Русская линия
Татьянин деньПротоиерей Николай Гундяев08.07.2008 

Служение епископа: богословие и история

Статья, основанная на исторических свидетельствах, показывает, что древняя неразделенная Церковь всегда усматривала в иерархии особое благодатное учреждение, ведущее свое начало от святых апостолов, воспринявших от Самого Господа нашего Иисуса Христа власть учить, священнодействовать и управлять.

Желание быть едиными в вере, в своем служении и свидетельстве миру побуждает христиан обращаться к тому благословенному прошлому, когда все последователи Спасителя и Господа были объединены в лоне Святой, Кафолической, Апостольской Церкви и в этом прошлом находить то, что может послужить будущему единству. Одними из наиболее важных вопросов, стоящих сегодня преградой на пути созидания доктринального единомыслия, является проблема апостольского преемства, церковной иерархии и священства, от которых в значительной степени зависит формулирование общеприемлемого учения о Церкви. Сложность решения иерархического вопроса в условиях экуменического диалога усугубляется наличием разноречивых представлений о происхождении и характере церковной иерархии, которые в большинстве случаев определяются конфессиональной принадлежностью участников данного диалога. Практически эти представления выражаются в признании или в отрицании таинства священства, что в свою очередь определяет церковное устройство той или иной конфессии.
Данное обстоятельство ставит перед православным богословом задачу: используя исторические свидетельства показать, что древняя неразделенная Церковь всегда усматривала в иерархии особое благодатное учреждение, ведущее свое начало от святых апостолов, воспринявших от Самого Господа нашего Иисуса Христа власть учить, священнодействовать и управлять. Разумеется, автор не задается целью в рамках настоящего реферата всесторонне осветить процесс становления иерархических степеней священства в поместных Церквах, а также выявить особенности в терминологических традициях, описывавших служения в Церкви. Наша задача заключается в том, чтобы по возможности представить объективные комментарии к имеющимся историческим и богословским свидетельствам.

Несомненна ли богоустановленность иерархии в Церкви?

Очень часто богословское и историческое обоснование епископского служения начинается с заверения в том, что богоустановленность или иначе богоучрежденность иерархии в Церкви не подлежит сомнению, что истина эта очевидна и не может вызывать недоумений (1,2). Нельзя не согласиться с утверждениями указанных авторов, однако, думается, что форма, в которую заключена эта верная мысль, слишком категорична, так как столь определенно можно говорить лишь о (достаточно очевидной из Св. Писания) богоустановленности апостольства. Тождественность же священст­ва апостолов и позднейшей церковной иерархии, хотя и является истиной, однако, к сожалению, не всеми принимаемой и для многих далеко не столь очевидной. Поэтому обосновывать епископское служение в Церкви и сам принцип «епископэ» следует с учетом этого обстоятельства.

Двенадцать избранных

Как повествует Евангелие, в самом начале Своего общественного служения Христос призвал к Себе тех, кого хотел, и поставил из них двенадцать, которые должны были быть с Ним, чтобы затем послать их на проповедь (Мрк.3,13−18). И еще избрал семьдесят других, которым также вверил проповедь Царствия Божия (Лук.10,1), хотя их служение и отличалось от служения двенадцати. Двенадцать, получившие название апостолов, были ближайшими спутниками и сотрудниками Господа: им Он открывал тайны своего Царствия, с ними был на протяжении Своего служения. От того в Св. Писании гораздо чаще говорится о «двенадцати» (после предательства Иуды об «одиннадцати»), чем о других учениках и последователях Христовых. Их избрание исходило всецело от Господа, говорившего: «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал… Я избрал вас от мира» (Ин.15,16,19). Таким образом, богоучрежденность апостольского служения отображена в Св. Писании весьма наглядно.

Однако, в чем же заключалось содержание апостольства, какие права и вместе с тем обязанности были возложены на избранных Христом двенадцать учеников? Получив ответ на этот вопрос, можно выяснить, входило ли в объем апостольского служения, служение священническое, епископское. Можно ли богоустановленность епископства, как принцип, утверждать на основе богоучрежденности апостольства? «Священство, — по свидетельству Пространного катихизиса, — есть таинство, в котором Дух Святой правильно избранного, через рукоположение святительское (епископское), поставляет совершать таинства и пасти стадо Христово» (3). В этой краткой формуле дано принципиальное понятие христианского священства. По своему существу оно есть служение благодатное, ибо утверждено действием Святого Духа, служение, к которому допускаются только правильно избранные и посвященные люди; его содержание составляет совершение таинств и сохранение стада Христова через учение и управление.

Было ли служение апостолов благодатным, была ли им дарована особая благодать Святого Духа? Положительно отвечает на этот вопрос как Св. Писание, так и выразители церковного Предания — святые отцы. Так в Евангелии говорится, что Христос, после Своего воскресения явился к ученикам"… сказал им мир вам: как послал Меня Отец и Я посылаю Вас. Сказав это, дунул, и говорит им: приимите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся" (Ин.20,21−23). То, что слова Спасителя «приимите Духа Святаго» стоят в неразрывной связи с предшествовавшим посланничеством апостолов в мир и с последующим дарованием власти «вязать и решить» и, на­конец, имеют удивительно ясный и прямой буквальный смысл, побуждает со всей необходимостью признать, что здесь идет речь о сообщении апостолам особого дара Св. Духа (4). Именно так понимали этот текст святые отцы и учители Церкви. По мнению Оригена, с дуновением Христовым апостолы получили особую власть (5); св. Киприан Карфагенский обретение права и возможности апостолами совершать свое служение также относит к дуновению Христа (6). Тот факт, что это событие имело место до дня Пятидесятницы, то есть до того, как на Церковь снизошел Дух Утешитель, говорит о получении одиннадцатью особой благодати, отличной от излившейся на всю Церковь в день сошествия Св.Духа. Отсюда древние отцы делали вывод, что апостольское служение не только богоустановленно, но и особо облагодатствованно.

Права и обязанности апостолов

Установив служение апостольское, Господь определил его содержание, то есть дал им (апостолам) права и возложил на них определенные обязанности. Одной из первых апостольских обязанностей было учительство «идите, научите все народы… уча их соблюдать все, что Я повелел вам» (Мф.28, IS-20). Как видно из книги Деяний, апостолы действительно считали учительство одной из главных своих обязанностей (Деян. IV, 19−20), и исполняли ее с дерзновением (Деян. IV, 31). Кроме власти учить, Иисус Христос даровал апостолам власть управления Церковью: «… что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Мф.18, 18). Помимо этого на апостолов была возложена еще одна основная и чрезвычайно важная обязанность — священнодействие, то есть — сообщение людям, освящающей благодати. Господь повелел им крестить (Мф.28,19), совершать в Его воспоминание евхаристию (Лук.22,19) и прощать грехи (Ин.20,23). Об этом свидетельствует и апостол Павел, говоря: «Итак, каждый должен разуметь нас, как служителей Христовых и домостроителей тайн Божиих» (I Кор.4,1). Таким образом, если возвратиться к катихизическому определению священства, то нетрудно заметить, что именно из этих четырех аспектов (сообщение поставляемому особой благодати св. Духа, права учить, священнодействовать и управлять) слагается православное церковное учение о священстве.

Преемники апостолов

Апостольское служение, столь существенное для всей «икономии спасения», не могло прекратиться со смертью апостолов: по своему характеру оно было таковым, что несомненно предполагало наличие преемников. Передавая апостолам полноту пастырской и учительной власти, Иисус Христос сказал: «… се Я с вами во все дни до скончания века» (Мао.28,20). Апостолы не бессмертны, поэтому слова Христа оказались бы лишенными смысла, если бы можно было допустить, что Господь не имел в виду кроме апостолов и их преемников в апостольском служении. Проповедуя Евангелие и основывая христианские церкви, апостолы поставляли в них своих преемников (Деян.14,23; Тит.1,5), которым через таинственное рукоположение передавали тройственную власть, воспринятую ими от Самого Христа. Так, ап. Павел, Обращаясь к посвященному им Тимофею, увещевает его держаться образца здравого учения, проповедывать слово «во время и не во время», обличать, запрещать, увещевать II Тим.1, 13; 4,2). К апостольским преемникам относятся и знаменательные слова того св. Павла: «Внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями (в греческом тексте „епископами“), пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Кровию Своею» (Деян.20,28). Наконец, святые апостолы избранным и посвященным своим преемникам заповедовали передавать через рукоположение власть другим, избранным и подготовленным людям (II Тим. 2,2; Тит. 1,5), подробно описывали те особенные свойства, которыми должны были отличаться избранники (I Тим.3,1−10; Тит 1,6−11), устанавливали необходимые правила суда над ними (Тим.5,19) и повелевали награждать тех, которые оказывались «достойно начальствующими» (I Тим.5,17)
http://www.taday.ru/text/122 458.html

Епископ: власть служения и власть любви

Епископ — в Церкви и Церковь — в епископе. Для того, чтобы уяснить смысл епископской власти, о которой мы часто упоминали, следует иметь в виду ее особенность, проистекающую от из природы церковного общения. Церковная власть имеет иную основу, чем власть государственная.
Непрерывность апостольского преемства есть объективный факт, который ничем не может быть заменен или восполнен там, где он отсутствует или даже только искажен. Разрушение или отвержение общецерковного предания есть и духовная утрата, которая обедняет церковную жизнь, лишая ее присущей ей полноты. Разумеется, благодать рукоположения нельзя понимать в каком-то «магическом» смысле. И епископское служение имеет силу только в единении с Церковью и в Церкви, а не в отрыве от нее, ибо в этом случае оно утрачивает свою действительность. Тем не менее, объективность законного рукоположения, его благодатность не может заменить никакая личная одаренность и даже одаренность харизматическая. В Церкви нередко возникали явления духа и силы в лице духоносных мужей и жен, к их пророческому служению устремлялось все церковное общество — епископы, пастыри и пасомые, без различия своего иерархического положения в Церкви: личный авторитет преподобного Серафима Саровского, блаженной Ксении Петербургской, отца Иоанна Кронштадтского или оптинсккх старцев был выше многих иерархических авторитетов. Однако он никогда не вторгался в область чисто иерархических полномочий, не нарушал и не разрушал их.

Отрицание епископства

Отрицание иерархии и принципа апостольского преемства в некоторых церквах обосновывается идеей всеобщего священства и общинного избрания. Однако первое, само по себе, вовсе не имеет прямого отношения к рассматриваемому вопросу: факт всеобщей облагодатствованности христиан и, в этом смысле, всеобщего священства совершенно не противоречит существованию в Церкви иерархического священства. С последним оно не только совместимо, но даже составляет условие его существования. Ибо иерархия не может возникнуть и существовать в обществе безблагодатном, напротив, в нем она утрачивает свою легитимность (в случае отпадения целых общин в ересь). Но дары различны, и служения различны, и как существуют разные степени священства в пределах иерархии, также существует различие между иерархией и мирянами при наличии всеобщего священства. Неверно также противопоставлять избрание общины рукоположению, как заменяющему или исключающему его. Напротив, избрание общины, в качестве предварительного и очень желательного условия, вполне совместимо с признанием особого значения рукоположения благодатного. Человеческое же избрание, одно само по себе не может заменить хиротонии, и выбранный общиной человек от этого избрания не становится иерархом и не получает соответствующей власти. Иерархическое служение есть единственное постоянное харизматическое служение в Церкви, которое наличием своим восполняет (сегодня особенно) отсутствие чрезвычайного харизматизма, хотя его и не исключает.

Для правильного уяснения иерархического устройства Церкви следует постоянно иметь в виду положение и значение мирян в церковной жизни. Они (т.е. миряне) отнюдь не представляют собой лишь пассивный объект управления, с единственной обязанностью повиноваться иерархии, харизматически «пустое место», которое всецело заполняется иерархией. Мирское состояние в Церкви следует рассматривать как некий священный сан, облекающий его носителей достоинством христианского звания: «род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел» (1 Петр.2,9). В качестве людей, принявших крещение и дар Святого Духа в миропомазании, миряне являются также харизматиками (т.е. обладателями даров Св. Духа), хотя и ограниченными в области священно и тайнодействия. Вместе с тем, даже в Евхаристии миряне имеют свою долю участия, которая словесно выражается в их ответах на молитвы и возглашения совершителя таинства, по существу же она столь значительна, что епископ или священник не должны совершать этого таинства без народа. Иными словами, оно совершается вместе с народом и миряне являются сосовершителями таинства. Эту мысль разделяет и протопресвитер Николай Афанасьев в своем труде «Церковь Духа Святого», книге чуждой схоластической традиции, он пишет: «Область священнодействия не только открыта лаикам, но священнодействия совершаются тогда лишь, когда они совершаются народом Божиим в целом, то есть когда их совершают предстоятели совместно с народом… Священство принадлежит каждому, так как оно принадлежит Церкви, а потому каждый священнодействует, когда священнодействует Церковь» (36).

Смысл епископской власти: власть служения и власть любви

Отмечая уникальное значение мирян в Церкви, мы тем самым стремились подчеркнуть совершенно особое служение епископа как носителя полноты харизматической власти, средоточия жизни церковной общины, от которого она зависит самым существенным образом. Поистине бессмертная церковная мысль первых веков от св. Игнатия Богоносца до св. Киприана Карфагенского о том, что епископ — в Церкви и Церковь — в епископе. Для того, чтобы уяснить смысл епископской власти, о которой мы часто упоминали, следует иметь в виду ее особенность, проистекающую от из природы церковного общения. Церковная власть имеет иную основу, чем власть государственная. Как власть д у х о в н, а я она выше всякой светской власти, ибо простирается на душу человека, но в силу этого она есть прежде всего власть служения и власть любви. «Цари господствуют над народами, и владеющие ими благодетелями называются, — говорил Господь, — А вы не так: но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий — как служащий» (Лук.22,25).

http://www.taday.ru/text/123 062.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru