Русская линия
Известия.Ru Юрий Снегирев17.11.2008 

Русины проснутся и без крови отделятся от Украины?
В Закарпатье вот-вот появится новая республика

Подкарпатская Русь уже вовсю раздает паспорта (фото: Юрий Снегирев/"Известия")В минувшую пятницу в храм Христа Спасителя ворвались 12 милиционеров. Они выломали двери, подрались с настоятелем и сломали ему цифровой фотоаппарат. Вы скажете, что такого быть не может? Но храм находится в закарпатском Ужгороде! Стражи порядка искали следы заговора, практически государственного переворота. И причины у них были веские. Настоятель храма Христа Спасителя в Ужгороде отец Дмитрий Сидор возглавляет движение русин за восстановление своей исконной государственности. Сойм русинского народа уже поставил ультиматум: если до 1 декабря областная Рада не одумается и не признает государство русинов Подкарпатская Русь в составе Украины на правах автономии, то русины сами объявят себя полностью независимыми. По примеру Косово. Наш обозреватель оказался в самом центре борьбы за независимость русинского народа.

Четвертый славянский

Хорошо помню школьные уроки истории. И где жили западные славяне, южные и восточные. Среди восточных только три народа — русские, украинцы и белорусы.

— Был, был еще четвертый восточнославянский народ! — убеждает меня председатель областной партийной организации «Родина» и политического блока «Русиньска Родина» Петр Гецько. — Но Сталин вымарал все упоминания о нем. А после войны присоединил Подкарпатскую Русь (так здесь называют Закарпатье. — Ю. С.) к Украине. А мы, русины, между прочим, имели свою государственность еще за два года до образования СССР. И посему требуем, чтобы Россия, как правопреемница СССР, признала ошибочность сталинского присоединения.

Мы разговариваем с Петром в сырой и холодной трапезной еще недостроенного ужгородского храма Христа Спасителя. Здесь бьется сердце русинской государственности. А ее мессией является настоятель храма отец Дмитрий Сидор. Но он все время занят — носится с «мобилкой» в руках и дает ценные указания. Наконец, он нашел минутку для разговора с корреспондентом. С густой черной бородой и грозными сверкающими глазами он был похож на Малюту Скуратова.

— Как?!? Вы, русский человек, не знаете кто такие русины?! — насупил густые брови служитель культа, а по совместительству будущий президент Подкарпатской Руси. — Да мы тебя живьем закопаем в глину!!!

— Помилуйте, батюшка! Голову хоть оставьте! — я понимал, конечно, что это шутка, но так корреспондентов не встречают.

— Ладно, на первый раз прощаю. Но преступно не знать о существовании братского народа. Нас, между прочим, восемьсот тысяч из одного миллиона двухсот тысяч населения области. А по всему миру более трех миллионов! (Ради справедливости приведу официальные цифры: по последней всеукраинской переписи в Закарпатской области проживали 10 069 русинов.)

— Но по официальным данным… - засомневался было я.

— Врут твои официальные данные! Это Ющенко все переписал. Боится нас! А сам обещал перед выборами американцам, что нас признает автономией. Обманул! Вот даже областная Рада, где заседает всего один русин, большинством признала нас отдельным народом. А какой же народ без государства?

— А если не признают, что делать будете?

Отец Сидор посмотрел на меня с ленинским прищуром. Словно заработала рентгенустановка. В гробовой тишине священник произнес:

— А тебе зачем это? Напишешь, а это будет на руку нашим врагам. Не скажу тебе!!!
Памятуя обещание отца Сидора, спорить с ним не хотелось. Тем более что в углу висел настоящий русинский триколор с гербом, на котором стоял в боевой позиции карпатский медведь. Петр Гецько с небывалым воодушевлением напел мне государственный гимн, где русские братья упоминаются аж три раза! На пение выглянула охрана и, убедившись, что никакого насилия нет, скрылась за дверями. Потом Гецько показал мне новенькие русинские паспорта. Заламинированные цветастые бумажки с надписью «Легитимация». С паспортин на меня глядели суровые русинские лица 1940-х годов рождения. Стареет русинский народ!

— А как насчет денег?

— Мы хотели выпустить свои наличные «даки». Но потом передумали. У каждого русинского гражданина будет пластиковая карточка. Все расчеты по безналу. Может, в российских рублях, а может, еще в чем-то. Главное, в новом государстве не будет коррупции! Все гениальное просто! — продолжил рассказ Гецько.

За день до нашей встречи Петра попытались задержать два агента Службы безопасности Украины. Они взяли его за руки, а он чудом вырвался и убежал. Теперь Петр носу не кажет за пределы храма — сотрудники СБУ прогуливаются у церковной ограды и караулят апостолов новой веры в русинское государство, чтобы доставить их на допрос. На повестки ни Петр, ни его сообщники принципиально не откликаются.

— Украинская государственная машина на нашей земле нелегитимна! — заявляют они. — У нас свой трибунал есть. Только ему и подчиняемся!

Как по-русински будет «водка»?

То, что Петр не врал об украинской охранке, это я понял сразу, как только вышел из храма. У входа стояли «Жигули» с наглухо затонированными окнами. Рядом курили два типа в черных пальто. Один, с лысиной и усами, даже не попрощавшись с товарищем, отправился за мной вниз по Швабской улице. Я нарочно долго разглядывал витрины, заходил в банк, чтобы справиться о курсе гривны к свазилендскому лилангени. Лысый не отставал. Наконец, мне это надоело. С банкой пива я зашел в джинсовый магазин. Там, сделав неловкое движение, к ужасу продавщицы, слегка облил себя «Оболонью».

— Где тут у вас туалет? — я сделал невинные глаза.

Когда продавщица провожала меня «до витру», лысый все еще маячил у витрины. От туалета до черного хода был один только шаг. И я его сделал. Со студенчества не люблю хвосты…

А шел я в книжную лавку, где работает один из светочей русинского движения писатель Иван Петровций. Конечно, агенты прекрасно знали всех активистов поименно. Но не хотелось приводить их к нему.

В малюсеньком закуточке «Файной книги» («хорошей», значит. — Ю.С.) сидел писатель Петровций. Он написал семь книг на русинском языке. Одну из них про матерные частушки. Мат у русинов наш, русский. Сейчас пишет восьмую. И ищет спонсоров для ее издания — коммерция и здесь побеждает истинную культуру.

— Я в русинском движении с самого начала, с 1989 года! — начал писатель.

— А что, до 89-го русинов не было?

— Русины были всегда! Движения за наши права не было. Сначала русинская автономия существовала в составе Австро-Венгрии. После Первой мировой ее передали в Чехословакию. И там она равноправно благоденствовала наравне со Словакией вплоть до окончания Второй мировой.

— А на чьей стороне воевали русины?

— Ну раз в составе Чехословакии, значит, за чехов и словаков.

— За Гитлера?

— А куда им было деваться? Но речь не об этом. Новая украинская власть жестоко обманула русинов. Еще на референдуме 1 декабря 1991 года было наше волеизъявление о том, что, цитирую: «Закарпаття специальна самоуправляема территория и як субъект (международного права) в составе Украины.» Крыму автономию дали. А нам — нет! Тем самым была заложена бомба замедленного действия.

— А насколько богат и могуч русинский язык? Многие ученые утверждают, что он всего лишь диалект украинского…

— Брешут! Он и лексически, и фонетически отличается от украинского! Я уж не говорю о морфологии! Вот, например, часовщик по-украински — «годинник». А по нашему, по-русински — «часоуник». По-украински цветок — «квитка». А по-нашему — «косица».

— А горилка как будет (наша беседа проходила в маленьком кафе. — Ю.С.)? — и я указал на графинчик.

— «Палинка», — отчего-то смутился писатель.

— Так «палинка» это по-венгерски!

— Венгры пришли сюда с Урала и переняли название у нас! — уверенно заявил Петровций.

— Я вот час назад беседовал с вашим лидером отцом Сидором. Он меня закопать обещал…

— Не обращайте внимания. Он такой импульсивный. Я сам раньше был в оппозиции к нему. Но сейчас нам по пути. Надо разбудить русинский народ. И спокойно, без крови, отделиться от Украины. Как Чехия и Словакия.

— А вы уверены, что от этого русинам будет лучше?

— А как же?!!

— Ну, во-первых, без крови от Украины отделиться не получится (я не стал говорить писателю о своем хвосте). Во-вторых, Подкарпатская Русь сразу после своего самопровозглашения окажется в изоляции. С одной стороны, Евросоюз, где такие штуки не проходят. С другой — Украина.

— Но Россия должна нам помочь!

— Я не президент Медведев, но скажу, что даже русскую тушенку сбрасывать с самолета не получится — воздушное пространство будет закрыто.

Писатель крепко задумался, а я отправился в областную Раду, которой русины предъявили ультиматум.

Депутаты, ау!

Закарпатская областная Рада занимала весь пятый этаж бывшего обкома партии. Перед величественным серым зданием на огромном зеленом газоне отцветал старательно высаженный желтыми и синими ирисами герб самостийной Украины. Ветер по большей части уже унес лепестки, и герб выглядел облезлым. Как только я представился в приемной председателя Облрады, началось тайное движение.

— Председатель на выезде! — бодро отрапортовала секретарша.

— А заместитель?

— Поехал по районам!

— Ну, пресс-секретарь, на худой конец, или помощник…

— Есть помощник! — обрадовалась секретарша и попросила позвонить после обеда.

Помощник дал телефон какого-то чиновника по малым народностям, который наотрез отказался разговаривать с журналистом.

— Понимаете, я еще не вступил в должность, меня еще в Киеве не утвердили…

Я пошел по кабинетам в надежде встретить хоть одного завалящего народного избранника. Их здесь аж 90! Но депутаты или хорошо маскировались под клерков, или срочно уезжали в свои районы. Секретарши только разводили руками…

И так все три дня, которые я провел в Ужгороде. Как выяснилось позже, официальный Киев дал команду в упор не замечать русинскую проблему. Разве может государственный деятель обращать внимание на кучку сумасшедших? А заодно прошло указание местным информагентствам блокировать информацию о том, что происходит в Закарпатье на фронте борьбы за независимость. Особый упор делался на Крым. Зачем Киеву лишние волнения?

Скажу сразу: с одним депутатом, который попросил не представлять его, мне все же удалось поговорить по душам. Оказалось, не все так просто с русинской государственностью. Лидеры национального движения делают ставки не на пустом месте. Но об этом читайте здесь.

Гимн подкарпатских русинов
Слова А. Духновича

Подкарпатские русины,
Оставьте глубокий сон!
Народный голос зовет вас:
Не забудьте о своем!
Наш народ любимый
Да будет свободный!
От него да отдалится
Неприятелей буря.
Да посетит справедливость
Уж и русское племя!
Желание русских вождь:
Русский да живет народ!
Просим Бога Вышняго
Да поддержит русскаго
И даст века лучшаго!

Их разыскивает Служба безопасности Украины. Слева направо: Василий Паук, Ладислав Лецович, отец Дмитрий Сидор и Петр ГецькоСойм республики Подкарпатская Русь 25 октября принимает «Акт провозглашения восстановления русинской государственности». Закарпатской областной раде по сути был предъявлен ультиматум: если депутаты не признают Подкарпатскую Русь украинской автономией в составе Украины, то русины объявляют себя полностью независимыми. Наш обозреватель оказался в центре борьбы за русинскую государственность.

Все бегут, бегут, бегут…

Добирался я до Ужгорода на простой украинской электричке. Если бы жив был Гоголь, он написал бы еще одно бессмертное произведение об особенностях национального транспорта. Пока в одном закутке шли интенсивные споры о нравственности, плавно перетекающие в мордобой, рядом спокойно доедала вареное яичко старушка — божий одуванчик. Калеки всех мастей и просто попрошайки шастали по вагону, как на эстафете «Дружная семья». Контролеры уже пятый раз обходили вагон, собирая деньги за некупленные билеты. Подсел к бодрой бабушке с двумя внучатами. Разговорились — путь-то долгий.

Романия — так представилась пожилая женщина — возвращала внуков сыну в Ужгород после поездки по родственникам. А сама она давно не живет на Украине.

— Римские мы! — разоткровенничалась Романия. — Мы с сестрой посменно работаем домоправительницами в Италии. Зарплата? Ну, 1500 евро выходит. Да еще соцпакет. Да там пол-Италии наши, закарпатские.

Закарпатье и в советское время считалось чуть ли не заграницей — снабжение, контрабандные товары, курорты… На малюсеньком клочке земли сосредоточились сразу четыре государственные границы: польская, словацкая, венгерская и румынская. Как только рассыпался Союз и границы открылись — потекли закарпатцы, включая русинов, на заработки в Западную Европу. По пятницам и понедельникам на границу лучше не ходить: все дороги забиты «бусиками» (типа наших маршруток, только панъевропейского сообщения). Это приезжают на выходные гастарбайтеры из Италии, Испании, Венгрии и Австрии. Те, кто не уехал на заработки, тоже без дела не сидят. По украинским паспортам с местной пропиской можно без визы углубляться в Евросоюз аж на 50 километров. Вот и везут старушки и старички в Европу сигареты и дизтопливо (в руках можно пронести одну канистру и один блок сигарет). Имеют долларов по 20 с каждой вылазки. А обратно на Украину экспортируют (вы не поверите!) сало и колбасу. С некоторых пор, как экономикой стали управлять «оранжевые», европейская мясная гастрономия стала дешевле отечественной.

Утечка рабочих рук на Запад коснулась не только мужского населения Закарпатья. Интердевочки в гостинице, где я жил, скажем прямо, не отличались красотой и молодостью. Охранник растолковал мне эту метаморфозу:

— Молодухи все уехали к вам, москалям, и на Запад. А эти дивчины — домохозяйки. Пока мужья горбатятся в Венгрии, они тоже копейку в дом зарабатывают. Чтоб простоя не было!

Но из Закарпатья не только уезжают. Каждый год сюда прибывает, по оценке русинов, не менее 100 тысяч нелегалов из Африки и Юго-Восточной Азии. Они живут в подвалах и на заброшенных фермах. А потом группами перебегают границу. Их ловят и отправляют обратно в Закарпатье, в лагерь под Мукачево. Евросоюз даже платит Украине за это деньги. Но нелегалов от этого меньше не становится.

Я всегда считал, что западные области Украины дружно голосовали за «оранжевых». Оказалось — нет! В Закарпатье все, с кем я встречался, дружно клянут Ющенко. Хотя достается и Януковичу.

— Так больше жить нельзя! — заявил мне Андрей, владелец шиномонтажа. — Там, в Киеве, совсем опупели! Который месяц без власти! А налоги дерут!

И на фоне всеобщего недовольства зазвучал старинный гимн Подкарпатской Руси: «Подкарпатские русины, оставьте глубокий сон!» Самое время для развала страны. А тут еще экономический кризис и привозное сало… Российские политологи часто утверждают, что политические процессы на Украине идут почти как в России, но с запозданием в 10−15 лет. Если этому верить, то еще впереди «Белый дом», танки в Киеве и прочие ужасы смутного времени.

Интервью из подполья

На следующий день после мой встречи с предводителем русинских «повстанцев» отцом Дмитрием Сидором в храме Христа Спасителя должны были состояться выборы правительства Подкарпатской Руси. Это я узнал под большим секретом, клятвенно пообещав, что опубликую эту информацию уже после выборов. Поэтому следующую встречу мы назначили на вечер. Но планам отца Сидора не суждено было сбыться. Сразу после утренней службы в храм ворвались милиционеры.

— Это они меня искали, — расскажет мне потом один из идеологов движения, председатель партии «Подкарпатская Русь» Петр Гецько. — А я в это время был в конспиративном месте.

Милиционеры взломали двери, обыскали помещения. На защиту православия встал могучий отец Сидор. Он одной рукой пытался заснять фотоаппаратом милицейский беспредел, а другой — отбивался от захватчиков. Пришлось пожертвовать фотоаппаратом — милиционеры разбили его, а батюшку трогать не стали. Так и ушли ни с чем. Выборы органа самоуправления не состоялись. Телефоны всей верхушки русинского движения в целях конспирации были выключены. «Повстанцы» легли на дно. Но я все же сумел поговорить с Петром Гецько в это неспокойное для русинов время.

— Мы не хотим гражданской войны и кровопролития! — заявил он мне из подполья. — Но после тех репрессий, которым вы были свидетелем, у нас нет другого пути, как провозгласить себя независимой республикой. С Украиной нам не по пути. Общих исторических корней у нас нет. Эта земля была наша, пока мы ее не потеряли по воле Сталина. А потом была насильная украинизация. Нас даже за народ не признавали. Писали в паспортах — украинец и все! А как Украина пограбила нас за годы советской и антисоветской власти! Сколько буковых лесов повырубили! Изменился климат! Обмелели реки! Почву смыло дождями. А все курорты и лакомые кусочки земли купили господа из Киева. Мы тут калькуляцию провели. Украина в качестве компенсации должна выплатить русинам 20 миллиардов евро. Цифра точная.

— На что жить будете, если отделитесь? Пока компенсация придет…

— А трубопроводы на что? «Уренгой-Помары-Ужгород» — две трубы. Да еще «Дружба». Да еще Польша-Румыния. Каждая ветка по 200 километров. Если брать за транзит деньги, то жить можно! Потом туризм. У нас 14 замков. Водопады и минеральные источники. Швейцария — да и только!

— Ну, а если Евросоюз вас не признает? — мои сомнения — дань уважения к подпольщику. Ясно и так, что не признает.

— Как это? Да мы уже с венгерскими депутатами приватно встречались. И Словакия тоже не против. Ведь там видят, что украинские власти планомерно уничтожают русинов. Вот следующий съезд бандеровцы обещали провести у нас, в Ужгороде. Угрожают нам. В Киеве завели на нас уголовные дела. А мы все 17 лет пытаемся парламентским путем отстоять право на автономию. По последней информации, бандеровцы готовят страшную провокацию: взорвут трубопроводы, а свалят все на нас. Поэтому мы будем требовать введения в Подкарпатскую Русь сил быстрого реагирования Евросоюза и Российской Федерации. Только тогда все смогут спать спокойно.

Трубопроводы — это серьезно. Это наши с вами денежки. Это не только яхты «бизнесов», но и пенсии и пособия для малоимущих. А действительно, рванут «Дружбу» — и весь мир обернется к проблеме русинов! И замерзающая Европа, и греющая ее Россия. А русинам этого и надо. Вот оно — секретное оружие Подкарпатской Руси!

Нет у революции начала…

В самом конце Православной набережной (бывшей Московской. Хорошо хоть Дудаевской не назвали. А что, во Львове, да и на всей Западной Украине в каждом городе есть улица Дудаева.- Авт.) напротив областной прокуратуры стоит Покровский собор. Его построили в 1930 году русские эмигранты в память о погибших в Первую мировую соотечественниках. Настоятелем там отец Николай. Я застал его, когда он облачился в штатский костюм и собирался после службы домой. О проблеме русинов мы с ним проговорили чуть ли не час.

— Да нет такой проблемы! — убеждал меня отец Николай. — Закарпатье это такая многонациональная область. И разницы между русином или украинцем я лично не вижу никакой. Кроме того, здесь исторически проживают другие народности. И гуцулы, и даже цыгане. Так что — всем отделяться?

Про гуцулов не скажу — я их не видел. А вот цыган здесь великое множество. Они совсем не такие, как у нас в России. С глупостями всякими на улице не пристают. Ходят тихо по городу, роются в помойках. Или сидят в уголке — милостыню просят. И совсем не думают об отделении.

— Я не знаю, что думает по поводу русинской государственности наш владыка отец Федор. Как он терпит, что в кафедральном соборе происходят такие странные вещи. Знаю лишь то, что священник должен служить. А политик заниматься политикой. И совмещать одно с другим не след.

Я уже писал, что в Закарпатской областной думе, которой, собственно, предъявили ультиматум русины, я не смог встретиться ни с одним депутатом — все бегали от московского корреспондента как от огня. Но один отважный депутат все же согласился на разговор. При условии, что я не буду называть его имя даже на Страшном Суде. Скажу лишь, что по национальности он не русин. А наоборот — стопроцентный украинец.

— И русинов, и нерусинов «прокатила» киевская власть еще в 1991 году. Тогда был референдум, на котором стояло два вопроса: «за самостийную Украину» и «за самоуправляемую территорию (автономию) русинов». 78 процентов населения Закарпатской области проголосовали «за» то и другое. Но Верховная рада ратифицировала решение по первому вопросу, а второй проигнорировала. Но референдум был из двух вопросов. Поэтому на данный момент чисто юридически наша область не имеет никакого отношения к Украине. Если копнуть дальше, то, когда Сталин по итогам Второй мировой войны присоединил Закарпатье к Украине, делегация русинов прибыла в Кремль, чтобы просить о создании 16-й республики в составе СССР. Сталин их не принял. И быстро провел «липовый» референдум о присоединении Закарпатья к Украине. Тогда еще шли боевые действия, и результаты этой «липы» в любом случае нелегитимны! Но русины были и есть, пусть всего 10 тысяч человек назвали себя русинами. И мы обязаны с этим считаться.

— В Киеве во всем этом видят «руку Москвы"…

— Это „рука Киева“! Я вам открою маленький секрет. Нынешний глава администрации президента Ющенко Виктор Балога уроженец этих мест, русин по национальности. Только с его подачи начались русинские выступления. Всего я вам сказать не могу, но это выгодно Балоге. Он преследует свои цели. Среди них нет создания Подкарпатской Руси. У вас в истории был поп Гапон. Здесь нечто похожее…

— Как депутаты прореагируют на ультиматум русинов? 1 декабря не за горами…

— 15 депутатов из нашей фракции уже перекупили… Если голосование и будет, то его исход неочевиден. Сидеть и не замечать проблемы — не выход. Я про себя скажу: надо дать русинскому народу самоуправление. Хотя бы для того, чтобы народ успокоился. Замечу: ни о каких выходах из состава Украины речь не идет!

…Когда я вернулся в Москву, мне позвонил с чужого телефона Петр Гецько:

— Юрий! Директор Службы безопасности Украины Валентин Наливайченко в прямом эфире пообещал пересажать всех наших активистов. В связи с откровенным террором против русинов со стороны украинской власти принято решение, что на днях мы объявим себя независимыми. Не дожидаясь 1 декабря!

Революция продолжается…

На фото:
1. Подкарпатская Русь уже вовсю раздает паспорта (фото: Юрий Снегирев/"Известия»)
2. Их разыскивает Служба безопасности Украины. Слева направо: Василий Паук, Ладислав Лецович, отец Дмитрий Сидор и Петр Гецько. Их вина в том, что они осознают себя русинами (фото: Юрий Снегирев, «Известия»)

http://www.izvestia.ru/special/article3122515/
http://www.izvestia.ru/special/article3122548/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru