Русская линия
РПМонитор Максим Калашников,
Валерий Александров
03.10.2008 

Сибирь не должна стать «Новой Аляской»
Борьба за сибирские ресурсы станет одним из главных эпизодов геополитического противоборства в XXI веке

«ЭЛИКСИР МОЛОДОСТИ» ДЛЯ США

Если РФ снова хочет стать Большой Россией, ее стратегией должна стать срочная программа развития российского Дальнего Востока — решительная, мощная Восточная политика. На берегах Тихого океана мы должны создать систему внутреннего присутствия и закрыть восточные границы страны. Ключ к успеху один: стремительно развивать Сибирь и Дальний Восток. В противном случае этими землями воспользуются иные силы — для решения собственных задач выживания и развития.

В последнее время звучит много речей о геополитике, геостратегии, безопасности, энергетической мощи и т. д. Многие решили, что уже одно геополитическое положение РФ вкупе с ее углеводородными богатствами недр является гарантией победы в цивилизационной гонке. Это — глубокое заблуждение!

Геополитика является лишь инструментом, далеко не всегда определяющим успех дела. Но даже в ней РФ пока проигрывает. Одним из самых явных доказательств тому служит ее восточная политика по отношению к Сибири и Дальнему Востоку. Даже в условиях, когда Сибирь служит основным источником богатств, как в прошлом, так и в настоящем, политика Москвы по отношению к Сибири была и остается ущербной. Верхи РФ «в подкорке» продолжают считать зауральские пространства и тихоокеанское побережье лишь сырьевой базой. А это очень опасно!

Ведь с 1980-х годов на Сибирь и Дальний Восток (СССР/РФ) вожделенно взирают и американцы, и китайцы. Как для тех, так и для других эти территории способны сыграть спасительную роль.

Например, для Соединенных Штатов, каковые, как и вся капиталистическая система, вступают в острый системный кризис.

Каждая великая цивилизация (к примеру, США) имеет ключевые сюжеты своей истории, повторяя старые эпизоды на новом уровне. Если в какой-то цивилизации нечто уже случалось, то можно с уверенностью сказать: то же самое может повториться десятилетия, а то и века спустя. Особенно если то был успешный эпизод.

Для американцев символ великого успеха — покупка Аляски у Российской империи и последующая эпопея по ее освоению. Золото Аляски сыграло роль сильного катализатора в индустриально-торговом развитии тогдашних САСШ — Североамериканских Соединенных штатов.

18 октября 1867 Аляска официально была передана Америке. Со стороны России протокол о передаче подписал капитан Пещуров, после чего флаг Российской империи спустили и подняли знамя САСШ. Стоимость сделки составила 7,2 млн долларов золотом. К США переходили весь полуостров Аляска, береговая полоса шириной в 10 миль южнее Аляски вдоль западного берега Британской Колумбии; архипелаг Александра; Алеутские острова, острова в Беринговом море: Св. Лаврентия, Св. Матвея, Нунивак и острова Прибылова — Сен-Пол и Сен-Джордж. Общий размер уступаемой Россией сухопутной территории составлял 1519 тысяч кв. км, что составляло 0,0004 центов за квадратный метр.

Целесообразность приобретения Аляски стала очевидна тридцать лет спустя, когда на Клондайке было открыто золото и началась знаменитая «золотая лихорадка».

Разумеется, такой успех не забывают! Это периодически вызывает подсознательное желание американцев купить Сибирь. Тем более, что по потенциалу Сибирь намного превосходит Аляску. Хотелось бы обратить внимание: желание приобрести Сибирь для Американской цивилизации носит во многом подсознательный, иррациональный характер — как образ успеха и богатства. В условиях нарастающего кризиса в США, Сибирь для Америки становится настоящим «эликсиром молодости» в самом прямом смысле этого слова.

В США глубоки паттерны освоения свободных территорий. Поэтому освоение Сибири пробудит самые лучшие черты национального характера жителей США. Переселенцы, осваивающие Аляску, к примеру, во время «Золотой лихорадки» — это совсем не политкорректное — толерантное стадо пожирателей гамбургеров.

Дух пионеров-основателей, изнывающих в прокрустовом ложе нынешних политкорректных Штатов, может пробудиться! Поэтому можно почти со стопроцентной вероятностью сказать, что США в случае освоения Сибири обретут второе дыхание: действие это сопоставимо с употреблением эликсира молодости в цивилизационных масштабах. Учитывая, что системный кризис США и Запада в целом угрожает их существованию, для Америки было бы верхом расточительства и безрассудства упустить возможность получить второе рождение. Они не могут не думать о приобретении Сибири. Сибирь — это больше, чем Аляска.

При этом не обязательно выкупать Сибирь у Москвы или брать ее силой. Достаточно умело поддержать сибирские «самостийные» настроения и соответствующие элитные круги. Не стоит недооценивать сепаратистских настроений на зауральских просторах РФ. Ощущение «брошенности» Сибири центром здесь достаточно сильно. Со времен СССР произошла деиндустриализация обширного региона, усилилась колониально-сырьевая модель его эксплуатации. Кроме того, экономика Чукотки, Сахалина, Приморья и Приамурья, например, с 1991 года прочно вписаны в экономики КНР, Тайваня, Японии, Южной Кореи и даже США. Основные рынки сбыта для этих краев-областей РФ (равно как и источники промышленных товаров) находятся уже за рубежом.

СИБИРСКИЙ ГОМСТЕД

Многие станут возражать, что нефть и другие полезные ископаемые гораздо выгоднее добывать не в холодной Сибири, а в более теплых местах. Мол, освоение Сибири нерентабельно и убыточно для США.

Но, во-первых, это — вопрос цивилизационного обновления и возрождения, поэтому экономика вторична! Новый Клондайк в Сибири означает пробуждение жизни, ради которого можно заплатить любую цену.

Во-вторых, США — достаточно высокотехнологичная сверхдержава и может позволить себе использование новейших средств.

В-третьих, стратегически Сибирь и Дальний Восток определят лидерство в Тихоокеанском регионе, а следовательно, и планетарное доминирование.

США не могут удержать Сибирь, так как она слишком далеко от них, и близка к Китаю? Отнюдь! Не забывайте: Америка — сверхдержава, созданная переселенцами. Наиболее вероятно, что для освоения Сибири США будут опираться не только на местное население, то есть русских, но и станут проводить политику заселения Сибири. Именно США дали миру понятие — гомстед. Гомстед — участок земли, который по закону, принятому в 1862 году, предоставлялся в США каждому американскому гражданину (при уплате небольшого сбора) для освоения малозаселенных земель, развития фермерского хозяйства. Брать можно было столько земли, сколько успеешь застолбить. Так был освоен Дикий Запад.

Политика гомстеда, навязанная гипотетической Сибирской республике, станет важным элементом обновления в США. Наиболее малообеспеченные и нежелательные элементы американского общества начнут планомерно выдавливать из Штатов. Люмпенам и беднейшим слоям США будет предложено (навязано) переехать в Сибирь. По принципам гомстеда. Это могут быть как белые расисты, уставшие от политкорректности, так латиносы или негры, которые уедут в поисках лучшей жизни.

Так же политика будет осуществляться для жителей Европейской части РФ, оставшейся без сибирской нефти с абсолютно неконкурентоспособной экономикой и обнищавшим населением. Тогда русских будут переманивать в Сибирь, но, увы, уже под американским руководством.

Сибирская республика — не просто экономический Клондайк для США, это в значительной мере сакральный образ успеха. Это будет не просто контроль. Это будет именно заселение!

Сибирь манит к себе и растущий, перенаселенный Китай. Для него овладение Сибирью означает решение сразу множества острейших проблем: получения нового «жизненного пространства», плодородных земель, огромных запасов пресной воды, лесных массивов, топливно-энергетических ресурсов и месторождений самого разнообразного сырья. Соединение ресурсов Сибири с промышленным и людским потенциалом КНР — это страшный сон как Вашингтона, так и Токио.

Словом, по мере развития нынешнего глобального, системного кризиса борьба за Сибирь будет только обостряться.

РАЗРЫХЛЕНИЕ ПОЧВЫ

Беседуем с Юрием Крупновым, давним энтузиастом инновационного развития Сибири и Дальнего Востока, ныне — советником полпреда Президента РФ по Дальневосточному федеральному округу:

— Дошло до того, что именно в последние годы стали активно обсуждать ненужность и чуть ли не вредность Дальнего Востока для России. И предлагать соответствующие «рекомендации», — говорит он. — Например, в апреле 2005 года известный московский политолог и журналист Виталий Третьяков провел круглый стол под более чем оригинальным названием «Сибирь — жемчужина или балласт России?». Материалы стола широко распространяются и это словечко «балласт» тиражируется.

И это на фоне много лет публикуемых заклинаний зарубежных аналитиков о том, что российский Дальний Восток — «неизлечимый больной Азии»! (Это часть названия большой статьи одного из лучших американских политологов Раджана Менона: «Неизлечимый больной Азии: Дальний Восток России вымирает»). На фоне речей о том, что «Однажды Россия потеряет свой Восток» (интервью Збигнева Бжезинского «Независимой газете» лета 2005 года).

— Они, Юрий Васильевич, явно готовят умы к тому, что эти земли будут отторгнуты от нас…

— Скорее всего, так. Еще с конца прошлого века век наступивший нередко называют «Тихоокеанским» (Pacific Century) — по аналогии с «Американским веком». По аналогии с тем словосочетанием-программой, которое в 1938 году было введено издателем журнала The Time Генри Люсом (Henry Robinson Luce). Надо сказать, его повторили в проекте «Новый Американский век», что стал организующим началом для выработки неоконсервативной идеологии — как раз той, что с конца 2001 года завоевала доминирующее положение в имперской политике администрации США.

В 2002-м в США вышла в свет внушительная монография «Русский Дальний Восток: регион на грани небытия». А чуть позже издана и быстро переведена на русский язык книга аналитиков Брукингского института (ведущей американской «фабрики мысли») Клиффорда Гэдди и Фионы Хилл — «Сибирское проклятие: как коммунистические плановики выставили Россию на мороз». Главная мысль солидного труда очевидна уже из красноречивого заглавия и без обиняков формулируется авторами на протяжении всей книги: «Если Россия хочет быть конкурентоспособной на мировом рынке, она должна „выйти из холода“, избавившись от „доисторических“ предприятий и сократив свои большие города в регионах восточнее Урала. Переселение людей назад в европейскую часть России будет для России реальной возможностью объединиться с Западом…»

Нам внушают: за Уралом Россия совсем уж нерентабельна, и потому надо бегом сворачиваться и уматывать из Сибири — или, поэтическими словами американских аналитиков, «возвращать Сибирь из положения „сердца страны“ обратно — на статус периферии». Делается это все, разумеется, якобы ради блага жителей России. Ведь, как это на полном серьезе писала английская газета The Guardian, «разработанный в Брукингском институте график, который отображает температуру на душу населения, показывает, что простые русские год за годом вынуждены были терпеть низкие температуры просто потому, что Сталин удерживал их в ледяных краях».

Из «ненужности» или дикой запущенности нашего Зауралья закономерно следуют и советы бросать, продавать или сдавать в аренду наш Дальний Восток…

Крупнов рассказывает нам, как 12 октября 2005 года писатель Михаил Веллер между делом предложил сдать Курилы Японии. Пока — в аренду. Обоснование необходимости сдачи в том, что острова эти, мол, — «чемодан без ручки», что «Курильские острова от России все равно ушли. И сегодня нам с ними делать абсолютно нечего. Нет ни денег, ни смысла держать там серьезные базы. Но сегодня за Курилы еще можно торговаться, а лет через пятнадцать они уйдут бесплатно».

Как видите, почва уже исподволь рыхлится.

Все, кто планирует захват Сибири (как китайцы, так и США), проектируют явно новое заселение данной страны. Если для Штатов это вопрос возрождения и обновления, то для китайцев — просто вопрос экспансии и выживания нации уже без сакральной составляющей.

В СИБИРИ ЖИТЬ ЛУЧШЕ, ЧЕМ В АМАЗОНИИ ИЛИ ТРОПИЧЕСКОЙ АФРИКЕ

Сибирь может стать «эликсиром молодости» для США (впрочем, как и для Китая) по еще одной причине. Ведь она — это своеобразный «чистый лист». Пространство обширное и редконаселенное, беспроектное, свободное от американских (и китайских) регламентаций, обычаев, традиций. Некая целина, на которой можно экспериментировать, создавая самые смелые модели, свободные от застарелых ошибок и предрассудков.

С одной стороны, здесь можно «с нуля» делать карьеры и бизнес, «снимая сливки» на абсолютно новых рынках. Так же, как когда-то на Диком Западе. Здесь можно изобретать новые виды бизнеса, выступая смелыми предпринимателями. Экспериментировать со стилями жизни. В конце концов, в США сегодня есть социальное изобретательство, а патентное бюро США выдает патенты на новые модели бизнеса (об этом пишут Элвин и Хейди Тоффлер в книге «Революционное богатство», 2006 г.)

Огромные просторы Сибири и Дальнего Востока требуют титанических вложений в инфраструктуру: дороги всех видов, аэродромы, трубопроводы, порты речные и морские. Все это способно впитать в себя триллионы «горячих» долларов, сегодня мающихся без приложения, перетекающих с рынка деривативов — на рынок нефтяных фьючерсов, а оттуда — на продовольственный рынок. Сибирь даст множество проектов по добыче полезных ископаемых (только вдоль трассы БАМа!), множество транспортных и туристических предприятий. А какие перспективы открывает одно только высокотехнологичное сельское хозяйство в землях по Амуру? А Прибайкалье? Это же кладезь уникальных экосистем, пресной воды, отличных сельских угодий. А уникальная почва Камчатки, где все растения получаются в несколько раз большими?

На «чистом листе» возможно опробовать новые виды урбанизации, с самого начала создавая биоэкополисы, например. Здесь можно пробовать новые виды транспорта. Например, альтернативу автомобилям — аэролеты с раскладными крыльями, не требующие дорогих асфальтовых трасс. То же самое касается экранопланов, грузопассажирских дирижаблей, скоростного надземного транспорта — словом, всего того, что на самом Западе не может развиться из-за сильного противодействия старых корпораций, использующих прежнюю технику. Новая земля обетованная потребует и революционных прорывов в области связи, станет огромным рынком для технических инноваций. Здесь с самого начала можно устраивать зоны «устойчивого развития», применяя жесткие экологические нормы. Здесь найдется место для десятка новых «кремниевых долин», парочка новых Калифорний.

Все это, вместе взятое, также станет волшебным лекарством для той цивилизации, что завладеет Сибирью.

Учтем еще один момент: на планете сегодня нет другой такой многообещающей tabula rasa. Амазония? Это — «зеленый ад» джунглей, малярия, тяжелый и нездоровый климат. Африка? Там — те же убийственные джунгли с губительным для европейцев климатом, да и населен Черный континент южнее Сахары куда гуще, чем Сибирь. В Сибири, конечно, холодно, но на фоне других неосвоенных территории она выглядит просто райским уголком.

РУССКИМ НУЖНО СРОЧНО ЗАСЕЛЯТЬ СИБИРЬ!

России, если она не хочет лишиться своих земель «встречь солнца» от Урала, следует сделать освоение Сибири и Дальнего Востока своим важнейшим стратегическим приоритетом. Если РФ хочет обратиться в истинную Россию, главной ее стратегией должна стать срочная программа развития российского Дальнего Востока — решительная, мощная Восточная политика. На берегу Тихого океана мы должны создать систему внутреннего присутствия и закрыть восточные границы страны. Стремительно развивая Сибирь и Дальний Восток, мы должны ставить здесь «острова Будущего», зоны ускоренного инновационного развития. Нам нужно многое.

1. Политика заселения, русский вариант гомстеда.

2. Административные меры по привлечению населения: снижение налогов и др.

3. Развитие закрывающих и прорывных технологий, основание технополисов и районов форсированного развития.

4. Жестокое пресечение коррупции и рейдерства по отношению к предпринимателям Сибири и Дальнего востока.

5. Резкое наращивание вооруженных сил. Развитие и переоснащение Тихоокеанского флота.

И так далее — и тому подобное.

Ни США, ни Китай не могут отказаться от притязаний на Сибирь, даже если бы захотели. Это «фатальная воронка» их сценариев будущего. Тот из них, кто получит Сибирь, обретет и планетарную власть. Но следует помнить: хороших иностранных хозяев для русских не бывает. Быть сырьевым придатком Китая — еще более оскорбительно, нежели сырьевым придатком Запада.

Коррумпированная, сырьевая, бюрократически-ограниченная РФ неизбежно потеряет Сибирь и не сможет провести ее освоение. Если русские согласились с тем, что Украина и Белоруссия навсегда отделились и «у них своя судьба», то закономерно будет отказаться и от Сибири. Если уж быть последовательным. Очевидно, что использование Сибири и ДВ только для добычи сырья предопределяет их потерю для Русского мира.

Но Сибирь — часть России! Поэтому следует сделать все возможное и невозможное для сохранения Сибири в составе России. А это значит, что пора от сырьевой модели освоения переходить к инновационной стратегии в Сибири.

РФ в ее нынешнем виде потеряет Сибирь. У всех ее конкурентов, претендующих на громадные территории, есть очень серьезные стимулы к политике захвата и освоения. Конечно, пока у РФ имеется ядерное оружие, она имеет шансы защитить себя от попыток силового захвата Сибири и Дальнего Востока. Но это только «консервирует» проблему и вовсе не предотвращает отпадения Сибири в результате подъема местного сепаратизма. А политика вытягивания и концентрации населения в Москве и Петербурге (и нескольких других мегаполисах) ведет к образованию «антропопустынь» в Сибири и Дальнем Востоке. Как следствие — это облегчает ее освоение нашими цивилизационными конкурентами.

И наоборот: инновационное освоение зауральских пространств вкупе с берегами Тихого океана позволит русским дать сокрушительный «асимметричный ответ» на экспансию НАТО, на превосходство Запада в людских ресурсах и богатствах.

http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=11 158


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru