Русская линия
Православие на Дальнем Востоке Денис Михалев27.08.2008 

Какого архиерея ждет чукотская паства?
На страже церковного единства

Предлагаем вниманию читателей портала «Православие на Дальнем Востоке» интервью с пономарем собора Святой Живоначальной Троицы в г. Анадыре, лейтенантом ВМФ, студентом Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Денисом Михалевым.

— Поделитесь Вашим опытом церковной жизни. Каков был Ваш путь к Богу?

Наверное, сложно однозначно сказать, когда в действительности начался мой путь к Богу. Мне кажется, что Господь с самого рождения призывает к Себе человека и так продолжается всю его жизнь, как бы тот далеко не старался уйти от Него. Думаю, что так было и в моем случае. Но есть, наверное, несколько таких ярких моментов в моем детстве, а тем более, в зрелом возрасте, которые, как я думаю, послужили определенными толчками, направлявшими мой жизненный путь к Господу. Помню, в детстве, с удовольствием смотрел такой знаменитый в свое время мультсериал о Библии, как «Суперкнига». Все описываемые в нем библейские эпизоды тогда меня сильно тронули, особенно образ Самого Спасителя. Вообще у нас в стране, начало 90-х характеризовалось таким всеобщим интересом к религиозности. И хотя, семья у нас была неверующая, и о Боге у нас как-то особо не говорили, но помню, что каждый год мы справляли Пасху, и Праздник этот, пусть и неосознанно, но напоминал о Боге, и всегда наполнял этот День неким высоким смыслом, который переживался на каком-то глубинном духовном уровне. Единственный человек в нашей семье, который затрагивал тему веры, была моя прабабушка, хотя воцерковленной в полном смысле этого слова ее назвать было нельзя. Но, видимо, по старой духовной традиции она что-то рассказывала мне о Боге, и помню, что слушал я это с большущим интересом, хотя тогда мне все это казалось не более чем очень интересной сказкой. Настоящие острые искания начались уже в юношеском возрасте, когда я заканчивал школу. Это было одновременно очень тяжелое, но и светлое время: юношеский протест против окружающего мира и действительности, увлечение роком, какие-то религиозно-философские искания. К тому же, в нашей семье и в моей школьной жизни тогда настал очень кризисный период, который подталкивал к поискам выхода из мучивших меня вопросов и обстоятельств. И тогда постепенно я начал сам обращаться к Богу. Это были самые первые мои молитвы, очень живые и искренние. Одновременно я начал пересматривать огромное количество литературы по истории религии и искать свой путь. В итоге, не без Промысла Божиего, я встретился с одной верующей девушкой, которая, хоть и была баптисткой, но подтолкнула меня именно к движению в сторону Христа. В общем, в то время я особо и не различал конфессиональных различий, Христианство казалось мне всеобщим, но я понимал, что мне необходимо было определяться с выбором церкви, в которой я бы духовно окормлялся. К тому времени я уже полностью прочитал поразившее меня до глубины души Евангелие, и ходил под его влиянием в каком-то окрыленном состоянии. Определяясь со своим духовным путем, я побывал поочередно на собраниях баптистов и лютеран, но ни преувеличенный интерес ко мне и восторженно-любвеобильное собрание баптистов, ни строго — размеренное органное богослужение лютеран, не вызвало во мне духовного отголоска. И вот, однажды, я проходил мимо православного храма, в котором тогда проходила Литургия. Я зашел в него на несколько минут, а как оказалось, остался навсегда. Наверное, нечто подобное испытывали послы князя Владимира, побывавшие в Святой Софии. Чувство было такое, что я дома, в родных для меня стенах, и уходить не хотелось совсем. Через три месяца я принял Крещение. Затем я начал воцерковляться. Те неофитские переживания были очень яркими, молитва сама вырывалась из сердца, и мне постоянно хотелось быть в храме. Затем, конечно, как это и положено, начались первые искушения и падения. Через какое-то время, уже учась в военно-морском училище, я познакомился с окормлявшим нас — курсантов батюшкой, который и стал моим духовником. А уже чуть позднее меня благословили быть пономарем. Недавно я поступил в Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, и сейчас я заочно учусь на первом курсе богословско-пастырского факультета.

Насколько отличается характер церковной жизни в Вашей родной Калининградской епархии и здесь, на Чукотке?

Пожалуй, стоит сказать, что, наверное, в каждой епархии нашей Церкви есть те или иные характерные ей особенности. Сложно судить в полной мере обо всей приходской жизни на Чукотке, потому как я могу делать выводы о ней только на основании полученного мною годового опыта пребывания в Анадыре. Первая особенность — это конечно, малочисленные приходы, но это, в общем, объективно вытекает из небольших масштабов самого города. Пожалуй, что все остальные особенности я смогу в полной мере отнести только к недавнему периоду, когда на кафедре епископом был владыка Диомид. В противоположность Калининградской, в Анадырской епархии, к сожалению, практически отсутствует молодежь, что является весьма печальным фактом, так как, в общем — то, подавляющее большинство жителей столицы Чукотки — это как раз, молодые люди. О духовной нетрезвости клира владыки Диомида много мне говорить не приходится, все это и так очевидно в свете прошедшего Архиерейского Собора, обо всем этом на нем достаточно уже было сказано критических слов. Зачастую вместо проповеди о Христе, с амвона храма можно было скорее услышать очередную историю из мира масонов или «тайной мировой закулисы» или еще чего почище. Печально то, что из-за создавшегося на приходе информационного вакуума, информация прихожанам подавалась преломленной через «опричное» восприятие наших батюшек, что во многом и формировало приходское духовное мировоззрение. Наверное, это во многом и определяет тот факт, с каким интересом наши прихожане сейчас забирают читать привезенные хабаровскими семинаристами журналы «Фома», «Встреча» и «Нескучный сад», сменившие на полках храма одиозные издания наподобие «Пасхи Третьего Рима» или «Духа Христианина».

Сегодня в различных СМИ активно обсуждается церковная ситуация на Чукотке. Нередко звучит мысль о том, что перемены в церковной жизни епархии назрели давно. Как относятся жители Чукотки к решению Священного Синода об устранении епископа Диомида от управления Анадырской епархией?

Несомненно, есть такие вопросы в нашей церковной жизни, которые требуют некоторого пересмотра и изменения, но как это и подчеркивается нашим Патриархом и Священным Синодом, все они должны рассматриваться в духе братской любви и готовности понять и выслушать друг друга. Та манера, с которой владыка Диомид пытался донести свое мнение, явно противоречила этому духу Христовой любви.

Конечно, разрешение конфликтной ситуации, созданной епископом Диомидом было ожидаемо, что и случилось на Архиерейском соборе в известном Определении. Сразу отмечу, что обстановка, сложившаяся в нашей епархии во время и после собора практически не привлекала внимания нецерковных людей. По моему наблюдению, у людей попросту «отбит» интерес к церковной жизни излишней политизированностью и радикализмом епархии. Конечно, вопросы возникали, но я бы не сказал, что они находили сколь значимый отголосок в умах наших жителей, скорее всего, это было любопытство. А вот среди прихожан резонанс был достаточно сильный. Но сразу оговорюсь, той агрессии и неприятия, что наблюдалось возле стен Храма Христа Спасителя, у нас не было и в помине. Пятеро батюшек и несколько прихожан перед прибытием Крестного хода во главе с владыкой Марком встали с пикетом у входа в Кафедральный Собор Святой Живоначальной Троицы и молча при помощи плакатов «Епископ Диомид — совесть нашей Церкви!» выражали свое неприятие решения Архиерейского Собора. В общем, эта самая часть так и осталась верна владыке Диомиду, и сейчас они где-то тайно, несмотря на запрещение в служении, полученном от временно управляющего епархией — архиепископа Марка, совершают свое самочинное служение на одной из квартир города. Истерию и откровенно провокационную деятельность стала развивать корреспондент запрещенной Священным Синодом одиозной газеты «Дух Христианина» Галина Симонова, деятельность которой вызывает одновременно и удивление, и неприязнь как раз за, в противоположность названию газеты, нехристианский дух выискивания неправдоподобных фактов и раздувания их до неимоверно лживых масштабов.

Что Вы ждете от нового епископа, если таковой будет определен на Чукотку Священным Синодом, в случае окончательного отказа от покаяния перед Церковью епископа Диомида?

Хотелось бы пожелать будущему управляющему Анадырской и Чукотской епархией терпения и готовности претерпеть многие испытания, которые несомненно, выпадут на его служение у нас в епархии. Что я жду от нового владыки? Как раз то, что не хватало нашей епархиальной и приходской жизни раньше — это настоящей, живой миссионерской позиции, открытости к людям внешним, готовности нести Слово Божье, братской любви, взаимопонимания и мира.
Беседовал сотрудник редакции портала «Православие на Дальнем Востоке» Алексей Малов.

http://www.pravostok.ru/ru/main_theme/?id=835&theme=125


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru