Русская линия
Вести (Петропавловск-Камчатский)26.04.2005 

Рассказ священника отца Николая о первой Православной общине на улице Панфилова

С начала освоения русскими далекой окраины России — Сибири и Камчатки — была предпринята попытка, по меткому выражению одного из мастеров пера, «сеять в этой духовной пустыне слово Христово», однако посевы не давали богатых всходов.

В советское время Камчатка была территорией, свободной от религии. Новая власть приложила много усилий, чтобы уничтожить даже память о Православии, основе национальной культуры. Были закрыты десятки храмов, священнослужители изгнаны — отправлены в лагеря, многие из них попросту были истреблены физически. На долгие десятилетия умолк звон колоколов. Духовная связь поколений была насильно прервана. После падения атеистического государства началось возрождение Православия. В начале

80-х годов прошлого века на Камчатке сформировалась первая Православная община, в организации которой принимал непосредственное участие Николай Иванович Бородин, ныне иерей Николай, настоятель храма Иконы Божией Матери «Нечаянная Радость». Официальная регистрация православной общины состоялась 3 мая 1984 года в Москве, а на Камчатке ее официально признали почти через год, 24 марта 1985 года. А задолго до этого, в начале 80-х, на улице Панфилова, 34, была создана православная община, члены которой в течение нескольких лет отстаивали свое право на свободу совести. Наш рассказ посвящен первым шагам возрождения Православия на Камчатке после долгих лет безбожия. О том, каких трудов это стоило, рассказывает отец Николай.

«Неисповедимы пути твои, Господи!»

«Родился я в семье колхозника, — начал свой рассказ отец Николай. — Молодым парнем учился в ремесленном училище, служил в армии, потом учился на экскаваторщика. По этой же специальности и работал. О сане священника даже и не мечтал, да и с церковной жизнью не был знаком. Родился я в 1933 году, в самый расцвет атеистической пропаганды. В 1978 году поехал отдыхать в санаторий „Амурский залив“ во Владивостоке. После отдыха решил съездить к сестре в Уссурийск. Думал погостить немного и к Новому году вернуться домой, но сестра Мария убедила остаться на Рождество. Она пела в церковном хоре. Я остался, стал ходить в храм. Очень понравилась служба, пение на клиросе. Радовался, когда выпадал случай помочь. Протирал окна, иконы. Заметив мою старательность, настоятель храма отец Дионисий предложил помогать в алтаре. Я старался делать все как можно лучше. Вскоре отпуск закончился и сразу после Рождества я поехал домой.

В Петропавловске узнал, что на улице Панфилова, 34, есть молитвенный дом, где собирались верующие. Это была община в честь Успения Божией Матери. Община была не зарегистрирована. Я стал посещать службу, старался помочь. Начинал с самого простого — чистил снег, заготавливал дрова, таскал уголь, дежурил ночами. Со временем мне стали доверять поездки в Иркутск за свечами, иконами, церковной утварью. В те годы на всю Сибирь была одна епархия с центром в Иркутске. Приходилось ездить на материк за книгами один-два раза в год. Я брал отпуск и летел в Москву. Там, на Погодинской, 20, брал православную литературу — „Новый Завет“, „Псалтырь“ и другие книги».

«На Камчатке попов не будет»

«На одном из приходских собраний решили зарегистрировать общину, — продолжает отец Николай. — В качестве доверенного лица дважды отправляли в Москву казначея, но обе поездки не дали результатов: зарегистрировать общину так и не удалось. В 1982 году в столицу поехали уже двое — казначей и староста, — но и на этот раз все было без толку.

После 7 ноября 1982 года по окончании воскресной службы остались прихожане решать, как зарегистрировать общину. Одна из прихожанок была на приеме у первого секретаря обкома партии. Он сказал ей так: пока он хозяин на полуострове, на Камчатке попов не будет. Сказать по правде, задели меня эти слова. На следующем приходском собрании я сказал, что сам поеду в Москву, в Совет по делам религий, чтобы решить вопрос о регистрации. Стали собирать подписи, быстро набрали около сотни. 2 января 1983 года я взял отпуск и поехал в Москву. По приезде в столицу направился в Совет по делам религий. Захожу в здание Совета Министров, сидит культурно одетый старичок. Перед ним три телефона. Я поздоровался. Он спрашивает: „Откуда ты?“, „С Камчатки, — говорю, — мне в Совет по делам религий“. Старичок куда-то перезвонил. Спускается со второго этажа мужчина, лет 40, приглашает меня в кабинет. С этого-то кабинета и начались мои хождения по мукам».

Продолжение следует

23.04.2005


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru