Русская линия
Русская линия Олег Чернышев,
Елена Калашникова
17.02.2009 

Развитие государственно-частного партнерства в России
Доклад на конференции «Благотворительность — лучшие традиции российского общества»

От редакции: 12 февраля в Святодуховском центре Александро-Невской Лавры в Санкт-Петербурге состоялась конференция «Благотворительность — лучшие традиции российского общества». Информационную поддержку организации и проведению конференции оказывала «Русская линия». Сегодня мы предлагаем читателю очередной доклад, прозвучавший на конференции.


Институты. Инфраструктура. Инвестиции. Инновации. Интеллект.
Радикальное улучшение работы госаппарата — первейшая задача.
Дмитрий Медведев


В современной России в доминирующей атмосфере конформизма и господства бюрократии невозможно осуществлять опережающее развитие и становление креативных социальных групп. В этой атмосфере минимизируется не только интеллектуальный и духовный потенциал страны, но и начинают господствовать чуждые, нередко вредные идеи. Это мы хорошо видим на примере последних десятилетий. О данной проблеме предельно откровенно сказал Президент Российской Федерации Д.А. Медведев на заседании Президиума Госсовета России 27 марта 2008 года: «Как следствие, этот поистине чудовищный набор бюрократических препон — и федеральных, и региональных, и местных — провоцирует, как я уже сказал, взяточничество и вымогательство. Причем и открытое, такое легализованное внешнее, и абсолютно криминальное. И это, конечно, больнее всего бьет просто по самому малому бизнесу. Фактически людям сейчас бывает просто невыгодно открывать новое дело, налаживать выпуск нового продукта, выходить на рынок с новой услугой». Поэтому проблема создания условий для наиболее полной реализации творческого потенциала каждого человека и полноценных институциональных условий развития является одной из наиболее приоритетных задач государства и общества. Формирование условий для становления благоприятного институционального и инвестиционного климата способствует переходу экономики на инновационно-инвестиционный путь развития во всех жизненно важных сферах социально ориентированного государственного строительства.

В настоящее время в рамках экономической глобализации усиливается тенденция к активизации отношений между государством и частным бизнесом в направлении проникновения капитала в сферу государственной собственности. Одновременно изменяются функции государства и задачи, связанные с разгосударствлением отдельных сфер экономики внутри страны, распространением и расширением влияния частного сектора на мировую экономику. В этой связи неотъемлемым условием нормального функционирования многосекторной экономики смешенного типа с рыночными механизмами является конструктивное взаимодействие бизнеса, государственных и общественных институтов.

Современное мирохозяйственное развитие и экономический рост характеризуется ведущим значением научно-технического прогресса и возрастающей интеллектуализацией основных фактов производства, которые определяют конкурентоспособность национальных экономик. В начале этого века в развитых странах на долю новых знаний, воплощаемых в новых технологиях, оборудовании, организации производства, приходится от 70% до 85% прироста валового внутреннего продукта (ВВП). Ускоренно растет вклад инновационной составляющей в прирост ВВП развитых стран, который в США, например, увеличился с 31% в 1980-е годы до 34,6% в начале XXI века; в Японии соответственно с 30,6% до 42,3%; в Европе — с 45,5% до 50%. Развитые страны концентрируют у себя свыше 90% мирового научного потенциала и контролируют 80% глобального рынка высоких технологий, объем которого оценивается в 2,5−3 трлн. долларов. Намечается, что к 2015−2020 гг. он достигнет 4 трлн. долларов. Прибыль, получаемая от реализации наукоемкой технологической продукции, значительна. Так ежегодно от экспорта этой продукции США получают около 700 млрд долл., Германия — 530 млрд., Япония — 400 млрд. долларов. Необходимо отметить, что наибольшим наукоемким потенциалом располагают в настоящее время страны «большой семерки», которые за последние 10−15 лет завершили четвертый технологический уклад и приступили к созданию и внедрению новых технологических укладов. Ряд индустриальных стран Восточной и Южной Азии успешно провели экспортно-ориентированную индустриализацию. В настоящее время их доля в мировом экспорте наукоемкой продукции составляет 15%. В последнее десятилетие прошлого века существенного экономического роста за счет развития и внедрения высоких технологий добился Китай. За этот период их удельный вес в валовом промышленном продукте возрос с 8,1% до 35,4%. Китай ежегодно увеличивает более чем на 20% экспорт высокотехнологичной продукции. Так, в Китае объем продукции отраслей новейших технологий вырос за 10 лет в 27 раз, а их доля в валовом промышленном продукте возросла до 35,4%.

В Финляндии государство также стало инициатором и активным участником технологической революции в стране. В результате за последние 20−25 лет финны сумели создать не только конкурентоспособную экономику на основе высоких технологий, но и сравняться с американцами по производительности труда. Сейчас наукоемкие технологии обеспечивают 45% ВВП, при этом свыше 4/5 выпускаемой продукции экспортируется. Следует отметить, что большинство нововведений, связанных с новым технологическим укладом внедряются обычно еще в фазе доминирования предшествующего. По экспертным оценкам, около 4/5 основных нововведений пятого технологического уклада были введены еще до середины 80-х годов.

Несмотря на происходящее в последние годы относительное оживление экономики, Россия с серьезным опозданием входит в систему положительных тенденций современных мирохозяйственных процессов и не сократила экономического отставания от наиболее развитых стран. В настоящее время в стране пока еще не созданы системные предпосылки, обеспечивающие высокие и качественные темпы экономического развития. При этом существенно ухудшилась структура экономики, для которой характерны преобладание ресурсных добывающих отраслей промышленности, ориентированных на внешние мировые рынки и низкая доля отраслей обрабатывающей промышленности, в том числе высокотехнологичных. В тоже время, в ходе проводимых преобразований в России её доля в мировом производстве высокотехнологичной продукции составляет лишь 0,3% (США — 36%, Япония — 30%). По данным Мирового экономического форума, из общего числа взятых для международных сопоставлений 80 стран в 2005 г. по уровню глобальной конкурентоспособности наша страна занимала только 75 позицию. По экспертным оценкам, доля наукоемкого сектора в общем объеме российского промышленного производства в 90-е годы сократилась примерно вдвое — с 12% до 6%, а доля России в мировой наукоемкой отрасли уменьшилась в 8−9 раз. В мировом экспорте высокотехнологичной продукции на долю России приходится не более 5%. По оценке Всемирного банка, Россия ежегодно экспортирует высокотехнологичной продукции на сумму около 3 млрд. долларов или в 5 раз меньше, чем Таиланд, в 10 раз меньше, чем КНР, в 14 раз меньше Республики Корея, при этом доля России к уровню экспорта США составляет 2%, Японии и Германии — 3%, Франции и Великобритании — 7%.

В России практически приостановился процесс обновления производства. Спад производства в высокотехнологичных отраслях оказался намного больше среднего по промышленности. Резко сократилась инновационная активность предприятий. Если в конце 80-х годов удельный вес промышленных предприятий, ведущих разработку и внедрение нововведений в СССР, составлял примерно 66%, то к 2002 г. он снизился до 9,8% (в развитых странах эта доля превышает 70%). Интенсивность инновационной деятельности в обрабатывающей промышленности упала до 1%, а уровень инновационности продукции снизился до 10%. К сожалению, имеющиеся механизмы инвестиционной деятельности в России не способны реализовать эту задачу. Сейчас основными инвесторами являются промышленные предприятия, на долю которых приходится свыше 60% всего объема инвестиций. Ни фондовые рынки, ни большинство российских коммерческих банков не выполняют своих основных функций по аккумулированию сбережений и их трансформацию в производственные инвестиции, а государство практически прекратило поддерживать инвестиционно — инновационные процессы.

Реализация курса на инновационное развитие страны и преодоление тенденций разрушения научно-производственного потенциала потребует серьезного наращивания инвестиционной активности. Согласно расчетам академика Л.И. Абалкина, «для реальной модернизации экономики отечественные инвестиции в течение ближайших 15 лет должны расти примерно на 18% к предыдущему году. Такова первая и решающая предпосылка создания благоприятного инвестиционного климата». По экспертным оценкам, для выхода в режим расширенного воспроизводства основного капитала объем производственных инвестиций необходимо увеличивать втрое, а НИОКР — в пять раз.

В современных условиях важным является рациональный выбор сферы приложения высоких технологий и приоритетного их развития. По некоторым оценкам, анализ конъектуры мирового рынка высоких технологий показывает, что Россия способна конкурировать по 10−15 направлениям производства наукоемкой продукции и услуг (макротехнологиям) из 50. Квалифицированный выбор приоритетных макротехнологий и соответствующая финансовая поддержка позволят России в ближайшее 7−10 лет увеличить свою долю на мировом рынке наукоемкой продукции с 0,3% до 3−4%. Это позволит получать доход от экспорта наукоемкой продукции до 100−120 млрд долл. в год.

С учетом сложившихся обстоятельств и мировых тенденций в настоящее время в России развитие эффективных институтов взаимодействия власти и бизнеса становится одним из важнейших условий формирования эффективной экономической политики, повышения инвестиционной и инновационной активности как в целом по стране, так и в отдельных регионах. Такое взаимодействие при использовании адекватных региональных стратегий позволит увеличить темпы роста ВВП, повысить эффективность бюджетного сектора экономики, снизить издержки всех уровней при реализации инфраструктурных проектов. При этом развитие инфраструктуры, как одного из условий устойчивого развития экономики России, должно являться не самоцелью, а реально способствовать качественному изменению структуры национальной экономики, повышению ее конкурентоспособности в мире. В современном понимании партнерство государства и бизнеса представляет институциональный и организационный альянс между государством и частными компаниями, банками, международными финансовыми организациями и другими институтами в целях реализации общественно значимых проектов. Характер этого взаимодействия, методы и конкретные формы могут существенно различаться в зависимости от зрелости и национальных особенностей рыночных отношений. При этом государство никогда не бывает свободным от выполнения своих социально ответственных функций, связанных с общенациональными интересами, а бизнес, в свою очередь, всегда остается источником и ускорителем процесса инновационного развития и приращения общественного богатства. Институциональная среда, в которой партнерство существует, представляет собой относительно новую ступень в развитии партнерских отношений, проявившуюся в период либерализации и призванную сыграть важную роль в совершенствовании рыночных структур и экономики в целом. Развивающееся партнерство, в отличие от традиционных отношений, создает свои базовые модели финансирования, отношений собственности и методов управления. При этом рациональное использование государственного капитала является необходимым условием удовлетворительной динамики как развитой, так и развивающейся рыночной экономики. С другой стороны, именно частное предпринимательство отличает мобильность, высокая эффективность использования ресурсов, склонность к инновациям. Использовать преимущества обеих форм собственности без глубоких социальных перемен и потрясений как раз и оказывается возможным в рамках разнообразных форм и методов государственно-частного партнерства (ГЧП, Public-Private Partnership — РРР). В настоящее время, при непосредственном участии бизнеса, в России создан достаточно обширный спектр институтов развития и форм ГЧП: торгово-промышленные палаты, особые экономические зоны, технопарки, Инвестиционный фонд Российской Федерации, ОАО «Российская венчурная компания» и т. д. Задача развития ГЧП может быть успешно решена не только за счет эффективного взаимодействия власти и бизнеса, но и при активном участии в инвестиционном процессе институтов развития, финансовых организаций, в том числе международных.

Решающее значение для успешного проведения актуальных реформ модернизации экономики придаётся совершенствованию системы регулирования и поддержки ГЧП. Во многом это связано с созданием отлаженной системы международного и межрегионального информационного обмена, накопления и реализации знаний по проблемам ГЧП, а также с высокими темпами улучшения состояния инфраструктуры по стране в целом.

Суть ГЧП заключаются в том, что с одной стороны государство естественным образом заинтересовано в укреплении своего бюджета и росте налоговых поступлений, с другой стороны — бизнес более чем заинтересован в развитии производственной и социальной инфраструктуры, создании благоприятных условий для своего роста, увеличения прибыльности и получения стабильности в своем развитии. С учетом этого ГЧП можно рассматривать как особую форму договоренности государства и бизнеса о «правилах игры» по принципу «бизнес выигрывает, если выигрывает государство». То есть бизнесу в схемах ГЧП предлагаются льготы и преимущества, а следовательно, возможности для роста его доходов в обмен на участие в развитии объектов производственной и социальной инфраструктуры, находящихся в государственной собственности.

Исходя из этого, ГЧП следует рассматривать с позиции обобщенного видения партнерства, т. е. значительно шире, чем просто проектное финансирование инфраструктурных объектов и исследовать его в контексте ряда актуальных вызовов в современном российском государственном и правовом строительстве смешенной экономики с рыночными механизмами. Эти инновационные вызовы в конкретном плане транслируются на схемы взаимодействия власти и бизнеса.

Мировой опыт реализации ГЧП показывает, что экономическая политика и практика партнерства государства и частного сектора формируются в контексте основных положений теории смешанной экономики. Создавая и поощряя отношения партнерства, государство пополняет арсенал эффективных методов ведения хозяйства, перекладывая функции управления принадлежащей ему собственностью на частный сектор, который, в свою очередь, пользуясь государственными активами и гарантиями, привносит в производство организационный опыт, знания, ноу-хау, осуществляет инвестиции, минимизирует риски предпринимательской деятельности. Параметры партнерства представляют собой механизм, способствующий гармоничному развитию экономики и гарантирующий защиту интересов различных слоев общества. В случае, когда в формате ГЧП корректно разрешают противоречия, проявляющиеся между обслуживанием общественных интересов и обеспечением прибыли, наблюдается динамика развития, формируется высокая культура взаимодействия власти и бизнеса, позитивно влияющая на социально-экономические отношения в стране, регионе, городе.

Основой механизма разрешения основного противоречия ГЧП в мире служит концепция разделения рисков, заключающаяся в том, что отдельные виды рисков должна брать на себя та сторона, которая наиболее приспособлена для их объективной оценки, контроля и управления. В частности, политические риски — государство, коммерческие — бизнес. И в качестве функционального определения ГЧП можно использовать следующую формулировку: ГЧП — это механизм предоставления частным сектором инфраструктурных услуг государственной/социальной значимости, основанный на эффективном распределении рисков, обязательств и полученной выгоды между государством, частным сектором и пользователями.

Концепция и механизмы ГЧП в мировой практике применяются в основном для долговременного финансирования и управления объектами общественной инфраструктуры, в частности транспортом, жилищно-коммунальным хозяйством, здравоохранением, благоустройством и т. п.

В развитых странах в рамках ГЧП государство оказывает существенное воздействие на деятельность хозяйствующего субъекта, разрабатывая общие нормы работы, тарифную политику, ограничения монополии и другие «правила игры» для частного сектора.

Следует учитывать, что каждый уровень экономического развития обусловливает соответствующую модель инфраструктуры. При этом в последние годы большое внимание стало уделяться инфраструктурным отраслям и объектам, находящимся в государственной и муниципальной собственности: железным и автомобильным дорогам, аэропортам, трубопроводному транспорту, электрическим сетям, инновационной инфраструктуре, ЖКХ и др.

С учетом особенностей действия различных внутренних и внешних, в т. ч. международных факторов, в качестве одной из основных задач инфраструктурного развития регионов проявляется необходимость разработки стратегий взаимодействия ресурсного потенциала, производства и социальной инфраструктуры на основе комплексной диагностики и мониторинга регионального хозяйства.
При рассмотрении региональных проблем следует учитывать ограниченность возможностей частного бизнеса по участию в развитии инфраструктуры. Наиболее часто это связано с невысокой коммерческой эффективностью проектов и высокими рисками, а в ряде случаев с тем, что действия частного бизнеса могут представлять потенциальную опасность для государства вследствие обретения отдельными участниками оборота активов, избыточных рыночных рычагов влияния благодаря приобретению контроля над базовой инфраструктурой. Исходя из этого, определяется мера участия государства в управлении инфраструктурой, ее равноудаленность от участников оборота активов. В этой связи необходимо определить и формы государственной поддержки важнейших инвестиционных проектов в сфере модернизации и развития инфраструктуры, в том числе с участием международных институтов развития (торгово-промышленные палаты-ТПП) и финансовых институтов.

С учетом сложности координации действий между различными ведомствами и организациями необходим единый орган, уполномоченный государством, по вопросам ГЧП. В ходе реализации федеральных и региональных программ необходимо скоординировать и структурировать работу всех участников процесса с единым органом, оказывающим, в том числе методологическую и консалтинговую поддержку государственным и муниципальным органам власти, отвечающим за реализацию региональных проектов ГЧП на местах.

Таким образом, опыт ГЧП, успешно применяемый в мировой практике, необходимо адаптировать с учетом особенностей российской экономики и использовать как универсальный инструмент реализации общественно значимых региональных проектов в широком спектре приоритетных направлений социально-экономической политики. В этом случае, важной составной частью стратегий, направленных на решение важнейших проблем в экономике и социальной сфере страны, должны стать отраслевые и региональные стратегии ГЧП, предусматривающие участие международных системообразующих и финансовых институтов.

Для мировой практики современного государственно-частного партнерства характерным является широкое, многоплановое и оптимальное разделение рисков между государством, его различными субъектами и частным сектором. Международная практика свидетельствует о том, что распределение рисков между участниками проекта в рамках ГЧП осуществляется, в первую очередь, в процессе подготовки контракта. Оптимальный вариант разрабатывается в соответствии со специфическими особенностями страны, исходя из состава участников проекта, в зависимости от его отраслевой принадлежности и т. д. Ключевым элементом оптимального распределения рисков между различными участниками проекта является их анализ и сценарная оценка.

Отметим, что проблему рисков и их страхования, особенно при реализации крупных долгосрочных инвестиционных проектов в инфраструктурной сфере, во многом связана с мировыми финансовыми кризисами конца 90-х годов, а также снижением устойчивости развития национальных экономик ведущих стран мира в начале XXI в.

В настоящей время в мировой практике обязательным условием контрактов ГЧП в целях снижения их рисков является их страхование. Очевидным стал тот факт, что мировой финансовый кризис обусловлен недостаточно контролируемым движением капиталов в отраслях производственной инфраструктуры, что привело к усилению недоверия частных инвесторов к государственным структурам — их партнерам в рамках выполняемых проектов и программ. Перед многими развивающимися странами возникла проблема «кризисов доверия», вызывающих отток капиталов, а, следовательно, ухудшение инвестиционного климата в целом. С учетом этого, в сегменте организации и страхования инвестиций в инфраструктурных проектах существенно возросла роль международных институтов развития и финансовых организаций (торгово-промышленные палаты, ВБ, ЕБРР и другие), которые предлагают различные модели и методики создания дополнительной системы гарантий от кризисов и страхования рисков.

Исходя из создавшейся ситуации, назрела необходимость формирования новой концепции пространственного развития региона с опорой на несколько «точек роста» или «кластеров», собравших и удерживающих на своей территории наиболее конкурентоспособную конфигурацию специализированных институтов и ресурсов развития. Поскольку специфика стратегического управления как процесса предопределена тем, что одной из его главных задач является снижение неопределенности будущего, стратегический план может быть разработан только в многостороннем и конструктивном диалоге бизнеса, власти и общества (гражданских институтов). Учитывая вышесказанное, для успешной реализации ГЧП, в регионе должен быть создан основной координирующий орган, осуществляющий процессное консультирование, базирующеюся на изучении и адаптации отечественного и зарубежного опыта с учетом важности такого фактора, как развитие профессионального образования.

Развитие профессионального образования и обучения сегодня должно строиться на основе эффективного партнерства государства и бизнеса. Плюсы такого сотрудничества — это единые стандарты обучения и дополнительная финансовая поддержка, с одной стороны, и знания, максимально приближенные к запросам бизнеса, — с другой.

Таким образом, государство получит развитый конкурентный рынок образовательных услуг, бизнес сможет влиять на качество подготовки специалистов, а учебные учреждения — привлекать дополнительное финансирование и реализовывать инновационные образовательные программы.
ГЧП в образовании позволит обеспечить для государственной системы образования:
— развитие рынка и усиление добросовестной конкуренции на рынке образовательных услуг;
— апробирование применения новых для образовательных структур организационно-правовых форм альянса с бизнесом;
— выработку предложений по дальнейшему совершенствованию нормативно-правовой базы реформирования профессиональной школы;
— тиражирование передового опыта;
— отработку механизмов многоканального финансирования;
— апробацию и широкое внедрение механизмов взаимодействия вуза и работодателей;
— совершенствование системы управления в сфере инновационной деятельности (отработка содержания и методик администрирования, подготовки и повышения квалификации управленческих специалистов).

Инвестор в свою очередь получит возможность:
— участвовать в учебно-научной и управленческой деятельности учебного заведения в соответствии с передовым международным опытом с позиций конечного потребителя результатов труда учебного заведения и инвестора;
— создавать и совершенствовать образовательные стандарты, учебные планы и программы, подготавливать высококвалифицированные кадры с учетом потребностей рынка труда;
— создавать и развивать на базе учебных учреждений образовательно-производственно-технологические инфраструктуры для обеспечения инновационной деятельности компаний;
— привлекать студентов и профессорско-преподавательский состав к выполнению в процессе обучения научно-исследовательских работ и к подготовке проектов под решение проблем конкретного бизнеса.

Образовательные учреждения смогут:
— создавать дополнительные возможности для многоканального финансирования и процесса развития материально-технической базы учебного заведения;
— создавать новую модель интегрированного образовательного комплекса (качественный менеджмент, новая инфраструктура, технологии и направления подготовки студентов и преподавателей);
-тотрабатывать новые модели учебно-научной, производственной и институциональной интеграции;
— повышать финансовую обеспеченность научных исследований ученых, преподавателей и студентов образовательного учреждения (дополнительное финансирование научных разработок и доведение их до коммерческого уровня с патентованием и закреплением авторских прав);
— развивать конкурентоспособный рынок образовательных услуг.

В заключении можно выделить следующие приоритетные направления для развития ГЧП в России:
— формирование благоприятных условий развития ГЧП;
— усиление нормативно-правового обеспечения ГЧП;
— усиление эффективной государственной поддержки и гарантий цивилизованному бизнесу;
— обеспечение государственной поддержки в реализации инновационно-инвестиционных проектов;
— создание единого государственного органа по вопросам ГЧП;
— развитие эффективной инфраструктуры ГЧП;
— более тщательная проработка проектов с обеих сторон с участием общественности и институтов рынка;
— развитие института благотворительности;
— усиление функции торгово-промышленных палат и поддержка их взаимодействия с торгово-промышленными палатами зарубежных стран.

Очевидно, что на темпы развития проектов ГЧП оказывает влияние общая экономическая и политическая ситуация в стране. Экономический рост последних лет, политическая стабильность, повышение налоговых поступлений в бюджеты всех уровней, развитие законодательной базы в стране, рост благосостояния населения создают в целом благоприятную среду для расширения практики ГЧП, которое становится одним из значимых институтов многосекторной экономики смешенного типа в России. Большой оптимизм в осуществлении программы инновационно-инвестиционного развития страны в формате ГЧП придает выступление Президента Российской Федерации Д.А. Медведева на Президиуме Госсовета России 27 марта 2008 года: «Малый бизнес — это база для развития предпринимательской активности и основа для расширения среднего класса, а вы знаете те задачи, которые мы сами для себя сформулировали, с которыми некоторое время назад выступил Владимир Владимирович Путин, — чтобы к 2020 году численность малого бизнеса составляла 60−70% от населения нашей страны в среднем. Кроме того, развитие малого бизнеса — это один из решающих факторов инновационного обновления. Обновления на принципах реализации человеческого капитала, роста инициативы и ответственности. Но мало об этом сказать. Гораздо больше, к сожалению, сегодня проблем, чем видимых достижений».
Дело осталось за малым — объединять усилия компетентного сообщества и
работать.
Чернышев Олег Анатольевич, председатель Комитета по устойчивому развитию реального сектора экономики и инвестиционной деятельности Московской Торгово-Промышленной Палаты
Калашникова Елена Олеговна, заместитель председателя Комитета Московской Торгово-Промышленной Палаты

ЛИТЕРАТУРА:
1. Закон Российской Федерации «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» № 5340−1. ФЗ от 07 июля 1993 года ПП № 567-ПП от 24 июля 2008 г. О плане действий по развитию частно-государственного партнерствав г. Москве на 2008−2011 годы
2. Закон города Москвы «О Московской торгово-промышленной палате» № 17 от 27 марта 2002 года.
3. Конституция Российской Федерации.
4. РМЗ № 67 от 16 октября 2008 г.
5. ПП № 567-ПП от 24 июля 2008 г. О плане действий по развитию частно-государственного партнерства в г. Москве на 2008−2011 годы
6. Постановление Правительства Российской Федерации «О вопросах ТПП РФ» № 792 от 06 июля 1994 года.
7. Постановление Правительства Москвы от 05.08.2008 г. № 707-П
8. Постановление Правительства Москвы от 20.07.2006 г. № 420-ПП
9. Распоряжение Правительства Москвы от 30.12.2005 г. № 2734-РП
10. Распоряжение Правительства Москвы от 10.06.2003 г. № 989-РП
11. Распоряжение Правительства Москвы от 16 октября 2008 г. № 67-РЗМ Об экспертно-консультационном Совете по развитию механизмов частно-государственного партнерства в городе Москве.
12. Указ Президента Российской Федерации «О торгово-промышленных палатах Российской Федерации» № 351 от 18 марта 1993 года.
13. Федеральный закон № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции»
14. Федеральный закон Российской Федерации от 22 июля 2005 г. № 116-ФЗ Об особых экономических зонах в Российской федерации
15. Федеральный закон от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в РФ
16. Федеральный закон от 24.07.2007 г. № 209-ФЗ
17. Федеральный закон от 21 июля 2005 г. N 115-ФЗ «О концессионных соглашениях»
18. Public Private Partnership International. Пособие для предпринимателей по реализации проектов ГЧП, подготовленное Федеральным министерством экономики и труда ФРГ.
19. Бондаренко Е.Ю. Оптимизация рисков частно-государственного партнерства с участием международных финансовых институтов. // Экономические науки. — 2008, № 5. — 0,9 п.л.
20. Варнавский В.Г. Партнерство государства и частного сектора: формы, проекты, риски. М., 2005.-С.:34−37.
21. Дерябина М.А. Доклад на секционном ученом совете научного направления «Теория экономики» «Теоретические и практические проблемы государственно-частного партнерства». // Сайт Института экономики РАН (http://www.inecon.ru/ru/index.php?go=Content&id=29). С.19−20.
22. Осадчая И., Осадчий Н. Становление крупных бизнес — структур в России и их взаимоотношения с государством // Наука и жизнь. 2007. № 2.
23. Синякова А.Ф. Концессионные соглашения: привлечение в регион инвестиций с помощью государственно-частного партнерства // Региональная экономика: теория и практика. — 2007. — № 10(49). — С. 59−64.
24. Шарингер Л. Новая модель инвестиционного партнерства государства и частного сектора // Мир перемен. 2004. № 2. С. 13.
25. Якунин В.И. Партнерство в механизме государственного управления // Социологические исследования. 2007. № 2.- С.:13−14.
26. Совет при Президенте России по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике http://www.rost.ru

http://rusk.ru/st.php?idar=113838

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru