Русская линия
Русская линия Николай Каклюгин01.04.2009 

Полезный опыт освобождения от наркотической зависимости
Реабилитация и ресоциализация потребителей наркотических средств и психотропных препаратов в условиях нерелигиозных терапевтических сообществ (ТС)

Опыт ассоциации ТС «МОНАР» на территории государств бывшего Советского Союза


Общеизвестно, что существует много причин, приводящих к тому, что человек начинает принимать наркотики. Бедность и социальная неустроенность — лишь один из факторов риска, ведь потребителями наркотических средств и психотропных препаратов становятся и состоятельные, богатые люди. В современной перестраивающейся и объединяющейся Европе идут слабоуправляемые миграционные процессы. Многие легальные мигранты из стран бывшего СССР не могут найти себе места в западноевропейском обществе, нуждаются в ресоциализации, а попросту говоря, в лечении и перевоспитании. Существует также поток нелегальной миграции. Явление миграции объединяет в себе бездомность, наркоманию и проституцию. В этом отношении Ассоциация терапевтических сообществ (ТС) «МОНАР», которая включает в себя, кроме реабилитационных центров для наркозависимых, еще и ночлежные дома, может служить для нашей наркологической службы символом решения этого комплекса проблем без каких-либо вопросов со стороны общественности в связи с наличием явной или скрытой от глаз посторонних наблюдателей религиозной составляющей или вредоносной техники манипуляции сознанием пациентов. В сообществе «МОНАР» подобные практики не используются ни в каком виде.

В октябре 2006 года в Варшаве проходила международная конференция, поводом для которой послужило 25-летие Ассоциации «МОНАР». Но основной причиной сбора специалистов из разных стран явилась необходимость разработки единой стратегии борьбы с наркоманией и бездомностью в рамках Евросоюза. В настоящее время ключевой вопрос на подобных европейских форумах — настаивать ли на тотальном запрещении наркотиков в обществе (кроме узкомедицинских целей) или двигаться по пути «снижения вреда». К чему могут привести подобные инициативы, всем интересующимся данной проблемой, уже достаточно хорошо известно из опыта других стран. Несмотря ни на что, программы «снижения вреда» приобретают все большую популярность в Европе. Ассоциация «МОНАР» крайне редко использует и такой специфический подход для наркоманов, не готовых к полному отказу от употребления психоактивных веществ. Максимум, что позволяется ими на начальном этапе вхождения потребителя наркотиков в реабилитационное пространство — это мероприятия типа раздачи чистых шприцев. При этом подразумевается, что частичное ограничение употребления наркотиков может пойти на пользу наркоману, только в том случае, если подвигнет его в дальнейшем на полный отказ от приема наркотиков. Следует особо отметить, что в случае дальнейшего перевода наркомана на официальную выдачу наркотического препарата, чаще всего это ничем не обоснованная иллюзия. Тем не менее, аргументов в пользу программ «снижения вреда» существует уже огромное количество, создана уже целая философия «снижения вреда», которая объявляет себя реалистичной, по сути же являясь утопической. За всей более или менее правдоподобной аргументацией стоит, на самом деле, лишь одно — признание того, что в Европе битва с распространением наркомании уже проиграна, и проиграна навсегда. Другими словами, это капитуляция в битве за здоровое население планеты. При такой позиции остается лишь применять косметические средства, чтобы проблема наркомании не так пугала общество неуправляемостью своих последствий.

И вот именно эту, проигрышную по всем параметрам позицию, сегодня активно озвучивает целый ряд современных зарубежных и отечественных медицинских работников, психологов, социологов и даже часть научного сообщества. По мнению некоторых специалистов, работающих с потребителями наркотических средств и психотропных препаратов «опийная наркомания — это хроническое рецидивирующее заболевание», «сложное состояние нарушенного здоровья, которое имеет социальные, психологические и биологические детерминанты и последствия, включая изменения в головном мозге. Это не слабость характера или воли». При этом приверженцы этих идей ссылаются на совместную позицию Всемирной Организации Здравоохранения, Управления по наркотикам и преступности при Организации Объединенных наций и Объединенной программы по ВИЧ/СПИД той же международной организации, опубликованную в 2004 году. Подобные утверждения противоречат тем результатам, которые достигнуты в том числе в терапевтических сообществах, работающих во всем мире по методикам, схожим с теми, что предлагает нам сегодня «МОНАР».

Польские специалисты, работающие в «МОНАР», убеждены, что у каждого человека должен быть шанс на выздоровление и возможность освободиться от наркотической зависимости будет гораздо выше, если делать это в специально смоделированной атмосфере, свободной от каких бы то ни было наркотических средств, алкоголя или психотропных препаратов. При ознакомлении с методиками, используемыми при прохождении курса реабилитации в центрах реабилитации и ресоциализации потребителей наркотиков Ассоциации «МОНАР» становится понятно, что ни о каком сочетании деятельности учреждений, работающих по этой программе, и методик заместительной терапии не может быть и речи. Эти два абсолютно разных подхода к лечению, реабилитации и ресоциализации наркозависимых были созданы в Польше независимо друг от друга и с противоположными целями. Причем программы трудовой психо-социодуховной реабилитации, основанные на принципах полного отказа от наркотиков, появились в Польше раньше запуска программ заместительной терапии. И никогда программы так называемой «заместительной терапии метадоном», не смогут достичь даже подобия тех положительных для польского общества результатов, которые достигнуты в «МОНАРе». А вот ухудшить выздоровление ребят, прошедших полный курс реабилитации в Центрах, основанных на принципах полного отказа от наркотиков, могут. Ведь они настойчиво предлагают каждому ВИЧ-инфицированному потребителю наркотиков перейти на синтетический опиат вместе с получением антиретровирусного лечения, заставляя привыкнуть к идее легализации потребления наркотиков. Трудовые коммуны Ассоциации «МОНАР» функционируют на совершенно иных принципах. В то же время известно, что большинство из ВИЧ-положительных ребят, прошедших полный курс реабилитации в программе, живут нормальной, трезвой жизнью здорового человека, не нуждающегося в каком-либо химическом стимулировании, в том числе за счет официально выдаваемой порции наркотика.

Необходимо отметить, что данная общественная организация за всю свою более чем 25-ти летнюю историю разворачивания программ медико-социальной реабилитации в Польше никогда не позволяла себе применять к своим подопечным заместительную терапию синтетическими или полусинтетическими опиатами — это абсолютно противоречит принципам работы их ассоциации терапевтических сообществ. По данным 2004 года реабилитационно-реадаптационной помощью Ассоциации терапевтических сообществ «МОНАР» воспользовалось более 17 000 человек, в консультативных центрах получено 125 452 консультаций. Ассоциация ведет активную внешнюю политику, осуществляет большое число проектов в странах Центральной и Восточной Европы, а также Средней и Восточной Азии, сотрудничает с дружественными организациями из Западной Европы.

В далеком 1988 году Нильс Бейерут, доктор медицинских наук из Шведского Института Карнеги, в своей речи, произнесенной во Франции, Соединенных Штатах Америки и Советском Союзе, изложил возможный прогноз дальнейшей наркотизации мирового сообщества. Прошло уже 20 лет, но по-прежнему его слова чрезвычайно актуальны и, более того, звучат с новой силой, поскольку то, что было им сказано в те годы, ярчайшим образом описывает складывающуюся сегодня ситуацию с ростом потребления наркотических средств и психотропных препаратов в большинстве стран мира: «Дренаж наркотического болота означает разрыв путей контрабанды наркотиков и снижение незаконного оборота наркотиков в обществе. В этом направлении уже приложены огромные усилия таможенной службы, полиции и разведки во всем мире. Тем не менее, ситуация с каждым годом ухудшается, и многие страны уже готовы сдаться и прекратить борьбу. Почему борьба с наркоманией была столь успешной в Германии в 20-е годы, в США в 30-е годы и в Китае и Японии в 50-е годы? И почему мы не наблюдаем в последние два десятилетия в западном мире никаких решающих успехов? Я уверен — это в значительной мере связано с тем обстоятельством, что мы забыли, что первично и что вторично в существовании наркорынка. Первично для этой социальной проблемы не то, что в природе произрастают опийный мак, кусты коки или конопля, и не то, что международные преступные синдикаты осуществляют торговлю этими средствами. Первично то, что миллионы людей готовы нарушить нормы и законы, чтобы употребить опьяняющие вещества, изготовляемые из этих растений, или сотни других синтетических наркотических веществ. Таким образом, основой существования наркорынка является нарушение отдельной личностью общественных норм и употребление наркотика, а не международные наркосиндикаты, которые на самом деле представляют собой последствие возникновения наркорынка…»

«Не героин продают потребителям, а потребителей — героину», — сказал Уильям С. Берроуз. Хочу привести также еще одну мудрую цитату из предисловия к его книге «Голый завтрак (Naked Lunch)» (1959): «Если вам нужно изменить или разрушить числовую пирамиду, вы начнете с изменения нижних чисел. Если мы хотим разрушить наркотическую пирамиду, мы должны начать с ее основы — наркомана на улице, и прекратить подобно Дон Кихоту сражаться с мельницами — верхними звеньями пирамиды, которые мгновенно будут заменены. Наркоман на улице, которому нужен его наркотик — единственный незаменимый фактор в наркотической цепи. Если не будет ни одного наркомана, покупающего наркотики, не будет и незаконного оборота наркотиков. Пока же спрос на наркотики существует, всегда найдется кто-то, кто решит заняться его удовлетворением». На мой взгляд, это блестящее выражение сути сложной проблемы".

Далее по тексту: «Я убежден, что существование или гибель правовых государств западного типа в перспективе зависит от того, сумеют ли они победить наркоэпидемии. Для того чтобы вести борьбу против распространения наркомании, нужно иметь реалистичную стратегию и тактику. Необходимо осознать, что наркоман — двигатель всей системы. Однако именно наркоману, который всегда ловко манипулирует другими и защищает свое пристрастие к наркотику не хуже профессионального адвоката, удалось обмануть огромное количество честных и ответственных, но наивных политиков и публицистов, в результате чего он в последние двадцать лет пользовался почти полной неприкосновенностью. Это, на мой взгляд, один из важных факторов, определяющих наши неудачи……чтобы изменить современные тенденции, нужно сделать употребление наркотиков исключительно неудобным. Наркоман должен знать, какие последствия ожидают его за его поведение… Общество должно четко продемонстрировать, что оно не принимает употребление наркотиков…

Ни одно правительство не может победить крупномасштабную наркоэпидемию без широкой всенародной поддержки. Ее необходимо создать за счет политических соглашений и большой просветительской работы, что должно вести к пробуждению народного сознания и созданию негативного отношения к наркомании. В ближайшие годы должен решиться вопрос, удастся ли миру победить эпидемии наркомании. Используя принятую до сих пор стратегию, односторонне направленную на борьбу с предложением и не затрагивающую спрос на наркотики, мы ведем войну, в которой обречены на поражение. Только открытием второго фронта на основе стратегий, направленных на спрос, мы можем изменить ситуацию и выиграть войну против эпидемий наркомании. Но нельзя терять времени. В противном случае ситуация будет развиваться в сторону ухудшения и капитуляции перед наркотиками и через период хаоса в обществе может стать основой для наступления нового периода фашизма… Вы держите историю в своих руках!»

Как ни прискорбно, удержать историю большинству стран Европы и Северной Америки на должном уровне так и не удалось — сознание народа и государственных мужей оказалось во власти иных сил и, как следствие, от безысходности в поиске эффективных средств борьбы со спросом на наркотики, многие правительства дрогнули и сами приступили к выдаче наркотических веществ почти всем желающим. Достаточно здесь просто упомянуть программы снижения вреда от ВИЧ/СПИДа, в рамках которых во многих странах мира совершенно легально осуществляется выдача потребителям инъекционных наркотиков фармацевтических препаратов того же, опиумного, ряда. Только они уже имеют синтетическое происхождение и имеют менее выраженный и более продолжительный наркотический эффект. Но это если принимать их под контролем врача перорально, то есть, выпивая данную наркотическую субстанцию. Во многом легализация подобных методов «лечения» наркомании связана с активизировавшейся в последние годы скоординированной заинтересованными международными организациями и «благотворительными» фондами работой недобросовестных медицинских и социальных работников, направленной на повышение толерантности общества к вопросу потребления индивидуумом практически любого вещества, способного изменить состояние сознания. Даже если просто выдаются шприцы и презервативы — это по сути является подтверждением возможности ведения асоциального образа жизни какой-либо личностью, говоря языком христианства — потворством греху. Именно такой подход и создает тот самый хаос в обществе, о котором упомянул в своем выступлении 20 лет назад эксперт из Швеции и который мы могли наблюдать лишь на улицах многих крупных городов Европы и Северной Америки. Теперь же что-то подобное активно внедряется и в соседних с нами государствах, активизировались попытки внедрить эту странную технологию профилактики инфекционных заболеваний, связанных с наркоманией и на территории Российской Федерции. Во многих регионах они уже увенчались успехом. Ни для кого не секрет, что в нашей стране наркологическая ситуация и пути её улучшения также далеки от совершенства, однако мы имеем полное право не повторять чужих ошибок и искать иные пути решения проблемы, прислушавшись в том числе и к вышеуказанным предупреждениям. Правительство России, безусловно, понимает всю опасность предлагаемых определенными кругами инициатив, поэтому старается не допускать их вторжения на российскую территорию. Надеемся, у тех, кто внимательно прочитал выступление Нильса Бейерута, сложилось верное представление о роли, целях и задачах того же «Фонда Сороса» (Открытое общество и пр.) и некоторых других общественных организаций, стоящих за программами «снижения вреда», финансируемых из-за рубежа (в том числе российские «Всероссийская сеть снижения вреда», «Открытый институт здоровья», Фонд социального развития и охраны здоровья «Фокус-медиа», общественный фонд «Анти СПИД», фонд «Нет алкоголизму и наркомании (НАН)» и международные «Центр социального развития и информации — Population Services International (PSI)», «СПИД Фонд Восток-Запад (AFEW)» и некоторые другие), а также большинства так называемых «правозащитников», выступающих за соблюдение прав всех граждан, включая инъекционных потребителей наркотических средств и психотропных препаратов. Их работа под прикрытием условно благих намерений создает оптимальные условия для продолжения роста наркотизации в нашей стране. Теперь уже и регионы России получают федеральное финансирование в рамках приоритетных национальных проектов, в части которых также заложены элементы концепции «снижения вреда». Ситуация, безусловно, сложная. Принципы отказа от борьбы с ростом наркотизации российского сообщества сегодня с подачи определённого круга лоббистов активно внедряются в российское здравоохранение. И это несмотря на то, что ведущие отечественные психиатры и наркологи уже выступили в 2006-м году на эту тему с совместным обращением к российской общественности где, в частности, было сказано: «Эффективное решение задачи по лечению больных наркоманией связано с интенсивным поиском и внедрением новых средств и методов, направленных на полное прекращение употребления больными наркоманией наркотиков, их социализацию с формированием образа жизни, свободного от наркотиков…».

Именно этим и занимаются специалисты, работающие в специализированных реабилитационных общинах, функционирующих на принципах полного отказа от приема психоактивных веществ. Теоретическое описание реабилитационного процесса в терапевтических сообществах в современной специализированной наркологической литературе представлено в минимальной степени. В связи с этим целесообразно более подробно остановиться на технологии функционирования трезвеннической трудовой коммуны, основанной на принципах, подобных тем, что работают в системе польской Ассоциации «МОНАР». Их опыт для нас сейчас представляет огромный интерес и заслуживает внимания в силу больших сроков трезвости, которые демонстрируют их пациенты после прохождения полного курса лечебно-реабилитационных мероприятий в терапевтическом сообществе, входящем в «МОНАР». Продолжительность курса реабилитации в такой программе — не менее 12 месяцев. Основные правила: закон трезвости, закон территории (ограничение перемещения), закон сексуальной абстиненции (запрет на сексуальные отношения между реабилитируемыми), закон вежливости и добропорядочности, запрет на проявление агрессии и некоторые другие, записанные в устав общины. Плодотворная и эффективная деятельность польской ассоциации «МОНАР» по реабилитации лиц с химической зависимостью была подробно описана в методическом пособии «Promising practices in drug treatment: findings from Europe», опубликованном в мае 2003 года на английском языке при поддержке Отдела по вопросам международного наркооборота и преступности Госдепартамента США (Bureau for International Narcotics and Law Enforcement Affairs, United States Department of State). Единственная полноценная работа на русском языке, подробно описывающая принципы функционирования подобных организаций, была опубликована в Москве в 2001 году (Ю.В.Валентик «Реабилитационные центры „Casa Famiglia Rosetta“ для больных наркоманиями (20-летний опыт работы)»). По данным ее автора, «первый опыт организации терапевтических сообществ для психиатрических пациентов относится к деятельности М. Jones (1953). Лечение и ведение хозяйства стало общим делом больных и персонала. Здесь и возник термин «therapeutic community», который принято переводить как «терапевтическое сообщество (община)». Терапевтические сообщества, или терапевтические общины (итальянцам «по духу» ближе термин «терапевтические общины»), для лиц, зависимых от наркотиков, возникли в 60-е годы. В настоящее время терапевтические сообщества для наркоманов образуют спектр более чем из 500 описанных резидентских программ (то есть со стационарным пребыванием). Из них наиболее известны программы Daytop Village, Phoenix House, Getway House. Cуществуют Всемирная и Европейская федерации терапевтических сообществ. Кардинальным для понимания терапевтических сообществ (ТС) является то, что индивидуальные изменения должны происходить через взаимопомощь и самопомощь в условиях совместной деятельности и совместного проживания персонала и пациентов. Сверхзадача ТС — полное изменение стиля жизни, то есть не только воздержание от наркотиков, но и устранение асоциального поведения, развитие полезных навыков и умений, новых ценностных ориентаций. Традиционно, это долгосрочная программа реабилитационного стационара, эффективность и безопасность которой для психики участвующих в ней лиц не вызывает сомнений.

На аналогичных принципах построена деятельность терапевтических сообществ, входящих в структуру Ассоциации «МОНАР». Эта общественная организация является одним из самых крупных объединений такого типа в Европе. В структуре Ассоциации работает более 160 отделений с различной спецификой. Она явилась предшественником польского Общественного движения по противодействию наркомании, а с 1981 года была зарегистрирована в Государственной регистрационной палате как «Ассоциация МОНАР». С момента своего создания в 1978 году (первая община основана в городе Глосков) были до тонкости отработаны правила жизни в «МОНАРе». По сути, это коммуна, которая называется терапевтическим сообществом. Именно Марек Котаньский заложил основу самой развитой в Польше сети негосударственных лечебных центров для молодых наркоманов — МОлодежь против НАРкотиков — МОНАР, являясь создателем и духовным руководителем организации, занимая пост председателя Главного управления «МОНАР» с 1981 до 2002 года. В последние 2 года своей жизни он со своими помощниками успел создать в Варшаве несколько терапевтических сообществ, открыто проповедующих католические догматы. Таким образом, все остальные методики, применяемые до того момента в «МОНАРе», были усилены духовной ориентацией пациентов в сторону традиционной для Польши религии. Это было объединение хосписов (медицинских центров для одиноких смертельно больных онкологическими заболеваниями или СПИДом людей, или тех, от кого отказались родственники) с терапевтическими сообществами для наркозависимых, которые за ними ухаживали. Такое дополнение позволило еще больше повысить качество и длительность ремиссии у пациентов, проходящих курс реабилитации в подобных общинах. Это связано в том числе с тем, что в процессе ухода за безнадежно больными людьми у ребят достаточно быстро формировалось чувство ответственности за опекаемых ими страдальцев. Оно же автоматически проецировалось и на их собственную жизнь, к ним намного быстрее приходило понимание быстротечности жизни и необходимости успеть сделать за отведенный срок как можно больше добрых дел, а не тратить его впустую на самоубийство, каким является по своей сути наркомания. К сожалению, 17 августа 2002 года трагическая гибель в автомобильной катастрофе идеолога и основателя сети терапевтических сообществ «МОНАР» по всей территории Польши, Марека Котаньского, прервала дальнейшую трансформацию и развитие его идей. В процессе проведения экстренного заседания Правления Ассоциации «МОНАР», председателем Главного управления МОНАР была избрана Иоланта Лазуга-Кочуровска — клинический психолог, создатель профилактических и реабилитационных программ для детей и молодежи, а также обучающих программ для специалистов. Она работает в «МОНАРе» с момента его официальной регистрации — с 1981 года. Сегодня Ассоциация терапевтических сообществ «МОНАР (MONAR)» является членом международных и региональных организаций и ассоциаций, включая Международную федерацию терапевтических сообществ. Ее сотрудники руководствуются единым этическим кодексом и стандартами работы, принятыми во всех организациях подобного типа.

Один день пребывания пациента в «МОНАРе» обходится в 12 долларов. Не наркоману и не его родственникам, следует отметить особо, а государству, поскольку основные затраты покрываются за счет средств медицинского страхования. В целом, финансирование «МОНАРа» осуществляется из средств государственного бюджета, фонда обязательного медицинского страхования, а также при участии различных благотворительных фондов и частных лиц. В настоящее время на польской территории функционирует 27 реабилитационных центров.

Работа строится на систематической основе, длительность цикла реабилитации в центре составляет от одного года до трех лет (в каждой общине эта цифра варьируется в зависимости от его специфики и контингента). В основу работы вложена комплексная методика, включающая в себя обучение трудовым навыкам, индивидуальную и групповую психотерапию, реализацию культурных, образовательных и духовно-просветительских программ, регулярные занятия физической культурой и спортом, полное воздержание от алкоголя и других психоактивных субстанций, постреабилитационную поддержку окончивших курс реабилитации граждан. Организаторы данного процесса сочли необходимым исключение из программы элементов религиозного и мистического воздействия, а также различных методов манипулирования сознанием пациентов. Специфической особенностью функционирования подобных общин является отсутствие средств медикаментозного контроля за психическим состоянием пациентов с помощью психотропных препаратов. То есть, используется методология социальной реабилитации потребителей наркотиков без применения каких бы то ни было психоактивных веществ. Качество оказания таких услуг населению при этом нисколько не ухудшается.

В современном варианте терапевтических сообществ Ассоциации «МОНАР», как и в прежние времена, присутствует система наказаний за проявление безответственности в быту. Эти наказания называют «утруднениями». Иногда они выглядят достаточно забавно. Например, в варшавском центре, как в принципе и в любых других, входящих в структуру «МОНАР» молодой человек за невыключенный свет в туалете должен отработать дополнительный час на работе. Если это повторяется, он должен, к примеру, если так решат на общем собрании, держа в руках лампочку, дважды обежать вокруг здания. Самое серьезное наказание здесь, как и в любом терапевтическом сообществе — это исключение из участия в реабилитационной программе. Чаще всего оно связано с нелегальным употреблением каких бы то ни было психоактивных веществ без ведома персонала и руководителя реабилитационного центра и при отсутствии экстренных медицинских показаний к их приему. Лучшая помощь в любой ситуации — поддержка друзей и близких. Поэтому, когда между участниками программы возникает самостоятельно неразрешимая проблема, звучит пятикратный удар колокола. По этому сигналу все, кто в этот момент находятся на территории общины, обязаны явиться в общий зал для обсуждения возникшей ситуации. В случае доказательства какого-либо нарушения основных правил общежития в терапевтическом сообществе, группа на общем собрании может принять решение назначить нарушителю режима определенную плату за возможность остаться в программе. Это может быть как физическое «утруднение», утяжеление рабочего распорядка дня или, например, приготовление для всех жителей общины вкусного пирога. Варианты предлагаются на самом собрании и путем голосования выбирается наиболее соответствующий ситуации. Подобной «экзекуции» подвергнут любой участник программы, категорически отказывающийся выполнять так называемые «Правила Дома». Например, кто-то упорно отказывается работать, и тогда коллектив после обсуждения возникшей ситуации вместе с виновником событий, по-прежнему не желающим соблюдать устав общины, выносит свой вердикт: здесь такие не нужны. Закон для всех одинаков. После трудового дня весь коллектив терапевтического сообщества собирается на групповую психотерапию. В специально оборудованной комнате или площадке проходят беседы, а также составляется план работы (или отдыха, если это выходной или праздничный день) на следующие сутки. Коллектив — наивысшая власть в Центре. Только все сообщество способно совместно принимать решения по функционированию хозяйства, дома и территории, определяя задачи и нормы, обязательные для всех. Каждая реабилитационная община в чем-то отличается от другой, но общие принципы построения терапевтического сообщества и внутреннего распорядка в нем везде неизменны.

Как справедливо отмечал в сборнике «Руководство по реабилитации несовершеннолетних, злоупотребляющих психоактивными веществами», посвященном всему разнообразию существующих ныне реабилитационных методик, его редактор, доктор медицинских наук, профессор Юрий Владимирович Валентик, на протяжении многих лет занимавшийся их исследованием и описанием: «Правильная жизнь в терапевтическом сообществе (ТС) означает жизнь в настоящем с ясными ценностями, которыми люди руководствуются в отношениях между собой, сверстниками, значимыми другими и широким обществом. Выздоровление рассматривается как изменение негативных паттернов поведения, мышления и чувств, которые предрасполагали человека к употреблению наркотиков, а также развитие ответственного свободного от наркотиков жизненного стиля. Это процесс, связанный с развитием, в котором у реабилитанта развивается мотивация и ноу-хау изменения своего поведения через самопомощь, взаимную самопомощь и социальное обучение». Далее в том же методическом пособии он продолжает свою мысль: «Первичной разницей между программами ТС и «12 шагов» стала вера в ответственность человека как за его зависимость, так и за его выздоровление. Тогда как в группах «Анонимные Алкоголики/Анонимные Наркоманы» говорят, «пусть будет, отпусти вожжи, пусть Бог поможет», ТС считают, что «ты сюда себя привел и ты должен себя вытащить отсюда с помощью других». В этом их принципиальное отличие.

Следует отметить, что в последнее время в научном мире, у общественности и представителей Русской Православной Церкви Московского Патриархата всё больше нареканий вызывает вышеупомянутая программа, основанная на принципах «12 шагов», придуманных в начале прошлого века в США и до сих пор используемых в реабилитационных центрах для наркозависимых как в классическом варианте, так и в виде так называемой «Миннесотской модели». Идеологи данного подхода к освобождению пациента от химической зависимости, называют причиной возникновения пристрастия к алкоголю, наркотикам или каким-либо другим психоактивным веществам исключительно генетическую предрасположенность и считают её хроническим рецидивирующим заболеванием сродни гипертонической болезни, бронхиальной астме или сахарному диабету. Тем не менее, группы взаимопомощи, как они называются, организуются, как правило, без участия медицинских работников, а лишь силами самих, как они говорят, «выздоравливающих» алкоголиков или наркоманов. Естественно, с такой позицией не могут согласиться представители любой здравомыслящей традиционной религии. Кроме того, всё большее количество отечественных врачей психиатров и наркологов начинают открыто высказывать сомнения в правомочности подобных утверждений. Не может быть приемлемой для них и другая базовая установка программы «12 шагов». Она утверждает, что алкоголизм, равно как и наркомания — это неизлечимая болезнь длиною в жизнь. И исцелиться члену группы «Анонимные Алкоголики (АА)/Анонимные наркоманы (АН)» по убеждению авторов предлагаемой методики и их последователей уже никогда не удастся. Только лишь пожизненное нахождение в программе «12 шагов», как они твердо убеждены, способно поддержать трезвость у человека с проблемой зависимости от ПАВ. Вместе с тем известно, что такой подход к пониманию наркологического страдания чреват психосоциальными проблемами для химически зависимых лиц и со временем обуславливает их патологическую зависимость от группы, вне которой сохранить адекватное психическое состояние им удается с трудом. Наркологическая практика свидетельствует, что нередко прекращение посещения собраний «АА/АН» провоцировало алкогольный или наркотический срыв. Приобретенная трезвость в таком случае обеспечивается механизмами, несовместимыми с пониманием здорового образа жизни.

Тем не менее, в России на данный момент в силу исторически сложившихся обстоятельств подобные реабилитационные центры на рубеже веков получили наибольшее распространение. В начале 90-х годов прошлого века у наркологической службы практически отсутствовала возможность выбора, сама она в силу известных обстоятельств пребывала почти в агональном состоянии, крайне слабо финансировалась, а для проведения собраний на тот момент участники программы «12 шагов» просили всего лишь помещения. Теперь же ситуация несколько иная и общество вместе с государственной наркологической службой вправе выбирать, на какой ресурс стоит опереться в ближайшее время, чтобы появилась возможность максимально качественно и добросовестно выполнять задачу оздоровления граждан Российской Федерации. В контексте данной работы, естественно, речь идёт о щадящих психику и духовный мир человека методиках обеспечения у него трезвого образа жизни, полноценного во всех отношениях.

Безусловно, необходима здоровая альтернатива. Общеизвестно, что создание и обеспечение успешной работы сети реабилитационных центров в структуре государственных учреждений наркологической службы — чрезвычайно трудная задача. Примеры положительного решения данной проблемы немногочисленны. Такого рода подразделения в структуре наркологических учреждений продолжают создаваться в различных субъектах Российской Федерации. Однако и они не могут восполнить даже минимальной потребности в них. С учетом возрастающей потребности в действительно нерелигиозных терапевтических общинах (коммунах), способных при необходимости и соответствующем законодательном обеспечении стать тем самым реабилитационным пространством, которое будет способно вместить в себя лиц, осужденных за административные или уголовные нарушения закона лёгкой степени тяжести, избравших мерой пресечения прохождение длительного, не менее 12 месяцев, курса реабилитации с последующим периодом плавной ресоциализации, то есть адаптации к возможным стрессам окружающего мира перед выходом в его среду. Положительный опыт терапевтических сообществ (коммун), организованных при участии Ассоциации «МОНАР» в различных субъектах Российской Федерации, а также в странах Ближнего Зарубежья, свидетельствует о целесообразности поддержки на государственном уровне именно этой модели медико-социальной реабилитации потребителей наркотических средств и психотропных препаратов.

До Котаньского на наркоманов в Польше в подавляющем большинстве случаев смотрели как на преступников, морально испорченных людей, дно общества. Сам Марек Котаньский, будучи верующим католиком, никогда не афишировал своей религиозности. Но за годы работы он и его сотрудники изменили сложившийся общественный стереотип. Они обратили внимание общества на то, что наркоман — прежде всего личность, глубоко поврежденная, но обладающая доброй волей. И модель терапевтического сообщества «МОНАР», основанная на самоуправлении, как раз и является той оздоравливающей средой общения, в которой проявляется и укрепляется добрая воля, направленная на освобождение и обратное возвращение в общество, то есть ресоциализацию в полном смысле этого слова. Следует особо отметить, что современные христианские общины протестантского харизматического толка не способны обеспечить именно этот критерий — подавляющее большинство лиц, прошедших реабилитацию в данных учреждениях, либо остаются в их структуре, либо уезжают на новую территорию и создают там аналогичные религиозные сообщества. То есть в социум они не возвращаются, по сути близкие родственники их потеряли. И в этом их существенное отличие от душепопечительских центров для алкоголь- и наркозависимых лиц, а также нерелигиозных терапевтических сообществ (коммун) по типу «МОНАР», пытающихся на протяжении уже 10 лет своими силами помочь организовать на территории бывших республик Советского Союза и в России подобные общины. К сожалению, в силу определенных обстоятельств, правительственные чиновники и государственные служащие в регионах не спешат подключать административные и материальные ресурсы к задаче отрезвления наших погрязших в страстях сограждан. А между тем от последствий такого асоциального и девиантного (а значит криминального) поведения ежедневно погибают молодые ребята и девушки. Те, кто при более грамотном наблюдении за ними и коррекции со стороны заинтересованных сил, могли бы быть спасены и с помощью адекватных ситуации медицинских и психотерапевтических технологий вмешательства в отклонения поведения обрели бы, что называется «свет в конце туннеля». И с вновь обретенной трезвостью смогли бы восстановить утраченные в процессе наркотизации отношения с родителями и другими близкими родственниками, вернуться к месту своего рождения, получить образование (если не успели раньше), устроиться на соответствующую работу, создать семьи, что в перспективе означает рождение детей, то есть увеличение тающего с каждым днем демографического потенциала своих государств. Эти падшие люди при грамотно отлаженной системе приведения их к радости трезвого бытия, подобной той, что описана выше, способны в итоге стать здоровыми людьми с ясным рассудком, полноценными во всех отношениях членами общества. Это действительно возможно! Об этом свидетельствует в том числе многолетний опыт почти 200 польских терапевтических сообществ Ассоциации «МОНАР», а также нескольких реабилитационных общин, открытых за эти годы на территории Российской Федерации и Ближнего Зарубежья.
Каклюгин Николай Владимирович, аспирант Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В. П. Сербского, врач-психиатр, сотрудник научно-методического отдела Душепопечительского православного центра святого праведного Иоанна Кронштадтского, врач-эпидемиолог.

(Продолжение следует)

Впервые опубликовано на информационно-публицистическом ресурсе «Нет — Наркотикам», Москва, 2009 г.: http://www.narkotiki.ru/expert_6661.html

http://rusk.ru/st.php?idar=114006

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru