Русская линия
Столетие.Ru Юрий Болдырев29.08.2008 

Ближневосточное эхо Осетинской трагедии

Известный миротворец Далай-Лама спешит провозгласить и предложить миру кардинальное решение евразийских проблем — вступление России в НАТО и даже перенос штаб-квартиры НАТО в Москву. Но, похоже, с подобными инициативами он немного опоздал — лет этак десятка на полтора. Тогда многие решения принимались нашей властью абсолютно безоглядно. И если бы идея перевести все наши месторождения полезных ископаемых на колониальный режим «соглашений о разделе продукции» увенчалась тогда успехом, самое место для штаб-квартиры НАТО, действительно, оказалось бы в Москве — для силового обеспечения незыблемости колониального порядка.

Теперь все немного иначе. Во всяком случае, природные ресурсы России — под ее юрисдикцией. И, с учетом того, что в НАТО решения принимаются консенсусом, кто ж теперь добровольно согласится на предоставление России права напрочь блокировать натовское «миротворчество», тем более, если оно будет направлено против «энергетического шантажа» России…

«Отношениия НАТО с Россией уже не могут быть такими, как прежде», — провозгласил генеральный секретарь этой организации с трудно произносимым по-русски именем. И не будем произносить — не потому, что не уважаем, а потому, что от этого имени ничего не зависит. Его устами глаголит нечто существенно большее — объективная реальность.

И слава Богу. Может быть теперь, наконец-то, и мы возьмемся за ум?

С чего же начать? Разумеется, с вопроса о том, кто нам союзник, а кто — противник. И начать стоит даже не с Европы, где сейчас так горячо. В частности, развитие событий на Кавказе дает нам основания существенно пересмотреть свое отношение к ближневосточному конфликту.

В недавнем интервью британской газете «Файненшл таймс» президент Грузии Саакашвилли сделал примечательное заявление, суть которого сводится к тому, что его не интересует, хотят ли народы Абхазии и Южной Осетии быть в составе Грузии, важно лишь, что Грузия сама к ним придет. Чем же примечательно это заявление, разве мы раньше чего-то не знали? Мы все знали и понимали, но подобное заявление дает нам серьезные основания для некоторых параллелей.

Наивный вопрос: а чем собственно не устраивает нынешнее «мировое сообщество» такое государство как Иран? Какие такие преступления он совершил, совершает или намерен совершить, что ему нельзя то, что можно другим? В частности, другим можно иметь ядерные технологии, а ему нельзя — почему?

Действительно, на другие страны Иран не нападал. В восьмидесятые Ирак напал на Иран, да еще и при содействии США, а не наоборот. Взаимоотношения Ирана с США, конечно, имеют ряд весьма неприятных исторических прецедентов, но сказать однозначно, что чертом в этих конфликтах был Иран, а США выступали в роли ангела — уж никак невозможно. И солидаризироваться в этих конфликтах именно с США у «мирового сообщества», строго говоря, нет абсолютно никаких объективных оснований. Сейчас Иран ни с кем не воюет, да и прямых намерений нападать на кого бы то ни было за Ираном не замечено. В чем же он так виноват перед «международным сообществом», кроме того, что Западу очень хочется кушать, и из всех блюд Запад предпочитает нефть? Известно, чем. Оказывается, Иран не признает права на существование независимого государства Израиль. Но так ли велико это «преступление», тем более, в свете недавних высказываний Саакашвили?

Сразу должен оговорить, что, в отличие от Ирана, я, как и моя страна, право Израиля на существование признаю, и зла его гражданам никоим образом не желаю. Но не отказываю другим в праве иметь иное мнение. Более того, не могу отказать и себе в праве не быть догматиком и в будущем, может быть, свое отношение пересмотреть. В зависимости от чего? Да в зависимости от отношения этого (равно как и любого иного государства) к нам, к России, к нашим интересам и к нашим союзникам. Но вернемся к «преступлению» Ирана.

Вот, Саакашвили тоже не признает права на существование Абхазии и Южной Осетии, но это ведь не означает, что режим Саакашвилли преступный? Преступным этот режим у нас есть основания считать по иным основаниям — в связи с только что осуществленной попыткой непосредственно стереть одно из этих двух фактически существующих государств с лица земли. Но это ведь были уже не мнения, не позиции, не официальное или неофициальное отношение к праву или отсутствию такового, а непосредственно осуществленные агрессивные действия. Материи, согласитесь, совершенно разные.

Тем не менее, никаких решений об ограничении поставок вооружений в Грузию, о каких-либо эмбарго, о каких-либо экономических санкциях и т. п. «мировое сообщество» принять не спешит. Напротив, США неприкрыто и публично, даже демонстративно наращивают поставки в Грузию новейших вооружений, при том, повторю, что, в отличие от «государства-изгоя» Ирана, Грузия не только внятно заявила только что о непризнании права соседей на самостоятельное существование и о намерении к ним «прийти», но и только что осуществила кровавую агрессию…

Более того, похоже, судя по заявлениям и действиям, включая неприкрытую военную поддержку Грузии, США тоже не признают права Абхазии и Южной Осетии на существование. Чем же тогда они лучше Ирана? И почему мы должны вместе с США сотрудничать «по Ирану», а не вместе с Ираном сотрудничать «по США»?

Кстати, и Израиль, выясняется, хотя и не столь открыто и публично, но оказывал существенное содействие Грузии в подготовке к войне. Согласитесь, здесь у нас уже возникают весомые основания для пересмотра своего отношения к этой стране. И не в силу какого-либо пресловутого антисемитизма. Нет, ничего подобного нам приписывать не надо. Просто в силу такого важнейшего принципа международных (и любых иных) отношений как принцип взаимности.

Кстати, что-то не припомню: а кто же это и когда вдруг взял и отменил в международных отношениях известный древний (и вечный) принцип, гласящий, что враг моего врага — мой друг (или хотя бы временный союзник)? И если так, то почему мы после подготовки США и Израилем агрессии Грузии против наших союзников, тем не менее, все как-то стесняемся полномасштабных контактов с Сирией, оправдываемся, что, мол, будем поставлять Сирии только оборонительные вооружения, но не наступательные? Или еще один важнейший стратегический принцип, что «лучший метод обороны — нападение» (в данном случае, можно переиначить: «лучшая защита от опасности чужой агрессии — способность самому осуществить полномасштабное нападение»), мы забыли или не признаем?

Вообще, наши баллистические ракеты — оружие наступательное или оборонительное? Если предположить, что наши соседи и мы сами — в трезвом уме и довести до глобального катаклизма не хотим, то стоит и эти ракеты признать оружием исключительно оборонительным (оружие сдерживания). Но распространяем ли мы подобный подход (расширенное понимание термина «оборонительный») и на своих союзников? Если распространяем, то я не против ограничения в контактах с Сирией лишь поставками «оборонительного» вооружения. Если же не распространяем, то есть основания задуматься о степени адекватности нашей позиции — как минимум, тому, что уже по факту осуществил Израиль в отношении вооружения и военной подготовки Грузии.

Вышесказанное — не догмат и не окончательный приговор. Но это, скажем так, некоторое поле возможностей. Возможностей, которые, может быть, и не надо форсировать, но которых точно не надо стесняться. И которых ни в коем случае нельзя лишиться — в силу слабости и непоследовательности собственной политики, в силу беспочвенных иллюзий наконец «задружиться» с Западом…

Конечно, с формальной юридической точки зрения между ситуациями с непризнанием Ираном Израиля и непризнанием Грузией Абхазии и Южной Осетии все-таки есть некоторая разница. А именно, Израиль — международно признанное государство, член ООН, а Абхазия и Южная Осетия таковыми до сих пор не признаны. Изменит ли что-то в этом смысле грядущее (я надеюсь) признание Россией этих государств? Вряд ли. За США и их союзниками сейчас в ООН большинство голосов. Следовательно, США и их союзники эти новые государства не признают, и в ООН они приняты не будут. Но готовы ли мы согласиться с тем, что право на существование имеют лишь те государства, которые признали США и международные организации, в которых мнение США сейчас является господствующим?

Напомню прецедент, который в англосаксонском праве, как известно, сам по себе является источником права. Советский Союз не признавался США до 1933 года. И что — из этого следовало, что он не имел права на существование?

Более того, невредно напомнить, что и Израиль, несмотря на то, что является членом ООН (и даже вообще создан по решению ООН), тем не менее, целым рядом его соседей как государство изначально не признан. Следовательно, у этих государств субъективного права не признавать Израиль никак не меньше, нежели у Грузии права не признавать Абхазию и Южную Осетию. В чем же тогда их «преступление»?

Но еще важнее другое: на противоположной чаше весов — вопросы не формально-юридические, а отражающие суть ситуации и предысторию. И здесь козырные карты скорее на стороне двух новых кавказских государств.

Чем было провозглашение Организацией объединенных наций нового государства Израиль — в определенной точке Земного шара и в определенных границах, после чего на этой территории стали концентрироваться евреи, ранее исторически разбросанные по всему свету? Не более чем международно-правовым произволом: мы — большие и сильные, мы — победители, и мы так решили. При том, что я — не против, и мое государство, как известно, было за такое решение. Но от того это решение не становится исторически более обоснованным и менее произвольным.

Обстоятельством, смягчающим степень этого произвола и некоторым образом его обосновывающим (что очень важно, обосновывающим не с международно-правовых позиций, но с позиций, прежде всего, гуманистических), явилась великая трагедия еврейского народа — его геноцид гитлеровской Германией.

Но с Абхазией и Южной Осетией ситуация противоположная. Никакого произвольного решения ООН в их пользу не было, но государства-то по факту были и есть — уже полтора десятка лет! И нет ни малейшей необходимости собирать по всему миру абхазов и осетин — они и так веками жили на этой своей земле и продолжают на ней жить.

И не надо спекулировать «аналогиями» с республиками нынешней России. Как известно, в отличие даже от бывших колоний Британии и Франции, ситуация с Абхазией и Южной Осетией — отнюдь не вопрос какой-либо национально-освободительной борьбы, освященной правом наций на самоопределение, вступающим в противоречие с правом государств на нерушимость их границ. Абхазия и Южная Осетия вообще никогда не входили в какое-либо самостоятельное грузинское государство. Правопреемником же СССР (международно признанным правопреемником!), как известно, является Россия, но отнюдь не Грузия.

А что нет ни произвольного решения ООН об учреждении таких государств (что их учреждать — они давно есть), ни решения ООН об их признании, в данном случае, в отличие от случая с Израилем, абсолютно и исчерпывающе обоснованного — так это ведь не более чем вопрос очевидного несовершенства мировой правовой системы.

Но есть и одна важная параллель с Израилем. Напомню и повторю: единственным реальным основанием (которое и нам уместно признавать) для учреждения государства Израиль было основание гуманистическое — некоторая компенсация еврейскому народу в связи с его страшной трагедией, стремление защитить его от подобного в будущем. Защитили. Но разве нынешней трагедии осетинского народа недостаточно для того, чтобы проявить по отношению к нему такой же гуманистический подход? Тем более, что, в отличие от 1948 года, нет нужды подыскивать подходящую землю, фактически отнимать ее у других и учреждать государство искусственно — все ведь уже по факту есть!

Конечно, нельзя сказать, что обо всей этой аргументации нашим западным «партнерам» неизвестно. Нет, все все знают и понимают. Но руководствуются тем самым вышеупомянутым принципом, который мы «цивилизованно» не признаем, применительно к Абхазии и Южной Осетии звучащим так: друг моего врага — мой враг. Соответственно, любой потенциальный союзник России — враг США и ведомого ими совокупного Запада. Так не настало ли время и нам сделать из происходящего адекватные выводы?

В частности, почему мы должны продолжать помогать США и НАТО «нечаянно» уничтожать под бомбами мирных афганцев? Более того, почему после размещения в Польше американских противоракет и нам не начать выстраивать единую противоракетную оборону, например, Каспийского региона, включая в нее и Иран, объективные интересы которого как поставщика нефти на мировой рынок нам, безусловно, ближе, чем интересы США, пытающихся взять эту чужую нефть под свой контроль? Кстати, тут и выяснится, что никакого «профицита» бюджета, никаких лишних денег у нас нет, все средства и ресурсы окажутся немедленно востребованы — оборона, действительно, дело весьма затратное, но, при правильной организации дела, способствующее интенсивному научно-технологическому развитию, в чем мы сейчас и нуждаемся…

А что Иран не признает Израиль, об этом пусть беспокоятся США, а не мы. Тем более, что и у нас по отношению к Израилю после грузинской агрессии тоже должен возникнуть ряд серьезных вопросов, решать которые мы вполне способны, сотрудничая с Ираном и Сирией, в дальнейшем — в рамках Шанхайской организации сотрудничества, а не в бесперспективном «партнерстве» с теми, кто недвусмысленно рассматривает нас как своего стратегического противника.

http://www.stoletie.ru/poziciya/blizhnevostochnoe_eho_osetinsko_tragedii_2008−08−25.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru