Русская линия
Новый Петербургъ Сергей Бабурин25.04.2005 

Запретить слово «реформа»!
Сергей Бабурин в редакции «Нового Петербурга»

В прошлый четверг в «Новый Петербургъ» заехал заместитель председателя Государственной Думы Федерального Собрания РФ Сергей Николаевич Бабурин. Мы всегда рады такому гостю. Именно Сергей Николаевич (доктор юридических наук) возглавлял команду адвокатов, которая защищала — и защитила главного редактора нашей газеты Алексея Андреева от несправедливого навета прокуратуры (1999−2003 гг.).

Сергей Бабурин — лидер национально-патриотических сил России. Он чудом остался жив в октябре 1993 года. Сейчас его партия (РОС) называется «Народная Воля» и несколько депутатов из нее входят во фракцию «Родина» Государственной Думы: В. Алкснис, Н. Павлов, С. Глотов, Н. Леонов… Фракция «Родина» находится в оппозиции, противостоит людоедским реформам правительства Фрадкова.

Мы всегда уважали и уважаем Сергея Николаевича Бабурина. Мы верим ему и его соратникам.

— Сергей Николаевич, Вы, а также Ренат Акчурин, Сергей Глазьев и другие известные оппозиционные политики вошли в состав Народного правительства. Что это за инициатива?

— Народное правительство сформировано политиками группы патриотических партий. Это попытка представить обществу целую серию альтернативных проектов, касающихся и возрождения отдельных отраслей экономики, налаживания социальной системы, и других вопросов внутренней и внешней политики. Когда я давал согласие стать в этом правительстве министром по делам СНГ, мне было принципиально важно, что не исчерпан процесс реинтеграции и нужно форсировать объединение России и Белоруссии, форсировать реинтеграционные процессы на просторах бывшего Союза. Реинтеграция — это восстановление того единства, которое когда-то существовало. Уверен, что Народному правительству, председателем которого является Семигин, есть что сказать населению России, есть что предложить — и это более существенно, более фундаментально и более эффективно, чем-то, что делает нынешнее официальное российское правительство во главе с Фрадковым. Народное правительство — это группа экспертов-профессионалов.

— А можно сказать, что экономический блок правительства Фрадкова идет не в ногу с самим премьером?

— Я не стал бы так говорить, потому что количество ног в этом правительстве сосчитать невозможно, и, по-моему, все они парализованы. Для меня является несомненной порочность финансового курса, порочность принципов формирования бюджета. Само то, что у нас существует профицитный бюджет, когда Государственную Думу заставили отказаться от контроля за доходной частью бюджета, а отдали ее правительству на расходование вне парламентского наблюдения, — это неправильно. И то, что у нас творится со Стабилизационным фондом, размещенным на Западе под смехотворный процент. В правительстве потеряли торговую отрасль — никто регулированием ее не занимается. Олицетворением абсурда стала административная реформа, в результате которой Государственная торговая инспекция, призванная следить за соблюдением правил торговли, за качеством промышленных и продовольственных товаров, объединена с Санитарно-эпидемиологическим надзором и передана в Министерство здравоохранения. В результате сегодня нет ни СЭС, ни Госторгинспекции. Наивные разговоры, что какая-то защита прав потребителя может всё это заменить. Дай Бог, чтобы мы еще обошлись в 2005 году без эпидемий!.. И то же самое касается многих других сфер, даже если говорить об обороноспособности и безопасности. О какой боеспособности можно говорить, если Россия закупает для своих Вооруженных Сил по ОДНОМУ танку в год! По одному самолету в год! Я был в одном из регионов в научно-исследовательском институте, который занимается перевооружением связи. Уровень российского заказа этому институту свидетельствует, что мы планируем перевооружать системами связи наши Вооруженные Силы СТО ЛЕТ! Поэтому я был, честно говоря, удовлетворен, когда генерал-полковник А.И. Скородумов, начальник Главного управления боевой подготовки Вооруженных Сил России, обратившийся к министру и к президенту с призывом заслушать его доклад о боеспособности, о том, что сейчас сложилась чрезвычайная ситуация, и, не услышанный властью, подал в отставку — и вступил в партию «Народная Воля».

— Сергей Николаевич, мы уже обсуждали с Вами 122-й закон. Сейчас видно, что этой реформой льгот стронули давно сложившуюся систему — и в результате компьютерных сбоев тысячи немощных стариков остались без пенсии, стоят со своими костылями из последних сил целыми днями в очередях. То же произошло и со льготными лекарствами. Что за люди в нашем правительстве — самоубийцы, садисты?.. Что они натворили?

— На мой взгляд, говорить о халатности уже тривиально — нужно говорить о злом умысле и разрушении социальной системы, которая сформировалась в нашей стране не только за годы Советской власти — она начала строиться за несколько десятилетий до прихода к власти большевиков. Всё это свидетельствует о грядущих потрясениях: когда внешняя опасность нарастает, на Западе объявлен «крестовый поход» против России и лично против президента Путина, — внутри сделано всё, чтобы расстроить все слои населения с властью, дестабилизировать ситуацию в обществе, лишить страну управляемости. Ведь что такое административная реформа, которая проводилась в нашей стране в минувшие полтора года? На мой взгляд, это эффективно сработавшее против России организационно-управленческое оружие. И сегодня — у нас нет эффективного управления. Именно поэтому «Народная Воля» вместе с другими партиями, входящими в блок «Родина», выступила с требованием отставки правительства Фрадкова и наши депутаты во фракции голосовали за отставку. И большинство депутатов из партии «Родина» тоже голосовало за отставку правительства.

— Как большинство?! Разве не все депутаты партии «Родина» поддержали отставку?!

— Примерно треть из партийцев «Родины» не приняли участие в голосовании, даже находясь в зале. У них свое отношение к вопросу…

— Какие разногласия есть внутри блока «Родина»?

— Во-первых, один из членов блока — СЕПР — исчез. Существует эта партия теперь или нет, мы даже не знаем. А что касается отношений «Народной Воли» с Партией Российских Регионов, которая сейчас называет себя «Родиной», то действительно у нас эти отношения осложнились. По разным причинам, наиболее неприятная из которых — это стремительное пожелтение наших партнеров по блоку. И дело даже не в том, почему Рогозин 25 декабря оказался в Киеве, за спиной у Ющенко и ходил там с желтым шарфом и выступал в поддержку так называемого народного президента. Хуже другое: вслед за изменением официального партийного цвета партии «Родина» на желтый они подписали соглашение о сотрудничестве с партнером Ющенко по правящей коалиции в Киеве Морозом — человеком, который всегда отличался редкостной русофобией и никогда не был близок интересам русского и русскоязычного населения Украины. Нашими партнерами по-прежнему остаются Прогрессивная Социалистическая партия Украины Натальи Ветренко и партия «Русский блок», вместе с которыми 18−19 апреля мы в Крыму отмечали 222 года со дня выхода указа императрицы Екатерины о включении Крыма в состав России.

— Сегодня большие опасения вызывает реформа высшего образования…

— Знаете, я вообще запретил бы употреблять на ближайшие несколько лет слово «реформа» абсолютно всем должностным лицам, потому что, на мой взгляд, это слово стало вызывать в обществе точно такие же судороги, как слово «демократия». То, что творится в системе образования, и то, что обещают сотворить в системе здравоохранения, — это социально опасные перемены. Я как представитель высшей школы, президент Российского государственного торгово-экономического университета, очень обеспокоен тем, что при наличии различных концепций развития высшего образования отсутствует единство понимания, как приводить нашу систему образования в соответствие Болонской 1999 года конвенции, подписанной Россией, как при этом обеспечить финансирование высшего образования и поддержание его высокого уровня. Что происходит на практике? Уже фактически ликвидированы профтехучилища, нигде не готовят высококвалифицированных рабочих. Этот год знаменателен тем, что идет ликвидация среднего профессионального образования. Чтобы спасти систему подготовки специалистов среднего уровня для торговли, мы пытаемся срочно включить в состав университетского комплекса 10−12 торговых техникумов, чтобы сохранить педагогические кадры среднего профессионального образования и само это образование. Выкидывая техникумы на содержание бюджетов субъектов федерации и не передавая при этом соответствующей доли доходной части бюджета, российское правительство просто уничтожает очередной уровень подготовки специалистов завтрашнего дня. И ключевой элемент трагедии в том, что никто в правительстве концептуально до сих пор не объявил, что они хотят получить в результате этих перемен, каким видится им будущее образования, какая будет модель. Всё какие-то куски, фрагменты. Допустим, могут теоретизировать, как будут готовить бакалавров — 3 или 4 года, магистров — 2 года, а в целом? Ведь разговоры о том, что нам нужны только 20 национальных университетов, остальные — какие-то другие, плюс то, что вузы перестанут быть учебным заведениями, а станут организациями некоммерческого партнерства, — это вакханалия идей, на мой взгляд, очень общественно опасных.

— Как Вы относитесь к инициативе патриотических сил, которые объединились для проведения референдума о коренном пересмотре социально-экономического курса страны?

— Партия «Народная Воля» подписала соглашение о сотрудничестве и взаимной поддержке с движением Сергея Глазьева «За достойную жизнь», и уже давно. Мы объединились в инициативных группах по проведению референдума уже пару месяцев назад, еще по тем вопросам, которые были подготовлены нами изначально. От них ЦИК оставил полтора. Сегодня мы рады, что в это движение включилась и партия «Родина», и ряд других организаций. Мы считаем, что когда правительство, власть, парламентское большинство не желают слышать крика простых людей нашей страны, нам нужно добиваться, чтобы судьбоносные решения для страны принимались не в тиши кабинетов, а в публичных референдумах. Но провести референдум будет нелегко, потому что «Единая Россия» протащила через парламент такой закон о референдуме, что кроме власти никто не сможет вынести на решение избирателей никакой вопрос.

— Что изменит в стране новый закон о выборах?

— Когда идея об отмене выборов по округам победит, мы с вами получим пропорциональную систему, когда депутатов будут избирать только по спискам политических партий, что приводит к росту контроля за результатом со стороны администрации президента и правительства, уменьшает роль региональных лидеров, губернаторов в том числе, но не упрощает сами выборы и не делает их более чистыми. Из тех нескольких десятков поправок, которые я внес по поручению «Народной Воли», — о прозрачных ящиках для голосования, о запрете голосования вне избирательных участков, о заполнении всеми членами избирательной комиссии контрольного листка при голосовании первого избирателя, без которого ящик с бюллетенями при подсчете считается недействительным, подмененным, и других, — в закон, к сожалению, не включили ничего. Могу только сожалеть, что совершается ошибка, которая дополнительно толкает наше общество к социальному кризису. Если на выборах люди не смогут выдвинуть и проголосовать за своего кандидата, — значит, они окончательно плюнут на выборы и будут искать другой способ защиты своих интересов. А явка избирателей во всех регионах и без того падает и падает, порой составляя от силы 30%, а в Петербурге на выборах губернатора и их не было.

— Правоохранительная система тоже в таком состоянии, что самым эффективным и, пожалуй, единственно возможным исполнением её функций становится самосуд. Милиция не вмешивается в преступность…

— Милиция не вмешивается, суды работают по заказам, прокуратура — по директивам исполнительной власти и проч. Именно поэтому мы и говорим, что общество подходит к такому уровню системного кризиса, который превзойдет кризис Советского Союза 1988−1989 гг.

— Но ведь в 1991 году этот кризис привел к распаду Советского Союза…

— Чем это закончится для нас сейчас, даже страшно гадать. Нам впервые за всю историю уже почти официально предъявили требование ввести иностранные военные контингенты на ядерные объекты России — для успокоения международного сообщества.

— Можно ли подвести промежуточный итог работе в Думе фракции блока «Родина», создание которого в свое время было воспринято народом с таким энтузиазмом?

— Наша фракция проделывает колоссальную работу, чтобы минимизировать ущерб от деятельности правительства, чтобы добиваться от правительства своевременной индексации и компенсаций, но часто наша позиция остается провозглашенной, но утопленной парламентским большинством. Например, на последней сессии я предложил проект закона о единовременном пособии семьям при рождении 3-го, 4-го и 5-го ребенка — по 200 тысяч рублей. В чрезвычайной демографической ситуации, когда нация вымирает, я предлагаю государству принять несколько шагов, которые будут стимулировать рождаемость. Подчеркиваю, что пособие должно выплачиваться СЕМЬЕ — для укрепления этого важнейшего общественного института, чтобы до какой-то степени покончить и с нынешним поветрием гражданских браков, когда папа с мамой то сходятся, то расходятся, ведя при этом асоциальный образ жизни. Правительство уже выдало отрицательное заключение на этот законопроект. «Единая Россия» высказалась, что не будет его поддерживать, хотя и разделяет мою озабоченность. Аргумент, который приводит правительство, даже не в том, что у них нет денег, — у них хватило совести этого не говорить, потому что денег у нынешнего правительства достаточно, чтобы выполнить все обязательства перед жителями страны. Аргумент другой: размер пособия слишком большой, и это будет стимулировать иждивенческие настроения неработающих родителей и вести к асоциальному образу их жизни. То есть они считают, что детей нужно растить на те 70 рублей, которые сейчас выплачиваются. Но ведь я и не говорю, что эти 200 тысяч надо выдавать на руки! Но это должна быть сумма, которая позволит семье улучшить жилищные условия, и основную часть этих денег можно рассматривать как инвестицию в жилищное строительство. Вместо того чтобы внести поправки и дополнения в законопроект, ее перечеркнули и оставили всё как есть.

— Сергей Николаевич, что бы Вы могли сегодня сказать избирателям «Единой России», которые сделали своими голосами эту партию правящим большинством в парламенте?

— Я ничего не хотел бы им говорить. Я хотел бы посмотреть им в глаза, чтобы понять: заблуждаются ли они — или настолько запуганы, что указания собственного начальника важнее для них голоса совести?

— Что Вы могли бы сказать избирателям Юрия Шутова, которые пытаются бороться за своего депутата, но административная машина, вопреки законам, держит его уже шесть лет в тюрьме?

— Произвол, который учинен в отношении Шутова, даже в сегодняшней нашей действительности беспрецедентен. Речь идет и о содержании под стражей депутата Законодательного собрания, и о том, что много сомнений вызывает легитимность тех заседателей, которые участвуют в процессе. Начав с публичного треска и обвинения Шутова чуть ли не во всех громких политических убийствах конца ХХ века, теперь по многим убийствам уже осудили или привлекли к ответственности других людей, а Шутов всё сидит и сидит… Даже по состоянию здоровья, по действующему российскому закону он должен был бы уже быть освобожден — эту точку зрения я, еще не будучи депутатом, как адвокат отстаивал и аргументировал в Верховном Суде. Шутов — это классический пример: власть не прощает тех, кто сорвал с неё маску!

Беседу вел Алексей АНДРЕЕВ

Газета «НОВЫЙ ПЕТЕРБУРГЪ» от 21.04.2005 г.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru