Русская линия
Русская линия Юрий Клиценко07.10.2008 

Эскиз проекта православного храма в тунгусском стиле

В административном центре Эвенкии — поселке Тура — действуют два православных храма. Первым начал действовать деревянный храм, перестроенный из бывшего жилого дома. Затем в центре Туры был построен небольшой каменный храм в русско-византийском стиле.

Об особенностях православной миссии в Эвенкии говорил в интервью журналу «Северные просторы» протоиерей Геннадий Фаст, главный инспектор образовательных учреждений Красноярской и Енисейской епархии Русской Православной Церкви:

«У кого-то сердце должно возгореться любовью к северным народам. Например, чтобы идти в Эвенкию, надо самому сначала стать эвенком для эвенков как апостол Павел, который, прежде чем пойти обращать в христианство Грецию, стал эллином для эллинов. Наша самая большая слабость в деле проповедничества, миссионерства в том, что мы, если начнем сейчас обращать в христианскую веру малочисленные народы, то начнем делать из них не просто христиан, а именно русских, и даже греков. И если мы неправильно придем к коренным народам, то фактически заставим их чуть ли не отречься от собственной нации. Я глубоко убежден, что они должны принимать веру в родной им стихии. Святые Апостолы проповедовали народам Христа, не внедряя им еврейскую культуру. А готовы ли мы сегодня к подобному?».

В 2006 году православные миссионеры из Красноярска совершили поездки в поселки Эвенкии. Подробный дневник путешествия опубликован под заголовком «Миссия выполнима! Миссия «Эвенкия 2006» (http://missia.orthodoxy.ru/2006.htm).

«Было грустно, что многие эвенки, даже взрослые, уже не знают своего родного языка, но Евангелие на эвенкийском брали как драгоценность, всматриваясь в листы книги, вспоминая слова и пытаясь читать — великое дело Божие делается значительно лучше, если нести Евангелие народам на их родном языке».

По благословению епископа Красноярского и Енисейского Антония подобные поездки организуются ежегодно.

Неудивительно, что у части эвенков православная миссия пока вызывает некоторое недоверие. Высокая цена заплачена эвенкийским народом за реформирование жизни сначала по советским, а затем по перестроечным стандартам. Сказываются и негативные результаты деятельности миссионеров западной школы, считающих традиционные культуры аборигенов абсолютно несовместимыми с Христианством.

Современные верования оленеводов таежных поселков сочетают православные и языческие обычаи. Например, в Байките представительница коренного населения убеждала меня принести жертву эвенкийским духам. Каково же было мое удивление, когда женщина сообщила, что ходит в православный храм каждую субботу и воскресенье — никогда не пропускает ни всенощную, ни литургию.

Жительница Суринды Л.Д. Харбонова сообщила, что молится Господу Иисусу Христу, но не от своего имени, а от лица воспитавшей ее бабушки. По словам Людмилы Дмитриевны, молитва бабушки спасла ей жизнь — бабушка, живя в тайге и не слова не понимая по-русски, очень верила в русского Бога. Бабушка рассказывала внучке, что начала молиться Христу Спасителю в детстве, после смерти родителей. В самое трудное время ее детства луча (русский) — точно такой луча, как на православных иконах — предстал пред сиротой со словами надежды и утешения. Предки Людмилы Дмитриевны возили на священном олене икону Иисуса Христа, а также довольно большой и тяжелый церковный колокол, приобретенный у русских купцов. Когда внучка тяжело заболела, верующая бабушка забрала ее из советской больницы, увезла в тайгу, где долго пела у иконы Иисуса Христа и звонила в колокол, чтобы русский Бог услышал эвенкийскую молитву. Когда Людмила пришла в сознание, привели оленя, чтобы девочка вдыхала его дыхание. Чтобы болезнь ушла, оленя принесли в жертву Христу. Благодаря Христа за исцеление внучки, таежная жительница ежегодно вешала на дерево отрез новой ткани.

Среди эвенков не принято посещение кладбищ, но некоторые по-своему восприняли русский православный обычай и совершают на кладбище поминки в 9-й и 40-й день. При этом на кладбище разжигают костер, кормят духов и ломают табак на могиле новопреставленного сородича. Родовые кладбища эвенков Суринды расположены в тайге. Везущие по лесу багаж мертвых похоронные аргиши (караваны), состоящие из так называемых «натуральных макетов» — деревянных изображений ездовых учаков с седлом и головой принесенного в жертву оленя, — зрелище не для слабонервных. Взрослых хоронят в землю, устанавливая на месте погребения крест и «натуральный макет» ездового оленя, детские гробы помещают на деревья. Обращают на себя внимание антропоморфные признаки некоторых из надмогильных крестов.

Эвенки обходят стороной кладбища и заброшенные лабазы, однако, страх перед шаманскими местами и предметами во много раз сильнее. Зачастую отношение эвенков к материальным памятникам своей культуры выражается коротким словом «экэл» — «нельзя», «не трогай», «не прикасайся». Из-за «экэл» артефакты обречены на то, чтобы сгнить в тайге и бесследно исчезнуть из общечеловеческого наследия.

Могут ли элементы традиционных эвенкийских построек обрести воплощение и быть увековеченными в православном храме? Согласно канонам храмоздательства подобные проекты никогда не решаются самочинно, но выносятся на благоусмотрение правящего епархиального архиерея.

В замысле автора заметки православный храм в тунгусском стиле предстает как деревянный или каменный шатровый храм-ротонда с алтарной абсидой и двумя пристройками — продольными галереями с восточной и западной сторон.

Дохристианские культовые постройки эвенков характеризовались наличием символического изображения космической реки, а также бревенчатых настилов, переходных мостов и лестниц, отражающих представления о священном дереве, соединяющем средний мир с верхним (галерея дарпэ у эвенков Подкаменной и Нижней Тунгусок, структуры тувур-тыгдылон- туктывун у эвенков реки Сым и т. п.).

В старину эвенки верили, что достичь восточной «страны света» можно лишь посредством реки и древа. В Христианстве река и древо указывают на Крещение и Крест.

В религиозном сознании коренного населения Эвенкии культовое сооружение могло отождествляться с местом «крещения»:

«Еще в 40-е годы были эвенки, помнившие традиционный обряд «крещения». Мне рассказала о нем Д. И. Ромашева, русская, которая в те годы неожиданно оказалась на «старом шаманском месте», на таежной полянке, где раньше совершался этот обряд. Вместе с другими жителями села ее послали на тушение лесного пожара. Руководитель группы, сымский эвенк Иван Осипович, официально порвавший с шаманством, решил устроить привал именно на этой поляне. Здесь все увидели помост. Каждый из его четырех столбов представлял собой фигуру идола. Сверху помост был покрыт обтесанными, хорошо подогнанными жердями, а с торцов к нему были пристроены специальные лестницы. Русские удивились, когда Иван Осипович сказал: «вот здесь мы и крестим своих детей», — так как нигде поблизости не было воды. Но оказалось, что для эвенкийского крещения воды и не нужно. Для совершения этого обряда шаман берет на руки ребенка и поднимается с ним по лестнице на помост. Пройдя по нему, спускается по противоположной лестнице на землю, идет вдоль боковой стороны помоста, мимо двух его столбов-идолов, к первой лестнице, вновь поднимается, проходит по настилу и, спустившись по другой лестнице, опять идет по земле, но теперь уже вдоль другой боковой стороны помоста, мимо двух других столбов-идолов» (М.Д.Симонов, Материалы по шаманству сымских эвенков, Известия Сибирского отделения Академии наук СССР, Серия общественных наук, № 11, 1983).

Река в воображаемом эвенкийском православном храме мыслится текущей из-под престола в алтаре. В эвенкийской символике алтарь и солея могут соединяться с полом храма неким бревенчатым помостом для священнослужителей, возможно, с изображениями рыб (в христианстве изображение рыбы имеет евхаристическое значение).

В интерьере храма подобный помост можно сопоставить с иконографией царицы Савской, поклоняющейся «тыгдылону» Иерусалимского храма как прообразу Честного Креста Христова.

В символике ветхозаветного храма использовались кедр, кипарис и певг (пихта). Именно эти породы деревьев церковное предание связывает с Крестом Христовым. В статье «Царица Савская, хрустальный пол и плавающий ствол» итальянский богослов Фабрицио Пеннаккьетти приводит примеры сказаний о царице Савской, поклонившейся прообразам Креста при посещении места строительства Иерусалимского храма:

«Когда царица Савская приехала в Иерусалим, она сразу же поспешила к Соломонову храму. На пути ей встретился заполненный водой проток озера, с перекинутым через него кедровым стволом, служившим мостиком. Достигнув дерева, царица вдруг почувствовала импульс стать на колени и поклониться ему» (Fabrizio A. Pennacchietti, Three Mirrors for Two Biblical Ladies Susanna and the Queen of Sheba in the Eyes of Jews, Christians and Muslims. Gorgias Press 2005).

Иконостас может быть украшен деревянными изображениями птиц, символизирующими небесный мир (подобные иконостасы существуют в некоторых храмах России и Сербии).

На полу храма — изображение реки, семантически связанное с иконой Крещения Господа Иисуса Христа во Иордане.

В начале богослужения православный иерарх изображает явление Спасителя на Иордане, стоя на реках, изображенных на полу храма, — учил епископ Андидский Николай (Феодор), называя «реками» четыре поперечные полосы из темно-зеленого мрамора на полу храма Святой Софии в Константинополе:

«Мы думаем, что вход архиерея намекает на явление Христа Бога нашего на Иордане. Как кажется, по этой причине называются реками узкие и темные мраморы, выложенные наподобие линий и отделенные друг от друга соразмерными промежутками» (Николая епископа Андидского «Краткое рассмотрение символов и таинств совершаемых в Божественной литургии»).

В иконографической программе росписи западной галереи — сотворение мира, первых людей, мамонта, лося и других животных, а также потоп и Ноев ковчег.

В соответствии с эвенкийской традицией вход в западную галерею может быть оформлен как помост из бревен, поддерживаемый стилизованными скульптурами оленей или мифических зверей-калиров.

Эвенкийская традиция придает особое значение направлениям движения «тыманитки» (на восток) и «долбонитки» (на запад). На западе скрылись в мировых водах мамонт Сэли и змей Чжябдар — животные, живших в эпоху «начала земли», там же расположены обители умерших предков.

В православном богослужении движение от алтаря к западному входу символизирует сотворение мира, вочеловечение Христа, а также сошествие Христа во ад. В соборах на западной стене изображается Второе пришествие Христа по Откровению Иоанна Богослова — будущее преображение космоса.

Путешественники, этнографы, миссионеры называют эвенков народом-художником. Например, участники православной миссии Эвенкия-2006 свидетельствуют: «Эвенки — очень творческий народ. Вот, с техникой у эвенка может быть и сложно, а писать картины, делать любую творческую работу — это просто у них в крови. Эвенки — талантливы по определению. Конечно, это не литературный, может быть, талант, но это талант народа — художника».

Верю, что в Эвенкии православное храмоздательство, иконопись, шитье церковных облачений и изготовление предметов храмового убранства будут связаны с возрождением лучших творческих способностей населения, включающего эвенков, русских, якутов и представителей многих других народов.

http://rusk.ru/st.php?idar=113378

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru