Русская линия
Русская линия Владимир Золотой16.01.2009 

Тёмные пятна «христианской» Украины, или Интересные моменты из жизни униатства

Судьба Украины всегда сильно волновала русского человека, волновала настолько, что, кажется, это волнение не зависит даже от рациональных причин, оно как будто во многом иррационально. Однако, конечно же, такая возможная иррациональность не умаляет объективных факторов, скорее, наоборот, наше народное коллективное бессознательное чувствует их, перерабатывая в данное волнение сознания.

Что касается этих факторов, то они на лицо, например, один из главных мондиалистских стратегов, небезызвестный Збигнев Бжезинский, сказал, что «Россия без Украины перестает быть евразийской империей» [1]. Одно только такое его высказывание уже вскрывает геополитическую важность этого вопроса. Именно геополитика является тем индикатором, который в правильном свете показывает все брожения в этой стране.

Одними из наибольших там, бесспорно, являются брожения религиозные: только в Украине можно встретить четыре крупные христианские конфессии греческого обряда, причём ведущие активную деятельность, борющиеся между собой за сферы влияния, правда, далеко не в равномерных направлениях по отношению друг к другу. Конфессии эти таковы: Украинская Православная Церковь Московского Патриархата (УПЦ МП), Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата (УПЦ КП), Украинская Православная Автономная Церковь (УАПЦ) и Украинская Греко-Католическая Церковь (УГКЦ) — так называемые «унитаты». И, если про первую из перечисленных рассказывать не нужно, учитывая тематику и специфику данной статьи (т.к. это часть Церкви нашей Православной), то про остальные, естественно, как правило, незнакомые жителю России, рассказать следует.

Наименьший интерес у нас тут привлечёт УАПЦ. Самая слабая из этих Церквей по своему влиянию, созданная в 1921 г. вопреки каноническим правилам, эта организация на данный момент, по её собственному признанию, переживает тяжёлое время [2]. А вот УПЦ КП тяжёлое время явно не переживает, что немудрено с такой поддержкой властей. Будучи весьма искусственным, «синтетическим» образованием, данная Церковь, как и УГКЦ, громко претендует на роль объединителя всего украинского православия и в некоторой степени даже на роль нового средоточителя какой-то некой украинской идентичности, хотя пока что больше является средоточителем скандалов и интриг. Образована эта организация в 1995 г., когда её Патриархом был избран бывший руководитель УПЦ МП, Филарет (в миру — Михаил Денисенко) лишённый к тому моменту Русской Православной Церковью всех степеней священства и осуждённый ею за образ жизни, бросающий тень на Церковь [3].

Причём ещё совсем недавно, со времени окончания Великой Отечественной Войны и до конца 1980-х на территории советской Украины легально действовала только УПЦ МП, остальным перечисленным Церквям (кроме несуществовавших тогда «филаретовцев») пришлось уйти в катакомбное (подпольное) состояние, т.к., по ряду объективных причин советским властям было невыгодно их существование, тем более что РПЦ положительно показала себя в военных условиях, чего, мягко говоря, нельзя сказать об УАПЦ И УГКЦ. Первая, прекратившая своё существование в 1930 г., снова возникла в 1942 г., когда её с согласия властей захваченной немецкими войсками Украины возглавил Поликарп Сикорский, лишенный сана главой РПЦ митрополитом Сергием (Страгородским). Четвёртого мая власти украинского рейхскомиссариата признали УАПЦ, но впоследствии лишили её своей поддержки по причине всё более тесного сотрудничества между данной Церковью и украинскими националистическими организациями. Союз между ОУН (организация украинских националистов) и УАПЦ был направлен прежде всего против прихожан и духовенства канонической Украинской Православной Церкви на Западной Украине. ОУНовцами был убит епископ Владимиро-Волынский Мануил (Тарнавский), митрополит Алексий (Громадский), бывший предстоятелем УПЦ, десятки православных священников, отказавшихся сотрудничать с УАПЦ.

Но ещё гораздо более тёмной оказалась деятельность униатов в этот период. Стоит сказать, что «обросшая к сегодняшнему дню достаточной мускулатурой» УГКЦ словно забыла те мрачные страницы своей истории. А ведь они достаточно чётко символизируют (и даже где-то показывают) сущность нынешней украинской религиозной смуты. Так или иначе, на них следует остановиться подробнее, особенно учитывая реабилитацию и возвеличивание нынешней украинской властью сомнительных исторических персонажей, в числе которых, как известно, есть и откровенно профашистские личности [4]. Кроме того, если «филаретовцы» и «самосвяты» (обозначение УАПЦ, используемое духовенством и прихожанами канонической православной церкви) — это локальные украинские образования, не признанные ни одной поместной Православной Церковью (а то есть раскольнические), то УГКЦ — это вполне официальная часть Католической Церкви, поэтому смотреть на украинских греко-католиков можно не только в свете «оранжевых брожений», но и в свете КЦ, её сущности и её политики. Ещё стоит сказать, что именно уния стала одним из главных исторических источников национализма и русофобии в Украине. Не было бы её — не было бы, возможно, во многом, и сегодняшней украинской религиозной смуты. Поэтому, дабы понять сущность унии и УГКЦ необходимо совершить небольшой экскурс в историю.

Официальная дата разделения христианской Церкви на Католическую и Православную — 1054 год, однако эта дата весьма условна, так как конфликтное состояние между ними возникло гораздо ранее. В основном, оно появилось из-за попыток Ватикана подмять под себя Восточную Церковь (которая и сохранила после раскола православие), например, во второй половине IX века, Западная Церковь пыталась овладеть Церковью Болгарской, несмотря на её изначальное подчинение Константинополю. Процессы эти сопровождались процессом централизации КЦ в виде прибирания практически всей власти в ней Папами Римскими, не гнушавшимися использовать для этого даже подложные документы (наиболее известны так называемые «лжеисидоровы декреталии»).

Претензия Пап на мировое подчинение им всего христианского мира (собственно и ставшая, по мнению многих историков, главной причиной раскола) выражалась в весьма активных действиях, и в отношении православия она достигла определённого пика в 1438—1439 годах, когда состоялся Ферраро-Флорентийский собор, на котором греки и приняли унию. Номинально она является объединением Церквей (латинское слово «unio» значит «соединяю»), на самом же деле уния между православием и католицизмом всегда выражается подчинением православных Папе, что, собственно, исходя из католической догматики, является необходимым условием членства в КЦ. При этом внешнеобрядовая сторона униатов остаётся греческой (православной).

Причиной такого поведения греков стало ослабление Византии и всё более усиливающееся давление турков-мусульман, против которого греки и искали помощи Запада, ради чего и было совершено предательство веры, которое в итоге не помогло: Запад не оказал необходимой помощи и великая Византийская империя пала.

Однако подобный опыт соединения церквей ещё повторялся достаточно крупным образом в истории. В 1386-м году литовский князь Владислав Ягайло, приняв католичество, женился на польской королеве Ядвиге и вступил на польский престол. Для православной Западно-Русской Церкви в Литве с этого момента настали трудные, мягко говоря, времена, выражающиеся травлей, физическим уничтожением, дискриминацией по всем возможным признакам в целях полного окатоличевания. Это привело к тому, что, спустя два века героического сопротивления православных священников и мирян, в 1596-ом году происходит Брестский Собор, на котором Киевская Митрополия Константинопольского Патриархата целиком подчинилась Папе Римскому [5].

За прошедшие после этой даты столетия Греко-Католическая Церковь укоренилась на западе Украины, в тех областях, которые входили в состав католических государств (Речь Посполитая, Польша, Австро-Венгрия), и стала традиционной религией для большей части населения этих регионов.

К началу XIX века униатство на территории России было запрещено, а Киевская Греко-Католическая Митрополия упразднена. Вместо неё Папа Римский основал в 1807 Галицкую Митрополию УГКЦ с центром во Львове. В 1900-ом году её главой становится Митрополит Андрей Шептицкий, поляк по национальности, старший сын богатого магната графа Яна Шептицкого, бывший до принятия монашеского сана придворным императорского австрийского двора и офицером столичного уланского полка. В мае 1888-ого года Шептицкий принял постриг Добромильского монастыря василиан и в мгновение ока перевоплотился из правоверного римо-католика в униата. Способный юноша преуспел в учении и в скором времени карьера воспитанника добромильских иезуитов пошла в гору. Уже в 1890-ом году он назначается игуменом большого Львовского монастыря василиан, а ещё через восемь лет занимает одну из крупнейших в Галиции Станиславскую епископскую кафедру. Этим Ватикан фактически даёт Щептицкому (которому тогда было 34 года!) зелёный свет на вакантный в то время Митрополичий Престол. 31 октября 1900-ого года из Ватикана во Львов пришла телеграмма об утверждении Андрея Митрополитом галицийской церковной провинции, архиепископом Львовским и Каменец-Подольским. Так по воле Папы Льва III и римской курии первоиерархом Униатской Церкви стал специально натасканный иезуитами ортодоксальный католик, который ни по происхождению, ни по своему духовному облику не имел ничего общего с верующими тружениками края, ни, тем более с украинским народом вообще. «Формируя в равной мере и новую идеологию, и структуру униатства, Шептицкий встает у истоков националистического движения на Западной Украине. Он благословляет создание военных формирований националистов, создает густую сеть агентуры из числа тайных униатов на территории России» [6].

«8 сентября 1925 г. в Варшаве он присягнул на верность и лояльность Польской республике вместе со всеми католическими епископами на основе конкордата между Польшей и Ватиканом. Этот конкордат уравнял в правах греко-католическую церковь с римской и освободил ее от налогов.»

Не без участия Андрея Шептицкого и его брата развязана была в 1930-х годах и травля православных в Польше, в состав которой вошли и отторгнутые западные губернии России. Во время этой кампании было снесено и взорвано свыше 200 православных храмов, в том числе и кафедральный собор Святого Александра Невского в Варшаве. Многие церкви перешли в собственность униатов или римо-католиков. Были воссозданы униатские кафедры на Волыни и в Западной Белоруссии.

Уже в 1930-х гг. значительная часть приходского духовенства УГКЦ активно поддерживала украинские правые националистические движения, прежде всего — Организацию украинских националистов (ОУН). Многие клирики состояли в различных организациях националистического характера и играли в них весьма активную роль. В то же время священноначалие униатской церкви не выражало открыто поддержки ОУН, что было вполне объяснимо в условиях, когда Галиция находилась первоначально в составе Польши (1918 — 1939 гг.), а затем Украинской советской республики (сентябрь 1939 — июнь 1941 гг.). Но уже с середины 1930-х гг. симпатии первоиерарха УГКЦ митрополита Андрея Шептицкого все более склонялись в сторону ОУН: глава униатской церкви налаживает конфиденциальные контакты с лидерами националистов и негласно оказывает им помощь."

«Митрополит Шептицкий и униатские иерархи горячо приветствовали вступление немецко-фашистской армии на территорию Украины и вступили в тесное сотрудничество с гитлеровским режимом. В ответ немецкие власти, невзирая на довольно сложные отношения между Ватиканом и Берлином, оказали поддержку греко-католической церкви. Тесный альянс галицких униатов и окормляемых ими националистов-бандеровцев с германскими оккупационными властями заставил Папский Престол пересмотреть свое отношение к прозелитической программе митрополита Шептицкого. Как следствие, уже в декабре 1941 г. кардинал Тиссеран направляет митрополиту Андрею послание, выдержанное в подчеркнуто благожелательных тонах. В нем главу униатской церкви уведомляют о том, что все ранее назначенные Шептицким греко-католические экзархи утверждены на этих постах папой Пием XII. Однако самое главное заключалось в том, что все экзархи, согласно папскому решению, отныне были подчинены митрополиту Андрею, который получал звание „делегата Святой Столицы“ и таким образом вновь становился руководителем католической миссии на Востоке» [7], хотя в 1940 г. чрезвычайные полномочия главы греко-католической церкви были аннулированы, ввиду слишком агрессивной прозелитической политики Шептицкого.

30 июня 1941 г. было провозглашено создание «Краевого правительства» во главе с бандеровцем Ярославом Стецько. («Который писал 4 июля 1941 г. Гитлеру: „Ваше превосходительство! Преисполненные искренней благодарности и восхищения вашей героической армией, которая покрыла себя неувядаемой славой на полях битв со злейшим врагом Европы — московским большевизмом, мы посылаем вам, великому фюреру, от имени украинского народа и его правительства, которое создано в освобожденном Лемберге, сердечные поздравления и пожелания завершить эту борьбу полной победой.

Победа немецкого оружия позволит вам расширить создание новой Европы и на ее восточные территории. Тем самым вы дали возможность и украинскому народу принять активное участие в осуществлении этой великой идеи как полноправному, свободному члену семьи европейских народов, объединенному в суверенную Украинскую державу. За украинское правительство Ярослав Стецько-Шеф“. О том, как он планирует создавать „новую Европу“ на территории Украины, Стецько писал уже рейхсминистру Розенбергу: „Москва и жидовство — это самые большие враги Украины и носители разлагающих большевистских интернационалистических идей… Поэтому настаиваю на уничтожении жидов и целесообразности перенесения на Украину немецких методов экстерминации жидовства“.» [8]

«После лидеры националистов направились в кафедральный храм УГКЦ — собор св. Юра, где их принял митрополит Шептицкий, благословивший „правительство“ Стецько и бандеровских боевиков.

Вечером 30 июня во Львове было проведено т.н. „Народное собрание“ (в нем, правда, приняли участие всего около 100 человек, никем на это не уполномоченных). На собрании был провозглашен акт о восстановлении украинской государственности.

Характерно, что впоследствии униатские и националистические историки и публицисты, цитировавшие акт 30 июня 1941 г., всякий раз опускали его 3 пункт, который предельно ясно характеризовал откровенно фашистский, коллаборационистский, а отнюдь не национально-освободительный характер бандеровского движения. В этом разделе акта говорилось: „Восстановленная Украинская Держава будет тесно сотрудничать с Национал-Социалистической Велико-Германией, которая под руководством Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и мире и помогает украинскому народу освободиться из-под московской оккупации.

Украинская Национально-Революционная Армия, которая будет создаваться на украинской земле, в дальнейшем будет бороться совместно с союзной немецкой армией против московской оккупации за Суверенную Соборную Украинскую Державу и новый порядок во всем мире“.

В собрании приняли активное участие греко-католические священники во главе с капелланом бандеровского легиона Иваном Гриньохом (ранее этот священник являлся настоятелем униатского прихода в Галиче и руководителем молодежного отделения ОУН).

Гриньох демонстрировал свои убеждения предельно ярко: как отмечал сам Я. Стецько, для выступления на собрании священник-бандеровец надел серую военную форму боевиков ОУН. Митрополита Шептицкого, который был к этому времени полупарализованным и передвигался исключительно в инвалидной коляске, на собрании представлял его коадъютор епископ-Иосиф Слипый (впоследствии — глава УГКЦ). От лица предстоятеля униатской церкви Слипый выразил полную солидарность с организаторами акции и призвал к тому весь народ.

Участники собрания приветствовали всех, кого сочли причастными к созданию нового режима: главу ОУН Степана Бандеру, „Творца и Вождя Великой Германии“ Адольфа Гитлера и митрополита Андрея Шептицкого.»

Поддерживая действия бандеровцев, митрополит Андрей уже на следующий день после собрания (1 июля 1941 г.) обратился к народу с пастырским посланием, где он писал: «Победоносную Немецкую Армию приветствуем как освободительницу от врага. Установленной власти отдаем должное послушание. Признаем Главой Краевого Правления Западных Областей Украины Пана Ярослава Стецько.»(6)

«Уже в течение первой недели июля 1941 г. каратели из „Нахтигаля“ и бандеровские легионеры, которых „духовно окормляли“ униатские священники И. Гриньох, В. Дурбак и Р. Лободич, по подготовленному ОУНовцами списку провели во Львове массовые расправы над гражданским населением. В первую очередь уничтожали представителей польской интеллигенции, советских властей, коммунистов и евреев. С 1 по 6 июля было расстреляно и повешено, по разным оценкам, от 3 до 5 тыс. человек, в том числе свыше 70 академиков, профессоров Львовского университета и др. видных деятелей науки и культуры польского и еврейского происхождения. Трудно понять митрополита Андрея, который именно в эти кровавые дни (5 июля 1941 г.) вновь обращается к своему духовенству и мирянам с новым посланием», где есть такие слова: «Победоносную немецкую армию, которая заняла почти весь край, приветствуем с радостью и благодарностью за освобождение от врага».

«Столь же сложно понять, как 6 июля, во время творимого бандеровцами массового террора и кровопролития, митрополит Андрей дал свое согласие возглавить марионеточную «Раду сеньоров», призванную играть роль некоего парламента при правительстве Стецько. Характерно, что первая же резолюция новообразованной Рады содержала очередную восторженную похвалу «непобедимой немецкой армии под руководством великого вождя Адольфа Гитлера» и почти дословно повторяла предыдущие славословия в адрес фюрера и германских фашистов, вышедшие из-под пера главы униатской церкви.

«И в дальнейшем митрополит Андрей совершает богослужения, в которых возносит молитвы о даровании побед воинству фюрера, совершает молебны и крестные ходы, освящает знамена, благословляет создание особой дивизии СС «Галичина», укомплектованной украинцами, которых окормляли полевые капелланы из числа униатского духовенства».

«Текст присяги галичанских эсэсовцев гласил: «Я служу тебе, Адольф Гитлер, как фюреру и канцлеру Германского рейха, верностью и отвагой. Я клянусь тебе и буду покоряться до смерти. Да поможет мне Бог». Дивизия СС «Галичина» отличилась не только «на теренах» [9] Украины. Она принимала участие в подавлении народного восстания в Словакии, в борьбе с антифашистским движением Сопротивления в Словении, в других странах».

«Шептицкий призывает молодежь к отправке на работу в Германию. Беспрецедентен его призыв к крестьянам Галиции трудиться на благо Рейха даже в воскресные и праздничные дни.

После прихода Советской Армии на Западную Украину Шептицкий занял двурушническую позицию: продолжает идейное руководство ОУНовскими бандами и в то же время, вполне в духе Талейрана, пытается найти расположение у новой власти. Он пишет верноподданнические послания Сталину, в которых клянется, по обыкновению, в верности и выражает готовность к сотрудничеству. В ноябре 1944 г. Шептицкий скончался». Весьма интересным представляется одно его письмо, адресованное самому Гитлеру:

Письмо архиепископа А. Шептицкого рейхсканцлеру А. Гитлеру
от 3 марта 1942 г.

Фюреру и Рейхсканцлеру Великогерманского Рейха
Адольфу Гитлеру
Берлин
Ваша Эксцеленция [10]
Нижеподписавшиеся украинский архиепископ византийского обряда во Львове знает уже на протяжении долгих лет одну женщину, которая долгие годы восхищается фюрером и всегда молится на него. Эта женщина является пророком и часто видит таинственные видения, которые по принципам мифической теологии могут считаться сообщениями Всевышнего. Эта женщина просит меня написать письмо.
Я делаю это охотно в мнении, что этим я выполняю свой долг перед Вашей Эксцеленцией. Пророку Богом сказано следующее: «Гитлер смиренно просил меня о победе. Он будет выслушан и приведен к вершине земной высоты и земного шара, если он сделает то, что я от него требую. Он должен помочь христианству получить победу в полном согласии с главой христианства, Папой Римским». Если Ваша Эксцеленция желает получить более подробные данные, тогда я к Вашим услугам.
Вашей Эксцеленции преданный слуга
Андрей Шептицкий
Архиепископ
Львов, 3 марта 1942 г.
Площадь Георга 5

Не зная автора письма, можно подумать, что его написал какой-то сектант, находящийся в некотором экзальтированном состоянии, но никак не Митрополит УГКЦ. Этот «харизматический» текст очень ярко показывает поведение Шептинского по отношению к нацистским властям, настолько ясно, что, наверное, и не нуждается особо в комментариях.

Как видно, судьба униатов в военный период весьма отличается от судьбы УАПЦ, у которой не вышло одновременно сотрудничать и с ОУН и с фашистами.

Такова вот «славная» история украинских греко-католиков, всё более ныне набирающих силу и уже требующих для себя у Папы Римского статуса патриархата. Стоит сказать, что пословица «яблоко от яблони недалеко падает» здесь вполне уместна, т.к. ни для кого не секрет, что в годы всемирной битвы с фашизмом Ватикан сотрудничал с германскими нацистами (так, например, католические священники выдавали гестапо английских лётчиков со сбитых над Италией самолётов, призывали с амвона итальянских партизан прекратить сопротивление оккупантам и т. д.), а Римский Папа XII заслужил позорное прозвище «гитлеровского Папы». Но, если КЦ всячески отстраняется от каких-либо пятен в своей истории, либо, признавая, кается за них, то на Украине происходит «обеление чёрного». И вот сейчас в этой стране, считающей себя демократической, правовой и цивилизованной, стремящейся в Европейский Союз, происходит возвеличивание тех, кто в период второй мировой войны помогал нацистской Германии в уничтожении мирных жителей.

Память о таком недавнем прошлом УГКЦ необходима, потому что именно она всё более выступает в роли субъекта, пытающегося централизовать вокруг себя всё православие на Украине. Униатская церковь не проявляет большой щепетильности, когда речь идет о перспективе объединения с раскольниками — УПЦ КП и УАПЦ. Это видно, прежде всего, на примере главы УГКЦ кардинала Гузара, который не стесняется идти на контакты с раскольничьими лидерами и даже совершает с ними совместные богослужения (например, он вместе с Денисенко совершал молебен перед копией Туринской плащаницы в киевском Владимирском соборе).

Большие силы для такого объединения прикладывает украинская власть. Бывший президент Л. Кучма и Кабинет Министров вместо обеспечения свободы совести своих граждан занимались руководством религиозных процессов в стране. В русле этого «руководства» Кучма давил на представителей всех четырех церквей православного обряда, чтобы они объединились в единую самостоятельную украинскую православную церковь, потому что «в самостоятельной и независимой Украине должна быть самостоятельная и независимая церковь»!

Весьма показательна риторика Гузара в посланиях, появившихся после победы Ющенко на президентских выборах («Размышления по случаю завершения президентских выборов в Украине» и «Размышления о будущности украинского государства на основании выборов президента Украины»).

В них, в частности, например, говорится: «Ни одна из конфессий не может считать себя целой Киевской Церковью или ее основой, поскольку исторически, эклезиологично и культурно они творят такую Церковь лишь вместе. Такая объединенная Киевская Церковь должна стать вершиной эклезиального видения каждой конфессии, независимо от количественных характеристик и общественных влияний. Направленность к единой поместной Церкви приобретает особую актуальность именно в контексте нового ощущения единства в народе…». Таким образом, УГКЦ претендует на роль объединённой Киевской церкви, в которой должны слиться все остальные.

Кирилл Фролов, заведующий отделом Украины института стран СНГ, пишет: «Очевидно также, что создаваемая при помощи госструктур Украины «Украинская поместная церковь» не будет православной, она станет частью католического «патриархата».

Впрочем, многие православные богословы и публицисты писали, что результатом украинской автокефалии и автономии будет уния, а квазиправославные раскольнические группировки «Киевский патриархат» и «Украинская автокефальная церковь» — не более чем филиалы УГКЦ. О том, что католическая сторона не будет щепетильной в методах экспансии, свидетельствует разгром трех православных епархий в Галиции в 1989—1992 годов, а также методы информационной войны против канонического Православия, как на Украине, так и России. Достаточно привести пример «телеистерики» в программе НТВ «Намедни», устроенной 20 января 2002 года по поводу логичного неприятия Русской Православной Церковью и ее Предстоятелем идеи визита Иоанна-Павла Второго в Москву.

Очевидно, что реализация плана создания униатского «патриархата» сопрягается с политической поддержкой определенными политическими кругами США блока Ющенко, в предвыборном списке которого было полно униатов и «филаретовцев» [11].

Как к такому ходу событий относится Ватикан? Да, похоже, нормально. Интересную иллюстрацию к геополитической позиции КЦ показывает известный православный миссионер диакон А. Кураев, говоря о назначении Ватиканом своих епископов в Россию: «На Дальний Восток поехал епископ с титулатурой «епископ Восточной Сибири и префектуры Карафуто»».

Вот это и возмутило православную Россию (впрочем, не только православную: протесты последовали и от МИДа). Дело в том, что Карафуто — это японское именование Сахалина в период, когда этот остров входил в состав Японской империи. Теперь представьте себе, что лютеранская церковь Германии назначит своего епископа в польский город Гданьск с титулатурой «епископ Данцига». Это будет расценено как проявление реваншистских настроений, как пересмотр итогов Второй мировой войны, отказ от принципов мирного сосуществования и нерушимости государственных послевоенных границ, продекларированных в Хельсинки, и т. п.

Жест Ватикана (не будем забывать, что двадцативековая культура римской церковной политики есть утонченная культура жестов, символов, полутонов) адресован не России, а нынешним регентам мировой геополитики: Ватикан приветствует установление нового мирового порядка — нового по сравнению с послевоенной ялтинско-потсдамской системой договоренностей. Из равноудаленных от Сахалина точек земного шара (Рима и Вашингтона) почти одновременно пришли одинаковые сигналы: и президент Буш, и римский папа не возражают против японского владения пока еще российским островом [12]. Так что геополитически КЦ стоит на тех же позициях, что и «оранжевые».

Дочь известного украинского писателя, киевская журналистка Мирослава Бердник пишет: «В культурно-духовном плане глобализация предполагает отказ народов от своей национально-культурной самобытности, насильственное навязывание им западных духовных ценностей и образа жизни. После распада Советского Союза Запад начал полномасштабную духовную интервенцию против народов бывших советских республик, в том числе и Украины.

Одним из важнейших в планах Запада по реализации идей глобализации является планетарное утверждение чисто «западных» религий, ослабление, а по возможности — и искоренение тех религиозных систем, которые выступают оппонентами католицизма и протестантизма, в первую очередь — православия. Ведь духовное опустошение незападных стран и деморализация их народов — главная предпосылка их полного подчинения политическим и экономическим интересам Запада.

Особо активные усилия предпринимаются Западом для подрыва влияния православия в Украине, поскольку многие идейные и духовные основы канонического православия мало совместимы с западными ценностями и даже находятся в непримиримом противоречии с ними.

Униатский митрополит Андрей Шептицкий в начале XX века писал: «Украинцы — лишь орудие Божественного промысла, призванные вырвать христианский восток из клещей ереси (т. е. Православия), водворить его в лоно Апостольского престола и европейского сообщества». А «геополитический шахматист» Збигнев Бжезинский заявлял, что после крушения коммунизма, для западного мира православие — враг номер один.

Другой западный специалист, — Питер Бергер, — профессор социологии и теологии и директор Института культуры, религии и международных отношений Бостонского университета в газете «День» за 17 мая 2005 г. писал, что «признанные религии не могут больше считать само собой разумеющимся, что определенная группа населения признает их авторитет. Необходимо дать начало своего рода религиозному рынку».

По мнению Бергера, протестантизм и католицизм — религия, наиболее приспособленные к условиям либеральной демократии и религиозного рынка. А вот Восточное христианство является самой настоящей проблемой для распространения либерализма и рыночной экономики: «Совсем другое дело — восточное христианское Православие… православная идея симфонии — гармоничного единства общества, государства и религии — представляет явную проблему для принятия либеральной демократии. А православная идея общественной солидарности (соборности) осложняет принятие капитализма, потому что конкуренция и индивидуальное предпринимательство считаются морально отталкивающим проявлением жестокости и алчности».

Поэтому после провозглашения независимости православная Украина стала объектом духовной интервенции со стороны самых различных религиозных организаций: сайентологов и мормонов, иеговистов и пятидесятников, кришнаитов и харизматов разного разлива. Но главную угрозу для духовного единства украинского народа представляет многовековой исторический оппонент православия — католицизм [13].

Поэтому, так или иначе, униаты являются геополитически более опасной для нас структурой нежели «филаретовцы», которые тоже в некоторой степени претендуют на статус единой поместной украинской церкви и тоже сильно поддерживаются нынешними украинским властями. Мы уже видели самым ярким образом, как украинский униатский национализм служил против России (тогда советской) в угоду чужой геополитической воли — немецким оккупационным властям.

Галицийские националисты, по понятным историческим причинам являются в некотором смысле «этномутантами», т. к. в недалёком своём прошлом (до Брестской унии) они русские, православные, часть малорусской ветви нашего народа, насильственно окатоличенные и ставшие в итоге врагами России. Со времени своего появления, они являются своеобразной дубинкой борьбы против нас — сначала в руках католиков, потом в руках фашистов, затем в руках «оранжевых». Ныне, интересы и последних и первых вполне не противоречат друг другу в отношении роли униатов. Да и, учитывая упомянутое возвеличивание «оранжевыми» некоторых «тёмных пятен» украинской истории, фашистский элемент тоже взят на вооружение против нас.

Примечания:

1 — Збигнев Бжезинский, «Великая шахматная доска» www.lib.ru/POLITOLOG/AMERICA/bzhezinskij.txt
2 — Сайт «Русская линия» «УАПЦ переживает «тяжелое время», ее архиереи не хотят объединяться с Киевским патриархатом». www.rusk.ru/newsdata.php?idar=8249
3 — «Итоговые документы Архиерейского Собора Русской Православной Церкви (Москва, Свято-Данилов монастырь 18−23 февраля 1997 год). Акт об отлучении от Церкви монаха Филарета (Денисенко)» www. orthodox.org.ua/uk/node/531
4 — Сайт «Русская линия» «У Украины появляются новые герои» www.rusk.ru/st.php?idar=173 733
5 — Протоиерей Константин Зноско «Исторический очерк церковной унии» Белорусский Экзархат Минск 2007
6 — Диакон Димитрий Цыплаков «Греко-католичество и Православная Церковь на Западной Украине в историческом аспекте и на современном этапе» http://apologia.sobor-spb.ru/apologetika/text/sravnitelnoe_bogoslovie/ciplakov_unia.zip
7 — Драненко А.В. «Проблема унии на Восточной Украине в ХХ-XXI вв.» www.alexiy.kharkov.ua/index.php?newsid=1 142 719 586
8 — Мирослава Бердник «Украинские коллаборационисты: несколько документальных штрихов» www.news2000.org.ua/print?a=%2Fpaper%2F30424
9 — на территории (укр.)
10 — Ваше Превосходительство (лат.).
11 — Кирилл Фролов «Как Православие должно ответить на вызов греко-католиков»? www.zaistinu.ru/old/ukraine/church/frol.shtml.
12 — Диакон Андрей Кураев «Странная любовь филокатоликов» // Вызов экуменизма. М., 2008.
13 — Мирослава Бердник Крестовый поход против православия на Украине» // «Бандеризация Украины — Главная угроза для России. М., 2008.

http://rusk.ru/st.php?idar=113679

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru