Русская линия
Русская линия Александр Беляков16.04.2009 

Благотворительная деятельность российских флотоводцев
Доклад на конференции «Православное предпринимательство: пути развития и консолидации. Особенности периода кризиса»

Для воспитания благочестия и нравственности у личного состава российского военного флота всегда большое значение имел личный пример командиров и особенно высшего командования. Наиболее передовые русские флотоводцы во все времена понимали, какое значение имеет уровень религиозности личного состава для боевого духа. Они понимали, что духовность является цементирующей силой, обеспечивающей дисциплину и стабильность во флоте и в обществе, что духовность является иммунитетом, предохраняющем коллективы от внутренних противоречий и от внешних «инфекций». Они понимали, что их вклад именно в духовную составляющую процесса воспитания оставит наиболее глубокий след в людских сердцах. Забота о духовно-нравственном состоянии общества являлась одной из лучших традиций среди передовой части российских флотоводцев. Она передавалась из поколения в поколение и чтилась, как священный завет предков. «Традиция, — писал адмирал Михаил Владимирович Бубнов (командир Квантунского флотского экипажа, защитник Порт-Артура, с 1911 г. товарищ морского министра), — показывает нам, как мы должны исполнять свой долг перед Родиной, вызывает к жизни в нашей психологии боязнь покрыть себя позором в случае, если мы не сумеем быть достойными этих традиций — свидетелей былой доблести наших славных предков» [1].

В вооруженных силах известные русские военачальники свято чтили и соблюдали традиции благотворительности. Среди всех флотоводцев Русского военного флота особенно выделяется недавно канонизированный Православной Церковью адмирал Федор Федорович Ушаков.

Как отмечает кандидат исторических наук капитан 1 ранга В.Д. Овчинников, человеческий подвиг Ушакова сравним разве что с подвигом монаха в его служении Богу. Великий адмирал неустанно заботился о подчиненных и часто в период перебоев снабжения эскадры тратил на питание и нужды команды свои личные средства. Вот что мы читаем в его приказе от 18 октября 1792 г.: «По случаю же недостатка в деньгах по необходимости сбережения служителей в здоровье, отпускаю я из собственных денег тринадцать тысяч пятьсот рублей, из которых велено десять тысяч отпустить в контору Севастопольского порта для покупки свежих мяс, а три с половиной тысячи госпитальному подрядчику Куранцову для содержания госпиталей, который, не получая четыре месяца денег, пришел не в состояние к продовольствию больных» [2]. Свои деньги для снабжения матросов Ушаков давал не раз, в том числе в заморских кампаниях. Неизвестно, сколько ему вернула из них казна, но они возвращались к нему беспредельной преданностью моряков, их любовью, их желанием исполнять службу «в совершенстве». Именно они стали главным капиталом Русского адмирала Ушакова, именно они обеспечили его победы.

Федор Федорович, всегда отличавшийся религиозностью, после выхода в отставку полностью посвятил свою жизнь служению Богу. Деревня его находилась в трех верстах от Санаксарского монастыря, и адмирал каждый праздник приезжал в монастырь, выстаивая вместе с братией продолжительные службы. Он иногда по нескольку месяцев жил в самом монастыре. Последние восемь лет своей жизни Ушаков провел среди монастырской обстановки. В конце своего жизненного пути адмирал пришел к храму Господнему, видя в служении ему истинный смысл жизни православного человека, «оказывая к вере отцов своих чрезвычайную приверженность» [3]. Он молился усердно, поминая ушедших из жизни своих соратников, родственников, желал здоровья живущим. Но его религиозность не ограничивалась только молитвенным подвигом. Ф.Ф. Ушаков проявлял усердную заботу о самом монастыре и о нищих. Об этом свидетельствуют архивные документы. В письме обер-прокурору Синода в апреле 1813 г. Федор Федорович писал: «Я давно имел желание все свои деньги без изъятия раздать бедным, нищей братии, не имущим пропитания, и ныне, находя самый удобнейший и вернейший случай исполнить мое желание, пользуясь оным по содержанию…. Полученный мною от С.-Петербургского опекунского совета на вышеозначенную сумму денег двадцать тысяч рублей билет сохранной кассы, писанный 1803 года августа 27-го дня под № 453, и объявление мое на получение денег при сем препровождаю к вашему сиятельству. Прошу покорнейше все следующие мне… деньги, капитальную сумму и с процентами за все прошедшее время истребовать, принять в ваше ведение и… употребить их в пользу разоренных, страждущих от неимущества бедных людей».[4] То, что это был не минутный порыв, а принцип всей жизни Ушакова подтверждает и письмо иеромонаха Нафанаила архиепископу Тамбовскому Афанасию, которое было написано через 12 лет после смерти адмирала. В этом письме сообщалось: «Оный адмирал Ушаков… и знаменитый благотворитель Санаксарской обители по прибытии своем из С.-Петербурга около 8 лет вел жизнь уединенную в собственном своем доме, в своей деревне Алексеевке, расстояние от монастыря через лес версты три, который по воскресным и праздничным дням приезжал для богомоления в монастырь к служителям Божиим во всякое время, а в Великий Пост живал в монастыре в келье для своего посещения… по целой седмице и всякую продолжительную службу с братией в церкви выступал неукоснительно, слушая благоговейно. В послушаниях же в монастырских ни в каких не обращался, но по временам жертвовал от усердия своего значительным благоговением, тем же бедным и нищим творил всегдашние милостивые подаяния в всепомощи. В честь и память благодетельного имени своего сделал в обитель в Соборную церковь дорогие сосуды, важное Евангелие и дорогой парчи одежды на престол и на жертвенник. Препровождал остатки дней своих крайне воздержано и окончил жизнь свою как следует истинному христианину и верному христианину и верному сыну Святой Церкви» [5]. По завещанию Ф.Ф. Ушаков был и похоронен в монастыре. В 1949 г. могила адмирала была вскрыта. Мундир и мощи оказались нетленными. В период с 4-го по 5-е августа 2001 г. в Мордовии в Санаксарском Рождество-Богородичном мужском монастыре прошла торжественная церемония канонизации выдающегося русского флотоводца адмирала Федора Федоровича Ушакова. В сонме святых земли русской появился ходатай «о сущих в море далеча» — моряках, охраняющих рубежи нашей Родины.

Приемники Ушакова — адмиралы: Михаила Петровича Лазарев, Владимир Алексеевич Корнилов, Павел Степанович Нахимов, Владимир Иванович Истомин и другие также проявили себя как благотворители. Все они уделяли большое внимание духовному воспитанию, духовному просвещению русских моряков и жертвовали на эти цели немало своих личных средств.

В 1822 г., когда Черноморским флотом командовал адмирал Алексей Самуилович Грейг, по инициативе лейтенанта Василия Ивановича Мелихова (в дальнейшем адмирал, с 1955 г. член Государственного Совета) в Севастополе была основана офицерская морская библиотека. Фонды ее собирались адмиралами и офицерами флота и в значительной степени составляли духовную литературу. Решительные меры по улучшению работы библиотеки принял адмирал Михаил Петрович Лазарев, вступив в командование Черноморским флотом 31 декабря 1834 г. К этому времени библиотека уже включала в себя около 3000 экземпляров разных сочинений. Библиотека управлялась комитетом, состоявшим из 6 директоров, избиравшихся ежегодно баллотировкой преимущественно из капитанов 1 ранга. В 1834 г. старшим директором библиотеки был избран капитан 1 ранга Папахристо — командир 30-го флотского экипажа и корабля «Императрица Мария» [6]. Благодаря инициативе и заботам М.П. Лазарева в течение 1846−1850 гг. было построено новое здание библиотеки. В управлении библиотекой, в комплектовании ее книжного фонда активно участвовали Корнилов, Нахимов, Истомин и другие передовые адмиралы и офицеры флота [7]. С 1851 г. директором Севастопольской библиотеки был генерал-майор по адмиралтейству Захар Андреевич Аркас — старший брат будущего командующего Черноморским флотом адмирала Николая Андреевича Аркаса. Он же перед осадой Севастополя эвакуировал библиотеку в Николаев [8].

Важнейшей традицией в дореволюционной России являлось созидание храмов. Большинство воинских церквей строилось на добровольные пожертвования. И этих пожертвований было особенно много, когда храмы сооружались в честь каких-либо важных событий или подвигов русского народа. Даже бедняки стремились внести свою лепту в их строительство, не говоря уж о состоятельных людях. Храмы являлись не только культовыми сооружениями, но были местом и культурного просвещения для нижних чинов. Он заменял им и картинную галерею, и концертный зал и театр.

В архивных документах сохранился тот факт, что адмирал Владимир Алексеевич Корнилов много внимания уделял строительству собора Св. Владимира в Севастополе. После назначения командующим Черноморским флотом, во время своей первой аудиенции с императором 29 февраля 1852 г. среди других вопросов он обсуждал и вопрос постройки храма. [9] Председателем комиссии по строительству с 1851 г. являлся выше упомянутый Захар Андреевич Аркас. В склепе этого храма и был похоронен после своей гибели сам Владимир Алексеевич Корнилов. Там же были похоронены адмиралы М.П. Лазарев, В.И. Истомин и П.С. Нахимов.

Верностью православным традициям отличался и вице-адмирал Степан Осипович Макаров, который был близким другом ныне прославленных Православной церковью апостола Японии архиепископа Николая (Касаткина) и святого праведного Иоанна Кронштадтского. Вернувшись в 1889 г. из трехгодичного кругосветного плавания, совершенного им в качестве командира на первом русском паровом корвете «Витязь», несмотря на свою занятость, связанную с обработкой полученных во время экспедиции научных материалов, он издает свой труд «Православие в Японии». Степан Осипович активно помогал православному делу в Стране восходящего солнца тем, что писал статьи, выпустил брошюру о соборе Воскресения Христова в Токио, искал жертвователей на его строительство. Макаров обращался за помощью к представителям разных слоев общества и, конечно, к отцу Иоанну Сергиеву, который к концу 80-х гг. XIX в. стал известным всей России молитвенником, жертвователем и благотворителем. В письме, написанном 10 (22) января 1890 г., епископ Николай благодарит Макарова за хлопоты по сбору денег на православный собор в Токио и перечисляет имена людей, откликнувшихся на его нужду: «…Сколько добрых результатов Ваших хлопот! От Нечаева-Мальцева 1000 руб., от отца Иоанна — 500 р., от Самарина — 100 р., кроме того, Вы мне открыли доступ просить гр. Н.В. Орлову-Давыдову» [10]. Это письмо является самым ранним сохранившемся документальным свидетельством, говорящем о личном знакомстве С.О. Макарова и отца Иоанна [11].

Токийский храм не единственный, в строительстве которого принимал участие Макаров. Высочайшим приказом от 6 декабря 1899 г. он был назначен главным командиром Кронштадтского порта. Одним из важнейших дел, за которое принялся новый «хозяин» города и порта, стало строительство Кронштадтского Морского Николаевского собора.

До 1841 г. кронштадтские моряки посещали церковь Богоявления Господня, построенную по указу Петра I от 1728 г. и освященную 24 мая 1731 г. Пришедшую за сто лет в ветхость церковь в октябре 1841 г. разобрали, и лишь в 1861 г. была осуществлена закладка нового деревянного здания храма, освященного 23 сентября 1862 г. Это деревянное здание рассматривалось как временное. 26 января 1849 г. был высочайше утвержден комитет по постройке в Кронштадте новой каменной церкви Богоявления Господня [12]. Однако дело строительства Морского храма затянулось почти на 50 лет. Наконец, в 1897 г. был высочайше разрешен всероссийский сбор пожертвований на сооружение Морского собора в Кронштадте, который должен был стать местом молитвы для моряков и памятником славных деяний русского флота. Одновременно был объявлен конкурс на лучший проект нового храма. 10 мая 1897 года отец Иоанн напечатал в газете «Котлин» письмо-обращение к российским морякам и соотечественникам. Вот его текст:

«Возлюбленные братья-моряки и все православные соотечественники!
Живя в Кронштадте сорок два года и во все это время, видя малость, скудость и ветхость Морского храма, — я снедался ревностию о нем и желанием просторного, прочного и благолепного храма, и ныне внес свою лепту на сооружение такового храма 700 руб. Благоволите и вы оказать свое посильное усердие к сооружению его» [13].

Можно представить радость отца Иоанна и Степана Осиповича, когда дело строительства Морского собора в Кронштадте, наконец, сдвинулось с мертвой точки. Вице-адмирал Макаров стал председателем Комитета по сбору пожертвований на строительство главной морской святыни, начались строительные работы: были посажены деревья в овраге, прилегающем к месту постройки, расчищено место под фундамент. С апреля 1901 г. в личном дневнике вице-адмирала регулярно появляются записи о заседании комиссии по постройке Морского собора. Там же помещена заметка из газеты «Котлин» от 28 октября 1901 г. об освящении начала работ по сооружению собора. Первого сентября 1902 г. отец Иоанн в присутствии адмирала С.О. Макарова и многочисленных горожан совершил молебен на месте будущего храма. 8 мая 1903 г. состоялось торжество по закладке собора, в котором участвовали император Николай II, главный командир Кронштадтского порта вице-адмирал Макаров и настоятель Кронштадтского Андреевского собора Иоанн Кронштадтский. Ни С.О. Макаров, ни отец Иоанн не дожили до освящения главного храма Российского флота, но Морской Николаевский собор стал достойным памятникам им обоим.

Следует заметить, что даже инославные военачальники, имея государственное мышление, понимали важность укрепления православия. Например, главный командир Кронштадтского порта адмирал Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен, будучи лютеранином, 15 мая 1814 г. ходатайствовал перед обер-прокурором Святейшего Синода Н.А. Протасовым о скорейшем освящении новой каменной церкви Успения Пресвятой Богородицы в городе Кронштадте, в строительство которой он внес свой вклад: «Просим оказать зависящее с Вашей Стороны содействие о ускорении разрешением на освящение указанной церкви, чем изволите одолжить как меня, так и все общество здешних граждан». Мусульманин генерал Хан Нахичеванский на свои средства построил церковь в Красном Селе. Было немало случаев, когда ктиторами православных военных церквей избирались неправославные офицеры.

В Петербурге через четыре года после окончания русско-японской войны, где погибло много русских моряков, было принято решение о строительстве храма в память о них, названного в народе «Спас на водах». Елена Александровна Шеина (урожденная Урусова) — жена командира крейсера «Светлана» Сергея Павловича Шеина (Сергея Павловича был потомком воеводы Шеина — легендарного защитника Смоленска от поляков в Смутное время) обратилась к греческой королеве Ольге (дочери Великого князя генерал-адмирала Константина Николаевича Романова) о принятии Комитета под ее попечительство.

Деньги на строительство собирались по всей России. Многие российские адмиралы внесли свой вклад в созидание храма. Иконы и лампадки были взяты с погибших кораблей. Елена Александровна Шеина лично участвовала в вышивании ковра для верхней церкви. Ритуал освящения храма состоялся 31 июля 1911 г. К сожалению, этот храм не сохранился. В 30-е годы он был уничтожен по приказу местных властей.

Сегодня мы все больше убеждаемся в том, что наше прошлое не имеет аналогов в мире. И нам нужно беречь и преумножать славные отечественные традиции. В последние годы в этом направлении сделано уже немало. Совместное заявление о сотрудничестве в культурной, научной и благотворительной областях, подписанное министром обороны Российской Федерации и Патриархом Московский и всея Руси 2 марта 1994 г., а также Соглашения о сотрудничестве между Русской Православной Церковью и Вооруженными Силами России подписанное 4 апреля 1996 г. открыли новые возможности для возрождения православных традиций в Вооруженных Силах. В Соглашении указано, что дальнейшее развитие взаимодействия между Русской Православной Церковью и Вооруженными Силами «будет служить обогащению духовной и нравственной жизни воинских коллективов, способствовать воспитанию военнослужащих и членов их семей в духе любви к Отечеству, готовности к его защите». [14] На основании вышеуказанных документов подписаны частные соглашения с командующими видами и родов войск. В том числе Главнокомандующий ВМФ РФ 16 июня 2005 г. подписал Соглашение о сотрудничестве Военно-Морского Флота с Русской Православной церковью. Таким образом, сложились все условия для возрождения былых славных традиций.

В городе Кронштадте по инициативе Кронштадтского Морского собрания, и благодаря личным усилиям председателя собрания контр-адмирала А.В. Спешилова, предпринимаются меры к возрождению Кронштадтского Морского Николаевского собора — главной святыни российского флота. Эту инициативу поддержал Главнокомандующий ВМФ РФ В.С. Высоцкий. Командир Ленинградской военно-морской базы контр-адмирал Липинский Анатолий Иванович способствует возвращению Православной Церкви православного храма во имя иконы Божией Матери «Милующая» и восстановлению храма «Спаса-на-Водах».

Но если восстановленные или вновь построенные храмы будут пустовать, то все усилия, затраченные на их созидание, будут напрасными. Кроме строительства православных церквей необходимо проводить работу по пропаганде православной культуры и по возрождению духовных основ Российского государства.

В этой связи в Военной академии Ракетных войск стратегического назначения им. Петра Великого благодаря спонсорам открыт первый в Вооруженных Силах России факультет Православной культуры, который работает уже пятнадцать лет. В Санкт-Петербурге, в Высших Специальных Офицерских Классах (Академия дополнительного профессионального образования) ВМФ в 2004 г. Центр духовного образования. Задача Центра: формирование у военнослужащих качеств гражданина-патриота, военного профессионала и высоконравственной личности, воспитание любви к Родине и к Военно-Морскому Флоту, развитие понимания национальных интересов России и своей роли в их реализации, духовное просвещение и распространение религиозных знаний в рамках традиционных конфессий. Аналогичная работа проводится и в других учебных заведениях МО РФ.

И закончить данное выступление мне хотелось бы словами последнего протопресвитера армии и флота Георгия Ивановича Шавельского, который писал: «Традиция в жизни — великое дело. Она передает из рода в род добрые обычаи и часто охраняет нравы. Она объединяет, воодушевляет и двигает массы». [15] Так будем же и мы хранить и преумножать славные традиции наших предков!
Беляков Александр Петрович, капитан 1 ранга запаса, председатель исполнительного Совета Собора православной интеллигенции

Примечания:

1 — Горденев Михаил. Морские обычаи, традиции и торжественные церемонии Русского Императорского Флота. — М.: Андреевский флаг, 1992. — (Серия «Вахтенный журнал»). — С. 27.
2 — Ганичев В.Н. Ушаков — М.: Мол. гвардия, 1990. — С. 429−430.
3 — Овчинников В. Д. Сын Отечества — сын Божий: Тактика Ф. Ф. Ушакова имела ярко выраженный наступательный характер. // Военно-исторический журнал. — № 2. — Февраль, 2003 год. — С. 62.
4 — Ганичев В. Н. Ушаков — М.: Мол. гвардия, 1990. — (Жизнь замечат. людей. Сер. биогр.; Вып. 712). — С. 452.
5 — Там же С. 450 — 451.
6 — Адмиралы Российского Флота: Россия поднимает паруса / Сост. В. Д. Доценко. — Спб.: Лениздат, 1995. — С. 306.
7 — Никульченков К. И. Адмирал Лазарев. — М.: Военное издательство Министерства Обороны СССР, 1956. — С. 177 — 180.
8 — Полководцы, военачальники и военные деятели России в «Военной энциклопедии» Сытина / Авторы составители: В. М. Лурье, В. В. Ященко. — СПб.: Экополис и культура, 1995. — С. 129.
9 — Адмиралы Российского Флота: Россия поднимает паруса. — С. 441.
10 — Гузанов В. Ваш слуга и богомолец… М., 2003. С. 90.
11 — Святитель Николай 10 апреля 1970 г. причислен к лику святых.
12 — РГА ВМФ. Ф. 930, Оп. 49. Д. 655. Л.1.
13 — Котлин. 1897. 4 июля, № 146.
14 — Новиков В. Россия: Армия и Церковь // Национальные интересы. — № 2 (7). — 2000. — С. 55.
15 — Шавельский Г. И., протопресв. Воспоминания протопресвитера русской армии и флота. — Т. 2. — М.: Крутицкое патриаршее подворье, 1996. — С. 117.

http://rusk.ru/st.php?idar=114068

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  прот. Василий Пасенко    25.11.2009 01:27
Автору доклада. Уважаемый Александр Петрович очень хотелось бы задать вам несколько вопросов по флотской истории. Если возможно жду ответа на этом электронном адрессе. С уважением о.Василий

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru