Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Александр Елисеев21.04.2005 

«Гибель Империи»: апология пораженчества

Что и говорить, фильм снят на высоком уровне. Артистов подобрали великолепных, и это соответствующим образом сказалось на качестве. Вообще, сегодня очень многие, даже совершенно плохие фильмы выезжают на артистах. Но «Гибель», несомненно, к плохим фильмам не относится. Здесь — и лихо закрученный сюжет, и масса великолепно поставленных трюков, и политическая «многозначительность».

И, тем не менее, «Гибель Империи» производит тяжелое впечатление. Это фильм об украденной и, одновременно, потерянной русской победе в первую мировую войну. Он и заканчивается капитуляцией Германии в 1918 году и общими сожалениями о том, что «мы не попали на пир победителей». И с точки зрения фактологии к этому действительно не придерешься. Ну да, в самом деле, не попали, причем по своей вине, нечего было революции устраивать. По большему счету, мы войну проиграли — тем, что не выиграли ее. Однако в том то и дело, что сам факт поражения можно подать по-разному. Можно сказать, что в 1918-м году мы все упустили, все проиграли, попали под тиранию большевиков, дальше — темная дыра советчины. А можно сказать и так — не победив в 1918 году, мы победили в году 1945-м. Тем самым была бы проведена соединительная линия между поражением и победой, причем значение последней явно преобладало бы над первой.

Вот это уже было бы русское киноискусство, которое берет свое начало в таких фильмах, как «Александр Невский». Вспомним, что в «Александре» все начинается с «пораженческих» моментов — по Руси бродят хищные татарские баскаки, а на Новгород еще и наседают германцы. Казалось бы — полный мрак. Но далее сюжет фильма раскручивается от поражения к победе и заканчивается словами князя: «На том стояла и стоять будет Русская Земля!» Тем самым утверждается, что победа — абсолютна, в то время как поражения относительны и являются чуть ли не обязательным условием для будущего триумфа. Это полностью вписывается в рамки русского отношения к войне. Достаточно вспомнить Петра Великого, который на пиру, утроенном в честь победы в Северной войне, предложил тост за «учителей-шведов».

Но создатели сериала «Гибель Империи» пошли по пути абсолютизации поражения. Даже те успехи, которые достигают по ходу действия «положительные» герои сериала выглядят весьма условными и, в конечном счете, оборачиваются против России. Русский контрразведчик Костин скручивает шею немецкому шпиону, пробравшемуся в Петросовет. Но «друзья» и «коллеги» погибшего только довольны этому развитию событий: «Ну и хрен с ним!». Видать сильно им мешал этот кайзеровский живчик. Получается, что герой, убив одного врага только поспособствовал другим врагам!

Тот же самый контрразведчик, уже в 1918 году, сумел достать у гетмана Скоропадского оружие для деникинской армии. Казалось бы, успех? Ан нет, гетман убеждает немцев позволить дать оружие деникинцам с тем, чтобы белые и красные русские продолжали колошматить друг друга: «Ни вам, ни нам не нужна сильная Россия!».

Вот эти моменты и ставятся на первый план. Победы русских подаются как их поражения, которые закономерно заканчиваются главным Поражением — в войне. И вот такой фильм нужно было показывать в преддверии юбилея Великой Победы в войне над гитлеровской Германией! Складывается такое впечатление, что наше родимое ТВ захотело подпортить праздничное настроение, лишний раз макнув телезрителя головой в нечистоты — дескать, на, вот твое место — и тогда, и сейчас!

Это впечатление особенно крепнет, когда сталкиваешься с многочисленными случаями очернения и обесценивания Победы. Нам постоянно напоминают о тех жертвах, которые мы понесли. Причем в таком контексте, что жертвы то эти не так уж и оправданны, слишком уж высока цена. Победили, НО… Вот в этом самом, НО и все дело, вот оно то и обесценивает Победу! И не только Ту Победу — в Той Великой Войне, а Победу как таковую. (Количество жертв упорно преувеличивается, тогда как давно уже есть вполне точные и обоснованные подсчеты.)

И «Гибель Империи» не является каким-либо исключением. Примерно такие же подходы наблюдается в еще одном «историческом» блокбастере наших дней — фильме «Турецкий гамбит». Там успех русских также сопровождается их постоянными поражениями, что подметил в своей блестящей рецензии Ю. Нерсесов: «Эпизод за эпизодом нелепое российское воинство расстреливают из пушек, толпами берут в плен и вообще делают с ним все что хотят. Коли бой заканчивается в пользу османов, его демонстрируют до конца. Если по сюжету парням в красных фесках приходится проигрывать, картинка меняется, и об итогах баталии зрителям сообщают скороговоркой. Турки победили бы везде, не спасай положение повизгивающая несимпатичная Варвара. Шутка ли, болтаясь среди ночи в корзине полусбитого воздушного шара, разглядела расположение турецких укреплений и тут же доложила в штаб! Более того, не предупреждай она регулярно тупых соотечественников о грядущей беде — конец! Армия Осман-паши из Плевны прорвется, Анвар Фандорину свернут шею, а „белого генерала“ Соболева, списанного с реального Михаила Скобелева, турки зарежут как барана». И ладно еще фильм, книга то будет покруче! Здесь турецкий шпион Анвар «спасает» мир от реакционной России: «Я сам разработал рисунок этой шахматной партии и в самом ее начале подставил России соблазнительную фигуру — жирную, аппетитную, слабую Турцию… Мне удалось продержать вашу армию под Плевной гораздо дольше, чем я надеялся. Вы попусту растратили силы и время. За двадцать лет Европа уйдет далеко вперед. России же отныне уготована роль второстепенной державы. Ее разъест язва коррупции и нигилизма, она перестанет представлять угрозу для прогресса». В результате и сам победитель, доблестный Фандорин признает: «Анвар отлично п-провел свой гамбит, а я проиграл. Мне дали орден, а надо бы под суд».

Вот так и получается — кино вроде бы патриотическое, вроде бы сочувствует «нашим» (не путать с одноименным движением!), а сами «наши» выставляются этакими историческими «лузерами», неудачниками.

Примерно также выглядят русские и в сериалах «Диверсант» и «Штрафбат», о которых мне приходилось уже писать. Горы трупов и «начальники-сволочи», за которые эти кучи положили. Возникает вопрос — стоило ли воевать? И победой ли является Победа?

Ну, и, конечно же, мощно прозвучала антисталинская тема. После «штрафбатов-диверсантов» зрителям показали «Детей Арбата» и «Московскую сагу». В них были художественно описаны все ужасы сталинизма — подлинные и мнимые. Сталинский СССР подвергся демонизации, что, опять-таки, подводит зрителя к мысли — а стоило ли проливать кровь за такую «бяку усатую»?

Все это подозрительным образом совпадает с атакой либеральных СМИ на Победу, попыткой, так или иначе, уравнять тех, кто противостоял Гитлеру, и тех, кто воевал на его стороне. Наиболее излюбленный прием — поговорить о равнозначности двух «тиранов» — Гитлера и Сталина. Вот, например, что пишет К. Харатьян, заместитель главного редактора «Московских новостей»: «Конечно, Гитлер был кровавый палач, и Сталин тоже был кровавый палач. Вместе они погубили не менее 50 млн. человек, из которых не менее 7 млн. были евреи. Они, каждый по-своему, преследовали эту нацию, и не было евреям спасения».

Вот и получается, что наш кинематограф, вольно или невольно, обесценивает Победу, делая это под маской «правдивого освещения исторических событий». И такое кино нам, конечно же, не нужно. Его «правда» слишком уж однобока. Да и что там говорить, полную правду о войне донести невозможно. Для того, чтобы ее узнать нужно на войне быть, причем быть именно на той войне, о которой идет речь.

Представляется, что нам не помешали бы фильмы оптимистические, и я бы даже сказал, бравурные, которые отражали бы свою сторону пресловутой «правды». В этих фильмах воспевалась бы Победа, как сущность русского стиля жизни. Именно таковым фильмом был «Александр Невский», таким был и киношедевр сталинского времени «Падение Берлина». Бесспорно, тогдашний кинематограф затушевывал многие отрицательные «моменты», но ему удавалось схватить высшую правду — правду Победы.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=8730


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru