Русская линия
Русская линия Виталий Дзюба19.01.2009 

«Аргентинский сценарий» для Украины

Украина может повторить сценарий развития Аргентины, где во время кризиса уровень девальвации национальной валюты в 2001 году составил 70%, а рост экономики прекратился на несколько лет. Такой прогноз в середине декабря обнародовала французский эксперт Карин Бержер. Эксперт считает, что все последствия кризиса почувствуют государства, зависящие от внешнего капитала. К таковым относится и Украина. По мнению эксперта, достоверным сценарием развития событий в Украине является «аргентинский».

Экономический крах

Что же произошло в Аргентине? На рубеже веков мировые СМИ были полны сообщений о ситуации в Аргентине. Толпы демонстрантов, солдаты, стреляющие в народ. Петарды, пожары и безработица, превысившая 22%. Аргентина в 2001 году оказалась на дне пропасти, из которой, как считали западные экономисты, ей уже не выбраться. Предприниматели и банкиры покидали страну, забирая с собой все, что можно еще было взять.

Страна достигла крайней точки экономического падения. Банки прекратили выдавать деньги. Никто не был в состоянии контролировать экономику страны. Правящий раньше президент Карлос Менем, идя в 1989 году к власти, обещал аргентинцам красивых женщин и автомобили «Феррари». Он по смешным ценам распродал иностранному капиталу предприятия и взял громадные кредиты у Мирового банка и МВФ. Граждане Аргентины, которые, благодаря кредитам, жили тогда обеспеченно, были довольны.

«Халява» кончилась, когда пришло время рассчитываться по кредитам. В 2001 году ВВП, как утверждало бразильское издание Folha, объем национальной экономики Аргентины сократился на одну треть. Правительство вновь обратилось за помощью к МВФ. Однако Фонд отказал в новых кредитах. Петля затянулась.

Наблюдатели и журналисты не могли понять, как можно было уничтожить государство за столь короткое время. Происходившее в стране газеты и телевидение преподносили в качестве сенсации. Вина возлагалась на простых аргентинцев и нового президента Фернандо де ла Руа. Но правда состояла в том, что в 1999 году, когда де ла Руа был избран, страна уже в течение трех лет находилась в рецессии.

Когда наступил крах экономики, МВФ первым умыл руки. Эксперты Фонда утверждали, что Аргентина тратила много денег, хотя государственный бюджет в душевом выражении бы значительно меньше, чем, к примеру, бюджет США во время кризиса 1929−1933 годов. Когда экономисты высмеяли столь «оригинальное» объяснение, чиновники МВФ стали утверждать, что Аргентина нарушала правила использования кредитов, вследствие чего и произошел обвал.

МВФ — виновник катастрофы

Сегодня известно, почему рухнула экономика Аргентины. В 1991 году Менем решил перевести экономику на долларовое обслуживание. Был введен курс песо к доллару, как 1:1. Менем рассчитывал, что благодаря этой мере доллар за короткое время станет основным средством обращения в стране. Однако стоимость доллара оказалась завышенной. Автоматически была завышена, таки образом, и стоимость песо. Когда инвесторы разобрались, что к чему, они стали опасаться обвала, поэтому потребовали повышения процентной ставки. В том числе, на частные и государственные кредиты. Процентная ставка увеличилась до 40%. Вместе с ней быстро выросли долги. Остальное, как говорится, стало делом техники.

Чтобы сохранить привязку к американской валюте, правительство Аргентины вынуждено было держать в банках соответствующие долларовые резервы. По мере углубления кризиса правительству приходилось покупать все больше долларов по все более высокой цене. Все больше людей стремились обменять песо на доллары. Этот процесс привел к образованию долга Аргентины в размере 140 млрд. долларов. В декабре 2001 года правительство отказалось обслуживать долг.

В этих условиях международные финансовые организации, беспокоясь о судьбе своих кредитов, потребовали от Аргентины бездефицитного бюджета. Выполнить это требование означало секвестр средств на социальные нужды, массовую безработицу и рост социальной напряженности в стране.

Как этот процесс выглядел для рядового аргентинца? В начале 1990-х годов правительство призывало граждан покупать все. Населению предлагали строить жилье за счет кредитов под низкий процент. Предлагали открывать собственный бизнес. Безработные получали солидный т.н. «уравнительный пакет» помощи. Средний класс обзаводился дорогими автомобилями. Предоплата была минимальной, кредиты выдавались на длительные сроки. Газеты кричали, что в стране все замечательно, каждый может построить дом и купить автомобиль. Аргентинцы без раздумий бросились в рыночный «рай», нисколько не подозревая, что «рай» вскоре превратится в капкан.

Вместе с западным капиталом в страну хлынули люди, задачей которых было контролировать его использование. Они «учили» аргентинцев, в чем состоит «свободный рынок». Представители МВФ и Мирового банка приобрели столь колоссальное влияние на государственные структуры, что Аргентина де-факто потеряла независимость.

С того момента, когда песо был приравнен к доллару, все, что производилось в Аргентине, стало слишком дорогим, чтобы быть конкурентоспособным на внешних рынках. Импорт оказался намного дешевле, чем собственное производство. Треть национального дохода было уничтожено.

В результате все большее количество людей отказывались от покупок, денежное обращение резко замедлилось. Сумма собираемых налогов столь же резко уменьшилась. В свою очередь, с замедлением денежного обращения капитал, чтобы сохранить бизнес на плаву, увольнял еще больше работников. Три взаимосвязанных между собой кризиса — налоги, безработица и завышенный курс песо — заставили правительство просить МВФ о срочной помощи. Фонд в помощи отказал, мотивируя тем, что Аргентина имеет большой долг.

Отказ МВФ спровоцировал резкое падение курса песо. Аргентинцы ринулись в банки, чтобы снять свои сбережения. Но банки были закрыты. Президент объявил, что страна прекращает платежи по долгам. Аргентина оказалась предоставлена сама себе.

Отказ от политики «свободного рынка»

Казалось, что Аргентина уже не имеет шансов спастись. Крысы покидали тонущий корабль. Бизнесмены и иностранные советники разлетелись по домам. На произвол судьбы были брошены крупные предприятия с оборудованием и машинным парком. Те, кто привел страну к кризису, теперь, подобно саранче, бросились искать другие поля, которые можно было объесть.

Журнал The Time в те дни писал: «Что дальше может предпринять де ла Руа? Это вопрос на миллион долларов. В одиночку, или с кем-то в коалиции, но он нуждается в плане, как преодолеть кризис. Он обязан помочь людям наполнить желудки и, возможно, восстановить экономический рост. Проблема в том, что для устранения последствий кризиса для бедных, правительство должно выдать миллионы долларов на еду и элементарные потребности. Но эти меры вызовут углубление финансового кризиса. Что-то должно произойти…»

И произошло. Аргентинцы оказали доверие своему президенту, разорвавшему отношения с МВФ и Мировым банком. Армия, полиция и простые люди стали стеной. На улицах и площадях они скандировали: «Аргентина для аргентинцев. Международной финансовой мафии — нет!» Правительство Аргентины приняло решение, которое вогнало в шок Белый Дом и мировых банкиров. Был введен свободный курс песо. Министр экономики Роберто Лавагна заявил: «Конкурентная цена обмена валют поможет экспорту и обеспечит потребности страны». Была отменена политика «свободного рынка». Страна избрала путь экономического сотрудничества с Бразилией и Китаем. В Аргентину пошли инвестиции. Центральный банк начал вновь покупать доллар, но ровно столько, сколько нужно для поддержки экономического роста.

Приход Кирчнера

В мае 2003 года пост президента Аргентины занял Нестор Кирчнер. Он быстро сформировал дееспособный кабинет. Как сообщала в конце мая 2005 года московская «Независимая газета», «вступая в должность, президент очертил круг приоритетов: «Возродить отечество, восстановить справедливость, бороться с коррупцией, покончить с ворьем в белых перчатках!»

Нестор Киршнер развил здравые меры де ла Руа в экономике. Когда спустя три года после отказа от «свободного рынка» Аргентина объявила, что готова выплатить по 25 центов за каждый доллар долга и при этом сохранить экономический рост, никто на Западе этому вначале не поверил. Затем последовала команда СМИ: ничего об Аргентине не писать. Ведь в других странах, в том числе и в Украине, люди могли узнать, что можно жить, и неплохо, и без рецептуры МВФ.

Но некоторые газеты все же писали. В декабре 2004 года лейбористская газета The Guardian сообщала: «Три года назад… Аргентина находилась в кризисе. Экономика переживала неконтролируемое падение, банки были закрыты, президенты сменялись каждую неделю… Сегодня общее мнение экономистов в Буэнос-Айресе сводится к тому, что худшее осталось позади. Да, Аргентине приходится иметь дело с сложным процессом реструктуризации долга, но в экономике происходят невероятные перемены… Подобно Фениксу, экономика восстала из пепла».

Начиная с 2003 года экономика пошла в рост — на 6−9% ежегодно. Увеличилась занятость населения. Если в 2002 году безработица достигла 22%, то в 2007 году она сократилась до 7%. Новый президент страны Кристина Фернандес Кирчнер, жена Нестора Кирчнера, обещает снизить ее до 5%.

Аргентина победила

В январе 2005 года международные финансовые организации приняли предложение Аргентины о выплате 25 центов за каждый доллар долга. Произошло невероятное: Аргентина объявила войну МВФ и выиграла! Аргентина также отказалась от переговоров с 700 тыс. держателями государственных ценных бумаг (бондов). Правительство согласилось выплатить лишь 25% стоимости ценных бумаг, то есть до 30 млрд. долларов.

На Западе обвиняли Аргентину в обмане инвесторов и кредиторов. В марте 2005 года МВФ потребовал от Аргентины полной выплаты долгов. Однако Аргентина в экономической связке с Бразилией и Китаем была уже достаточно сильна, чтобы показать финансовой мафии кузькину мать. Правительство объяснило миру, что около половины кредиторов уже получили немалый куш по аргентинским долгам, остальные могут и обождать.

Вторая часть «сценария»

Легко заметить, что многое из того, что произошло в Аргентине на рубеже веков, происходит сейчас в Украине. Увлечение жизнью в кредит налицо. Совокупная внешняя задолженность Украины приблизилась к 100 млрд. долларов, из которых около 90 млрд. — это корпоративный долг. Причем в реальный сектор пошло не более 10%, а 90% - это потребительское кредитование и финансовые учреждения. Но, как говорится, долг платежом красен — в 2009 году необходимо вернуть до 28 млрд. долларов. Где их взять?!

Далее, получили мы кредит от МВФ, а использовать, например, для уплаты 2-миллиардного долга за газ России не можем. Директор Национального института стратегических исследований Юрий Рубан 19 декабря пояснил, что согласно условиям соглашения с МВФ Украина не может рассчитываться кредитными средствами с Россией.

Еще один пример. Производство падает катастрофическими темпами. Нужна срочная поддержка предприятий. Золотовалютные резервы Украины составляют 30 млрд. долларов. Однако использовать их для поддержки реального сектора экономики мы не можем. Оказывается, одним из условий МВФ при предоставлении кредита было требование не допускать до конца года уменьшения более чем на 4% золотовалютных резервов.

Все дело в том, что МВФ трижды безразлично состояние нашей экономики и социальное самочувствие наших граждан. Фонд озабочен лишь тем, чтобы Украина выполнила свои обязательства перед внешними кредиторами: иностранными банками, финансовыми организациями. Вот и получается, что это кредит не для Украины, а для «своих». Кредит, который будет использован не «здесь», а «там».

МВФ также потребовал не расширять денежную массу, не снижать учетную ставку НБУ, которая и без того равна 12%, и, как говорят, вскоре снова возрастет, а в коммерческих банках — до 30%. И это в то время, когда Федеральная резервная система США снизила учетную ставку до 0,25%, чтобы дать возможность реальному сектору получать кредиты! Кроме того, МВФ требует заморозить социальные стандарты и повысить тарифы на жилищно-коммунальные услуги, не прибегать к государственному протекционизму и т. д. Если все это суммировать, МВФ требует, образно говоря, чтобы Украина превратилась в сплошное кладбище.

Самое время напомнить, что коммунисты и «регионалы» предупреждали премьер-министра и президента, что брать кредит МВФ на столь кабальных условиях нельзя. Не прислушались, однако. И что теперь видим? Кредит есть, а промышленное производство стремительно катится под откос. Только в ноябре упало на 28,6%. Такое случилось только однажды — в 1941 году. Но тогда шла война, были утрачены территории с основной промышленной базой. А теперь?!

Вот та ситуация, это не считая абсурдной «газовой войны» с Россией, которая требует поскорее перейти ко второй части «аргентинского сценария», то есть к политике здравого смысла, направленной на восстановление национальной экономики и упрочение социальных гарантий для населения. Поэтому временщиков, вроде аргентинского Менема, от власти надо отстранять. Конституционных средств для этого вполне достаточно. Иначе Украина может завершить свою историю первой частью «аргентинского сценария».

Получено в рассылке Информационного центра Всеукраинского объединения «Русское содружество»

http://rusk.ru/st.php?idar=113688

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Дмитрий В.Ч.    01.03.2009 20:18
Уважаемый отец Георгий, кажется, я могу подсказать ответ на Ваш вопрос – как экономист. Дело в том, что "мировая цена на нефть" – это цена вовсе не на нефть, а на нефтяные фьючерсы. Фьючерс – это договор купли-продажи в будущем (например, через месяц – точная дата указывается), заключенный на бирже. Такой договор сам является ценной бумагой и может торговаться на бирже. Таким образом, мировая цена на нефть – это средняя за день цена сделок с фьючерсами, т.е. средняя ожидаемая биржевыми спекулянтами цена в будущем. Как-то она, конечно, связана с реальной ценой на реальную нефть, но как – узнаем в том же будущем. Цена же на нефть по межгосударственным контрактам (которые обычно заключаются на несколько лет) меняется обычно ежеквартально, по какой-нибудь (согласованной в контракте) формуле, в завимости от средней мировой цены на нефть (т.е. фьючерсы) за предыдущий квартал.
Цена на нефть начала падать немногим более квартала назад. Таким образом, реальные выгоды от ее снижения Украина только начала получать, и эти выгоды гораздо меньше, чем Вы посчитали. Действительно, если за квартал цена упала (например) со 120 долл. до 40 – то средняя за квартал составит где-то 80 долл. Но еще через квартал выгоды станут более весомыми.
  Андрей Ходский    01.03.2009 16:17
И русских и украинцев американцы превратили в рабов после развала СССР. Чтобы поднять экономику нужно избавится от агентов влияния, таких как Ющ и др.
  Lucia    19.01.2009 18:46
Смешно. Что для России удар, то для Украины – подарок. Привет, братья! А ведь все говорили, что москали вас объедают.
  Прот.Георгий Городенцев    19.01.2009 17:47
Меня интересует следующий вопрос, связанный с состоянием экономики и внешней платежеспособности Украины. В течение всего нынешнего кризиса мы, люди живущие в этой стране, все время слышим одну и ту же песню о том, как тяжело нашей экономике, какие потери в металлургии, поэтому упали внешнеторговые доходы и т.д. Но почему-то никто не говорит о тех существенных выгодах, которые получила во внешней торговле Украина от кризиса. И действительно, мы знаем, что нефть в это время резко подешевела (в 4 раза со 147 долларов до менее 40 за баррель). Для России, которая является нефтедобывающей и нефтеэкспортирующей страной, это сильный удар. Но для Украины, которая свою нефть практически не добывает, а всю ее импортирует – это настоящий подарок судьбы. И действительно, нефть – это чисто валютный товар. Точные цифры мне неизвестны, но порядок этих цифр можно прикинуть. В советское время УССР потребляла около 50 миллионов тонн нефти. Сейчас, возможно, меньше, но 25-30 млн. тонн, думаю, все равно потребляет. Баррель – это седьмая или восьмая часть тонны. Итак, удешевление стоимости барреля более чем на 100 долларов означает удешевление цены тонны нефти на 700-800 долларов. Умножим это на 30 млн. тонн, получается более 20 миллиардов долларов в год выигрыша во внешней торговле, т.е. каждый месяц на 2 миллиарда. Куда же делись эти деньги? Особенно учитывая, что бензин, вначале кризиса упавший в цене с 6 гривен до 4, сейчас снова возрос в цене до 5 гривен. Очевидно, кто-то под шумок о “кризисе” очень крепко греет свои лапы, в черную эксплуатируя нищий народ Украины и набивая свой итак тугой карман. Кто же эти эксплуататоры? Короче говоря, этот вопрос полезное дополнение к моей статье “Христианство и коммунизм” ч.2.
  Артур    19.01.2009 15:41
По мотивам мюзикла "Эвита".

Партия для Ющенко в мюзикле "Иди ты…"
–----------------------------------------------------------

Don't cry for me “Ukraiina”
The truth is I never loved you
All through my wild days
My mad existence
I broke my promise
‘bout gas, for instance

:-)
  АлеХандр    19.01.2009 10:49
Ситуация, когда страна превращается в долговую яму после того как ей в очередной раз кинули "косточку" от МВФ в виде кредита, никого так и не научила. Точнее научила только народ, а не правительство которое в основном берет его для себя и своих корешей в банках. А когда и бунт поднимется они первые убегут с денежками.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru