Русская линия
Русская линия Иван Симоненко,
Виталий Дзюба
11.09.2008 

Аномалии национализма. Западные ангелы — с бомбами?!

Нацизм — это отрицающий себя национализм. Складывается впечатление, что современное политическое мнение на Западе формируется под влиянием сильнейшего приступа национальной экзальтации, своего рода патологии, которую было бы уместно определить как «негативистская демократия». Иначе говоря, сознание Запада поразило тяжелая болезнь. Ее главный симптом состоит в том, что политики и даже руководители государств принимают внешние и случайные проявления событий или процессов в качестве их сущности. То есть видят пену на поверхности реки, но не в состоянии разглядеть саму реку. Произошла коррозия сознания на национальном уровне, и еще не изобретен тот наждак, которым можно было бы устранить эту аномалию.

Волны «праведного гнева» в адрес России продолжают вздыматься в политических кругах западных стран. Некогда думать о том, что каждый шестой обитатель планеты живет за чертой бедности, то есть имеет меньше одного доллара в день. Нет времени заняться проблемой геноцида в суданском Дарфуре. Нет желания выделить средства на борьбу со СПИД в Африке. Все внимание направлено на Россию. Ее надо «наказать», «проучить», а лучше всего — расчленить и разделить между западными странами. Точно так, как планировалось это «передовыми нациями» в годы иностранной интервенции и Гражданской войны, вызванными к жизни (по вине националистов) Первой мировой.

НАЦИОНАЛИЗМ, ОТДЕЛЯЮЩИЙ НАРОД ОТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

По мнению В. С. Соловьева национализм представляет «для народа то же, что эгоизм для индивида: дурной принцип, стремящийся изолировать отдельное существо превращением различия в разделение, а разделения в антагонизм».(1) Поклонение национальным односторонностям и аномалиям, отделяющим народ от остального человечества, мыслитель обозначил как одну из трех граней, фаз национализма, которые незаметно переходят одна в другую: от поклонения своему народу, как «носителю вселенской правды», к его почитанию — даже независимо от правды и, в конце концов, навязывание народу отрицания «вселенской правды».(2)

Можно взять в пример для иллюстрации этого процесса отношение к лауреату Нобелевской премии Александру Солженицыну, которого галицийские националисты сначала «спасли в лагере для заключенных от „урковских“ унижений».(3) Но поскольку русский писатель будто бы так и не научился понимать Украину, как ее понимают в Галиции, во Львове фамилию Александра Исаевича за отрицание Голодомора трансформировали в Со (Со)Лже (Брех)ницына — именно Собрехницына.

Что случилось? Откуда метаморфозы? Это «носитель вселенской правды» незадолго до смерти, оказывается, не согласился трактовать голод 1932−33 годов в УССР как «геноцид»: «Такой провокаторский вскрик о „геноциде“ стал зарождаться… сперва потаенно, в затхлых шовинистических умах, злобно настроенных против „москалей“, — а вот теперь взнесся и в государственные круги нынешней Украины, стало быть, перехлестнувшие и лихие заверты большевистского Агитпропа??» — заявил Солженицын в своей статье в 2008 году и, соответственно, был заклеймен галицийско-украинскими националистами.

Если ты говоришь им о Косово, они отвечают, что там все было «законно и легально». Это потому, что большинство западной публики считают агрессию против Сербии богоугодным делом. Примерно, как средневековая инквизиция сожжение на костре еретиков и прочих «заблудших» душ. Этот тип аргумента — «аргумента большинства» — является характерным для политического мышления эпохи постмодерна, когда истиной является только то, что определяется в качестве таковой доминирующими информационными потоками. Вместе с тем, право перестает быть таковым, как только перестает быть формальным и независимым от распространенности того или иного мнения, замечает один из корреспондентов американского журнала «Washington ProFile».

Если ты говоришь им о Южной Осетии, все, наоборот, — и незаконно и неправедно, ибо именно так классифицируют действия России на CNN и других западных информационных каналах. На украинских, кстати, тоже. Невольно вспоминается Карел Чапек: враг злодейски обстреливал наши самолеты, мирно бомбившие его столицу.

Расширение НАТО на Восток — это ни что иное, как «триумфальный марш демократии». О том, что в ходе этого «марша» весьма достойный член Альянса — Турция — осуществляет «мирный», но масштабный геноцид курдов, ни слова. Нельзя, мол, наводить тень на плетень, то есть «злодейски» порочить иконописный и благообразный облик «гуманного» военно-политического блока, которому Европы уже мало, и он протягивает свои по локти в крови руки во все новые и новые регионы мира.

Такова природа аномального, выродившегося и доведенного до отрицания человеческой общности национализма, т. е. нацизма.

Если Запад и далее будет использовать стремление нацистов Украины и Грузии получить дивиденды на нагнетании русофобской истерии, если вопрос о расширении НАТО за счет этих двух стран останется в повестке дня Вашингтона, Москва будет вынуждена снова обратиться к жесткому противостоянию нацизму. Это очевидно, ибо речь идет, как и в годы Великой Отечественной, об исторической судьбе России. Было бы очень наивно и преступно полагаться на мирные заверения западного хищника, подбирающегося к Смоленску, Курску, Ростову-на-Дону. Прав был Владимир Путин, когда сказал, что «товарищ Волк слушает и кушает».

Между тем, расширение НАТО на восток не может иметь никакого иного объяснения, как подготовка к агрессии против России. Это чушь собачья, что «демократии не воюют» и не нападают на те страны, в которых присутствует «Макдональдс». Одна из бомб НАТО в Белграде упала как раз на «Макдональдс». Они не воюют в том случае, когда их соперник заведомо сильнее и может дать сдачи. Против слабых же воюют, и охотно, с издевкой. Примерно, как кот «играется» с мышью перед тем, как съесть ее. В этой обстановке Россия, которой по своей совокупной мощи очень далеко до бывшего СССР, явно слабая сторона, и ей просто необходимо обращаться к превентивным мерам, чтобы не оказаться в той ситуации, которая случилась 22 июня 1941 года.

ЗАПАДНЫЕ АНГЕЛЫ — С БОМБАМИ?

Россия — это очень лакомый кусок, и немалый, планетарного пирога, на который сегодня обнаружилось немало охотников. Можно много задать вопросов Михаилу Горбачеву. Например, о чем он думал, когда радостно рушил СССР. Еще лучше привлечь его к ответственности за государственную измену. Однако к истории сослагательное наклонение неприменимо. История — это серия фактов и действий. Государство распалось, Россия сильно потеряла в мощи и территории, и теперь ей приходится в одиночку защищаться по всему периметру. Она и в самом деле напоминает затравленного псами медведя. Медведь еще имеет шансы расправиться с этой сворой, но может и упасть.

Почему Россия столь привлекательна в глазах любителей дармовой наживы? В России очень много ресурсов. А XXI век, по общему признанию специалистов, это век борьбы за скудеющие с каждым годом ресурсы планеты. Обратимся к языку цифр. Стоимость только разведанных ресурсов в расчете на одного жителя составляет в России 160 тыс. долларов, в США — 16 тыс. и в Европе — 6 тыс. долларов. Вот откуда «ноги растут»!

Глобализация по-американски с ее приматом экономики над человеком ведет человечество к гибели. Американские и российские ученые провели исследование взаимодействия человечества и биосферы по шести параметрам: численности населения, объему промышленного производства, объему производства продуктов питания, запасам природных ресурсов, уровню загрязнения окружающей среды, а также по уровню социально-экономической дисгармонии внутри человеческого общества. Они пришли к выводу, что наша планета вошла в опасный этап своего развития. В этап запредельной антропогенной и техногенной перегрузки. Начался процесс саморазрушения мира, говорит участник этого исследования Владимир Никитин.

В этих условиях надо менять социально-экономическую модель развития, то есть отказаться от капитализма. Но крупный западный капитал ничего менять не хочет. Он стремится продлить свое существование за счет ресурсов России.

Запад торопится. Во-первых, потому, что пик его могущества уже позади. Еще 10−20 лет, и Восток, в частности, Китай и Индия его обойдут, и станет Запад тогда такой же периферией и мировыми задворками, как нынче тропическая Африка, или какой-либо Тимор. Известно, что с проигравшими никто не церемонится, а среди изречений Конфуция всегда можно подыскать подходящее к случаю выражение. Словом, «горе побежденным!»

Во-вторых, Россия тоже не стоит на месте. Сегодня уже нельзя сказать, что страна держится только за счет энергоресурсов. Да, они пока занимают непомерно большое место в структуре ВВП. Но уже поднимается современное машиностроение, вновь появились перспективные научно-технические разработки. Используемая для выхода из кризиса модель госкапитализма, хотя об этом говорить вслух в Москве не принято, приносит первые плоды.

В-третьих, Запад боится консолидации Востока. Там понимают, что сегодня она еще невозможна. Китай пока не достиг того совокупного могущества, чтобы бросить Западу перчатку. Но невозможное сегодня станет возможным завтра, и однажды Вашингтон увидит, что Шанхайская организация сотрудничества не только расширилась, но и превратилась в мощнейший на планете военно-политический блок. В этом случае западным странам останется только «сушить весла» и вспоминать о былом могуществе.

В-четвертых, с ликом ангела, но в роли подпевалы-провокатора западных стран выступает государственно-политическое руководство Украины и Грузии, вооруженное до зубов нацистскими доктринами, современной военной техникой и двойными стандартами западной прессы. Особыми экономическими приобретениями в ходе исполнения функции «важняка» им хвастаться не приходится. Очевидно лишь то, что в кооперации с Россией можно было бы добиться намного большего. Что же касается взятой на вооружение идеологической доктрины, идеи такого рода никого еще до добра не доводили. Можно, например, вспомнить Гамсахурдиа с его лозунгом «Грузия для грузин!». Да и в «просвещенной» Европе подобные примеры бывали. Заканчивались они всегда одинаково печально.

НАЦИОНАЛИЗМ, КОТОРЫЙ ПОСТАВЛЯЛ ГИТЛЕРУ ИДЕИ

В свое время Франц Иосиф говорил о своей империи как об аномальном явлении в Европе,(4) потому что в начале ХХ века она все сильнее и сильнее клонилась к агрессивному национализму и этнократии, проводя в то же время «наиболее гуманную в Европе, да и мире, национальную и социальную политику». Правда, этот гуманизм «австрийцы допускали для всех народностей», кроме русских. Как писал в 1888 году Яков Головацкий, ректор Львовского университета, «введены были не только иемецкіе и итальянскіе учебники, напечатанные за границей в Германіи и Италіи, но допущено и употребление сербских, румынских и польских книг, печатанных в Белграде, Букуреште, Варшаві и Познани, только для одних Русских в Галичині и Венгріи правительство не допустило ни одного учебника из Россіи и не позволило даже пользоваться сочиненіями русских писателей».(5)

В конце концов, когда националисты резко активизировались по всей империи, правителям Австро-Венгрии сильные мира сего напомнили, что «в сумасшедшем доме государей нет». То есть, в существовании империи Габсбургов, мол, Антанта не только не заинтересована, но и делает ставку на националистов Центральной Европы. В результате, Австро-Венгерская империя рухнула, а на свет появилась Польша, Чехословакия, Румыния и Югославия, сотворившие этот «сумасшедший дом». Зато каждый из «младоевропейцев», включая отданных тогда полякам галицийцев, до сих пор напоминает собой многонациональную Австро-Венгрию в миниатюре: с той лишь разницей, что политика дискриминации и/или ассимиляции этнических меньшинств, которых австрийские императоры и венгерские короли некогда называли «своими», с тех пор для этих новоиспеченных «нациков» просто стала жизнеутверждающей доминантой.

Говорят, что Евросоюз, как крупный наднациональный проект, некоторыми своими чертами и устройством в массовом сознании народов очень даже напоминает былую Австро-Венгрию. Очень даже напоминает: в том числе и националистов Центральной Европы, которые сегодня развернули самую настоящую антирусскую и антироссийскую истерию. Не случайно этим обстоятельством при распаде соцлагеря в 90-х годах воспользовались НАТО и США, подстрекательство которых на манер Антанты привело в этом регионе к новой вспышке «аномального» национализма, которая имела на Балканах самые катастрофические последствия.

Есть что-то симптоматичное, что именно в «центре Европы», преимущественно в Вене, передовой и либеральной столице Западного мира достиг своих успехов один из проповедников расизма, бывший монах Георг Ланц, «человек, который поставлял Гитлеру идеи», и красовался Георг фон Шенерер, которого фюрер называл «глубоким умом». Кстати, до 1913 года Гитлер тоже жил в Вене, бургомистром которой был «кумир австрийского мещанства» Карл Люгер. Конечно, и Люгер, и Ланц, и Шенерер, и другие «либералы» тогдашней Австро-Венгерской монархии никак не предполагали, что внутри восточноевропейских национализмов развивается «новая волна» — откровенного нацизма.

Ситуация типична, в общем для нынешних московских либералов, которые утверждают, что «культ УПА — это пока еще не неонацизм». Конечно, они понимают что ОУН-УПА — это направление «очень радикального национализма», который «уже отрицает универсальную мораль и основанные на ней европейские ценности», «оправдывает сотрудничество с нацизмом во время Второй мировой войны и военное противостояние антигитлеровским силам», «но сам еще не постулирует расизма» (Юрий Шевцов — директор Центра по проблемам европейской интеграции из Минска).(6)

«Как бы не так! Держи сестра конфету!» — сказал бы на это персонаж поэмы Евгения Евтушенко.

Идеологически, организационно, и политически нацисты Галиции вырастали раньше и быстрее своих итальянских или германских единоверцев. Когда в ноябре 1918 года лидер III Рейха еще только выписывался из лазарета после лечения сифилиса, Н. Михновский уже успел убедить в киевской пивной сбежавшего из российского плена австрийского прапорщика Е. Коновальца, что «Украина для украинцев», и даже воодушевить петлюровское правительство: «Еврейские погромы — наш флаг!» А затем эти «формальные националисты», по мнению главы Центральной Рады Винниченко, решили «военной силой заставить неукраинскую буржуазию украинизироваться», предварительно, конечно, расстреляв рабочих и «несвидомых».

Кстати, с 1920 года быстрому росту украинского нацизма в Галиции способствовала греко-католическая церковь, типичный польско-австрийский выкормыш, который веками стряпал организационную и финансовую подпитку вдохновителям реванша на Восток. Практически все крупные и помельче «вожди» и идеологи украинского нацизма прошли через горнило ГКЦ, а многие родились в семьях униатских священников (те же Н. Михновский, С. Охримович, С. Ленкавский, С. Бандера или Я. Стецко). На деньги этого «ордена» УВО-ОУН-УПА пропагандировала экстремистские взгляды Д. Донцова, организовывала диверсионно-подрывную деятельность и терроризм, этнические чистки и разбой. Разве это не «достойный» вклад в развитие расистской, следовательно, фашистской теории, господа из Центра по проблемам европейской интеграции?

Однако факт, ОУН-м, ОУН-б, ОУН-з и трансформационные разновидности других современных оуновских течений в виде ВО «Свобода», КУН, НРУ, УНР, УНП «Собор», РХП, УКРП, ВПО ДСУ, УНА-УНСО по сегодняшний день не отказались ни от идеологии украинского интегрального национализма (донцовщины, следовательно, и от расизма, догмата господства элиты, касты «луччих людей» над остальным украинским людом), не осудили преступную фашистскую практику и массовый бандитизм, элементарную русофобию и работу на западные разведцентры НАТО.

Думаете, об этом не знают в компетентных службах Украины? Отнюдь. В учебном пособии для курсантов академии СБУ Украины так и записано: «Контакты ОУН со спецслужбами иностранных государств носили закономерный характер».(7) «Провод националистического движения принимал меры, чтобы наладить контакты и сотрудничество со специальными службами иностранных государств (Великобритании, США, впоследствии — Италии, ФРГ)».

Как же так, что ж такое, разве могут националисты служить другой Родине, ведь это нонсенс? Нацизм — это и есть полностью отрицающий себя национализм. Следуя «указаниями разведывательных центров тех государств, которые поставили под контроль заграничные центры националистического движения и их спецподразделений» ОУН-УПА, «ключевыми направлениями такого сотрудничества были: снабжение зарубежных спецслужб разведывательной информацией, проведение боевых и диверсионных акций… в обмен на помощь (возможность создавать организационную сеть на территории иностранных государств, обеспечения лояльности их правительств, финансовые дотации, снабжение оружием и боеприпасами, подготовка специальных кадров и тому подобное)», — спокойно констатируют «деяния» ОУН-УПА в той же академии СБУ.

Так что не зря, оказывается, Франц Иосиф говорил о своей империи, которая родила и выпестовала национализм, который поставлял Гитлеру идеи, как об «аномальном явлении в Европе».

РОКОВОЙ НАЦИОНАЛИЗМ

С одной стороны, есть действительно колоссальное влияние национализма на весь современный мир. То же самоутверждение нации стало не только способом выращивания государственности в любом уголке планеты, но и универсальным средством политической борьбы современности. Стремление слыть нацией оказалось вполне универсальной легитимной ценностью в политической соревновании на Западе и Востоке, Севере и Юге.

С другой стороны, однако, никакого общеприемлемого «научного определения» нации разработать до сих пор так и не удалось. Нацию, национальность, национализм «трудно определить, трудно анализировать». Как утверждает в своей знаменитой книге американский ученый Бенедикт Андерсон (8) «Убогость благовидной теории национализма прямо-таки бросается в глаза… В отличие от большинства других „измов“, национализм так и не породил собственных великих мыслителей: гоббсов, токвилей, марксов или веберов». И вместе с тем «феномен этот существовал и существует до сих пор». Он почему-то породил в людях такие глубокие привязанности, что они и сегодня все аномалии национализма наделяют эмоциональной легитимностью.

Более того, теория национализма «представляет собой великую историческую неудачу» многих теоретических течений.(9)

Либеральная теория ввиду коренных различий, многозначности, историчности оснований опирается на впечатление и даже убеждение, что понятие национальности, соответственно и национализма являются «особого рода культурными артефактами» (от лат. — искусственно сделанный). «Это реальность, — как говорил французский искусствовед Анн Юберсфельд, — «но для меня и для любого из моих знакомых, — это сконструированная реальность, артефакт».(10) К концу XVIII в. она проникла на множество социальных территорий, пригодных к дальнейшему ее саморазмножению в виде самых разных политических и идеологических констелляций (эклектического соединения разнородных элементов, способ организации которых носит принципиально случайный характер) — т. е. исторически сложившихся расстановок социально-классовых позиций и сил.(11)

Для марксистской теории, а еще больше для практики движений марксистского толка национализм оказался самой неудобной аномалией. Только советское военное вмешательство в Германию (1953), Венгрию (1956) и Чехословакию (1968) оправдывалось делом «защиты социализма». Китайско-советские пограничные столкновения 1969 года, вьетнамское вторжение в Камбоджу в декабре 1978 — январе 1979 гг., а затем китайское нападение на Вьетнам уже сопровождалось указанием на национальные особенности противоборства этих государств. Всемирно-историческое значение вооруженных конфликтов между марксистскими режимами для мировых фундаментальных трансформаций оказалось знаковым, но… роковым.

Так, Китайская Народная Республика, Социалистическая Республика Вьетнам или Советский Союз революционно самоопределялись в XX в., провозглашая «конец эпохи национализма» и конец «старым нациям». Однако, природу национализма они не изменили, не говоря уже о том, чтобы преодолеть. В результате — он их одолел.

В формально безнациональном по своим намерениям Советском Союзе национальными были республики, а Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии — не что иное как наследие донациональных династических государств прошлых веков. Да и после второй мировой войны «каждая успешная революция самоопределялась в национальных категориях» — укоренялась в территориальном и социальном пространстве, унаследованном от «дореволюционного прошлого». Войны между Вьетнамом, Камбоджей и Китаем вызвали глобальные общественные сдвиги не как войны между режимами или марксистскими движениями, а по соображениям «национальных императивов».

Вот и получилось: сначала реальность эпохи национализма вышла далеко за пределы социалистического мира, в свое время утвердившего лозунг самоопределения наций, и ООН до сих пор почти ежегодно расширяет свой состав все новыми и новыми членами. Затем многие «старые нации» оказались не монолитом, а национализмами в границах — некогда консолидированные, теперь они терзаемы «дочерними» национализмами, которые то там, то сям неожиданно вырастают в границах вековых территорий и заявляют о праве на самостоятельную жизнь. Есть даже такое определение национализма: «Национализм — это когда часть хочет стать целым». В среде грузинского национализма тут же вырос национализм абхазский и осетинский, а среди галицийско-украинского — русинский и малороссийский.

***

Таким образом, к XXI в. окончательно были похоронены движения интернационалистского рода, а государства, ими вызванные к жизни, на самом деле оказались национальными не только по форме, но и по содержанию, т. е. националистическими. В новом тысячелетии «одновременно с развитием интеграционных тенденций»,(12) денационализацией государственных институтов, интернационализацией хозяйственно-экономической деятельности родился новый мощный всплеск национализма. И с этим нам еще предстоит долго жить…

Вот почему даже в часы «праведного гнева» главное, чтобы национализм никогда не становился аномальным (греческое anomalia — отклонение от нормы, ненормальность), роковым образом отрицающим самого себя, человека и человечество.

СНОСКИ:

1. Соловьев В. С. Русская идея // Россия глазами русского. М, 1991. С. 321.
2. См.: Соловьев В.С. Национальный вопрос в России. Соч. В 2 т. М., 1989 Т. 1.
3. Солженіцин як суперечність. Блог Володимира Цибулька. 04.08.2008. http://www.zaxid.net/blogentry/21 229/
4. Как погибал «Советский Союз Центральной Европы. Gazeta.Ru. «Россия в глобальной политике». 21 августа 2006 г. http://www.globalaffairs.ru/articles/0/5997.html.
5. Яков Головацкий. Замътки и дополненiя къ статьямъ г. Пыпина. Вильна. 1888. 97 стр. с. 53.
6. Юрий Шевцов: Культ УПА: аморализация Украины. Статья, подготовленная к печати в качестве послесловия к книге Александра Дюкова «Второстепенный враг: ОУН, УПА и решение «еврейского вопроса»», выходящей в свет в издательстве ИА REGNUM. www.regnum.ru/news/1 005 998.html
7. Д.В.Веденеев, Г. С.Биструхiн. Двобiй без компромiсiв. Протиборство спецпiдроздiлiв ОУН та радянських сил спецоперацiй. 1945−1980-тi роки: Монографiя. — К.: К.І.С., 2007. — 568 с.
8. Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма / Пер. с англ. В. Николаева; Вступ. ст. С. Баньковской. — М.: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2001. — 288с. mnib.malorus.org/kniga/378/
9. Nairn T. The Break-Up of Britain: Crisis and Neo-Nationalism. London: New Left Books, 1977. PP. 329−363. Ким Тэ Юн. Русский национализм и его особенности в современной России. Москва. 2006. — 27 стр. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук.
10. Ubersfeld A. Les termcs cles de 1'analyse du theatre. P., 1996.: с. 24. См: Ильин Илья Петрович. Постмодернизм. Словарь терминов. Москва: ИНИОН РАН (отдел литературоведения) — INTRADA. 2001. с. 68.
11. Культурология. XX век. Энциклопедия. В 2-х т. Издательство Фонда поддержки науки и образования «Университетская книга». Санкт-Петербург. 1996. Т.2. с. 9.
12. Юридическая конфликтология. Под ред. В.Н.Кудрявцева. М., 1995. http://gumer.info/bibliotek_Buks/Pravo/Ur_Konfl/13.php.htm
Иван СИМОНЕНКО , кандидат политических наук, председатель партии РУСЬ (Русско-украинский Союз);
Виталий ДЗЮБА , кандидат исторических наук

Получено редакцией Русской Линии в рассылке Информационного центра ВСЕУКРАИНСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ «РУССКОЕ СОДРУЖЕСТВО»

http://rusk.ru/st.php?idar=113266

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Shda    11.09.2008 14:45
НАЦИОНАЛИЗМ, ОТДЕЛЯЮЩИЙ НАРОД ОТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
НАЦИОНАЛИЗМ, КОТОРЫЙ ПОСТАВЛЯЛ ГИТЛЕРУ ИДЕИ
РОКОВОЙ НАЦИОНАЛИЗМ
Такое впечатление, что авторы преследовали задачу связать понятие национализма с различными непристойностями. При этом что такое национализм, в статье не обозначено. "Кручу-верчу, запутать хочу"?.
Привели в качестве авторитетного философа Соловьёва. Так он был западником (читай либералом). Для них, западников, национализм как кость в горле.
Короче, чётко отработана технология очернения.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru