Русская линия
Вифлеемский глас Владимир Зорин,
Сергей Чесноков
01.04.2009 

«Кризис Россия переживет, а вот что касается демографии…»
Заместитель полномочного представителя Президента РФ в ПФО высказался о семейных ценностях

В условиях финансового кризиса в России назревает еще один кризис — демографический. Женщины массово идут на аборты, да и рожать скоро станет просто некому. Сейчас наступает благоприятный репродуктивный период для тех, кто родился в 1990-е гг., а их очень мало — тогда тоже был серьезнейший в новейшей истории страны демографический кризис. Его последствия были преодолены лишь в 2006 г., так что специалисты предупреждают: переломить нынешнюю тенденцию также получится не раньше, чем через 7−10 лет.
Сами женщины нередко винят во всем государство. На форумах в Интернете они жалуются, что весь прошлый год власти через СМИ и рекламу призывали их беременеть, а когда грянул кризис, будущие мамочки оказались никому не нужны. Многие говорят, что, уже ожидая ребенка, попали под сокращение. «Чувство такое, будто меня обманули», — зачастую признаются женщины.
Где искать выход из сложившейся катастрофической ситуации? С таким вопросом редакция «Вифлеемского гласа» обратилась к представителю власти (читайте в интервью Владимира Зорина, заместителя полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе). Речь шла о необходимости соработничества власти, Церкви и общественности.

Семейство ЗориныхВладимир Юрьевич Зорин родился в 1948 г. в г. Винница, Украина. Закончил Ташкентский институт народного хозяйства, Академию общественных наук ЦК КПСС. Занимал государственные должности в кабинете министров при Президенте Узбекской ССР, в органах исполнительной власти Чеченской республики, был председателем Комитета по делам национальностей в Государственной Думе РФ, возглавлял Министерство РФ по делам национальностей. С декабря 2005 г. — заместитель полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе. Кандидат исторических наук, доктор политических наук, профессор, эксперт в области федерализма, теории и практики межнациональных, межконфессиональных отношений.

— Владимир Юрьевич! У вас три сына, дочь… По нынешним меркам, вы — отец-герой!

— Дети — это то главное в жизни человека, чем можно гордиться. С другой стороны, ничего особого в этом не вижу: ведь я из такой же, многодетной семьи. Испокон веков и до совсем недавних времен в России традиционными считались именно многодетные семьи.

— Тем не менее, наша данность на сегодня, как правило, однодетная семья. Рушится и сам институт семьи: молодые люди предпочитают сожительствовать, лицемерно именуя эти взаимоотношения гражданским браком. В ходу контрацептивы «последних поколений», которые массово начинают применять уже с подросткового возраста. Миллионы абортов ежегодно!.. Россия вымирает. Приведем лишь одну цифру: в среднем на российскую женщину приходится 1,2 ребенка, при этом для простого воспроизводства народа, нации необходимо, как минимум, 2,3 рождения.

— Не случайно минувший, 2008 год был объявлен Годом семьи. Не случайны разноплановые меры (они общеизвестны), предпринимаемые ныне в государственном масштабе для поддержки материнства, детства, семьи. У нас в полпредстве этим проблемам также уделяется самое пристальное внимание. Определенные результаты налицо: рождаемость в прошлом году и в целом по стране, и по Приволжскому округу в частности повысилась.

— Но грянул мировой финансовый кризис. И в абортариях снова чуть ли не очереди… Кровь нерожденых младенцев льется рекой!

— Убежден, что кризис Россия переживет, а вот что касается проблем демографии… Демографический феномен в том и состоит, что уровень благосостояния в обществе и уровень рождаемости между собой мало связаны.
Спору нет: экономические аспекты при анализе демографической ситуации учитывать необходимо. Однако посмотрите, кто сейчас дает стабильную прибавку народонаселения. Это, чаще всего, так называемые развивающиеся, то есть самые отсталые в экономическом плане страны, например африканские. В то время как численность большинства коренных народов более или менее «благополучных» стран Западной и Восточной Европы неуклонно сокращается. Значит, дело не только и не столько в экономических условиях, но в первую очередь — в нас самих! В нашем миропонимании, в нашем отношении к материнству, детству, к семье как таковой, которые со временем и по ряду причин стали кардинально меняться.

— Что это, на ваш взгляд, за причины?

— Увлекшись законотворчеством, уповая на стандарты, которые прописаны в Конституции, в законах, мы довольно часто забываем ответить на другой концептуальный вопрос: а кто, собственно, и как эти законы будет исполнять, этих стандартов придерживаться?
Да, основополагающие законы «пишутся» в Москве, но не Москва, в конечном счете, определяет, перекупщик-спекулянт или труженик-производитель торгует на местном рынке, строить новый роддом, детский садик или не строить… Не «в столицах» происходят события, кровно касающиеся каждого из нас, а рядом с нами, на уровне, в буквальном и переносном смысле, местного самоуправления. При этом многие довольно часто инертны, никак не желая влиять на происходящее вокруг. А нет общественного мнения или же оно деформировано — не будет, следовательно, и действенности от того или иного даже самого совершенного, с правовой точки зрения, закона.
Закон, по меткому выражению философа Владимира Соловьева, — это низшая нравственная норма. Заметьте: нравственная! А что у нас с нравственностью, в широком понимании — с духовностью, если сплошь и рядом происходит отход от традиционных моральных устоев, правил, воззрений?

— Другими словами, закон бессилен, пока молчит совесть…

— Применительно к нашему разговору это может звучать так: государство сколько угодно может поддерживать, стимулировать, законодательно и материально укреплять традиционную, многодетную семью, но пока общество, мы сами не переменимся по отношению к ней, явлением повсеместным и престижным она не станет.

— Носительницей традиционных духовно-нравственных ценностей всегда была и есть Церковь…

— Уточним — традиционные вероисповедания, конфессии. И власть на всех ее уровнях, от муниципального до федерального, значение этого чрезвычайно важного, основополагающего фактора не может не понимать.
В наш округ входит 14 субъектов Федерации, проживает в которых почти четверть российского населения. Русские преобладают (72 процента), и в то же время здесь 75 процентов всех татар страны, 82 процента башкир, 90 процентов мордвы… Состав населения, как видим, в полном смысле многонациональный. И многоконфессиональный: достаточно сказать, что в Приволжском округе проживает около 40 процентов всех российских мусульман. Складывалось это веками и представляет собой уникальное сочетание исконно добрососедских, творчески взаимодействующих между собой верований и культур.
При этом роль основных традиционных конфессий — православия и ислама, религии вообще день ото дня возрастает.
Приведу следующие цифры: если 15 лет назад в Нижегородской области насчитывалось всего около 40 действующих православных храмов, то сейчас их более 400. Если 15 лет назад во всей России было не более 100 мечетей, то теперь их более 2000 на территории лишь одного Приволжского федерального округа. Разумеется, происходит это при каждодневной и всевозможной поддержке и деятельном участии государства, властных структур на местах.

— Как приведенные вами цифры вяжутся с постулатом, что Церковь у нас по Конституции отделена от государства?

— Действительно, Россия — светское государство. Но Церковь не отделена от общества: миллионы российских верующих — полноправные граждане своей страны. Кроме того, задачи у государства и у религиозных организаций, представляющих прежде всего традиционные конфессии, во многом совпадают. Что это за задачи? Решение тех же демографических проблем, отстаивание наших непреходящих духовно-нравственных ценностей, борьба с бедностью, такими негативными, разлагающими человека и общество явлениями, как алкоголизм, наркомания…

Записал Сергей ЧЕСНОКОВ

«Вифлеемский глас»,
№ 3(5), март, 2009 г., с. 3.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru