Русская линия
Русская линия Владимир Цыганков26.01.2009 

Формирование комплекса Спасателя и Жертвы
Заметки по психологии алкоголезависимого поведения и созависимости

Данная статья является прямым продолжением темы, заявленной в моем предыдущем материале под названием «Психология созависимости при алкоголизме». Напомню, что речь в нем шла о том, что алкоголезависимый человек и члены его семьи, то есть созависимые люди, играют в своих отношениях один и тот же ограниченный набор ролей. Эти роли можно свести к трем:

 — Спасатель
 — Жертва
 — Преследователь.

Алкоголезависимый человек чаще всего играет роль Жертвы, созависимый член семьи (обычно жена или мать) — роль Спасателя. Спасатель «помогает» Жертве (пьющему мужу, сыну). Жертва, то есть пьющий член семьи, может не пить некоторое время (неделю, месяц, несколько месяцев, реже — год и более). В период «трезвости» все этому радуются, но потом его снова находят «в канаве». Какое-то время Жертва безудержно пьянствует, затем просит прощения, а Спасатель его «устраивает на лечение», кормит за свой счет, обстирывает, создает благоприятствующие условия для выпивок. Через некоторое время у Жертвы вновь наступает этап «отдыха в канавах», и все повторяется по прежней схеме. Сценарий этой игры строится по так называемому треугольнику «спасательства»:

Спасатель - Жертва — Преследователь

В данной статье мне хочется поразмышлять о том, как же закладывается комплекс Спасателя и Жертвы и как формируется их жизненный сценарий.

Как отмечал Л.С. Выготский, история поведения человека начинается с момента его рождения. В своем индивидуальном развитии человек проходит путь от слияния с целым (симбиоз мать-ребенок) и зависимости от него к обретению независимости. Таким образом, зависимость на первой стадии жизни является естественным состоянием, начальной координатой развития личности. В ходе развития ребенок постепенно освобождается от этой зависимости, проходя ряд этапов, критических точек, решая задачи каждого возрастного периода. В случае невротического развития симбиотическая зависимость от матери может сохраняться достаточно долго или сменяться другими видами зависимости.

В младенчестве (от рождения до года) у ребенка должно развиваться доверие к близким, окружающему миру и чувство защищенности. Желанный, любимый ребенок, по отношении к которому родители проявляют постоянное внимание, заботу, ласку находится в более выгодной позиции для решения будущих задач своего развития по сравнению с тем ребенком, который не получает необходимую ему любовь и эмоциональное общение, является нежеланным и это ощущает. Даже при самых благоприятных обстоятельствах данная стадия вносит в психическую жизнь малыша ощущение внутреннего раскола. Ему должно противостоять базисное доверие. Итак, жизненная задача в младенческий период развития — обретение базисного доверия (к жизни и людям).

Важнейшую роль в формировании доверия-недоверия к жизни играет позиция матери. Для полноценного психического развития ребенку важно утвердиться в том, что место, занимаемое им в этом мире, — самое хорошее, мама — самая лучшая, дом — самый родной. На этом глубинном чувстве базового доверия к жизни будет основан потом жизненный оптимизм взрослого, его желание жить вопреки всем невзгодам.

В раннем детстве (от 1 года и до 3 лет) основной задачей становится развитие автономии. Если в этот возрастной период дети не обучаются некоторым приемам самоконтроля и у них не развивается способность ладить с окружающими, то они испытывают чувство стыда и сомнения в своих способностях. Ладить с окружающим миром гораздо проще, если ребенок ему доверяет, то есть если задача предыдущей стадии является решенной.

На этой возрастной стадии важно, чтобы ребенок начал приобретать определенные полномочия, приобретая опыт, в том числе опыт совершения ошибок. В раннем детстве ребенок нуждается в том, чтобы взрослый сотрудничал с ним в самых простых делах, организуя их, помогая в трудную минуту, подбадривая при неуспехе, хваля за достижения.

К концу раннего детства должно происходить становление самосознания. Ребенок должен узнавать себя в зеркале, откликаться на свое имя, активно пользоваться местоимением «я». Также необходимо появление самостоятельности, о чем как нельзя лучше говорят фразы трехлетнего ребенка: «Я сам».

Родителям важно осознать, поддерживают они автономию ребенка или нет; если не поддерживают автономию в какой-то сфере, то от чего формируют зависимость; понимать, как можно управлять опытом автономии, в которой ребенок проявляет доступный ему выбор, контролируя себя при этом, чтобы не нанести вред себе и окружающим людям.

Ребенку предстоит жить в достаточно сложном и опасном мире, поэтому автономия ребенка, основы которой составляют свободный выбор и ответственность за свой выбор, могут помочь ему выжить в дальнейшем. Без автономии возможен уход от реальности в иллюзорный мир, зависимое и созависимое поведение.

В дошкольном возрасте (от 3 до 7 лет) основной задачей становится приобретение инициативы. Инициатива добавляет к автономии предприимчивость, планирование, активное стремление решить ту или иную задачу. Если родители не позволяют детям принимать решения, если выбор детей подвергается насмешкам или наказанию, то у детей возникает чувство вины за то, что они в своей инициативе переусердствовали. В этом случае ребенок может приобрести неконструктивный тип поведения — уход от инициативной деятельности, и в последствии перекладывать ответственность за принятие решений на плечи других людей.

В младшем школьном возрасте (от 7 до 11 лет) ребенку необходимо развивать трудолюбие. Если это не удается, у ребенка в других стадиях развития складываются определенные проблемы:

— неадекватность, неполноценность в отношении учения;
— ощущение своего более низкого положения при установлении социальных взаимоотношений;
— трудности с половой идентификацией;
— нежелание сталкиваться с новыми стимулами что-то сделать;
— потеря инициативы;
— зависимости;
— отрицательное, негативное представление о себе.

Подростковый возраст (с 11 до 14−15 лет) — это возраст идентификации. Подростки пытаются понять — кто они, чего хотят и как этого можно достичь. Если они терпят поражение в достижении идентичности, то это приводит к непониманию своей роли в жизни. В поиске своей индивидуальности ребенок должен опираться на независимость, которая особенно ярко обычно проявляется в подростковом периоде.

При том некоторые родители воспринимают попытки подростков отстоять свою независимость как личную трагедию, не понимая, что автономия необходима их ребенку для достижения зрелости. В подростковый период, в отличие от предыдущих стадий развития, где родители оказывали более или менее прямое воздействие на решение ребенком важнейших задач, родительское влияние ослабевает.

Подростку приходится брать на себя все больше и больше ответственности — за поступки, слова, решения. Если у подростка сформировано доверие к окружающему миру, самостоятельность, ответственность, коммуникативность, система нравственных убеждений, то его шансы на успешную идентичность достаточно велики. Если подросток отягощен наследственными психическими заболеваниями, если в истории его семьи и ближайших родственников наличествуют патологические зависимости, если подросток является созависимым или имеет эмоциональную зависимость от матери, то его шансы на достижение идентичности уменьшаются. Недоверчивому, неуверенному в себе, комплексующему, недостаточно самостоятельному подростку осознание собственной индивидуальности может оказаться непосильной задачей без квалифицированной помощи.

У такого подростка будут проявляться симптомы путаницы ролей, неуверенности в понимании кто он такой, к чему стремится, к какой среде принадлежит. Трудности идентификации могут привести к тому, что подросток начнет стремиться к негативной идентичности, к отрицательному образу своего «я», являющегося противоположным тому, который хотели бы видеть родители, учителя, общество.

В юности (с 14−15 до 20−23 лет) перед молодым человеком стоит задача личностного самоопределения, для чего требуется сделать выбор, дающий ответы на вопросы: о смысле собственного существования («Зачем я живу?»), о спутнике жизни («Что есть настоящая любовь и кого любить?»), о профессиональном становлении («Что в этом мире является моим делом?»). Важным для юности является также осознание и принятие обязанностей перед самим собой, то есть ответственности за свою жизнь.

Появление ответственности за свою жизнь — необходимая предпосылка и одновременно возможность принятия ответственности за другого человека. Э. Фромм отмечал, что умение принять ответственность за другого — необходимая составляющая любви. Он подчеркивал, что любящий всегда чувствует себя ответственным. Быть ответственным — это добровольная потребность отвечать и заботиться о другом на основе достижения собственной независимости и возможности «стоять на ногах» без посторонней помощи.

Таким образом, успешному решению задачи личностного самоопределения должна предшествовать серьезная работа по личностному развитию, принятию самого себя и мира, в котором мы живем. А это, прямо скажем, многие люди просто не желают. На этом-то нежелании личностно развиваться и подлавливают людей различные патологические зависимости и созависимости.

Живя по своему дефектному мышлению и восприятию, человек создает и усваивает определенные схемы поведения, опасные и разрушительные. При том у многих возникают депрессивные реакции, отмечается повышение тревожности, появляется сильные страхи перед окружающим миром, усугубляется чувство нелюбви к себе. Так рождаются и созревают комплексы Спасателя и Жертвы.

Комплекс Жертвы. Как отмечает Е.В. Емельянова, данный комплекс (в ее терминологии — комплекс самоуничижения) возникает, прежде всего, как следствие завышенных требований родителей, оправдать которые ребенок явно не способен. Следующая причина — постоянные сравнения с другими детьми, которые делают родители и которые оказываются не в пользу ребенка. Вероятно, мама и папа желали таким образом стимулировать у своего чадушки стремление совершенствоваться и достигать успехов. Но получили они как раз обратное: ребенок понял, что он просто не может соответствовать столь высоким требованиям. В дальнейшем он сам к себе начинает предъявлять подобные требования, сам себя критикует, сравнивает с другими людьми не в свою пользу и твердо усваивает, что если он ничего не делает, то получает гораздо меньше критических замечаний, чем когда начинает делать и при этом ошибается.

С другой стороны, слишком требовательные родители редко бывают полностью удовлетворены действиями ребенка. Постепенно у него развивается страх провала. Это еще больше сковывает его и приводит к новым неудачам. Предвидение одних только неудач окончательно рождает в нем убеждение, что безынициативность и апатия — самый безопасный способ поведения. По крайней мере, это не приводит к разочарованию. Но ему жизненно важно ощущать родительскую любовь. Поэтому свою неловкость и неумелость ребенок старается компенсировать ласковостью и (или) незаметностью. А если ему все-таки приходится что-то делать, он заранее извиняется за собственную неполноценность, как бы предупреждая разочарование.

Однако заниженная, неадекватная самооценка ребенка вовсе не означает, что он никуда не годится. Часто ложное самоуничижение разъедает душу весьма талантливых людей. Поэтому успехи все-таки периодически достигаются, несмотря на все блокирующие обстоятельства. Но любое достижение ребенка вызывает только одну реакцию родителей: «Ну вот, можешь, когда хочешь!» Теперь от него ожидают еще большего. По существу от него хотят безупречности и совершенства. Планка требований поднимается. Угроза провала увеличивается. Так в ребенке развивается страх успеха. Он предпочитает подавить свои способности, чтобы даже нечаянно не вызвать пугающие его ожидания. Постоянное подавление собственной энергии, стремление быть незаметным постепенно сказывается на всем поведении человека.

Кто-то из родителей может передать ребенку собственный комплекс ложного самоуничижения, говоря: «Не высовывайся! Чем меньше тебя замечают, тем безопаснее находиться среди людей».

Родительские дезадаптивные установки:

— «Ты должен соответствовать нашим ожиданиям!»
— «Ты должен быть лучше других».
— «Чтобы выглядеть лучше других, ты должен раньше других научиться многому такому, что они не умеют. Причем делать это ты должен в совершенстве».
— «Если ты не соответствуешь нашим требованиям, то ты ничтожество».
— «Если ты не соответствуешь нашим ожиданиям, ты расстраиваешь нас, и ты недостоин нашей любви».
— «Не высовывайся, чтобы над тобой не смеялись. Ты не достоин уважительного отношения, ты ничтожество».

Дезадаптивные установки ребенка:

— «Раз я не могу выполнять то, что требуют от меня родители, значит я неполноценный».
— «Любят только умных, умелых, успешных людей».
— «Мне очень нужна любовь, но я ее недостоин».
— «Мне очень нужна любовь, и я постараюсь, по крайней мере, поменьше раздражать родителей. Для этого я буду милым и предупредительным. И я постараюсь подготавливать их заранее к возможности моих неудач, чтобы они меньше сердились».
— «Чем реже я что-либо делаю, тем меньше на меня сердятся. Поэтому нужно поменьше проявлять инициативу и свести все дела к минимуму».
— «Нужно тщательно следить, чтобы мои успехи не были слишком заметными. Все равно, это — дело случая. Но потом я обязательно еще больше разочарую родителей и меня еще меньше будут любить».

Результаты:

 — Эгоцентризм («зацикленность» на себе).
 — Неуверенность в себе.
 — Застенчивость.
 — Высокий уровень требований к себе.
 — Стремление привлечь симпатию окружающих посредством жалости к себе.
 — Постоянное иррациональное чувство вины и стыда.
 — Страх неудачи.
 — Страх успеха.
 — Обидчивость.
 — Тайная мстительность.
 — Болезненное восприятие критики.
 — Неумение разрешать конфликтные ситуации.
 — Неумение выражать свои взгляды.
 — Хроническая неудовлетворенность жизнью.
 — Стремление передать ответственность за важные решения другим людям.
 — Склонность выбирать доминирующих партнеров, руководящих его жизнью.
 — Склонность к депрессии.
— Склонность к алкоголизму, наркомании, игромании и т. д.

Комплекс Спасателя. Данный комплекс (по терминологии Е.В. Емельяновой — комплекс мученичества) свои истоки также берет в раннем детстве. Маленькому ребенку постоянно внушали, что он должен «заработать» любовь родителей, как бы «заплатить» за то беспокойство, которое он причинил родителям самим фактом своего существования (ведь они ночей не спали, а сколько хлопот, сколько труда доставил ребенок, а когда болел, сколько жертв пришлось принести и вообще: после родов здоровье так и не поправилось). Словом, ребенок начинает понимать, что для него многим пожертвовали и он должен, так сказать, компенсировать.

С другой стороны, что он ни делает — мама и папа никогда не бывают довольны. А пока он «плохой», любить его не за что. Если он заболеет, родители будут ухаживать за ним, но и «счет» ему предъявят немалый. Постепенно озлобляясь, ребенок начинает чувствовать себя жертвой и тоже хочет получить расплату.

Родительские дезадаптивные установки:

 — «Ты недостаточно хорош, чтобы мы тебя любили. Ты должен заслужить нашу любовь».
 — «Мы так многим для тебя жертвуем, что ты должен заплатить за это: ты должен соответствовать нашим ожиданиям».
 — «От тебя одно беспокойство, ты источник наших страданий, ты не оправдываешь наших ожиданий».
 — «Ты должен испытывать только те чувства, которые нам нравятся».
 — «Ты в ответе за мое здоровье», «Я поплатилась своим здоровьем, когда рожала тебя», «Я тебя рожала, ночей не спала, а ты…».
 — «Ты в ответе за то, что мы чувствуем, и виноват в наших неудачах».
 — «Если бы не ты, я могла (мог)…, у меня была бы другая жизнь».
 — «Если ты не будешь соответствовать моим ожиданиям, я накажу тебя: ты увидишь, как я страдаю — ты тоже будешь страдать от чувства вины».
 — «Не вздумай быть самостоятельным: я не прощу тебе своей ненужности».

Дезадаптивные установки ребенка:

 — «Со мной что-то не так: я причиняю одни беспокойства».
 — «Меня нельзя любить: я недостоин любви».
 — «Я не должен сердиться и плакать, но я сержусь и плачу. Значит, я плохой».
 — «Я почти никогда не оправдываю ожиданий, значит, я плохой, я ничтожество».
 — «Любят только тех, кто исполняет желания, удовлетворяет потребности — любовь заслуживают своей необходимостью и полезностью».
 — «Я должен платить за любовь, и мне должны платить за любовь».
 — «Я не могу заставить вас любить меня, но я могу заставить вас страдать: вы будете видеть, как я страдаю, и будете испытывать чувство вины».
 — «Я совершенно беспомощен, я ничтожен, но никто не должен знать об этом».
 — «Окружающие в любой момент могут сделать мне больно или догадаться, что я ничтожество — я должен контролировать их».
 — «Если я один, значит меня никто не любит, значит я действительно полное ничтожество. Чтобы они не покинули меня, я должен сделать так, чтобы они не могли обходиться без меня».
Проходят годы, и вот перед нами человек, мучимый неутоленной жаждой любви ближних, страдающий от чувства собственной ничтожности, в то же время стремящийся показать окружающим, что достоин любви. Проецируя свое отношение к себе на окружающих, Спасатель подозревает их в тайной враждебности, и в ответ на свою проекцию становится враждебным.

Результаты:

 — Страх одиночества.
— Навязчивое стремление к созависимым отношениям; близкие должны быть в достаточной степени беспомощными, чтобы созависимый чувствовал свою значимость и незаменимость.
— Стремление к превосходству.
— Стремление к доминированию, власти (открытой или тайной) и контролю;
— Ложное самоуничижение.
— Высокомерие.
— Периодические вспышки раздражительности и гнева.
— Постоянное чувство ложной вины.
— Склонность к депрессии.
— Тайная мстительность.
— Частые конфликты, обидчивость.
— Проецирование своих недостатков на окружающих.
— Подозрение, что окружающие не любят, а только используют и не платят благодарностью.
— Потребность жаловаться тем, от кого не зависят изменения, ради сочувствия, чтобы все знали, какие жертвы созависимому приходится приносить.
— Мстительные мысли и желания.
— Сниженный фон настроения, чувство угнетения, усталости, депрессия.

http://rusk.ru/st.php?idar=113733

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Elizaweta    08.12.2010 20:36
Большое спасибо за эту статью; и за остальные. Еще не все прочитала, уже несколько часов не отрываюсь, даже нога затекла :-)
Являюсь младшей дочерью в семье алкоголиков. И мама, и папа полностью соответствуют вашим описаниям. Сейчас я общаюсь с ними преимущественно в периоды трезвости, случающиеся, к сожалению, все реже. Написать меня побудил предыдущий комментарий. Когда несколько лет назад я нашла в себе силы отказаться от алкоголя и сигарет, родительское одобрение я встретила только на словах. Точек соприкосновения у нас становилось все меньше, с их стороны возрастала агрессия по отношению ко мне — я была вынуждена уйти и начать жить самостоятельно. Вместо того, чтобы заняться чем-то более интересным, чем лежать в пьяном угаре, они предались этому занятию с удвоенной силой. К счастью, через примерно год моя старшая сестра тоже нашла в себе силы уйти, убедившись, что у меня все получилось.
Мне недавно исполнилось двадцать шесть лет. Я хочу ребенка и определяю для себя линию поведения, воспитания, чтобы не допустить указанных здесь ошибок.
Еще раз спасибо.
С уважением,
Лиза
  Александр А.Б.    28.01.2009 12:04
Уважаемый Владимир Анатольевич!
Огромное спасибо за эти Ваши статьи! Прекрасно! Это буквально анатомия созависимости. В самом деле, пьянство и алкоголизм "расцветают" махровым цветом и сколько поколений людей искалечено его последствиями.
Я несколько раз встречался с диким, на первый взгляд, явлением: алкоголик наконец-то стал на путь трезвости, становится нормальным человеком. Непросто ему – сначала острый синдром отмены алкоголя, затем подострый…
И вот в этот момент, когда семья должна радоваться, помогать ему жить новой жизнью, вдруг начинаются скандалы, придирки, подцепки, – "уж лучше б ты пил!" Выгнать готовы его из дома… УЖАС!
А в Вашей статье все объясняется: родные алкоголика также больны, а может и более – созависимостью, это даже стало страстью – опасной и разрушительной: как же, на их глазах у них – созависимых, отнимают предмет их страсти, отнимают их роль Спасателя, они теперь Жертвы. Караул, катастрофа!
Печально это!
Но истинно сказано: прежде чем переделывать окружающий мир, переделай сначала себя. "Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи" – прп. Серафим Саровский.

Также весьма интересны, хотя и горьки Ваши размышления о влиянии искривленных созависимостью родителей на жизнь ребенка – подростка – юноши – взрослого… Созависимость калечит психику, душу ребенка и готовит из поколение в поколение новых алкоголиков, наркоманов, игроманов… :(((
Спасибо большое! Буду раздавать Ваш материал среди родственников алкоголиков.

P.S. И не обращайте внимания на стенания тех, кому эта статья показалась "слишком длинной и пустой" и даже "какой-то фрейдистской". Статья найдет своего благодарного читателя, уверен!

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru