Русская линия
Русская линияДиакон Владимир Василик15.10.2008 

Святой праведный Иоанн Кронштадтский и вызовы современности
Актовая речь на конференции, посвященной 100-летнему юбилею преставления святого праведного Иоанна Кронштадтского

Ваше Высокопреосвященство!

Досточтимые отцы, дорогие братия и сестры!

Иоанн Кронштадтский (В.В.Павлов, 2005) В этом году мы отмечаем 180 лет со дня рождения святаго праведного Иоанна Кронштадтского, а в самом начале будущего года — столетие со дня его праведной кончины. Его жизнь, духовный подвиг и чудеса для нас пример и урок, а в чем-то и укор нашей совести. Мы живем в сложное время — время надежд и в то же время вызовов.

Стремительное техническое развитие вызвало к жизни новые, невиданные силы, которые оказываются зачастую не по силам человеку. Немыслимые прежде средства связи и информационные технологии способствуют сближению людей, к этому зачастую не готовых, мир объединяется и глобализируются, но внутренне и отдельные люди, и целые народы становятся дальше и отчужденннее друг от друга.

Стремительный темп жизни способствует уничтожению традиционных культур и ценностей, на их место приходят эрзац-культура, эрзац-нравственность и некоторые силы пытаются создать эрзац-религию. Культура постмодерна зачастую строится на сознательном отрицании, искажении и извращении всего традиционно священного и неприкосновенного. Т.н. сексуальная революция возродила нравы языческого Рима, Содома и Гоморры. Для России это время вызовов, ибо в процессе глобализации она очередной раз берет на себя и в себя язвы и грехи окружающего мира. С одной стороны — рухнула человеконенавистническая и безбожная коммунистическая идеология. С другой — Обретенная свобода, к которой народ оказалсья неподготовленным, обернулась целым рядом проблем и даже бед: нравственная вседозволенность и безкоординатность привела к грандиозному политическому, экономическому и нравственному провалу, из которого мы только сейчас выбираемся (но боюсь, стоим на грани нового провала).

Цена провала известна — сокращение населения России за время реформ на 10 млн человек, продолжительность жизни на уровне африканских стран, 2 млн наркоманов, 5 млн хронических алкоголиков, по разных подсчетам полмиллиона ВИЧ-инфицированных, 2 млн заключенных.

В результате экономического провала 1990-х годов жизненный уровень российского гражданина скатился на 45 место в мире. Средняя продолжительность жизни русского мужчины сейчас насчитывает по разным сведениям 57 или даже 37 лет (в 1926 г. — 44 года). Начиная с 1993 года, смертность регулярно превышала рождаемость на 1 миллион человек (в прошлом году будто бы только на 700 000). Число рождений на русскую женщину приходится от 1,8 до 1,4. Между тем цифра 2, 15 — предельная, за ней начинается вымирание. Есть данные, что в стране каждый год делается 5 миллионов абортов.

Ежегодно более 300 000 русских мужчин погибают от отравления алкоголем или последствий алкоголизма. За эти годы Россия потеряла около 10 миллионов человек, и лишь отчасти ее потери закрыты мигрантами. Особенно страшные потери несет молодежь: в нашей стране до двух миллионов наркоманов, и 70−80% из них составляет молодежь до 25 лет. В нашей стране число ВИЧ-инфицированных по некоторым подсчетам достигает 500 000 человек. Возродились болезни, о которых не было слышно с 1970 г. — холера и тиф.

Восемьдесят процентов (если не больше) выпускников старших классов больны теми или иными болезнями. В военкоматы приходят от силы 10% здоровых призывников.

Серьезные проблемы испытывает и Церковь.

С одной стороны — полная внешняя свобода, с другой — какая-то нарастающая внутренняя закрытость «Храмы открываются, а души закрываются» — прозорливо писал в 1987 г. архимандрит Иоанн (Крестьянкин). С одной стороны — изобилие духовной литературы, с другой — явный недостаток тех, кто готов практически исполнять то, что в ней написано. В Церковь пришло много новых людей, не имеющих опыта семейной церковной жизни, который так характерен для традиционного Православия и поэтому в церковь они приносят и мирские понятия, и мирские страсти, в т. ч. унаследованные из советского периода — с одной стороны — склонность к партийности, нетерпимость, стремление судить всех и вся, в т. ч. и священноначалие, а другие несут в Церковь дух потребительства, стремление все получить сразу и за самую умеренную плату, и требуют от Бога и священника: «дай исцеление, вымоли квартиру»

Ситуация в нашей стране — парадоксальна. 61% населения считают себя православными, из них только 5% причащаются, и при этом 5 млн абортов в год и 40% браков кончаются разводами! И ответ на все эти беды и парадоксы надлежит искать в «искусстве святости», практическом опыте святых, в том числе — близких нам по времени, сталкивавшихся со сходными проблемами, и прежде всего св. прав. Иоанна Кронштадтского

Святой праведный Иоанн Кронштадтский родился в селе Сура Пинежского уезда Архангельской губернии 19 декабря 1828 г. в семье бедного причетника Ильи Сергиева [1]. Позднее он напишет: «С самого раннего детства родители приучили меня к молитве… Евангелие было спутником моего детства, моим наставником, руководителем и утешителем…» К учению ему удалось приобщиться благодаря частой и пламенной молитве, в результате которой однажды «точно завеса спала с глаз». В автобиографии он писал: «Грамота давалась мне туго… но будучи приучен отцом и матерью к молитве в скорби о неуспехах своего учения, я горячо молился Богу, и я помню, как вдруг спала точно пелена с моего ума» [2].

И самое начало жизни святого праведного о. Иоанна Кронштадтского тесно связано с вызовами нашего времени. Таковыми является наша бессемейность, безбытность, случайность и безмолитвенность наших семей. Почему среди нас встречаются несчастные, озлобленные, а временами и преступные дети? Часто это происходит оттого, что ребенок в семье зачастую не чувствует ни любви, ни воспитательного начала, не говоря уже о молитвенности, о церковности. В результате он выходит из холодной, безлюбовной семьи в еще более холодный и ожесточенный мир и черствеет душою и зачастую умножает то зло, которое с детства запало в его душу. Тот ответ, который дает нам жизнь святаго праведного Иоанна — созидание семьи, как малой Церкви. Жизнь его семьи, как мы видим, была бедной материально, но богатой духовно и праведный Иоанн воистину явился «благочестивого корени» пречестной отраслью.

В 1845 г. он с отличием закончил Архангельское приходское училище, успешно учился в Архангельской Духовной Семинарии, по окончании которой был принят на казенный счет в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. «Высшая духовная школа имела на меня особенно благоприятное влияние», — писал он впоследствии. Учебу он совмещал с работой, переписывая по ночам бумаги, поскольку умер его отец и он остался единственным кормильцем в семье. Скудное жалование св. Иоанн пересылал матери. В 1855 г. св. Иоанн окончил Духовную Академию со степенью кандидата богословия, защитил работу «О Кресте Христовом в обличении мнимых старообрядцев».

Учеба прав. Иоанна Кронштадтского также великий урок всем нам. Часто и студенты, и преподаватели ропщут на не очень вкусный обед, недостаточное жалование, забывая, в каких жестких условиях учились великие пастыри и молитвенники XIX в., зачастую без всякой помощи со стороны государства и Церкви, лишь помощью родных и христолюбцев, и трудами своих рук. И тем не менее, они не только не роптали, и не скорбели, но и получали великую пользу от своей учебы, потому что умели благодарить. Как сказал один из старцев: «Человек с благодарным сердцем ни в чем не нуждается».

В 1855 году настоятель Кронштадтского Свято-Андреевского собора К. Несвицкий предложил ему место священника в своем соборе. С дочерью настоятеля Елизаветой св. Иоанн вступил в брак, но по взаимному согласию супруги дали обет целомудрия.

Св. Иоанн был рукоположен во пресвитера 12 декабря 1855 г. и начал свое служение в Кронштадте. Вот что о. Иоанн писал об обстановке в этом городе, который был в его время местом административной ссылки мелких преступников (воришек, пьяниц, бродяг и т. д.): «Кронштадт переполнен неимущим людом. Подвалы и чердаки, наполненные бедняками, представляют явление, не поддающееся описанию, но в них ютятся дети, иногда круглые сироты. И в этих-то смрадных трущобах зачинается их первый детский нравственный рассвет, а порок во всей наготе и дикости является главным, если не единственным их воспитателем» [3].

Эти слова звучат крайне злободневно, хотя, увы, порок во всей своей наготе и дикости сейчас посещает не только и не столько бедные семьи. Одна из острейших проблем — обеднение миллионов россиян и прежде всего русских и как следствие, их социальная и нравственная деградация. Одна из составляющих этой проблемы — жуткое равнодушие многих представителей имущих классов к страданиям неимущих, переходящее временами в настоящий социальный расизм. Стоит вспомнить циничные высказывания Чубайса: «Нечего плодить нищету. Пусть 90% населения РФ вымрет, зато оставшиеся будут жить по-человечески». К сожалению, это равнодушие (хотя и не в таких размерах) встречалось и во времена о.Иоанна. Со скорбью он замечает: «Несчастные бедняки. Богатые на них и смотреть не хотят».

И о. Иоанн пошел к этим падшим, несчастным, отринутым людям. Он стал посещать их убогие жилища, беседовал с бедняками, утешал, ухаживал за больными, оказывал им материальную поддержку, зачастую раздавая им все свое жалование, так что епархиальное начальство принуждено было выдавать деньги его супруге. Вначале окружающие не понимали подвига св. Иоанна, смеялись над ним, даже преследовали, но он все превозмог своим подвигом веры и любви [4]. Насколько актуален пример о. Иоанна сейчас, в наше время, когда, увы, некоторые священнослужители гоняются за спонсорами и отфутболивают от себя малоимущих прихожан, ссылаясь на недостаток времени и не только не стыдятся выставлять свое богатство пред своей зачастую полунищей паствой, но и не считают нужным даже платить мало-мальски приемлемую зарплату своим же церковнослужителям.

Неколебимым убеждением о. Иоанна было, что «нужно любить всякого человека и в грехе, и в позоре его». «Не смешивай человека — это образ Божий — со злом, которое в нем, потому что зло есть только болезнь, мечта бесовская, но существо его — образ Божий — все-таки в нем остается» [5].

И опять-таки, как актуально звучат эти слова! Один из вызовов нашего времени — квазиманихейское сознание, делящее прежде страшного суда все человечество на «чад света», призванных к власти над миром и блаженству, и сынов тьмы, подлежащих уничтожению. К сожалению оно проникло не только в общественное сознание протестантских стран, делящих мир на «империи добра» и «империи зла», но и в умы некоторых горе православных, которые дерзают от имени Церкви вещать: «Все враги России будут казнены».

Постепенно кронштадтцы прониклись уважением к благотворительной деятельности о. Иоанна и стали откликаться на его призывы соучаствовать в ней. Так, в 1872 году значительный отклик вызвало опубликованное в «Кронштадтском вестнике» обращение св. Иоанна «ко всем жителям, имеющим какое-либо состояние»: «Братья мои, кого интересует благо человечества, пусть соберутся и сплотятся в дружное общество, и будем посвящать свои досуги и собирать нравственные и материальные силы сограждан на приискание дома трудящихся и на снабжение его потребными вещами, также и на устройство ремесленного училища». В результате инициативы о. Иоанна и содействия кронштадтцев, в 1874 г. было создано при Андреевском соборе приходское попечительство для помощи бедным.

И опять-таки, его опыт весьма актуален. За некоторыми исключениями, мы не умеем собираться и сплачиваться в дружное общество, посвящать вместе свои досуги добрым христианским делам (если только этого не прикажут свыше) и тем более собирать на них нравственные и материальные силы. Если на Западе требуется собрать 5000 долларов, то волонтеры обойдут 5000 человек и соберут с каждого по доллару, а у нас батюшка предпочтет обойти десять спонсоров, поскольку знает, что по рублю он такие деньги не соберет. К сожалению, наша способность к самоорганизации (особенно в благотворительности) весьма низка. Это и национальные черты, и наследие советских времен, когда господствующим был настрой — «Больше одного не собираться».

С большими трудами создавался первый в России «Дом трудолюбия». В первый раз он сгорел из-за опасной близости увеселительных мест и преступного небрежения пристава, которого строго обличил о. Иоанн. Однако, когда этот же пристав за свои преступные дела попал под суд, то вызванный на суд св. Иоанн свидетельствовал в его пользу. «Осуди грех, а грешника не осуждай». «Дом трудолюбия» был открыт 12 декабря 1882 г. В нем о. Иоанн устроил рабочие мастерские, где в течение года работало 25 000 человек, женские мастерские, вечерние курсы ручного труда, школа на триста детей, детский сад, сиротский приют, загородный дом для детей, бесплатное призрение для бедных женщин, народная столовая с небольшой платой и благотворительными обедами, бесплатную лечебницу, воскресную школу [6].

В 1888 г. благодаря заботам о. Иоанна был выстроен ночлежный дом, а в 1891 году — странноприимный. Ежедневно перед домом о. Иоанна выстраивалось до тысячи нищих, которым он раздавал деньги, достаточные для того, чтобы купить 4 килограмма хлеба на каждого. Социальная работа о. Иоанна доказывает несостоятельность мнения тех, кто считает, что Церковь должна заниматься только духовной работой и не заботиться о материальных нуждах своих чад.

Как и его современники — радетели народного просвещения К.П. Победоносцев и С. А. Рачинский, св. Иоанн Кронштадтский придавал огромное духовное и социальное значение христианскому образованию и воспитанию, особенно детей. Он писал: «При образовании чрезвычайно вредно развивать только рассудок и ум, оставляя без внимания сердце, — на сердце больше всего нужно обращать внимание; сердце — жизнь, но жизнь, испорченная грехом; нужно очистить этот источник жизни, зажечь в нем чистый пламень жизни так, чтобы он горел и не угасал и давал направление всем мыслям, желаниям и стремлениям человека, всей его жизни. Общество растленно именно от недостатка воспитания христианского». С 1857 года св. Иоанн преподавал Закон Божий в городском училище, затем с 1862 года также и в классической гимназии Кронштадта. У него не было неспособных учеников, все любили его и ждали. Любовью и вниманием к детям он добивался того, чего нельзя было достичь угрозами и наказаниями. И опять-таки, это — урок всем нам, в том числе и преподавателям. Слишком часто мы смотрим на студента, как на объект системы, в который надо впихнуть знания, а затем — вытряхнуть их в удвоенном количестве. Временами мы забываем, что студент — личность, созданная по образу и подобию Божию, и нуждающаяся в совестном и бережном направлении и наставлении, в конечом счете — в нашей любви и сердечной теплоте. И если мы в духовных школах хотя бы отчасти не передадим этого дара христианской любви, мы можно сказать, зря тратили наше время и церковные средства: мы рискуем выпустить либо озлобленного неудачника, либо умного, но корыстного себялюбца и приспособленца, манипулятора, не верящего в то, что он говорит.

Учительная деятельности св. Иоанна Кронштадтского начиналась в храме и имела фундаментальную литургическую основу. Он положил за правило проповедывать в каждый воскресный и праздничный день. Почти каждый день он совершал Божественную Литургию. «Литургия — писал он, — постоянно повторяющееся торжество любви Божией к роду человеческому и всесильное ходатайство о спасении всего мира и каждого члена в отдельности. Во времена Литургии священник весь должен быть объят любовию к Богу и ближним, искупленным и Кровию Христовой». По свидетельству очевидцев, служение св. Иоанна за Божественной Литургией было «огнем боговдохновенным», непрерывным горячим молитвенным порывом к Богу. Все возгласы и молитвы произносил он так, будто своими просветленными очами он видел Самого Господа и разговаривал с Ним. Естественно, к такому пастырю не могли не тянуться люди. Св. Иоанн совершил подлинный переворот в сознании своих современников. На исповедь к нему стекались тысячами. Андреевский Кронштадтский собор, вмещавший пять тысяч человек, всегда был полон. Приходилось применять чин т.н. общей исповеди, во время которой многие, не стыдясь, публично исповедывали свои грехи. Благодаря св. Иоанну православный русский народ устремился к Евхаристии и Церкви.

Евхаристическое служение св. Иоаина Кронштадтского, его святая жизнь и смирение способствовали появлению у него дара исцеления и прозорливости. Молитвой и возложением рук св. Иоанна излечивались самые тяжелые болезни, когда медицина была бессильна. Вот один из сотен примеров. От заражения крови умирает княгиня Юсупова, антибиотиков в конце XIX века не было, бессильны самые лучшие столичные медики, в том числе — знаменитый Боткин, лечивший княгиню. Увидев призванного к больной о. Иоанна, он в волнении говорит ему: «Помогите нам». Св. Иоанн вместе с мужем больной встали на колени и молились, затем больную причастили и чрез шесть часов она была здорова. Естественно, исцеления совершались, если присутствовала вера. «Веришь ли ты, что я силою Божией могу помочь тебе?» — спрашивал св. Иоанн. И уже по вере в животворяющую благодать Господа больной получал исцеления. Помимо телесных болезней св. Иоанн Кронштадтский получил дар исцелять болезни духовные — бесноватость. Исцеления по молитве св. Иоанна совершались и заочно. Письма и телеграммы с просьбами о помощи приходили к нему сотнями и никому св. Иоанн Кронштадтский не отказывал в помощи и молитве [7].

Подвиг служения св. Иоанна, дар чудотворения привлекал к нему десятки тысяч русских людей. Во время его путешествий по России его встречали многотысячные толпы. Так, во время молебна на соборной площади в Харькове, который совершал св. Иоанн, собралось более шестидесяти тысяч человек. Не случайно умирающий Александр III сказал св. Иоанну, вызванному к его смертному одру: «Вы святой человек, Вы -праведник, вот почему Вас любит русский народ».

Отец Иоанн подвергался многим поношениям в либеральной «красной» печати за свою позицию, но нисколько ие изменял ее.

Св. Иоанн относился к царской власти, как к проявлению Промысла Божия, как к некоему дару свыше, тесно связанным с божественным даром веры: «Бедное отечество, когда-то ты будешь благоденствовать?! Только тогда, когда ты будешь держаться всем сердцем Бога, Церкви, любви к Царю и Отечеству и чистоты нравов… Научись, Россия, веровать в правящего судьбами мира Бога Вседержителя и учись у твоих святых предков вере, мудрости, мужеству». Царское служение, по мысли святого Иоанна Кронштадтского, неотделимо от подвига христианской жизни вообще, оно базируется на христианских бытийственных и нравственных основаниях и есть постоянная жертва собой ради ближних, общества и, прежде всего, ради Бога. И весьма показательна его оценка императора Александра II, которого, к сожалению временами в нашей среде не слишком жалуют из-за будто бы чрезмерного либерализма. Оценка прав. Иоанна одновременно и лояльна, и беспристрастна, и равновесно мудра и исполнена нелицемерной любви к царю-освободителю. «Св. князь Александр Невский всем проповедует историей жизни своей о необходимости жертвовать своими выгодами и спокойствием, даже жизнью, благу общества… Даруй Господь и нам такое любящее сердце, чтобы не усумнились, не убоялись, где нужно положить за других жизнь свою. Сохрани благочестивого Государя нашего, Императора Александра Николаевича, коего жизнь исполнена великих тяжких трудов для нашего блага… Св. Александр Невский… имел это блаженство нищих духом. Не погрешим против истины, если скажем, что и соименный ныне ему Царствующий Государь управляет своим народом в духе св. Александра Невского, в духе кротости, смирения, блага, в духе мудрости и мудрой терпимости. И мы должны считать себя орудием Божьего Промысла. Общее благо ставить выше своего собственного… считать себя слугами общественного дела» [8].

И опять-таки слова о. Иоанна Кронштадского весьма актуальны. Вызов нашего времени — реформы и реформаторство, осуществляемые зачастую за счет народа, который реформаторы зовут к жертвам, но сами не желают жертвовать ничем. Нынешним преобразователям России, увы, недостает ни кротости (чего стоит термин «амбициозный проект»), ни мудрой терпимости (для них характерен воинствующий плюрализм), ни желания ставить общее благо выше своего. Самое тяжелое — у них, как правило, нет духовной основы, которая была у Александра II. Главный постулат: «Россия должна быть сильной» и все. Опора на силу экономическую, а не духовную, не нравственную. Беда нынешних реформ и реформаторов — онтологическая пустота и личность и деятельность имп. Александра, по достоинству оцененная св. прав. Иоанном — урок и ответ на вызовы реформаторства нашего времени.

Страдальческая смерть Царя Освободителя, по мысли св. Иоанна Кронштадтского, «сделала его подражателем Самого Господа». В то же время она являлась индикатором духовной жизни общества, точнее — ее упадка: «Не забудем, что кончина его для на всех есть громовой обличителный голос Отца Небесного. По нашим нравам мы стали недостойны такого Государя… Мы должны исправиться». Царь земной есть образ Царя Небесного, Бог един и Царь един" - пишет он. «Как разум наш обобщает все явления в мире и возводит их к единству так и Царь… Многоразличная земная служба наша Царю и Отечеству есть образ главного, долженствующего продолжаться вечно, служения нашего Царю Небесному».

Однако, подобная консервативная лояльность, базирующаяся на символическом миропонимании, не мешала св. Иоанну Кронштадтскому видеть беды и грехи России, в том числе и социальные. В 1905 г. он сурово обличает: «Настоящая кровопролитная война наша с язычниками есть праведный суд Божий за грехи наши». Одним из интуитивных убеждений св. Иоанна Кронштадтского была убежденность в том, что только Царствие Божие непоколебимо, а земные царства преходящи и погибают в зависимости от силы действующего в них греха, и причиной их крушения является материалистическая, языческая жизнь народа, а прежде всего — безбожие (часто активное) элиты. «Только Царство Божие на земле обладает всегдашним миром, а мир прелюбодейный и грешный, отступивший от Бога и Его праведных законов — мятется и будет до конца своего смущаться от своих заблуждений, всезаразительных пагубных страстей, от бесчеловечных браней и внутренних крамол, от своего безумия. Древо познается по плодам. Смотрите же на эти плоды нынешней цивилизации: кому они приятны и полезны? Отчего ныне Россия в смятении? Отчего у нас безначалие? Отчего учащееся юношество потеряло страх Божий и бросило свои прямые обязанности? Отчего гордые интеллигенты стремятся в опекуны и правители народа, не понимая этого народа и его действительных нужд и не любя его? Оттого, что у всех у них оскудела вера в Бога, в Его праведные, вечные глаголы; оттого, что она отпала от Церкви Божией, единой руководительнице к святой христианской жизни, которая одна охраняет твердо законные права и Царя и подданных и всех и каждого и всем предписывает строго исполнять свои обязанности».

Общество нач. ХХ века было больно революционным соблазном. Даже среди верующих находилось достаточное количество людей, которые по простоте душевной и недомыслию путали правду церковную и правду революционную, особенно если последняя рядилась в церковные одежды.

Ряд «богоискателей» и носителей «нового религиозного сознания» предлагали Церкви союз против самодержавия во имя некоей «новой правды» о земле и человеке, мнимой социальной справедливости.

Искус был весьма тонким и требовалась изрядная зоркость, чтобы разглядеть обман человекобожеского христианства и достаточное духовное мужество, чтобы своей чувствительной больной совестью русского человека не возмутиться «свинцовыми мерзостями русской жизни» и не вовлечься в стихию казалось бы праведного бунта.

Св. Иоанн ясно видел ложь русской революции и понимал ее как следствие апостасии.

Революция для св. Иоанна являлась разливом греховности и безумия, духовным умопомрачением, грехопадением: «Возстань же, русский человек! Кто вас научил непокорности и мятежам безсмысленным, коих не было прежде в России…. Перестаньте безумствовать! Довольно! Довольно пить горькую, полную яда чашу и вам и России…» По отношению к революционерам св. Иоанн требовал самых жестких мер и властно требовал очищения Руси от революционной заразы: «Царство Русское шатается, колеблется, близко к падению… Если в России так пойдут дела, и безбожники и анархисты безумцы не будут подвержены праведной каре закона, и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим с лица земли за свое беззаконие».

Во время Первой русской революции св. Иоанн Кронштадтский явился проповедником покаяния. По отношению к революционерам св. Иоанн требовал самых жестких мер и властно требовал очищения Руси от революционной заразы. Он пророчески предупреждал: «Россия, если отпадешь от своей веры, как уже отпали от нея многие интеллигенты, то уже не будешь уже Россией или Русью Святой. И если не будет покаяния у русского народа — конец мира близок. Бог отнимет благочестивого Царя и пошлет бич, в лице нечестивых, жестоких, самозваных правителей, которые залью твою землю кровью и слезами». И пророчество св. Иоанна Кронштадтского сбылось. Страшную цену заплатила Россия за отпадение от веры за измену царю и своему предназначению. Три революции, две проигранные войны, гражданская война, два искусственных голода (каждый — по 6 миллионов человек), коллективизация, постоянный террор — в общей сложности Россия отдала за социалистический эксперимент 65 миллионов человек (не считая военных жертв в 27 миллионов, которых не было бы, если бы Сталин не участвовал активно во взращивании Гитлера).
Но о. Иоанн не узрел исполнения своих слов.

. Ему довелось увидеть окончание Первой русской революции и мирно предать душу свою в руки Божии 20 декабря 1908 г. Десятки тысяч скорбящих петербуржцев провожали его в последний путь.

О его значении прекрасно сказал будущий священномученик о. Иоанн Восторгов: «Столица России как бы не была воцерковлена в глазах народа и оставалась ему чуждою. Нужен был живой праведник. Живой носитель веры… живой подвижник с духом аскетизма. Такой подвиг и совершил о. Иоанн, именно на нем и положена печать народной веры в его праведность и святость… И было что-то величаво-простое в отце Иоанне и его служении — как просто все великое в мире. Клевета и злоба „передовой“ печати так же бессильна поколебать веру и праведность, как уверения, что солнце не светит, а дает тьму и холод…».

Добавим: служение о. Иоанна — это служение святости и собирания. Он видел беды, грехи и язвы окружающего общества, но шел к ним не с разящим скальпелем самоуверенного хирурга, а с бальзамом терпеливого терапевта. Его служение было не горделивым героизмом, а смиренным подвижничеством. Он врачевал, а не отсекал, и по апостольскому завету не был побежден злом, а побеждал зло добром. В этом — свято-Иоанновский завет всем нам.

И в завершении позвольте сердечно поблагодарить Его Высокопреосвященство архиепископа Константина за его великие и неусыпные труды на ниве церковного строительства и духовного просвещения:

— Вы для нас были и есть носитель аскетического начала, подвижник с живым духом веры. О вас также можно сказать: «Есть что-то величаво-простое в Вашем облике. Велик Ваш вклад и в развитие православного богословия и раскрытие Свято-Иоанновской темы. Ваши исследования о св. прав. Иоанне и Георгии Гапоне ярко осветили драму русской души — столкновение архетипа Иоанна Богослова, возлюбленного ученика Христова и архетипа Иуды и из вашего творческого наследия много было почерпнуто для этой скромной речи.

Да пошлет Господь Вам сил для Вашегонового, весьма нелегкого служения, ибо и прав. Иоанн Кронштадтский начинал свои труды в Кронштадте почти с нуля, но силой Божией благодати он сотворил подлинные чудеса. «Все могу о укрепляющем меня Господе Иисусе».
Спасибо, что Вы есть, дай Бог, чтобы Вы были.

Примечания:

1 — Наиболее полную биографию см.: Вениамин (Федченков), митр. Отец Иоанн Кронштадтский. СПб., 2000.
2 — Святой праведный Иоанн Кронштадтский в воспоминаниях очевидцев. Сб. ред. Спасская Ю.М. М., Отчий дом, 1997. С. 351.
3 — Михаил, иеромонах. Отец Иоанн Кронштадтский. Полная биография. СПб., 1903. С. 34.
4 — Александр (Семенов Тян-Шанский), еп. Отец Иоанн Кронштадтский. Париж, 1990. С. 34.
5 — О. Иоанн (Сергиев). Полное собрание сочинений. Т. II. Полный годовой круг слов, поучений и бесед. СПб., 1892. С. 135.
6 — Александр (Семенов Тян-Шанский), еп. Указ соч. С. 39−43.
7 — О чудесах св. Иоанна Кронштадтского наиболее подробное исследование: Сурский И.К. Отец Иоанн Кронштадтский. Белград, 1938 (переиздана в 1994).
8 — О. Иоанн (Сергиев). Полное собрание сочинений. Т.III. Поучения и слова на разные случаи. СПб., 1892. С. 186.

http://rusk.ru/st.php?idar=113417

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

мода для девочек