Русская линия
Завтра Игорь Бойков,
Игумен Евстафий (Жаков)
24.10.2008 

Игумен Евстафий: «Сталин был верующим…»

Сталин теперь — в одной из церквей. В той, что за Стрельной, близ Петербурга. На иконе. В своей простой шинели, в какой его запомнили миллионы советских людей, смотрит на вас задумчивыми и глубокими глазами из-под густых бровей. Рядом с ним святая. Матрёна Московская с нимбом вокруг головы осеняет красного цезаря крёстным знамением.

«Блаженная Матрёна Московская благословляет вождя». На этом образе соединилась воедино разорванная в XX веке и кровоточащая нить русской истории. Сталин и церковь. Советская власть и русская традиция. Вера Христова в красной России. Наверное, такая икона нужна именно сейчас, когда враги, выжигающие саму память о советской стране, пытаются привлечь себе в помощники и церковь. Прочитав роман «Мать», Ленин назвал эту книгу нужной для дела революции. Так же и этот образ Блаженной Матрёны Московской, написанный Ильёй Пивником, — для православных он нужный.

Игумен Евстафий (Жаков), настоятель храма Святой равноапостольной Великой княгини Ольги, в котором сейчас находится образ с изображением Сталина, очень уважаемый прихожанами священник. Ранее в церкви в Знаменке, настоятелем которой он был тогда, появилась икона Св. Евгения Родионова — русского солдата, убитого чеченцами в плену за отказ снять себя нательный крест и отречься от веры — один из первых образов этого новомученника в России. В апреле 2003 года, когда лидер запрещённой ныне НБП Эдуард Лимонов ожидал приговора в саратовской тюрьме, отец Евстафий собирал среди прихожан подписи в поддержку русского писателя. Многие петербургские национал-большевики потянулись в этот храм, в котором они были услышаны и поняты.

Мы встретились с игуменом Евстафием 4 октября. В 15-летнюю годовщину рокового расстрела Верховного Совета. Тогда, в тот ясный, но холодный московский день, на баррикадах на Горбатом мосту вместе плечом к плечу стояли все, кому была дорога Россия: коммунисты и монархисты, советские офицеры и казаки, священники и атеисты. И сквозь реющие на ветру красные и чёрно-золото-белые стяги проглядывали хоругви. В тот день были едины в своих жертвах и страданиях все честные русские люди.

Я верю, что главный день русского единения нам ещё предстоит встретить…

«ЗАВТРА». Отец Евстафий, а как вообще возникла идея создать такую икону?

о.ЕВСТАФИЙ. Вы знаете, у нас в России полководцы часто благословлялись монахами, блаженными, юродивыми. Вот, например, преподобный Сергий Радонежский благословил полководца Дмитрия Донского на битву. И битва была выиграна. То же самое произошло в Москве осенью 41-го года. Блаженная Матрёна приняла у себя очень озабоченного положением в Москве вождя Сталина. И успокоила его, сказала: «Ты один останешься в городе. Всех отправляй, город не сдавай. И не сдашь». В этом нет ничего странного. Святые люди всегда благословляли воинов, вождей. На этом стояла, стоит и будет стоять Россия. Здесь нет никакой выдумки. На этой иконе отражение того святого пути, который прошла Матрёна Московская, в том числе и благословив вождя на победу.

«ЗАВТРА». Но ведь Сталин был атеистом.

о.ЕВСТАФИЙ. А откуда вы знаете?

«ЗАВТРА». Он возглавлял атеистическое государство.

о.ЕВСТАФИЙ. Мало ли кто что возглавлял. Я больше верю двум Патриархам — Сергию и Алексию I. Они считали совершенно определённо: Сталин был верующим человеком. Во всяком случае, я гораздо больше доверяю им, чем всем этим либералам и демократам.

«ЗАВТРА». Скажите, а как на появление такой иконы отреагировало руководство епархии?

о.ЕВСТАФИЙ. Вы знаете, у нас мудрое руководство епархии. Оно должным образом оттеняет тот факт, что эта не икона, прославляющая Сталина. Это образ святой Матрёны Московской. А Сталин — это один из тех людей, кого она благословила. Она благословляла многих. Были среди них и один известный архитектор, и известный композитор тех лет. И Сталин был. Так что в этом нет никакого криминала с точки зрения богословия.

«ЗАВТРА». Имя Сталина сейчас оболгано, предано анафеме. На него вылили ушаты грязи. Как вы считаете, историческая справедливость когда-нибудь восторжествует? Будет это имя у нас когда-нибудь официально оценено по достоинству?

о.ЕВСТАФИЙ. Вы знаете, вот когда издохнут все эти пигмеи и моськи, которые имеют свой заказ или интерес, тогда очиститься атмосфера. Да, так и напишите обязательно: именно издохнут! И вокруг Сталина, наконец, начнётся почитание. Речь не идёт о его канонизации. Речь идёт именно о почитании великого вождя и руководителя, спасителя страны. Но это будет ещё не очень скоро.

«ЗАВТРА». Сейчас в России строят церкви, по телевидению регулярно выступают священнослужители, а наше общество всё глубже и глубже проваливается в бездну пороков. Что это: парадокс?

о.ЕВСТАФИЙ. Это такой же парадокс, как и всякая борьба. Борьба всегда — парадокс. Потому что сталкиваются противоположные силы. Причём то одна, то другая одолевает. То одна, то другая становится сильнее. Но та сила, за которой стоит Господь, — эта сила в конечном счёте самая победоносная. И то, что мы наблюдаем сейчас, не более чем временно.

«ЗАВТРА». В советское время у нас была вроде бы атеистическая страна, но уровень нравственности и общественной морали был несравнимо выше, чем сейчас. Да, теперь религию никто официально не отменяет и не борется с ней. Но при этом духовное состояние народа всё хуже и хуже.

о.ЕВСТАФИЙ. Речь идёт о политической воле. А политическая воля то угодна Богу, то неугодна. Вот вы говорили о советской стране. Там была политическая воля. Может быть, она была в чём-то отрицательной. Но она сдерживала многие пороки. Например, тогда никто даже не слышал о добрачном сожительстве жениха и невесты…

«ЗАВТРА». А сейчас это бич современной русской молодёжи…

о.ЕВСТАФИЙ. Да. Тогда ещё педерастов сажали. Смертная казнь была, что очень хорошо. Это всё проявления политической воли. Кстати, это остатки. Остатки того, что сделал Сталин. Это его политическая воля, всё ослабевая в годах, тем ни менее, ещё имела силу. После того как ушла эта страна, ослабла эта политическая воля, началось безвременье. Но я ожидаю, что сейчас мы всё-таки сможем сейчас видеть рождение другой политической воли, которая будет во многом христианской, во многом православной. И в то же время сдерживающей так, как любая воля руководителя может сдержать отрицательные тенденции, возникающие в той или иной части нашей страны. Поэтому давайте ждать эту новую волю. А сейчас пока что безвременье, смутное время. Но оно заканчивается.

«ЗАВТРА». И закончится скоро?

о.ЕВСТАФИЙ. Нет, не скоро. Но тенденции к окончанию безвременья я просматриваю. Нельзя сделать всё сразу. Тем более, после того, что натворили эти выскочившие, как джины, из бутылки, антирусские, антипатриотические элементы. А им ведь удалось многое! Но настанет время, когда их влияние сойдёт на нет.

«ЗАВТРА». Ещё один острый вопрос, отец Евстафий. В советское время у нас, хоть и не все являлись членами КПСС, но почти все прошли через пионерию и комсомол, говорили, что они за Советскую власть, за коммунизм. А потом, в 90-е, множество людей начало надевать кресты, ходить в церкви. Что это: истинное обращение или дань моде? Или просто многие миллионы отчаявшихся людей искали себе какого-то спасения?

о.ЕВСТАФИЙ. Это всё. И протест, и дань моде, и своеобразная истерическая реакция, и, наконец, реакция людей, освобождённых от духовного гнёта. Те элементы были нежизнеспособными, и они отпали сами собой. А вот та молодёжь, которую я вижу в церквях сейчас, это другие люди. Это не бабушки и не дедушки — это просто другие люди. Те самые, которые уже православие воспринимают как что-то родное, как что-то своё. Хотя, может быть, они во многом очень далеки от истинной веры. Но тем не менее, интерес к православию и восприятие православия как родного и своего — это ведь тоже начало пути к истине.

«ЗАВТРА». Сейчас молодёжи обращается больше?

о.ЕВСТАФИЙ. Да, намного больше! Вы знаете, у молодёжи сейчас очень осмысленное отношение к церкви как к инструменту благосостояния страны, благосостояния семьи. Те, кто идут в церковь, чтобы венчаться, считают, что это то скрепление семейных уз, которое не достигается простой регистрацией брака.

«ЗАВТРА». Но многие из тех, кто приходят венчаться, делают это скорее формально, без глубинного осмысления таинства. Возможно, до венчания, они пару лет просто прожили вместе.

о.ЕВСТАФИЙ. Нам не важно, откуда ты пришёл. Нам важно, куда ты идёшь. Сожительствовали — и сожительствовали. А потом перестали сожительствовать и просто обвенчались. Мы все идём из тёмных областей, в которых греха немало. Но мы идём к свету.

«ЗАВТРА». А как, на ваш взгляд, современная Россия может ответить на глобальные вызовы XXI века? На глобализацию? На культ потребительства, который, расцветая в мегаполисах, поедает людские души? На духовное обнищание и оскудение многих наших сограждан? Вызовы очень серьёзны.

о.ЕВСТАФИЙ. Так Россия уже отвечает. Кто друзья России? Это армия и флот. Крепкая армия и крепкий флот — это уже ответ. Если мы видим, как хорошо устроена оборона страны, как великолепны корабли, если мы видим, как замечательно стреляют пушки новейших поколений, то люди гордятся этим. В такой гордости за свою страну, где постепенно строится мощная держава, и рождается этот ответ.

«ЗАВТРА». Вы всё же считаете, что у нас строится мощная держава?

о.ЕВСТАФИЙ. Да, строится. Не знаю, правда, насколько мощна она сейчас, но она строится. И в этом, опять-таки, я вижу политическую волю. Ведь можно было бы не защищать Южную Осетию, скажем. Но наши политические деятели — не просто волевые люди. Они порядочные люди. И их порядочность — тоже пример. Пример того, как не надо быть жалким, как не надо быть эгоистом. Очень много значит сила примера. Если армия и флот будут устроены здорово, то многое изменится в нашем обществе. И конечно, своё обычное место занимает церковь. Это не новое и не старое место. Это просто обычное место. Это такой живой родник, где можно многое почерпнуть и узнать, многое переоценить.

«ЗАВТРА». Церковь сейчас стремится занять то положение, которое она занимала в России до 1917 года.

о.ЕВСТАФИЙ. Ну и что же! Пусть стремится. Чем больше монастырей и церквей, тем лучше. Монастырь — это хозяйственная единица. Там работают люди, которые бы без монастыря могли бы и не выжить, спиться. А там им есть и работа, и место, где можно жить. Монастырь — это такая хозяйственная единица. И нужно, чтобы их было всё больше и больше.

«ЗАВТРА». Единство религии способно консолидировать православные народы? Пример Грузии, да и Молдавии тоже, даёт обратный пример.

о.ЕВСТАФИЙ. А вы не путайте церковь с оголтелой политикой. Потому что политика — это явление одного порядка. А церковь — это проникновенное, глубинное и вечное. Политики уходят, а церковь всегда остаётся. Я думаю, что на уровне церковном Грузия и Россия ни в коем случае не враги. Они друзья. Хотя политики пытаются поссорить православные народы.

«ЗАВТРА». Но ведь история Грузинской православной церкви в XX веке — это история её откола и отделения от Русской Православной Церкви. При Сталине ей удалось добиться автокефальности. Вряд ли такой шаг был направлен на достижение православного единства.

о.ЕВСТАФИЙ. А что плохого в автокефальности? Ничего плохого в этом нет. Автокефалия — это просто особенность административного управления. А единство — это Евангелие, это Господь, это устроение церковной жизни. Есть единство. Автокефалия и автономия — это скорее канцелярский, бюрократический феномен.

«ЗАВТРА». А были ли примеры того, чтобы кто-то из грузинских иерархов и священнослужителей в дни войны произнёс слово о том, что православные русские люди им не враги, что их с нами стравили политики?

о.ЕВСТАФИЙ. Уверен, что таких примеров было много. Но я просто не бывал там, где такие примеры можно наблюдать. У нас в Петербурге есть грузинская церковь. Там грузины были очень расстроены происходящим. Но, тем ни менее, они относились к русским людям с чувством неослабевающего братства и ни в чём не винили своих единоверцев.

«ЗАВТРА». Однако никто из известных представителей грузинской диаспоры с такими заявлениями не выступал. Напротив, Вахтанг Кикабидзе и Олег Басилашвили делали антироссийские заявления.

о.ЕВСТАФИЙ. Это артисты, а артисты нередко лжецы. Они держат нос по ветру. Зачем равняться на лжецов?! У них профессия — лгать, притворяться, играть роли. Вот, например, вам артистка скажет, что любит, а на самом деле она притворяется, играет роль, тренируясь на вас. Я, может, утрирую, но от этих людей не приходиться ждать правды. Их специальность — это удачно сыгранная ложь.

«ЗАВТРА». Раз уж мы заговорили о международных вызовах, о месте России в современном мире, то нельзя, наверное, обойти стороной и такой вопрос: крепнущий и активно наступающий мир ислама опирается не только и не столько собственно на религию, сколько на вполне конкретную политическую идеологию исламизма, на шариат. Есть мнение, что православие не имеет в себе подобной политической составляющей. И в этом отношении оно исламу проигрывает.

о.ЕВСТАФИЙ. Исторически православие всегда выигрывало. Образовать такую огромную страну, удержать её от распада…

«ЗАВТРА». А как же падение Византии?

о.ЕВСТАФИЙ. Это немного другой вопрос. Я говорю о тысячелетней истории православия в России. Вы знаете, удержать такую огромную землю, скрепить её воедино могла только Русская православная церковь. Ведь сколько было примеров, что русские князья воевали между собой, убивали друг друга. Но то общее, что могло их объединить и примирить — это был церковный голос. Может быть, он не всегда был слышен для них, но всегда имел звучание. Для такой огромной страны системообразующим фактором всегда являлась и является Русская Православная Церковь. Поэтому можно говорить лишь о способах достижения национальных целей. Наши способы, быть может, более тихие и менее наглядные, в них меньше жестокости. Но православная страна существует.

Что касается мусульман, то хочу сказать, что настоящие мусульмане — это очень мирные люди. И я это знаю сам, поскольку очень долго жил в Казани, среди татар.

«ЗАВТРА». Но эти мусульмане адаптированы к русской цивилизации пятью веками совместной жизни с нами в одном государстве. А вот мусульмане-чеченцы, например, в массе неадаптированы.

о.ЕВСТАФИЙ. Если приходят мусульмане неадаптированные, то им надо противопоставить силу закона. Вот взять, например, ситуацию в Кондопоге. Она вызвана тем, что милиция продалась, что она не осуществляла свои охранительные функции. И потому она позволила разгореться такой межнациональной распре. Но если бы милиция чётко стояла на страже закона: поправляла одних, помогала другим, пресекала деятельность третьих, то там бы ничего не было. То есть, опять-таки речь идёт о политической воле. Если её нет, то голову могут поднимать экстремисты и очень вредить всем нам.

«ЗАВТРА». Есть такие факты — скорее, печальные. Например, с начала 2000-х годов, по сообщениям СМИ, около сорока семинаристов отошли от христианства и приняли ислам. Были и священники-вероотступники. Имя Вячеслава Полосина, конечно, уже набило оскомину, но ведь, если не ошибаюсь, он не был единственным. А вот обратных примеров, с «другой стороны», я не знаю.

о.ЕВСТАФИЙ. Я тоже не знаю. Но хочу сказать, что Русская Православная Церковь очищается от таких людей. Это самоочищение. Ушли, и слава Богу. И хорошо, что ушли сейчас, а не предали потом. Это обычный процесс самоочищения от вредоносных элементов. Наша православная религия — она самая угодная Богу. Мы очень много отдаём времени богослужению. Мы чтим Бога, мы правильно его славим. Правильно — это значит долго, много. Если сравнить с другими религиями, то те просто превращаются в какие-то культурные мероприятия. В некоторых я вижу даже удовлетворение каких-то садистических тенденций. Трудности правильного прославления Бога таковы, что некоторые люди просто не выдерживают православия. Это для них очень трудно. Православие — это очень тяжёлая религия. Но она самая боговдохновенная, боговмещающая именно вследствие своей тяжести. Православный священник — это подвижник. Если он не такой, то он отсеется или будет проклят. Быть подвижниками могут не все. Даже очень немногие. Отсев — это положительное явление, его надо приветствовать. Только он должен проходить демонстративно. Чтобы все видели: вот ещё один нестойкий отсеялся. Теперь нам легче. Как говориться, баба с возу — кобыле легче. Пусть отсеиваются. Мы без них обойдёмся.

«ЗАВТРА». А католический священник, к примеру, не подвижник?

о.ЕВСТАФИЙ. Я не стал бы говорить о священниках, но хочу сказать, что служба Рождества Христова у нас длится часов пять. Служба Рождества Христова у католиков длится сорок минут. Как можно за сорок минут организовать связь с Богом?! Это просто несколько песнопений, несколько слов, несколько действий. И всё так легковесно, так неглубоко. Я ничего не хочу сказать о католических священниках. Но службы в католических храмах легковесны и неглубоки.

«ЗАВТРА». Но это уже неокатоличество. Насколько я знаю, решением одного из Ватиканских соборов во второй половине XX века было сокращено время литургии, отменены некоторые другие элементы службы. Католичество выхолостили. Грубо говоря, оно сейчас стало попсовым.

о.ЕВСТАФИЙ. Это кризис. Это их трагедия. Но мы говорим о факте. Решили облегчить жизнь священников. И облегчить за счёт богослужения, потому что жалеют себя.

«ЗАВТРА». Вот сейчас ни для кого не секрет, что царская Россия была православной страной с церковью чуть ли не в каждом селе, и народ в массе был верующим. Но тогда у нас народ был структурирован сословиями, социум выглядел монолитным. А современная Россия — это страна маргиналов и люмпенов, особенно это касается больших городов. Сейчас сословий нет, все социальные слои и классы давно размыты. Есть многомиллионные массы людей, находящихся в броуновском движении и не привязанных к корням. Сможет ли в таких условиях страна сохранить свою православную идентичность? Ведь действие социальных законов никто не отменял.

о.ЕВСТАФИЙ. Насчёт маргиналов, я вспомню пьесу Максима Горького «На дне». И вот этих босяков, которых вы называете маргиналами, было очень много. Причём, некоторые из них выглядели как богомольцы, переходящие из монастыря в монастырь. А некоторые были просто обитателями дна. У нас есть один хранитель: чаша Господня, храм, иконы, священник, служба — вот что хранит. Это тот стержень, вокруг которого крутятся и маргиналы, и другие неустойчивые элементы. Мы для того и нужны, чтобы дать пример людям, дать некое вдохновение и утешение тем, кто нас услышал и увидел. Таких людей немало. Даже в нашем храме.
Беседовал Игорь Бойков

http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/08/779/61.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru