Русская линия
Русь Державная Дмитрий Меркулов26.11.2008 

Когда придет время боевой тревоги…
Или о главном в борьбе с коррупцией

В новых условиях России недостаточно просто «мер по выходу из кризиса». Как воздух необходимо возрождение державной идеологии. Везде, где есть общее патриотическое задание, где создается оборона страны, «меры» должны укладываться в систему, поддерживать друг друга, а это невозможно без внутренне непротиворечивой идеологии.

Не все мы до конца осознали, что после событий 8 — 10 августа для России началась новая историческая эпоха. Происшедшее показало, что чем быстрее мы избавимся от иллюзий относительно «партнёров по НАТО», тем дальше будет отодвинута мировая война.

Тенденции вышли наружу, и намерения обнажились. На наших глазах меняются характер и уровень осознаваемых вызовов и угроз.

Международная ситуация отчасти напоминает ту, что была перед Второй мировой. Только вместо гитлеровской Германии с её идеей завоевания «жизненного пространства» перед нами глобальная империя США с готовыми колониями, окружающая нас военными базами и «санитарными кордонами».

Разумеется, Обама или Маккейн при всей их врождённой неприязни к России не подходят на роль Гитлера, однако, учитывая надвинувшийся на США кризис, вполне может проявиться и более подходящая фигура.

Первое, что необходимо осознать, это ответ на вопрос: кто является нашим противником? От ответа, как известно, зависит выбор стратегии.

Очевидно, что это не террористы «алькаиды», и не то или иное государство, это даже не супердержава США, хотя её материальные возможности и спецслужбы служат противнику. На самом деле нам противостоит международная финансовая олигархия, имеющая внятную долгосрочную стратегию, опирающаяся на современную промышленность, информационные технологии и финансовые ресурсы, владеющая сетью «независимых» СМИ, занятых «промыванием мозгов» во всех странах Запада, тратящая солидные деньги на все виды вооружений и не связанная обычной человеческой моралью в выборе средств достижения целей. Словом, это те «тёмные силы», которые мы привыкли называть словом Запад и которые консолидированно выступают против России и наших национальных интересов.

Конечно, в геополитическом смысле, на Западе есть и другие силы, а разные страны, разные люди и разные партии могут иметь добрые отношения к России, но доминирующим фоном остаётся действие «тайны беззакония».

Интересно, что влиятельные деятели этих международных сил то и дело проговариваются, выражая свою неприязнь к Православию и объявляя Россию врагом номер один. И этот факт говорит не столько о конкуренции наших материальных интересов, сколько о противоречии духовной природы двух разных цивилизаций: Российской и Западной.

Исторический анализ показывает, что Западом руководят силы мирового зла, мирового антихристианского заговора, имеющие собственное сетевое правительство, именуемое также «мировым». Агенты этого заговора как тайно, так и легально действуют во всех странах мира, и на большинство из них, включая современную Россию, оказывают постоянное политическое влияние.

При этом, несмотря на все наши старания дружить, несмотря на все исторические заслуги перед западным миром, нас всё время хотят разделить, поработить и уничтожить. И прикладывают к этому перманентные усилия.

Эти силы в ХХ веке финансировали Японию в войне против России, спровоцировали Первую мировую войну, снабжали деньгами большевиков Ленина и Троцкого. Они же вооружили и направили против СССР Гитлера. Они намеревались нанести атомные удары по нашим городам и объявили нам холодную войну. Они восприняли расчленение СССР как свою победу, найдя коллаборационистов внутри страны и сделав из них агентов влияния. Они же поощряли и финансировали чеченский сепаратизм и терроризм. Сейчас они готовят нам очередные бедствия, ловушки, диверсии и неожиданные атаки.

Причём это может сопровождаться экономическим сотрудничеством, потреблением наших нефти и газа, дипломатическими улыбками и дружескими визитами западных деятелей. Сути это не меняет.

Для них мы не просто конкуренты. Мы — исторические противники. Не на годы или десятилетия — а навсегда, до конца света. Только при одном условии нас, пожалуй, оставят в покое: если мы откажемся от Православия и России и беспрекословно подчинимся влиянию Запада, то есть духу антихриста.

Для нас здесь нет ничего нового. Мы видели не одну агрессию с Запада. Были и псы-рыцари, и поляки, и шведы, и Наполеон. Если бы ни Божья помощь в виде разразившегося финансового кризиса, то после нашего грозного ответа на грузинскую атаку на нас вылили бы гораздо больше содержимого из заготовленных для нас «ящиков Пандоры».

Но сегодня Западу мы нужны. Гигантская финансовая пирамида, созданная для ограбления мира, трещит по швам. Её хозяевам есть чем заняться, спасая награбленное. И нас они не прочь использовать для этой цели.

В обыденном смысле наши противники, конечно, не самоубийцы и знают, что мы ещё кое-чем обладаем. Кое-чем таким, что лучше пока нас не трогать, по крайней мере, до тех пор, пока нет гарантий внезапного нашего уничтожения при одновременном сохранении своего имущества.

Запад меркантилен. К тому же он привык загребать жар чужими руками. А мы своими проблемами и моральным состоянием элиты двадцать лет внушали ему надежду, что Россия рухнет сама. Будет всё сдавать и отступать, а потом просто сдастся без боя. Так и происходило до недавнего времени.

И только события последних месяцев заставили Запад забеспокоиться.

Многие заметили, что пермская катастрофа «Боинга-737» и гибель Героя России генерала Трошева похожи на «черную метку», присланную Д.А. Медведеву ко дню его рождения после обещания К. Райс «наказать Россию».

Едва ли случайны такие «совпадения» как крушение лайнера под руководством лётчика Медведева, с целой группой пассажиров с фамилией Медведев, при подлёте к аэродрому города Перми, на гербе которого красуется «медведь». Ясно, что планировали эту акцию не фанатики-террористы, а люди с фантазией, желающие произвести впечатление на конкретного человека.

Заметим к тому же, что разбился российский самолёт американского производства, что, если подумать, тоже имеет значение.

Такие масштабные символические акции, имеющие целью обратить на себя внимание и скорректировать политический курс «подопытного лица», обычно санкционируют на уровне иностранных спецслужб и клубов «мирового правительства». При этом технические средства в наше время настолько развиты, что практически всегда под рукой.

Не исключено, например, что в Перми была применена микроволновая «электронная пушка», стрелявшая с земли или со спутника, вызвавшая функциональный сбой всех электронных систем самолёта (за полчаса до катастрофы с ним пропала связь) и одновременно подействовавшая на физическое состояние пилотов, нарушившая их ориентацию в пространстве (помните сообщение диспетчера о «неадекватности экипажа»).

Или, что также вполне вероятно, имела место хакерская атака на систему управления Боингом — самолёт-то американский, компьютеры-то на американских чипах. Интересно, кто-нибудь проверял бортовую аппаратуру на предмет защищённости от внешних атак, то есть кто-нибудь ответил на вопрос, возможно ли войти в систему управления воздушным судном с помощью радиосигналов и ввести программу самоуничтожения (по приборам «мы снижаемся», в то время как самолёт набирает высоту). В принципе технически это осуществимо.

Так что 88 человек — скорее всего жертвы скрытого нападения, одного из эпизодов тайной войны.

Разумеется, это лишь очередная спецоперация против нас в длинном ряду подобных. Достаточно вспомнить Чернобыль, и АПК «Курск», чтобы понять, о чём речь. Такие диверсии нужны для устрашения и одновременно носят характер тестов.

Вопрос в том, как на всё это реагирует власть. Если именно так, как должна реагировать на угрозы и нападения, то нас ждёт необходимая в наших условиях политическая трезвость и возрождение «оборонного сознания».

Думаю, что нынешняя российская власть за свою первую и вторую «непредсказуемые» реакции заслужила похвалу патриотических сил. Оба поступка: быстрое наказание агрессора и признание Южной Осетии и Абхазии абсолютно правомерны, дальновидны и достойны уважения.

Но что дальше? Какие выводы надо сделать для того, чтобы не стать беспомощными жертвами новой агрессии «темных сил». А силы эти — не однодневки, у них планы мирового господства, и они готовы согласованно действовать как из-за рубежа, так и изнутри самой России.

Итак, третья вполне логичная и естественная реакция в виде заявления Д. А. Медведева о грядущем развитии Российских вооружённых сил, о «господстве в воздухе», аэрокосмической обороне и строительстве Военно-Морского флота также заслуживает одобрения и поддержки. Ведь это не какие-то скромные «нацпроекты». Это масштабная задача системной модернизации Вооружённых сил и военной промышленности.

Конечно, мы много потеряли за последние семнадцать лет, но России не привыкать браться за исторические задачи такого масштаба и такой сложности. На то мы и великий народ. И поражения мы себе позволить не можем, ибо речь идёт о судьбе Отечества.

Однако, чтобы иметь успех, нужны не частные меры, а система мер, и реальная административная система управления народнохозяйственным комплексом. Даже страны Запада, как мы видели, не могут обойтись без государственного управления экономикой в период кризисов и в условиях военной мобилизации, не останавливаясь и перед такими мерами, как национализация и введение карточной системы. Но для осуществления подобных мер необходимы смелое решительное руководство и адекватный государственный аппарат.

Недавно, во время своей поездки на Дальний Восток, президент России Д.А. Медведев неожиданно высказался в том духе, что у нас отсутствует система управления. И дальше из уст Д.А. Медведева мы с удивлением услышали то, о чём давно говорили сами: «Мы можем всё потерять». Как бы зловеще это ни звучало, куда опасней для аналитиков звучат официальные реляции в духе: «А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо!»

В наших условиях программа борьбы с коррупцией выглядит как обещание решительных перемен. Чиновников она должна приструнить и обратить в надёжных исполнителей государственной воли. Впервые приняты те законодательные меры, которые прежде отклонялись. Всё как будто говорит об искреннем желании «взять быка за рога».
Но горький опыт побуждает спросить: а что скажет «бык»?

Очевидно, что сломать коррупцию не так-то просто. Она по меньшей мере, может саботировать перемены. От «высших эшелонов власти» требуются энтузиазм, изобретательность, настойчивость и, конечно, самоотверженность, нужен совершенно иной стиль руководства: не тот либеральный, когда объединённые «круговой порукой» чиновники трудились в основном над «сверхзадачей»: личным обогащением. Требуется другая система ценностей, основанная на профессиональной этике и патриотизме, нужна бескорыстная работа каждого на общий результат. Но именно этому и мешает коррупция.

Придётся вспомнить, как это было под началом великих вождей, полководцев и конструкторов. В том числе, и сравнительно недавно.

Тех демагогов, кто утверждал, что «рынок всё отрегулирует», сегодня не слышно, но и системы согласования частных и государственных интересов, системы стратегического планирования и государственного регулирования не видно. Она лишь зарождается в отдельных отраслях… В целом же мы пока только реагируем на провалы мировой экономики, в которую долго и послушно встраивались, довольствуясь незавидной ролью «сырьевой державы», разрушая собственное народное хозяйство, демонстрируя интеллектуальное и духовное невежество и безволие «новой элиты». Только либералы окружали власть, только их советам верили… Помните: «Запад нам поможет». Помог?

Хотя, несомненно, ценные, самостоятельно мыслящие кадры в России были и есть — страна не обезлюдела и не обнищала талантами, но сколько их сегодня во власти и готовы ли их слушать? После многих лет самоизоляции власти от народа ей явно не хватает сотрудничества с оппозицией. Нет и государственного авторитета, который был бы сегодня общим, объединяющим.
И наконец, самое существенное.

В новых условиях России не достаточно просто «мер по выходу из кризиса». Как воздух необходимо возрождение державной идеологии. Везде, где есть общее патриотическое задание, где создается оборона страны, «меры» должны укладываться в систему, поддерживать друг друга, а это невозможно без внутренне непротиворечивой идеологии.
Но кто может сказать, где оборона создаётся, а где нет?

Только ли речь о ВПК? А образование, а наука, а сельское хозяйство, а промышленность, а воспитание кадров? А содержание культуры и публикаций СМИ? Где грань между обороной державы и «остальной жизнью» общества, когда фронт информационной войны проходит через душу каждого человека.

Могут сказать, что не надо ломиться в открытую дверь: власть и так всё делает для воспитания патриотизма. Но понимаем ли мы, какой патриотизм нужен? И что такое патриотизм без державного мировоззрения? Неужели кого-то устраивает его бессильная либеральная тень?

Нелепо обманывать себя. Если готовиться к современной войне (а только так её можно предотвратить или максимально отодвинуть), то принципы жизни должны быть трезво переоценены. Иначе вся оборона — пустая затея. Вспомним хотя бы историю ХХ века. Осознав, что война неизбежна, Сталин взялся за идеологическую пропаганду, призвав на помощь героев русской истории…

Кому-то, конечно, идея обороны не нравится сама по себе. Это те, кто уже продал Россию и получил свои «сребреники». Они сегодня говорят: «Бесполезно сопротивляться, лучше дружить… любой ценой».

Однако и многие «успешные люди», считающие себя патриотами, тоже не хотят никаких жертв. Особенно те, кто за пятнадцать лет сел на иглу либерального наркотика, привык к уровню комфорта и потребления «хай лайф», порабощён «ценностями Запада». Они возразят, что надо дорожить обретённой «свободой», что «ничего особенного не случилось», что «нельзя сгущать краски» и «превращать страну в казарму"… Возразят и те, кто уже привык жить в «обществе спектакля», где шоу и так называемый «пиар» («показуха») — важнее самого дела, а дело требует большого напряжения и самоотдачи.

Однако, что бы ни говорили, у нас нет другого выхода. В сущности, это голоса тех, кто вырос на волне измены 90-х, увлечённый духом этой измены. Им всё равно: будет Россия как самостоятельная держава или её не будет, лишь бы не расставаться с приобретённым комфортом.

Нам придётся проснуться и осознать, что речь идёт о жизни и смерти, и мобилизовать национальные силы, и пойти на жертвы, чтобы не стать добычей хищников, рыскающих по обе стороны наших границ.
Вспомним, из чего складывается готовность к обороне.

Во-первых, обычно вспоминаются материальная база, наука и промышленность, в которой мы за последние годы преступно отстали и которая нуждается в обновлении и модернизации. Мы в достаточном количестве должны производить и поставлять в войска ракеты и подводные лодки, танки, артиллерию и авиацию, средства связи, системы слежения и управления и принципиально новые виды оружия — всё, что должно обеспечить высокоэффективное ведение боевых действий. Здесь предстоит масштабная патриотическая работа, подобная той, что разворачивалась в канун Великой Отечественной… Но это не тема настоящей статьи.

Во-вторых, дисциплинированный и обученный личный состав армии, авиации и флота. И многочисленная армия хорошо обученных резервистов.

В третьих, компетентное руководство Вооруженными Силами страны, современная стратегия, правильное определение угроз, адекватная численность и структура Армии, отличная разведка и контрразведка, надёжная организация тыла и прочее, что знают специалисты.

В четвёртых,… Скажем о том, не менее существенном, без чего ни лучшее оружие, ни искусные полководцы Россию не спасут.
Конечно, это «духовный фактор», причём не только дух Армии, — генералов, офицеров и солдат, — но и дух народа. Хорошо известно: в большой войне «победа куётся в тылу» — так было и в Великую Отечественную. Если бы не всенародный подъём духа, не подвиги конструкторов и инженеров, рабочих и земледельцев, не смелые атаки партизан, мы не победили бы. А всё это по профессии были мирные люди, готовые к борьбе и воодушевленные любовью к Родине. Кроме того, по опыту войны, первый состав армии обречен погибнуть в первые месяцы. На смену ему должны прийти резервисты, то есть армия народа.
Так кто же в нашем государстве отвечает за народный дух?

Как справедливо заметил недавно председатель Синодальной комиссии протоиерей Димитрий Смирнов, одна только Православная Церковь.
Но Церковь декретом большевика Ленина отделена от государства и школы. И спустя 17 лет после падения безбожной власти священников до сих пор не пускают в школы. При том, что в бывших соцстранах эти запреты давно сняты и преподаётся «Закон Божий».

Дух нашего народа формируют электронные и прочие СМИ, в основном либеральные радио и телевидение, а вернее, безответственные лица, которые ими руководят. Наблюдая передачи ТВ, слушая радио, нередко приходит в голову мысль: насколько это наши СМИ?

Несмотря на протесты общества, они настойчиво продолжают развращать молодёжь, готовя её к погибели, а не к ответственности за судьбу страны, не к обороне, не к труду на благо России и ближних и не к подвигу семейной жизни, рождению и воспитанию детей — будущих граждан и защитников Отечества. Своей растлевающей пропагандой они работают на врагов — убивают Россию.
Осознание этого факта влечёт за собой ещё один вопрос.

Почему мы позволяем безответственным лицам хозяйничать в головах нашей молодёжи, формируя у неё порочные привычки и навязывая чужую «систему ценностей»? Кем будет управлять верховный главнокомандующий, когда придёт время боевой тревоги? Разве не страшно вместо патриотического единства обнаружить в Армии продажность, «неуставные отношения», пацифизм и «плюрализм мнений»?
Неужели не ясно, что о духе народа надо думать заранее?

Первое, что необходимо, — это отказаться от либеральной идеологии, ориентированной на западные стандарты, отрицающей традиционные ценности России, игнорирующей любовь к Родине, к русскому народу и его героям, идеологии, идолами которой являются деньги, «свобода» и «права человека».

Необходимо вернуться к спасительной русской идеологии, к нашей национальной идее: «Москва — Третий Рим». В этом — ответ на вопрос сохранения идентичности и умножения силы России.

Русский солдат или офицер должен знать, какую высокую миссию он выполняет. И это будет возвышать его чувством достоинства и волей к победе…

Разве не ясно, что значит для нас, пребывающих на историческом перекрестке, наша вера — Православие, победившая своих гонителей в ХХ веке?

Разве ненависть к Православию со стороны наших врагов не свидетельствует о том, что это — наш главный ресурс? Вера — это мобилизация на жизненный подвиг, это бескорыстное служение Истине, это помощь Божия и ответственность перед Ним, это высокая нравственность, это жертвенность и верность Отечеству даже до смерти.

Почему же власти так опасаются Православной проповеди? Почему боятся окриков и угроз врагов Православия?
Вглядимся в корень нашего неблагополучия: в нравственно-духовное состояние общества.

Никто не спорит, что коррупция — это зло. Добавим: как убийства и аборты, проституция и наркомания, алкоголизм и безработица, паразитизм олигархов и сиротство детей, и вымирание народа, и многое, многое другое…

Если в обществе распространено зло, и если совершать зло многими не считается позорным, если зло порой управляет государственными институтами, то на что, кроме веры в Бога, здесь можно опереться?

О какой успешной борьбе с коррупцией и иными видами преступлений может идти речь, если для государственных чиновников вера в Бога и долг служения Отечеству — не главное, и как следствие отсутствует нравственность, довлеют идолы материального стяжания, если их духовный уровень и мораль находятся на низком уровне?

Разумеется, есть и такой способ борьбы с коррупцией, как ужесточить наказания и поставить около каждого чиновника контролёра, а около контролёра ещё контролёра, а за ним ещё… Расточительная схема, но ведь ничего другого, в сущности, сегодня и не предлагается. Вероятно, потому, что в совесть чиновников не верит никто.

Подобные меры не следует исключать. Но, предлагая их, некоторые публичные деятели готовы рассматривать что угодно, кроме возрождения нравственности и духовности общества. О таких деятелях Спаситель сказал: «…слепые вожди слепых; а если слепой ведёт слепого, то оба упадут в яму».

Величайший полководец всех времён и народов, не потерпевший за сорок лет служения России ни одного поражения, русский генералиссимус Александр Васильевич Суворов в своей работе «Наука побеждать» писал для всех воинов Руси: «Молись Богу — от Него победа!». Ему же принадлежат хрестоматийные слова: «Какое счастье! Мы — русские, с нами Бог!». И Бог пребывал с русским народом во все века честного исповедания веры. Особенно это чувствовалось в грозные дни защиты Отечества, которых в истории России было немало.

Возвращаясь к вопросу об управляемости государственного аппарата, о совершенствовании системы управления, хотелось бы напомнить, что какие бы мы законы ни принимали, какие бы формы управления ни придумывали, никакая идеальная модель не поможет там, где в ключевых звеньях нет надёжных, совестливых людей, одухотворенных верой в Бога и любовью к Родине.

Если бы удалось отменить ленинский декрет и потребовать от всех служащих, гражданских и военных знания «Закона Божьего» и регулярной исповеди и причастия, то есть набирать государственный аппарат исключительно из грамотных и толковых верующих людей (по свидетельству общины и священников), случаи коррупции сами собой сократились бы в сотни или даже тысячи раз. И так мы смогли бы с уверенностью решать любые государственные задачи, не опасаясь, что бюджетные средства будут разворованы, а поставленные цели забыты или извращены.

Помоги нам Бог вернуть государству веру наших предков, а уж с другими задачами с Божьей помощью мы справимся!

http://rusderjavnaya.info/current.html#10_2008


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru