Русская линия
Русская линия Родион Юрьев06.02.2009 

К спорам вокруг острова Змеиный
На каких основаниях Румыния выиграла суд у Украины и получила немалый кусок нефтегазоносной территории на Чёрном море

3-го февраля 2009 года Международный Суд ООН огласил решение по иску Румынии против Украины о делимитации морской границы между этими двумя государствами. Решение сразу вызвало множество домыслов в прессе, получило политическую окраску как внутри Украины, так и вне её. Чтобы разобраться с существом дела достаточно зайти на сайт Гаагского Суда, на котором выложены все документы по данному делу.

Заявление Румынии было зарегистрировано 16 сентября 2004 года.

Предмет спора, в соответствии с разделом I — установление морской границы между двумя государствами в Чёрном море, с определением континентального шельфа и исключительных экономических зон, относящихся к нему.

При подаче заявления румынская сторона ссылалась на то обстоятельство, что договором об отношениях сотрудничества и добрососедства между Румынией и Украиной, подписанным в Констанце 2 июня 1997 года и дополнительным соглашением, совершённым путём обмена письмами министрами иностранных дел («дополнительное соглашение»), вступившими в силу 22 октября 1997 года было предусмотрено, что оба государства берут на себя обязательства заключить соглашение о режиме государственной границы. Несмотря на это обязательство в продолжение 6 лет и на 24 раундах переговоров стороны не достигли соглашения о делимитации. В связи с этим Румыния и обратилась в Международный суд ООН для разрешения создавшейся ситуации.

Необходимо отметить, что в соответствии со ст. 34 Статута Международного Суда (Сан-Франциско, 26.06.1945) к его компетенции относятся вопросы, переданные ему сторонами, что не препятствует государствам в любой момент заявить, что они признают его компетенцию без особого о том соглашения по конкретным международным вопросам. В данном случае румынская сторона ссылалась на статью 4 «дополнительного соглашения» 1997 года, в соответствии с которым если стороны не придут к соглашению в разумный период, но не позднее 2-х лет с момента начала переговоров, спор передаётся на рассмотрение Международного Суда ООН.

В качестве непосредственных оснований своих требований румынские власти приводят в жалобе Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года и вышеупомянутое «дополнительное соглашение» 1997 года, которым были определены общие принципы разграничения морских пространств между двумя странами, причём, по мнению Румынии, «дополнительное соглашение» является в данном случае lex specialis (специальной нормой) и, следовательно, имеет приоритет над Конвенцией ООН по морскому праву.

В своём возражении на заявление Румынии Украина, хотя и не соглашается с доводами относительно оснований для признания компетенции Международного Суда ООН, но, тем не менее, в целом признаёт его право рассматривать спор (с. 7 и далее тома I Контр-мемориала Украины от 19 мая 2006 года), но при этом ограничивает его исключительно вопросами разграничения морской границы. Международный Суд не счёл это ограничение основательным и посчитал, что заключённое соглашение можно истолковывать в том смысле, что стороны намерены разрешить все спорные вопросы определения границ, как на суше, так и в море.

Одним из основных доводов Украины в данном споре была ссылка на положения о внутренних водах в 12-мильной зоне вокруг острова Змеиный (из-за чего в прессе этот конфликт и называют «спором вокруг Змеиного острова»). Этот остров представляет собой поверхность общей площадью 0,17 кв.км. и 2 км в периметре. В расчёте на то, что это будет иметь значение при вынесении решения, Украина разместила на нём какое-то количество жителей, впрочем, суд не принял это обстоятельство во внимание.

Более того, суд признал, что Змеиный — действительно представляет собой остров (хотя по географическим сведениям, представленным Румынией, это — скала), но при этом исходил из того, что площадь его настолько мала, что она не оказывает значительного влияния на распределение морских пространств с учётом избранного судом критерия их разграничения. При этом суд заключил, что договоры между СССР и Румынией по итогам Второй Мировой Войны, заключённые, в частности, в 1949 году, не устанавливают в настоящее время границы исключительной экономической зоны и континентального шельфа между Румынией и Украиной. Тем самым он фактически согласился с доводами Румынии, оценивавшей Змеиный как скалу, не имеющую никакого шельфа.

Ссылаясь на несколько собственных прецедентов, в том числе по вопросам о разграничении морской поверхности, Международный Суд учёл распределение площадей на поверхности моря пропорционально общей протяженности приморских границ. Здесь уже вступила в силу хитрая математика: кое-где кривые можно спрямлять, ссылаясь при этом на то, что это — внутренние воды, таким образом, из расчёта были исключены воды Каркиницкого залива. В результате получилось соотношение 1:2,8 (Румыния — Украина). При этом в конечном счёте, обосновывая это решение также многими прецедентами, суд осуществлял деление исходя из принципа равноудалённых точек. Например, берётся точка Мыс Херсонес и противолежащая ей (на картах Меркатора) точка полуостров Сакалин и от них строится треугольник. Хотя изначально Румыния и заявляла требования на большие площади, чем получилось в результате такого расчёта, но, скорее всего, в данном случае мы имеем дело с принципом «больше потребуешь, больше дадут», вряд ли она всерьёз рассчитывала получить себе территории напротив почти всей Бессарабии.

Налицо, конечно, значительный проигрыш Украины, причём объяснения представителей МИД этой страны совершенно не соответствуют действительности. Вопреки их заявлениям, суд не исходил в данном деле из принципа компромисса, а руководствовался выработанными в прецедентах правилами. Относительно небольшое искривление морской границы на 2,3 тыс. кв. км. вызвано географическими расчётами: дело в том, что существуют разные принципы распределения границы для противолежащих и прилежащих территорий.

В то же время с учётом всех обстоятельств обвинять украинское руководство в проигрыше дела сложно. Во-первых, сама компетенция Международного Суда предопределена соглашениями 1997 года, за которые нынешняя власть не может нести политической ответственности. Во-вторых, Румыния правильно выбрала время для подачи заявления, в результате всё дело слушалось на фоне постоянной политической нестабильности внутри украинского государства. Естественно, что из-за этого, а также из-за чисто финансовых сложностей, Украине было просто не до Змеиного и не до возможного обоснования существования у него шельфа. Как видно на примере арктических владений России, даже такая крупная страна, как Россия, не смогла быстро закрепить свои права на океанский шельф и ввязалась в длительные и сложные исследования, сопровождающиеся разными политическими демаршами на международном уровне. Наконец, некоторые прецеденты, на которые опирался суд, появились не так давно (в 2002 году) и в 1997 году сложно было предвидеть, что дело повернётся именно таким образом, а не иначе.

Справедливо, конечно, и то обстоятельство, что Румыния не смела заявлять о своих претензиях победителю во Второй Мировой Войне, — СССР, и нынешняя ситуация возникла не в последнюю очередь из-за его развала.

Завершая небольшой обзор спора, прокомментируем заявления некоторых украинских политиков относительно возможности подачи аналогичного иска со стороны Украины к России по поводу разграничения вод Керченского пролива. Представляется, что такая перспектива маловероятно. Во-первых, соглашения (во всяком случае, опубликованные) о передаче подобного спора в Международный Суд между РФ и Украиной отсутствуют. Во-вторых, Конвенция ООН по морскому праву не предусматривает обязательной компетенции какого-либо суда в таком споре (кроме специально созданного). В-третьих, даже если дело будет рассматриваться подобным судом, правила о 200-мильной зоне в отношении Керченского пролива неприменимы, что, кстати, следует и из рассмотренного выше решения суда: ведь суд счёл и Каркиницкий и Ягорлицкий заливы внутренними водами Украины и даже её границу отсчитывал по внешним пределам этих водоёмов. Иными словами, на Керченский залив прецедент не распространяется.

Гораздо более вероятно продолжение румынской атаки на Украину, на сей раз по поводу судоходства по Дунаю. Дело в том, что в соответствии со ст. 2 Конвенции о режиме судоходства на Дунае (Белград, 18.08.1948) выход в море из Дуная осуществляется через Сулинское гирло, которое полностью расположено на территории Румынии. Уже сейчас с её стороны раздаются обвинения в уничтожении Украиной биосферного заповедника «Дунайские плавни», не исключены и другие шаги, направленные на запрет судоходства по гирлам, находящимся на украинской территории. В условиях постоянной политической нестабильности нельзя исключать, что Украина проиграет и в этих конфликтах.
Впервые опубликовано на сайте www.juryev.ru

http://rusk.ru/st.php?idar=113795

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru