Русская линия
Русская линия Игорь Друзь15.12.2008 

Украинские раскольники: прежде и теперь

Существует интересный архивный документ под названием «Общественная и миротворческая деятельность украинского экзархата Русской Православной Церкви за 1966−72 гг.», подписанный рукою тогдашнего Экзарха Украины, бывшего митрополита Киевского и Галицкого Филарета (Денисенко). Ныне, как известно, это преданный церковной анафеме руководитель одной из раскольнических группировок — «УПЦ-КП», с помощью националистов систематически устраивающий захваты храмов, неоднократно уличенный в сотрудничестве с незаконными националистическими формированиями УНА-УНСО, в отмывании грязных денег, но всегда выходящий сухим из воды благодаря поддержке «свидомых» украинских властей.

Само собой, теперь он ярый ксенофоб, ненавидящий, или, во всяком случае, делающим вид, что ненавидит все русское. В украинском информационном пространстве все встало с ног на голову: его рисуют чуть ли ни извечным борцом за отделение Украины от России, а Церковь — неким филиалом КГБ. Хотя по архивным документам видно, что Церковь сотрудничала с советской властью лишь в тех вопросах, которые не противоречили ее вероучению, ни в малейшей степени не поступаясь своей догматической чистотой. А вот нынешний глава раскольников тогда был носителем идей, противоположных тем, которые он декларирует ныне.

Вступление тогдашнего экзарха:
«В дни Великой Отечественной войны Русская Церковь разделяла чашу страданий своего народа. Она противопоставляла врагу силу духовного единства народа. Она подавала руку помощи скорбящим, от потери близких своих на поле брани. Она оказывала материальную помощь фронту, раненым, детям и семьям воинов. В послевоенные годы, когда появились признаки „холодной войны“, Русская Православная Церковь… возвысила свой голос в защиту мира…»

Да, военные годы во многом примирили атеистическую власть и Церковь. Ведь вопрос встал ребром: можно было быть или со своей страной, какая бы власть в ней ни была, или с Гитлером, прямо провозгласившим своей целью истребление и порабощение славян. Вспомним знаменитую фразу Деникина, который, в ответ на предложение гитлеровцев о сотрудничестве сказал им: «Я воевал с большевиками, но отказываюсь воевать с русским народом!» По воспоминаниям его дочери, он тогда мечтал стать советским генералом, чтобы бить немцев. И это правильно. Победа Гитлера была бы гибельной и для народа, и для Церкви. Поэтому православные, которых в те времена было большинство (согласно переписи населения 1937 года свыше половины населения открыто назвали себя православными), геройски сражались на фронте, дрались с врагом в партизанских отрядах, ковали победу, самоотверженно трудясь в тылу. Но и власть отреклась от своих прошлых методов беспрерывных гонений на верующих. Были открыты тысячи храмов, выпущены из заключения тысячи священников, вновь открыты многие духовные учебные заведения.

«Богоданным вождем» называл Сталина, приведшего СССР к победе, святитель Лука (Войно-Ясенецкий), выдающийся хирург, ученый, удостоенный за свои заслуги Сталинской премии. Его слова особенно ценны, потому что его самого неоднократно подвергали репрессиям за веру, но он, видимо, понимал, что гонения на Церковь в основном исходили от ленинской гвардии, очистить от которой страну, да и то не полностью, Сталину удалось только незадолго до войны. Да и многие другие церковные деятели, проявлявшие твердокаменную принципиальность, когда их заставляли отрекаться от веры, были вовсе не против поисков разумного взаимного сотрудничества Церкви и советского государства, нередко ценили политическую фигуру Сталина. У того же святителя Луки его портрет находился в кабинете даже в хрущевские времена, когда это вовсе не приветствовалось.

Но обратимся снова к документу тогдашнего Экзарха Украины Филарета: «…В ноябре-декабре 1968 г. Делегация Украинского Экзархата во главе с митрополитом Киевским и Галицким Филаретом посетила Канаду, где проживают более 500 000 украинцев… С украинскими профессорами и студентами он провел разъяснительную беседу, направленную против украинских националистов… Основной задачей было противопоставление поездке кардинала Иосифа Слипого в Канаду и США…». Вот еще одна цитата: «Печатный орган Украинского Экзархата — журнал „Православний вiсник“, возобновивший свою деятельность в 1968 году, публикует множество материалов, относящихся к участию Русской Православной Церкви в деле укрепления мира на земле и дружбы между народами. Особое внимание официальное церковное издание (редактируемое тогдашним Экзархом Филаретом — прим. авт.) отводит статьям, направленным против остатков Брестской унии 1596 года, с которой в настоящее время идеологически связан украинский национализм».

И здесь все нормально с православной точки зрения. Уния и возникла-то на крови православного населения Украины и Белоруссии, она насаждалась огнем и мечом, она очень долго внедрялась в умы людей хитростью и обманом. С точки зрения канонов Церкви уния — это ересь. Да, интересы советского государства и Церкви совпадали в этих вопросах. Сейчас не совпадают, но это не значит, что Церковь будет менять свое вероучение в угоду нынешним политкорректным либералам, которые под предлогом равенства всех религий намереваются создать на Украине мифическую «Единую Поместную Церковь», слепленную из антагонистических религиозных объединений. УПЦ никак не обвинишь в сервильности, ибо, несмотря на давление, она недвусмысленно объяснила Секретариату Президента, навязывающему ей эту странную затею, что будет придерживаться канонов, а не приказов агностической власти.

Поэтому опять же закономерна определенная поддержка православными верующими существовавшего в советское время статус-кво. Фактически Церковь была, конечно же, не за идеологию марксизма, философия которого не совпадала с Евангельской проповедью, была несовместима с христианством — но, прежде всего, принимала нерушимость страны. Подобно тому, как христиане, допустим, начала IV века твердо стояли за имперский Рим. Да, языческий, да неласковый к христианам, но свой, но — островок в море варварства, но — потенциально могущий стать оплотом христиан. В Церкви чтят память сорока мучеников Севастийских. Это были воины, которые в период гонений были замучены по приказу властей за отказ отречься от веры. Но до этого они вполне честно воевали за свою империю, хотя уже довольно давно были христианами, и трудно представить, чтобы они предали ее, скажем, на стороне парфян.

И, самое главное, церковные иерархи прекрасно знали, что СССР (несмотря на религиозные гонения) все же оставался государством православной культуры. А противостоявшие нам Соединенные Штаты Америки были не только государством еретиков, но и быстро теряли даже ту христианскую мораль и этику, которую в усеченном виде привнесли на североамериканский континент европейские переселенцы. В то время, когда в СССР каленым железом выжигали наркоманию, порнографию, сажали в тюрьмы сексуальных извращенцев, издавали хорошие книги, пели замечательные песни, в Америке усилиями ее политической верхушки происходила «культурная революция», результатом которой было насаждение самых диких пороков через суды, систему образования и СМИ.

Процитируем отрывки из книги известного американского политика, советника президента Рейгана Патрика Бьюкенена, само название которой символично — «Смерть Запада»: «Каким образом происходит дехристианизация Америки? Тиранически и при удивительно слабом сопротивлении людей, чьи предки принадлежат к числу наиболее яростных противников не демократического правления… Полвека назад Верховный суд был подвержен идеологической заразе, с помощью которой некие «темные силы» пытались реформировать наше общество… Первая поправка запрещает Конгрессу принимать законы «касательно установления религии» и требует уважать «свободу вероисповедания», однако Верховный суд использовал эти слова для упреждающего удара по христианству. По решению суда из публичных и школьных библиотек были изъяты все Библии, сочинения отцов церкви, кресты, другие христианские символы, отменены церемонии и церковные праздники. Вместо истории Адама и Евы появилась книжка «У Хизер две мамы"… Ушла Пасха, которую сменил День Земли. Сгинули библейские наставления относительно безнравственности гомосексуализма — зато пришли гомосексуалы, которые стали рассуждать о безнравственности гомофобии… Торжество коммунизма ознаменовалось гонениями на христиан. Наконец, внедрение секуляризма в систему американского школьного образования привело к оглушительному поражению христианства. (Заметьте, автор книги — известный политик-антикоммунист, с горечью констатирует поразительный факт: «мягкие» американские гонения на христианство оказались, по его словам, более эффективными, чем прямые гонения при коммунизме — прим. авт.)… По решению современного суда Америка избавилась от христианства. Прежняя этика погибла, и общества, которое она объединяла, более не существует».

Примерно та же картина была и в Западной Европе. Чешский президент Вацлав Гавел однажды заявил: «Мы создаем первую атеистическую цивилизацию в истории человечества. (Обратите внимание: этот заядлый западник не признает, получается, советскую цивилизацию по-настоящему безбожной, а признает таковой только создаваемую нынче неолиберальную — прим. авт.). Не может ли природа нынешней цивилизации — с ее близорукостью, с ее выпячиванием индивидуализма… с ее бесконечной верой в человеческую способность познать универсальное разумом, — не может ли сама нынешняя цивилизация быть естественным результатом того, что, выражаясь простыми и понятными словами, есть утрата Божества?» Здесь можно лишь слегка уточнить мысль чешского президента: не атеистическую, агностическую цивилизацию создает сейчас западная верхушка. Но это как раз и есть настоящее безбожие в его глубинном смысле. Ведь атеизм, отвергающий Бога, все же отрицает и прямое поклонение дьяволу. Агностицизм, отрицая само существование истины, при этом терпим к любому идолопоклонничеству, в том числе и к прямому сатанизму. Так что Русская Православная Церковь в лице ее иерархов понимала, от какого потока нравственной и идеологической грязи защищает народ существующая система. Православным, конечно, не нравился государственный атеизм, но они предпочитали «не раскачивать лодку», отстаивать свои права перед советской властью, но не поднимать против нее восстаний. И были, очевидно, правы, ибо многие иерархи, безусловно, предвидели последствия возможного развала страны. Ведь после краха Союза с Запада хлынул поток деструктивных сект, с Востока — наркотиков, с телеэкранов — порнографии и крови. Была нарушена социальная справедливость. Церковь пережила некоторое возрождение, с одной стороны; но с другой стороны, большинство народа вместо храмов массово побежали в кабаки и казино, и пьянство, разврат и азартные игры приобрели размах, не виданный за тысячелетнюю историю Святой Руси.

Итак, нельзя утверждать, что в те непростые годы гражданин Михаил Денисенко, будучи в ту пору законным Экзархом Украины митрополитом Филаретом, полностью стал на путь предательства своей веры. Да, он очень тяжко согрешал и в те годы. Имел семью, несмотря на монашеские обеты и высокий священнический сан, проявлял иногда излишнюю сервильность перед властями, когда вместо отстаивания церковных интересов помогал ретивым чиновникам закрывать Киево-Печерскую Успенскую лавру. Но эти грехи, хоть и сугубые, все же не носили столь страшного по церковным меркам характера, как грех раскола, который, по словам священномученика Киприана Карфагенского, столь велик, что не смывается даже мученической кровью. Поэтому, в одном из своих интервью, данном, кстати, украинской газете «Коммунист», владыка Павел, архиепископ Вышгородский и настоятель Киево-Печерской Лавры справедливо отмечал, сравнивая тогдашнее и нынешнее: «Сегодня дали свободу всякому беззаконию, отошли от истины… Преподобный Лаврентий Черниговский еще тогда говорил, что в последнее время будут стоять храмы с позолоченными куполами (это он говорил об Украине), но туда будет ходить невозможно. Пожалуйста, смотрите: София — позолоченный купол — туда ходить нельзя; Михайловский Златоверхий собор — золотые купола — нельзя; Пирогоща — нельзя; Выдубецкий монастырь — там же вообще сделали ресторан, и никто не беспокоится о том, что в храме варится пища, официанты кощунствуют и юродствуют, одеваясь монахами. Можно туда ходить? И таких мест — куда ходить нельзя — еще очень, очень много. Вот вам исполнилось пророчество святого Лаврентия Черниговского…».

Обратите внимание, как синхронно все происходило: Денисенко одновременно поливал грязью все советское прошлое и предавал Церковь. Огульная ругань в адрес всего советского периода особенно смешна в устах бывшего агента КГБ «товарища Антонова». Владыка Павел, немало, кстати, натерпевшийся от советской власти, воцерковленный с самого детства, не предает ни своего прошлого, спокойно и трезво рассуждая о его плюсах и минусах, ни Церкви… Огульное обливание грязью своего прошлого — общая черта всех явных и скрытых богоборцев-нигилистов.

http://rusk.ru/st.php?idar=113595

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru