Русская линия
KM.Ru Юрий Филатов07.11.2008 

В Москве устроили гонения на православных

4 ноября, в день, который является в России двойным праздником — государственным (и потому вполне светским) Днем народного единства и одновременно Днем Казанской иконы Божией матери — в Москве был запрещен и фактически сорван православный Крестный ход по Бульварному кольцу столицы. Запрещен — даже несмотря на то, что организаторы заблаговременно подали в московскую мэрию уведомление о своем намерении отметить этот двойной для нашей страны праздник Крестным ходом и помолиться о России. Вот как описал KM.RU то, что произошло вчера в районе Пушкинской площади (где должно было стартовать православное шествие), один из участников «запрещенного» Крестного хода, который пожелал остаться неназванным:

— Еще за пару дней до 4 ноября стало ясно, что Крестный ход в Москве стараются любым способом сорвать. Сначала во множестве храмов появились уже распространявшиеся ранее листовки о Крестном ходе, на которых фломастером было написано: «Отменяется». Такие же объявления расклеивали у храмов. Один из организаторов мероприятия Г. Сальников был вызван в ГУВД, где ему в устной форме сказали, что в проведении шествия отказано, и предписано было проводить крестный ход во дворике стоящего неподалеку храма. Это прозвучало как откровенное издевательство: дворик может вместить от силы человек сто-двести. Что же касается «запретов», то, как говорят юристы, Крестные ходы под категорию «митингов и демонстраций» не подпадают и никакому «согласованию» не подлежат. Тем не менее, первые люди, как и в прошлом году, начали собираться на Тверском бульваре уже в начале второго. И в метро, и на площади ко всем заподозренным в принадлежности к православию подходили сотрудники милиции, и сообщали, что «крестного хода не будет, а вы шли бы отсюда подобру-поздорову молиться вон в тот храм». Очень многие, привыкшие верить милиции, этому вранью верили и поворачивали назад.

На Пушкинской площади по обе стороны расположились колонны военных машин, не менее тысячи милиционеров, толпы дружинников, дюжие ОМОНовцы с собаками и оперативники в штатском. Чувство такое, что в городе — чрезвычайное положение и никому ничего не разрешат. Но нет: у подземных переходов толпились люди, зазывавшие публику на «митинг-концерт» «России молодой». Другие предлагают по 300 рублей за присутствие на митинге Жириновского. Но получается не очень: на отгороженном для ЛДПР сквере за памятником Пушкину народу даже вместе с наемной массовкой — от силы сотни полторы.

Тем временем, в начале Тверского бульвара наиболее решительных и недоверчивых участников Крестного хода набирается минимум вдвое больше. Подходят десятки молодых ребят от «Народного Собора», казаки, спортсмены — «группы обеспечения порядка» на случай провокаций. Дезинформацию милиции уже не слушают. При этом поведение православных кардинально отличается от политических массовок: оно в высшей степени организованное и не провокационное. Попав в явно неподготовленную ситуацию, милиция начинает нервничать. Первый инцидент происходит здесь же, на пешеходном переходе: несколько милиционеров под руководством майора и капитана атакуют группу мужчин, несущих большую старинную икону Казанской Божьей Матери, специально присланную на Крестный ход одним из московских храмов. Икону вырывают из рук, мужчин пытаются оттащить и задержать, но тут же от толпы подбегает несколько фотографов и принимается это фотографировать. И это останавливает милиционеров.

Тем временем еще пара сотен верующих подходит со стороны храма, и число участников возрастает до 400−500 человек. Среди них — вице-президент «Бородино-2012» Г. Сальников, руководители «Народного Собора» О. Кассин, В. Хомяков и А. Лапин, глава «Народной защиты» В. Сергеев, Д. Володихин (ЛФГ «Бастион»), известный русский православный писатель В. Крупин, А. Степанов («Русская линия»), В. Аверьянов (руководитель проекта «Русская доктрина») и другие. В толпе немало казаков в форме, в том числе — прибывших с Украины на «Конгресс соотечественников» и представители монархических организаций. Позднее подходят на помощь ребята из «Черной сотни». Главу их — А. Штильмарка тут же задерживают, но вскоре, поняв, что задерживать не за что — отпускают.

Между тем, после краткого молебна, Крестный ход направляется по Тверскому бульвару. По бокам вдоль аллеи несется аллюром вызванная сотня ОМОНовцев. За новым МХАТом они выстраивают кордон. Крестный ход останавливается. ОМОНовцы — здоровенные ребята в бронежилетах, вооруженные дубинками и баллончиками со слезоточивым газом — словно ждут повода, чтобы начать «действовать, как учили». Позади — группа оперативников в штатском и милиционеры с собаками, обученными разгону демонстраций. Некоторые горячие головы обрушивают на строй милиционеров упреки и проклятия, но особенно достаётся мэру, московскому правительству и руководству ГУВД, которых именуют не иначе как «нехристями». Иные призывают пробиваться, но организаторы из «Бородино-2012» и «Народного Собора», действуя весьма решительно, успокаивают людей, объясняют, что столкновения нам не нужны, ОМОН выполняет незаконный приказ, а виновен тот, кто его отдал. Во избежание возможных провокаций, организаторами было принято решение поставить между православными и милиционерами строй казаков.

Наконец удается найти старшего среди тех, кто преградил путь Крестному ходу, и вступить с ним в переговоры. Видно, что командующий кордоном полковник В. Епифанцев, как и многие из ОМОНовцев, сам далеко не в восторге от того, что его заставили делать. Ссылается на приказ, озвученный на утренней планерке в ГУВД своим начальником — генералом Козловым. Письменного решения о запрете крестного хода никто предъявлять не собирается. При этом ни начальника ГУВД, ни кого-либо из мэрии найти невозможно, а мэр Лужков укатил к своему бывшему заму Шанцеву в Нижний Новгород, где, кстати, Крестный ход на «Казанскую» проводится регулярно. Тогда участники Крестного хода предпринимают нечто нестандартное: перед строем ОМОНа выставляют икону «Казанской», сотни людей опускаются перед нею на колени и начинают молиться за Россию и единство ее народа. Зрелище — полный «театр абсурда»: люди, которым, по сути, запретили чиновничьим решением исповедовать свою веру, коленопреклоненно молятся на морозце перед иконой Богородицы прямо перед строем здоровенных «правоохранителей», вышедших против них в бронежилетах, с дубинками, собаками и слезоточивым газом. Разумеется, все происходящее снимают многочисленные российские и зарубежные фотографы, а также камеры от «Первого канала», «ТВ-центра» и канала «Звезда». Весь вопрос — разрешат ли им эти кадры показать в эфире.

Тем временем, в ста метрах позади омоновского ограждения, формируется второй кордон — на сей раз из милиционеров-срочников. Внезапно ОМОНовцы, уставшие позировать перед телекамерами в столь позорной роли, организованно отходят, подставляя негодованию и упрекам православных этих 18-летних пацанов. И все повторяется снова: упреки, уговоры, коленопреклоненная молитва за Россию. Видно, насколько тяжело дается мальчишкам из оцепления отведенная им роль. Один, не сдержавшись, зло шепчет соседу: «Да-а, зашкварили нас по полной программе!» Кто бы сомневался. А ну как вывесят в Интернете фото, да дойдет оно до верующей мамы в деревню, и узнает она, как ее сын в Москве «Родину защищал» — от Крестных ходов. В общем — мерзость творимого властями ощущалась почти физически.

Между тем, прибыла еще рота пацанов, а ОМОн собрался позади них в большом количестве, часть — в надетых касках и бронежилетах, подогнали несколько автозаков. Стало совершенно ясно, что принято решение разгонять Крестный ход в максимально жесткой форме — с применением всех сил и средств, и что руководству столичного ГУВД плевать не только на возможные жертвы, но и на политические последствия, когда фото окровавленных старушек с иконами появятся в зарубежных СМИ. Чувствовалось присутствие чьей-то злой начальственной воли, во что бы то не стало решившей Крестного хода на «Казанскую» в Москве не допустить. И тогда организаторы приняли единственно возможное решение — чтобы избежать жертв, увести Крестный ход обратно по Тверскому бульвару. Проходило это в тесном окружении ОМОНа, причем при переходе улицы несколько оперативников в штатском, внезапно выскочивших из-за строя, схватили и утащили в автозак вице-президента «Бородино-2012» Г. Сальникова. Наблюдавшие все это казаки, приехавшие из Украины на Конгресс соотечественников, в шоке от увиденного: «Рассказать у нас, что Лужков у себя в Москве с православными вытворяет — ведь не поверит никто!» Мы соглашаемся — ведь мы и сами до сего дня в подобное не верили.

Все дальнейшее происходит в помещении и во дворе храма, со всех сторон оцепленных милицией — служба в храме, небольшая братская трапеза. Но кроме этого, насколько мне известно, произошло еще несколько событий. Две группы верующих — по нескольку десятков человек в каждой, сумели-таки просочиться дворами и продолжили Крестный ход. Одна из них благополучно обошла с иконой «Казанской» московский Кремль. Другая же, численностью около 50 человек, которая несла один только православный крест, была на набережной атакована милицией и 13 человек из нее задержали.

А несколько десятков молодых участников Крестного хода из московской региональной организации «Народного Собора» отправились в храм молиться о даровании Москве православной власти. Весьма вероятно, эта инициатива после того, что произошло в столице 4 ноября, будет поддержана многими православными москвичами, и это крайне серьезный сигнал для Лужкова. Ведь он, разрешая в центре Москвы шествия католиков-ирландцев, публичные празднования иудеев-хасидов, празднование сатанистами заморского Хэллоуина, единственный из всех мэров российских городов запретил вопреки всем законам в Москве Крестный ход на «Казанскую». Не позавидуешь и генералу Козлову, а также — руководству московского ГУВД, устроившим в столице в День Народного единства настоящую политическую провокацию, да еще с применение насилия и использованием служебного положения.

KM.RU попросил оценить то, что сделали с Крестным ходом на «Казанскую» московские власти, одного из организатором православного шествия, координатора Движения «Народной собор» Олега Кассина:

— Нагнали милиции такое количество, будто немцев под Сталинградом пытались остановить. Впервые наблюдал такой вопиющий разгон мирного православного шествия. Дошло до того, что верующих вечером хватали на улице и тащили в отделение милиции. Это вопиющее безобразие, какой-то беспредел. Как будто возвращаются времена Нерона — гонений на христиан.

— Как вы оцениваете действия московских властей?

— Кроме возмущения трудно испытывать какие-то другие чувства. Потому что Крестный ход — это не политическое мероприятие. Да и никаких лозунгов у нас не было. Мало того, надо иметь в виду, что это был Крестный ход в День Казанской иконы Божией матери, который свободно проводится в России на протяжении нескольких столетий. Такой Крестный ход проходит в очень многих городах России. Даже в Татарстане Минтимер Шаймиев его разрешил. А вот московские власти — взяли, да запретили. Хотя мэрия заранее была уведомлена о наших намерениях. А крестные ходы, как известно, не подпадают по «русские марши» и прочие политические мероприятия, и потому на них не надо получать разрешение — мы просто уведомили власти о готовящемся Крестном ходе. Да и как можно нашему человеку запретить идти по улице и читать молитву?

— Намерен ли «Народный собор» и другие организаторы Крестного хода — быть может, во взаимодействии с Русской церковью — предпринять что-либо в связи с действиями московских властей?

— Мы будем встречаться с представителями Церкви и обсуждать эту ситуацию. И все-таки попытаемся найти варианты решения этого вопроса — чтобы в следующем году Крестный ход на «Казанскую» прошел организованно, при совместной поддержке Церкви и светской власти. Потому что уже второй год наблюдаются недоразумения. Мэрия говорит, что она, мол, крестные ходы не разрешает, разрешает только политические шествия и митинги. А крестный ход, мол, это прерогатива Церкви. А Церковь, в свою очередь, говорит, что мы сначала должны добиться разрешения у мэрии, а потом, мол, крестный ход получит церковное благословение. Вот такая своего рода правовая коллизия, которая приводит к тому, что в большой православный праздник происходят такие скандалы. Мы сделаем выводы. Наша правовая служба проанализирует действия московских властей. Сейчас я пока не готов говорить о тех действиях, которые мы будем предпринимать. Проанализируем, проведем еще раз переговоры с представителями Церкви. Думаю, мы будем искать пути решения этой правовой коллизии.

Справка KM.RU
«Мы с иконами и хоругвями остановились перед оцеплением и в течение полутора часов пели тропари иконе Казанской Божией Матери и молились Пресвятой Богородице, — свидетельствует еще один участник Крестного хода главный редактор ИА „Русская линия“ Анатолий Степанов. — В это же время велись переговоры с милицейскими чинами, которые заявляли, что Крестный ход запрещен властями Москвы, поэтому никакого дальнейшего движения не будет. Таким образом, власти Москвы не позволили русским православным людям в святой день Казанской иконы Божией Матери и освобождения Руси от польского нашествия освятить Москву».

http://news.km.ru/v_moskve_ustroili_goneniya_na_pr


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru