Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Сергей Пахмутов25.04.2005 

Бадабера: неизвестный подвиг

Нас не сломили рабские колодки,
И даже автоматы нас не взяли…
Враги трусливо всех прямой наводкой
Из пушек пакистанских расстреляли.
(«Голубые береты», «В горах под Пешаваром»)

В славной истории нашей страны есть множество городов и городков, поселков и крепостей, чьи имена являются синонимами беспримерного мужества и героизма русского воинства. Козельск, Рязань, Молоди, Баязет, Порт-Артур, Брест, Москва, Берлин, Улус-Керт — нет им числа. Среди них скромно смотрится немного непривычное для русского слуха имя Бадабера. Нет, не ищите этот населенный пункт на карте Российской Федерации или же Советского Союза — расположен он на далекой южной чужбине — в Пакистане. Но и там нашлось место подвигу русских солдат. Ровно двадцать лет назад здесь, в 24 километрах от Пешавара — второго по величине города Пакистана — произошел неравный бой между регулярными частями пакистанской армии и отрядами афганских душманов с одной стороны, и группой советских и афганских военнопленных — с другой.

Советских военнопленных начали привозить сюда, на базу, где проходили обучение под руководством опытных американских инструкторов афганские мятежники, в 1983−84 гг., незадолго до описываемых событий. До этого они содержались преимущественно в зинданах (ямах-тюрьмах), оборудованных каждым бандформированием самостоятельно.

Советских пленных использовали на самых тяжелых работах — в каменоломнях, при погрузке и разгрузке боеприпасов; за малейшую провинность (а зачастую — и без таковой) изможденных русских ребят жестко избивали (по некоторым свидетельствам, комендант тюрьмы Абдурахман избивал их плетью со свинцовым наконечником). Одновременно душманы склоняли пленных к принятию ислама. Всего в Бадабере, по разным данным, насчитывалось от 6 до 12 советских и около 40 афганских военнопленных.

Но всякому терпению когда-нибудь приходит предел. Так произошло и здесь. 26 апреля 1985 года, в пятницу, большинство душманов, находившихся на базе, ушли в мечеть на вечерний намаз. Охранять пленников остались лишь двое мятежников. Воспользовавшись этим, один из них, выходец с Украины по имени Виктор (предположительно, Духовченко Виктор Васильевич из Запорожья) связал их и поместил в одну из камер, где до этого сидели пленники. Охранять их поставили одного из афганских пленников, бывшего бойца «Царандоя», сами же тем временем, взломав замки в арсенале, вооружились, подтащили боеприпасы к спаренной зенитной установке и пулемету ДШК, установленным на крыше. В боевую готовность был приведен миномет и гранатометы РПГ. Русские воины и их афганские союзники заняли все ключевые точки крепости — несколько угловых башен, здание арсенала и т. д. Они знали, на что шли — некоторые из этих русских ребят в плену пребывали уже по три года, насмотрелись на мусульманские зверства и порядки, поэтому обратного пути у них не было.

Однако солдат-афганец, поставленный охранять бывших стражей, купился на обещание одного из них о вознаграждении и переметнулся к душманам. По тревоге немедленно был поднят весь личный состав базы — около 300 мятежников во главе с инструкторами из США, Пакистана и Египта. Они попытались штурмом вернуть контроль над крепостью, но были встречены шквальным огнем из всех видов оружия и, понеся чувствительные потери, вынуждены были отступить. К месту событий явился Бурханутдин Раббани — главарь бандформирования, в чьем ведении находилась база в Бадабере (впоследствии, в 1992 году, он стал «президентом» Афганистана, но через три года был свергнут талибами, среди которых весомую часть составляли бывшие функционеры НДПА, «Царандоя» и вооруженных сил ДРА). Он предложил восставшим сдаться, однако последние выдвинули свои, справедливые и законные, требования — встреча с послом СССР в Пакистане, встреча с представителями Красного Кресте, немедленное освобождение. Раббани все их жестко отклонил. Начался второй штурм, который также был отбит восставшими русскими воинами. Место боестолкновения к тому времени было жестко блокировано тройным кольцом окружения, составленным из душманов и военнослужащих пакистанской армии, бронетехники и артиллерии 11 армейского корпуса ВС Пакистана. В воздухе барражировали боевые вертолеты ВВС Пакистана.

Жесточайшее боестолкновение продолжалось всю ночь. Штурм следовал за штурмом, силы восставших таяли, однако и враг нес чувствительные потери. Отчаявшись подавить восстание малыми силами, командование вооруженных сил Пакистана приняло решение: расстрелять восставших из реактивных установок залпового огня и ствольной тяжелой артиллерии, установленной на прямую наводку.

Утром 27 апреля начался артобстрел Бадаберы силами пакистанской артиллерии. Один из снарядов угодил прямо в здание арсенала, где сгруппировались оставшиеся в живых русские воины. От его взрыва сдетонировали боеприпасы, хранившиеся там. Мощнейший взрыв сровнял с землей базу Бадабера. Рухнувшее здание арсенала погребло под своими руинами тела русских героев, а троих израненных, контуженых и обессиленных воинов, выживших после такой развязки, озверевшие мятежники стащили в один угол крепости и взорвали гранатами. Погибли все…

Дорогую цену заплатили душманы за гибель русских героев. В результате боестолкновения было уничтожено 120 душманов, от 40 до 90 военнослужащих регулярной армии Пакистана и все 6 американских военных инструкторов. База Бадабера была полностью уничтожена, в результате взрыва арсенала мятежники потеряли 3 установки РСЗО «Град», 2 миллиона патронов, около 40 единиц орудий, минометов и пулеметов, десятки тысяч ракет и снарядов. Погибла и канцелярия тюрьмы, а с ней, к сожалению, и списки узников.

Это «чрезвычайное происшествие» произвело настоящий переполох среди главарей афганских банд, никак не ожидавших подобного развития событий. Своеобразным «признанием» мужества русских парней со стороны их противников является приказ, изданный другим афганским бандглаварем Гульбетдином Хекматиаром 29 апреля, который гласил: «Шурави (то есть „советских“) в плен не брать».

Пакистан, замерев в ужасе в ожидании удара возмездия со стороны СССР, делал все, чтобы информация о битве в Бадабере не получила никакой огласки. Был изъят и уничтожен тираж единственной пакистанской газеты, напечатавшей репортаж с места событий, район Бадабера был закрыт для посещения журналистами и дипломатами, главарям банформирований было приказано отвечать, что в районе Бадаберы произошла стычка между двумя конкурирующими бандами. Официальные же власти Пакистана никак не прокомментировали происшедшие события, ссылаясь на неосведомленность.

Но и наша страна, точнее, ее правители, увы, тоже делали все возможное для того, чтобы о происшедшем под Пешаваром не узнали широкие слои советского общества. О событиях под Пешаваром было сказано лишь в информационном сообщении ТАСС в позднем выпуске новостей.

Почему же руководство нашей страны не сделало ничего, чтобы если и не освободить узников, то хотя бы рассказать всем об их подвиге? Дело в том, что официально война в Афганистане классифицировалась как «оказание интернациональной помощи дружественному афганскому народу в борьбе с контрреволюцией». Репортажи из Афганистана рассказывали не о подвигах советских воинах, а о том, как они помогают афганцам рыть арыки, сажать деревья и строить дороги. На упоминание об участии их в боевых действиях было наложено табу. Соответственно, раз войны не было, то не могло быть и военнопленных, а советские воины, захваченные афганскими душманами объявлялись или без вести пропавшими, или же даже самовольно оставившими расположение своих частей. В общем, высшее политическое руководство фактически бросило их и предпочло не портить отношения с Пакистаном и стоящими за его спиной США.

Однако в последние годы появились версии (впрочем, документально не подтвержденные) о том, что советскими спецслужбами готовилась операция по вызволению узников Бадаберы. Некоторые люди, занимавшиеся этим вопросом, заявляют, что в недрах КГБ готовилась специальная группа, в задачу которой входило освобождение пленных и отход с ними на территорию Афганистана. Однако восстание произошло ранее, чем была подготовлена операция.

По другой версии, восстание было специально подготовлено нашими спецслужбами Как рассказывал бывший сотрудник военной разведки Алексей Чикишев, ему удалось узнать от информатроа, входившего в охрану Бадаберы интересную подробность. Незадолго до начала восстания в лагере появился неизвестный человек, который и предложил пленным план восстания. Согласно этому плану, пленные должны были захватить радиостанцию и выйти в эфир с обращением к правительствам СССР, Пакистан, к ООН и Красному Кресту. Однако радиостанцию сразу захватить не удалось и ситуация стала развиваться по-другому. Однако есть сведения о том, что восставшим все-таки удалось выйти в эфир. В 40-ой армии уже готовили десант для их освобождения. Но потом посчитали, что это провокация.

После этого про события в Бадабере было приказано забыть и не вспоминать больше. Но неравнодушные люди есть везде. Собиранием по крупицам правды о событиях в Бадабере начали заниматься в Комитете по делам воинов-интернационалистов, в других организациях, объединяющих воинов, выполнявших боевые задачи в Афганистане. Большой вклад в расследование внесли российские журналисты, которые, сильно рискуя, выезжали в Пакистан, на место событий, встречались с оставшимися в живых их непосредственными участниками. Естественно, что они стараются всячески принизить значение событий, свести их к обычной перестрелке. Себя при этом они выставляют «белыми и пушистыми», чуть ли не закадычными друзьями наших пленных ребят. Но те, кто служил в Афганистане, знают, что стоят слова душманов.

Тем не менее результатом проведенной громадной работы стало установление имен семи героев. Вот они, имена русских героев, павших в Бадабере:

1. Рядовой Васьков Игорь Николаевич, 1963 г. р., из Костромской области.

2. Ефрейтор Дудкин Николай Иосифович, 1961 г. р., с Алтая.

3. Рядовой Левчишин Сергей Николаевич, 1964 г. р., из Самарской области.

4. Младший сержант Саминь Николай Григорьевич, 1964 г. р., из Акмолинской области Казахстана.

5. Рядовой Зверкович Александр Николаевич, 1964 г. р., из Витебской области Беларуси.

6. Рядовой Коршенко Сергей Васильевич, 1964 г. р., из города Белая Церковь, Украина.

7. Духовченко Виктор Васильевич, 1954 г. р., из города Запорожье, Украина.

Рядовой Сергей Коршенко 8 февраля 2003 года Указом Президента Украины был награжден орденом «За мужество» 3-й степени, а младший сержант Н. Г. Саминь Указом Президента Казахстана — орденом «Айбын» («Доблесть») 3-й степени. Уроженцы же России пока не отмечены никакими наградами.

События в Бадабере стали первым прецедентов в череде случаев, когда официальная власть нашей страны просто «забывала» о своих людях, попавших в плен в разных точках Земного шара. Так получилось в Чечне в ноябре 1994 года, когда от попавших в плен к дудаевцам танкистов отказались на официальном уровне. Так чуть не произошло с нашими офицерами, попавшими в катарские застенки по обвинению в устранении террориста Яндарбиева (только мощный голос общественности и честных и бескомпромиссных журналистов подвинул власти к поиску решения проблемы и освобождению захваченных офицеров). А уж сколько было случаев арестов русских экипажей кораблей по всему миру — и говорить не приходится. От их спасения власть просто устранилась, заявляя, что аресты экипажей — это всего лишь спор хозяйствующих субъектов и частное дело компаний, нанявших их.

Но, как бы то ни было, подвиг был. Подвиг, совершенный 20 лет назад и достойный того, чтобы быть вписанным золотыми буквами на страницы российской истории.

Вечная память павшим русским солдатам!

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=8803


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru