Русская линия
РадонежСвященник Георгий Максимов04.07.2008 

Безграмотность или провокация?

Недавно стало известно, что Глава Тюменского казыята Духовного управления мусульман Азиатской части России имам Фатых Гарифуллин заявил, что: «Отсутствие должного количества мечетей в крупных городах вынуждает российских мусульман и летом, и зимой совершать пятничные намазы под открытым небом. Это наносит вред здоровью людей, создает определенную социальную напряженность в обществе. В этой связи я хотел бы обратиться к главе Русской православной церкви, многоуважаемому патриарху Московскому и всея Руси Алексию Второму с просьбой позволить мусульманам по пятницам проводить богослужения в православных храмах».

Такое заявление выглядит, мягко говоря, демонстрацией бестактности и неуважения к Православной Церкви. Неуважение выражается в том, что мусульмане не сочли нужным прежде чем выступать с публичным заявлением, позаботиться узнать о том, как Православная Церковь отосится к подобным вопросам.

Если бы им пришло в голову обратиться за такой консультацией, то они узнали бы, что предлагаемое ими запрещено церковным законом — каноническими правилами Православной Церкви. А именно, 6 правило Лаодикийского собора гласит: «Не попускать еретикам, коснеющим в ереси, входить в дом Божий», а 45 правило святых Апостолов указывает, что «Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками только молившийся, да будет отлучен. Если же позволит им действовать что-либо, как служителям церкви: да будет извержен».

Правила о еретиках относятся и к мусульманам, поскольку, как известно, святые отцы Церкви называли ислам ересью — например, прп. Иоанн Дамаскин, прп. Феофан Исповедник, свт. Симеон Фессалоникийский.

Среди малообразованных людей распространено ошибочное мнение, что будто бы это было следствием «непонимания» ими того, что ислам есть «самостоятельная религия», а не «ересь, отколовшаяся от христианства». Говорящие так, не понимают, что преподобный Иоанн, как и прочие святые отцы, называл ислам ересью в изначальном смысле этого слова, подразумевая под этим любое религиозное заблуждение, отличное от истины Православия. Точно так же к ересям они относили, например, и раввинистический иудаизм, и язычество. Разумеется, ни преподобный Иоанн Дамаскин, ни другие Отцы вовсе не обязаны были понимать под этим словом то узкое значение, которое придают ему современные светские люди.

Итак, совершать в православных храмах какие-либо свои культовые действия еретикам, в том числе и мусульманам, по правилам Церкви никак нельзя. И эти правила являются следствием и выражением Христовых заповедей (см. Матф. 7:6).

В качестве обоснования своего предложения, господин Гарифуллин сообщил, что «подобная практика уже давно существует в европейских странах, где мусульмане выкупают пустующие христианские храмы или арендуют их для проведения пятничных богослужений».

Действительно, из-за духовного кризиса в католических и протестантских странах Европы, многие католические и протестантские храмы там пустуют и выставляются на продажу. Немало таких зданий были приобретены не только мусульманами, но и православным общинами. Однако тюменский имам умолчал о следующих важных фактах:

1. Такой практики не существует в православных странах.

2. Храмы Русской Православной Церкви не являются пустующими.

3. Мусульманская община России примерно в два раза лучше обеспечена культовыми сооружениями, чем Русская Православная Церковь — это следует из элементарного сопоставления числа культовых зданий, приходящихся на число общин той и другой религии.

4. Нередко в России пустующими являются как раз мечети. Например, имам Сергиево-Посадской общины даже выступал с заявлением о намерении продать здание новопостроенной в городе мечети, поскольку туда весьма мало кто ходил.

Кроме того, стоит также заметить, что мечеть в исламе из-за особенностей культа не имеет такого сакрального значения, какое имеет храм в Православии. В православном храме должен быть алтарь с престолом и жертвенником, со специальными священными сосудами, должен быть антиминс с частицей мощей святых мучеников, должно быть специальное осящение этого места для богослужений — без всего перечисленного совершаться в здании православное священнодействие — литургия, — не может.

А в мусульманской мечети просто происходит собрание мусульман, на котором они по сути совершают тот же молитвенный ритуал намаза, что и у себя дома. Никаких священнодействий — то есть, таинств, при этом не совершается, никаких специальных священных предметов не требуется. И по мусульманским религиозным законам мусульмане совершенно спокойно могут совершать коллективную пятничную молитву не только в мечети, но и почти в любом другом помещении. Собственно, в этом признался и сам имам Фатых Гарифуллин, заявивший, что «мусульманам позволительно совершать намаз везде, за исключением кладбища, бани и туалета».

Но тогда вызывают удивление его утверждения о том, что «Отсутствие должного количества мечетей в крупных городах вынуждает российских мусульман и летом, и зимой совершать пятничные намазы под открытым небом».

Возникает логичный вопрос: при такой гибкости требований шариата что же их вынуждает молиться под открытым небом и обращаться за разрешением этой проблемы к Русской Православной Церкви? Неужели крупные российские города состоят исключительно из немногочисленных мечетей, православных храмов, бань, туалетов и кладбищ?

Да нет же, любой может убедиться, что там немало других строений. Так почему бы «страждущим» мусульманам, к примеру, не арендовать ближайший спортзал или ресторан? На худой конец, ничто не препятствует им проводить коллективные пятничные молитвы у себя на квартирах.

В свете этого обстоятельства становится ясным, что данная «инициатива» продиктована вовсе не какими-либо реальными нуждами и невозможностью решить их иным путём, а совсем иными целями.

Понять эти подлинные цели можно, если обратить внимание на ещё одно обстоятельство, о котором умолчал в своей речи тюменский имам. Как известно, равноправные отошения должны строиться на принципе взаимности. А значит, вынося такое предложение, мусульмане должны при этом сообщить и о своей готовности предоставить мечети для богослужений православных христиан. В Российской Федерации немало регионов, где число пустующих по воскресным дням мечетей существенно превосходит число православных храмов. Но что-то не видно такой взаимности со стороны господина Гарифуллина и поддержавших его мусульманских СМИ.

И это показывает, что своей новой инициативой мусульмане пытаются добиться себе не равноправного, а привелигированного положения, — по сути, того положения по сравнению с христианами, которое они имели бы в мусульманском государстве, живущем по шариату. Там, действительно, мусульманский путник может зайти совершить намаз, а то и переночевать в любой христианский храм, причём не только сам, но и со своими животными, а забитые местные христиане его должны за свой счёт принимать и содержать, и ни в чём не перечить.

Но Россия — не мусульманское государство, и принципы шариата действенны здесь не больше, чем законы Хаммурапи.

Так было в прошлом, так есть сейчас и так, по милости Божией, будет впредь.

Если же говорить совсем серьёзно об этой «новой мусульманской инициативе», то можно ответственно заявить, что, в принципе, и сам Фатых Гарифуллин, и прихожане московских и тюменских, равно как и любых других мечетей совершенно свободно могут совершать молитвы в православных храмах и в пятницу, и в любой другой день недели, — при одном условии: если они примут крещение и станут православными христианами.

И, в общем-то, подобная практика уже давно существует в России.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2769


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru