Русская линия
Фонд стратегической культуры Андрей Ганжа16.05.2009 

Ядерно-договорное жульничество

Недавно на украинском сайте «Главред» (весьма не слабый сайт) была размещена очень показательная статья «Новый призрак старой угрозы» Бориса Такаева. Её я взял только как пример, ибо подобных — без счёта. Основной повод для истерики в статье — скрытый отказ России от предложений США продолжить диалог о сокращении ядерных вооружений. Хотя действие договора об ограничении стратегических наступательных вооружений СНВ-1 заканчивается в декабре 2009 года… И далее апокалипсическая картинка, «чем это может закончиться»: мировой ракетно-ядерной войной из-за уничтожения механизмов контроля над ядерными силами России и США.

Ракетно-ядерный конфликт может начаться и в условиях абсолютного контроля, даже из-за компьютерной ошибки. Это, конечно, не означает, что контроль не нужен. Но он должен быть двусторонним и зеркальным. То есть организация контроля и его результат должны иметь равные базовые условия и равные последствия для сторон договора. Иначе это не договор, а капитуляция.

***
Что получилось с СНВ-1? Согласно договору (вступил в силу 5 декабря 1994 г.) Россия и США должны были в течение 7 лет сократить свои ядерные арсеналы таким образом, чтобы у каждой стороны осталось не более 6 тысяч единиц.

6 декабря 2001 г. Россия и США заявили, что выполнили обязательства по СНВ-1. По данным военных экспертов, у России было 1136 носителей и 5518 боезарядов, у США — 1237 стратегических носителей с размещенными на них 5948 ядерными боезарядами. Разоружались Россия и США по-разному. Россия утилизировала ракеты и боезаряды, США складировали боеголовки и вторые ступени ракет, создавая «возвратный потенциал». В любой момент всё это может быть вновь установлено на носители, и тогда стратегический потенциал США значительно превысит то, что остаётся у России.

И кто здесь жулик?

Не совсем честным Вашингтон был и в отношении других договоров, регулирующих соотношение ядерных сил на планете. Из договора 1972 года по ПРО американцы в одностороннем порядке вышли в 2002 году, спровоцировав выход России из СНВ-2. Однако Москва в значительной мере выполнила обязательства по этому соглашению, уничтожив то, что сейчас вызывает слёзы ностальгии у старых ракетчиков: Р-36МУ, она же РС-20, она же SS-18, она же «Сатана».

Можно понять и испуганный Запад, и испуганного Бориса Такаева: лучше всего было бы, если бы Россия продолжила разоружение без встречных обязательств Европы и США. А для этого Россию надо представить в образе «империи зла». Когда это делал Р. Рейган, он это делал талантливо, как неплохой актёр. Сейчас же обращаются в основном к средствам истерической псевдологии. Причём даже не к откровенной лжи, а так, вроде как «версии».

Взять, например, ноябрьский запуск ракеты «Синева» с борта атомного подводного ракетоносца «Тула». «Уйдя в неконтролируемый полёт, она вышла далеко за пределы расчётного места поражения цели (более чем на 2 тыс. км!!!), что было цинично названо Москвой „новым достижением России в дальности пуска МБР“. К счастью для всего мира, ракета упала в пустынном районе Тихого океана» (версия Б. Такаева).

«Это впервые в истории ВМФ — стрельба из района Баренцева моря не по стандартному полигону „Кура“ на Камчатке, а в район экваториальной части Тихого океана» (версия главкома ВМФ России).

Во всём мире есть практика уничтожения ракет, над которыми теряется контроль. Он теряется постоянно. Если посмотреть на карту, то потеря управления движением ракеты стала понятна уже где-то над Волгой, так что времени для команды на самоуничтожение было более чем достаточно. Но на территории России нельзя показать дальность полёта 11 547 километров. Поэтому и палили в экваториальную зону.

Не менее милая форма истерической псевдологии связана с представлением обычных акций «актами немотивированной агрессии», особенно — цитируем Такаева — «учитывая авантюрную практику России пугать США и НАТО путём едва ли не вторжения стратегических бомбардировщиков в их воздушное пространство, как это было 18 февраля нынешнего года, когда российский „Медведь“ (по западной классификации) Ту-95М вплотную подлетел к канадской границе. Кстати говоря, накануне визита в Канаду нового Президента США Б. Обамы, который посетил Оттаву буквально на следующий день». Очаровательное «едва ли» вызывает искреннюю жалость к испуганному президенту Обаме и премьеру Харперу.

На самом деле постоянное боевое дежурство стратегических бомбардировщиков Дальней авиации ВВС России возобновилось с 17 августа 2008 года, и при выполнении полётов в нейтральном воздушном пространстве российские лётчики ведут себя «очень профессионально» и «соблюдают все международные правила» (Ричард Шерлок, замначальника Оперативного управления Комитета начальников штабов ВС США).

Вот так. А если говорить о ядерном оружии, то соотношение сил двух ядерных сверхдержав — России и США — на сегодняшний день таково: Россия — 3100 ядерных боезарядов на 682 стратегических носителях, США — 4545 ядерных боеголовок на 894 носителях.

Ну, и кому за голову хвататься?

***
Россияне и схватились. Аккурат к окончанию действия Договора СНВ-1 проведен комплекс испытаний новой ракеты пятого поколения с разделяющимися боеголовками (РС-24), и после 5 декабря первый полк заступит на боевое дежурство. Администрация Буша-младшего не торопилась продлевать срок действия СНВ-1, как, впрочем, и россияне. Но зато теперь новый кабинет Барака Обамы, скорее всего, просто не успеет сформировать команду переговорщиков по столь сложному вопросу. Таким образом, Россия в одностороннем порядке оставила за собой право иметь наступательные вооружения последнего поколения.

И облегчила себе торг с Обамой. А он уже идёт полным ходом. И с российской стороны качество несколько иное, чем при Ельцине, когда российские переговорщики «раньше думали о Клинтоне, а потом — о себе». Недавно в Хельсинки Дмитрий Медведев в качестве основных переговорных условий назвал такие, которые снимают наиболее зримое отставание России от США: предотвращение размещения оружия в космосе (1), отказ от компенсации ядерных сокращений за счёт увеличения стратегических систем, оснащённых обычным оружием (2) и гарантия невозможности создания «возвратных потенциалов» (3).

И ещё два, скорее, пожелания, которые вообще нивелируют ядерное превосходство Америки. Это предложение ограничить не только число ядерных боеголовок, но и средств их доставки. А ещё принять как принцип исключение самой возможности размещения стратегических наступательных вооружений за пределами национальной территории. Второе предложение «убивает» саму идею размещения в Европе третьего позиционного района ПРО США.

Предложенный вариант ядерных переговоров жизнеспособен при одном сценарии: если США и Россия как два «ядерных жандарма» будут отслеживать развитие ядерных потенциалов всех стран. Причём не только «маргиналов», таких как Ирак или Северная Корея, но и «добропорядочных джентльменов», как Индия, Пакистан, Англия и другие. Иначе неясно, на чью сторону они смогут перетянуть чашу весов. Или представим такой вариант: все разоружаются, а ядерное оружие останется у одного, например, Израиля.

Наряду с ядерными продолжают разрабатываться и обычные системы вооружения. Достаточно упомянуть:

— в США идёт разработка неядерной системы первого удара «Prompt Global Strike» (PGS, ракета, начиненная модулями с вольфрамовыми стрелками). В самом кратком изложении это ракета морского базирования «Трайдент II», в головной части которой — не ядерный боеприпас, а четыре модуля со спутниковой системой навигации, начиненные вольфрамовыми стрелками. Дальность действия системы — 10 800 км. Удар — и на намеченную цель площадью в один квадратный километр обрушивается туча стрел со скоростью в 20 тысяч км/час в пределах 15−25 минут от момента получения приказа;

— в России — разработка программы «Искандер М», о которой так пренебрежительно отозвался Борис Такаев. На самом деле это очень эффективный неядерный оперативно-тактический комплекс, предназначенный для поражения различного типа малоразмерных и площадных целей. К слову, «Искандеры» уже ходили парадом по Красной площади в Москве.

А портфель заказов ОАО «Омское машиностроительное КБ» в 2009 году потяжелел в десятки раз и кардинально изменил структуру производства. Если там до сих пор едва ли не 100% составляли экспортные контракты (ремонт и сопровождение авиационных двигателей), то теперь «родной» заказ вырастет до 70%. А «родной» заказ — это изготовление двигателей для тех самых «Искандеров».

И ещё: «Искандеры» — это оборонительное оружие, предназначенное для сотворения выжженного пространства на какой-то территории. PGS — оружие наступления, когда уничтожается сопротивление на некоем пространстве, но остаётся нетронутой его структура.

Отсюда можно предположить, что США готовятся атаковать, переходя к высокоточным, безъядерным и бескровным для себя войнам.

И кому теперь «караул» кричать?

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2148


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru