречу.

Стародубцев Валентин Федорович, кандидат ист. наук, ГосИРЯ им. А.С. Пушкина
г. Москва

http://rusk.ru/st.php?idar=114179

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru