Русская линия
Православие.RuМитрополит Месогейский и Лавреотикий Николай (Хаджиниколау)03.10.2008 

«Для нас большая честь, что нам дают самое драгоценное»
Беседа с митрополитом Месогейским и Лавреотикийским Николаем

С 3 октября по 2 ноября 2008 года, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, ковчег с частицей мощей преподобного Серафима Саровского будет принесен на поклонение в Грецию. Принесение мощей преподобного осуществляется при поддержке Фонда Серафима Саровского и Месогийской и Лавреотикийской епархии Элладской Православной Церкви. Накануне столь знаменательного для Элладской Церкви события митрополит Николай, возглавляющий Месогейскую и Лавреотикийскую епархию, дал интервью греческому агентству церковных новостей «Ромфэа».

— Ваше высокопреосвященство, что побудило вас просить о принесении мощей преподобного Серафима в Грецию?

— С просьбой о принесении честных мощей преподобного Серафима к нам обратились в феврале 2007 года священник и верующие нашей русскоязычной общины района Ахарнэ (в Афинах. — Перев.). В июле того же года мы направили нашу просьбу Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II, на которую уже осенью он откликнулся с большим великодушием.
Преподобный Серафим — святой русского народа, его неусыпный страж, утешение и поддержка. Русский народ и преподобный никогда не разлучались. Для русского народа это своего рода жертва — предложить нам честные мощи преподобного. А для нас это большая честь, это знак, что нас любят, потому что нам дают самое драгоценное, что есть у русского народа и что более всего любит Русская Церковь.

— Вы не боитесь, что это событие — принесение честных мощей преподобного Серафима — может быть представлено как шаг по искусственному сплочению нашего народа вокруг Церкви либо как попытка получить прибыль, эксплуатируя ханжество и нездоровое благочестие?

— Нет, не боюсь, потому что первое не является нашей целью, а второго не было никогда даже в мыслях. Великий грех — осквернять благодать Божию мирскими микробами. Наша вера не нуждается ни в психологическом стимулировании, ни в экономическом. Просто принять преподобного как благословение, а его мощи как источник жизни — это так много значит! А если, укрепляя нашу веру, мы еще теснее соединимся с Церковью, то это не искусственное сплочение, а святой союз.

— Известно, что вы, ваше высокопреосвященство, направили письмо в гимназии и лицеи Восточной Аттики, в котором рекомендовали законоучителям один час занятий посвятить рассказу о преподобном Серафиме. Что побудило вас так поступить?

— Преподобный Серафим — это святой, житие которого может особенно тронуть детские души, а в умы рационалистов внести соблазн. И потому для нашего времени житие этого святого весьма актуально. В его житии меня особенно воодушевляет сочетание суровых подвигов преподобного с той редкой нежностью, с какой он относился к детям. Это поистине величественно и трогательно: без страха жить одному в диком лесу, с медведем, — и с умилением обнимать малых деток, играть с ними; с непреклонной настойчивостью нести молитвенный подвиг, брать на себя тяжелейшие обеты — и отступить от своего правила для того, чтобы принять тяжелый крест неизвестного тебе брата, который пришел к тебе; всегда приветствовать всех словами «Христос воскресе, радость моя», кто бы ни был этот человек, что бы ни носил в душе своей, ибо ты уверен, что самая лучшая весть — весть о воскресении Христовом, а самая большая радость — видеть лицо твоего ближнего; преобразовывать мир, что в беспокойстве бушует вокруг, силой и спокойствием своего внутреннего мира; легко переливать Дух Святой, Который внутри тебя, в сосуд жизни твоего собеседника; 67 лет пребывать в безвестности и быть незаметным с тем, чтобы Бог явил тебя на несколько лет в старости твоей — и тогда к тебе обращаются надежды и воздыхание всей Церкви, всего мира.
Дети должны это знать и должны понимать, что, когда они благоговейно прикасаются устами к мощам святого, их душа может воскреснуть к истинной жизни, их юность приобрести новый смысл, а их жизненный путь измениться.

— Но многие сегодня почитание мощей и поклонение иконам воспринимают как некое преувеличение.

— Наше время является вообще временем нездорового преувеличения, и вполне возможно, что болезнь преувеличения оказала влияние и на то, о чем вы говорите. И все же наша Церковь называет мощи «честными» и «благодатными», а иконы — «святыми». Уже с апостольских времен Церковь особо почитала мощи святых — над ними воздвигались все без исключения храмы, устанавливались праздники в честь перенесения честных мощей. Так, 2 марта мы празднуем перенесение мощей святителя Афанасия, 20 мая — святителя Николая, 2 августа — святого Стефана, 3 сентября — святителя Нектария и т. д. Церковь также установила празднования чудотворным иконам и священным предметам, таким как вериги апостола Петра, честные пояс и риза Божией Матери, честный Крест Господень. Все это не современные добавления, а освященная литургическая практика, опирающаяся на золотое предание нашей Церкви и ее проверенный опыт. Действительно опасным преувеличением нашего времени я считаю современное сомнение в благодати мощей и икон и то, что систематически провоцируется полемика по поводу поклонения им.

— Не кажется ли вам, что благочестие сегодня отчасти эксплуатируется русскими политиками?

— С Русской Церковью у вашего агентства, насколько я знаю, ровные отношения. Да, элемент политики, видимо, есть. Российское государство сегодня, как и при царском режиме, стремиться создать сильную, богатую, находящую поддержку в народе Церковь. Оно субсидирует Церковь, передает церковное имущество, с уважением относится к представителям Церкви и церковным установлениям, обычаям, укрепляет веру, благочестие, действенно участвует в жизни Церкви.

Три месяца назад, 29 июня 2008 года, ваше агентство сообщило, что В. Путин заявил: «Мы будем поддерживать Церковь», с таким же заявлением на следующий день выступил и Д. Медведев. В Греции мы, к сожалению, пытаемся разрушить веру, пренебречь Церковью, хотим, чтобы она была бедной, бессильной, не вела никакой миссии. Мы отвергаем свою историю, традицию, истину, самих себя, кощунствуем. В России происходит все наоборот. Когда два месяца назад я был в Дивеевском монастыре на празднике перенесения честных мощей преподобного Серафима, со мною рядом сидел глава Федерального агентства по атомной энергии С. Киреенко. Он спросил у меня: «Я слышал, что сегодня греческое правительство приняло решение отменить уроки закона Божиего в школах. Это правда?» Я удивился и ответил: «Не думаю, иначе я знал бы об этом. Такие вещи не происходят так внезапно». «Просто меня, — сказал он, — это удивило, потому что мы в России пытаемся ввести этот предмет во все уровни образования».

Не знаю, хороша или плоха российская политика в отношении Церкви, но то, что она умна, это точно. Не знаю, оправдана или вызывающа политика Греции в отношении Церкви, но верно то, что она губительна для нации.

— Благодарим вас, ваше высокопреосвященство. Желаем, чтобы принесение честных мощей преподобного Серафима Саровского было благословенным и пробудило как весь наш народ, так и непосредственно каждого.
Перевод с греческого Анатолия Чурякова

http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/sykon/client/display.pl?sid=559&did=2159


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru