Русская линия
Русская линия Петр Юрьев02.07.2008 

Воинство земное — воинству небесному…
Православные казаки почтили память христианских воинов

Место общего сбора — Чонгар. Сюда подъезжают автобусы из Армянска, Евпатории, Феодосии Судака, Алупки, и Симферополя. На Хортицу выдвигаемся общей колонной. В Крыму казаки уже научились ощущать чувство локтя — пограничная территория с исламом и чиновничьей глупостью.

- Здорово, браты, что-то давно не встречались…

- Так ведь, лето, сезон… Мусульмане успокоились, деньги заколачивают. Давно не выезжали по общей тревоге. Готовы?..

…Признаться, каждый раз, когда собираюсь на Хортицу, всегда ощущаю какой то внутренний трепет: столица казачьей демократии, идеалы мужского братства — все там, на опаленных солнцем крутых берегах Днепра. Время лечит и все расставляет на свои места — неизменные только христианские ценности — традиции и мораль. Когда шелухой облетели советские праздники — из календаря исчезло все наносное, остались даты дорогие сердцу каждого казака. Тризна — день памяти. Едем в Запорожье — поклонится могилам предков. Как нас пытались ломать…

…Еще не взошло солнце над плотиной Днепрогэса — крымская колонна уже втягивалась под сень священных дубов Хортицы. Из предрассветного тумана вынырнул бравый генерал — лет двадцати пяти в форме реестрового казачества:

- Здорово, орлы, откуда? Крым — ух, ты, человек сто пятьдесят вас, — сделал пометку в блокноте, и так же шустро скрылся в дымке.

- Это что за клоун? — Казаки потянулись к нагайкам.

- Да Бог его знает…

К автобусу, путаясь в своих же ногах, подбегает еще один — судя по знакам отличия на погонах — не меньше маршала:

- Ребята, вы откуда? Крым, очень хорошо, если будут спрашивать — говорите, что вы от украинского казачества…

Очередной гетман покинул стоянку.

- Что это было?

- Вам что, непонятно? — офицер канцелярии Союза казаков Украины войска запорожского Александр Патаман искренне смеется над нашим удивлением. — Все, парни, это вам не Крым — здесь же как в поговорке: два хохла — три гетмана. Сейчас начнут рисовать отчетность — каждый припишет вас к своему войску, надует щеки и побежит к спонсорам за деньгами — скажет людей кормить надо — поэтому и радуются, что вас так много — живые деньги…

Как бы в подтверждение его слов на стоянке снова появилась группа генералов, и со скоростью, которой может позавидовать любой рядовой, кинулись к новенькому мерседесу, из которого чинно выгружались здоровенные мужики в пиджаках.

- Администрация области. Я ж говорил, сейчас начнется — дай на это, дай на то… А реестровый, я смотрю, самый шустрый, вон, всех растолкал…

К десяти часам автостоянка у мемориального комплекса заполнилась автобусами и автомобилями. Казаки прибывали практически из всех регионов Украины и России. Среди разномастных мундиров — парадка донцов — боевые друзья из таганрогского округа.

- Мы всегда стараемся приехать на тризну, — рассказывает атаман округа казачий полковник Александр Шепеленко. — Во-первых, — это день скорби, и день памяти по всем погибшим православным воинам, во-вторых, территория таганрогского округа в аккурат по обе стороны границы — так, что это тот самый случай, когда мы даем понять — казачий народ един, и нам все равно какое межевание проводят политики. Донецкая область, Луганская — это все казачьи земли…

…Мимо автобусов проходит еще одна строевая коробка генералов — лица серьезные от чувства собственной значимости. Самому старшему не больше тридцати. Судя по шевронам — некое «Казацтво новои Украины».

- Эй, генералы, а где ваш личный состав…

Проходят молча. Последний улыбается. Реплика в ответ: — А у нас самое лучшее казачество — все генералы. Давайте к нам, хлопцы, тоже генералами станете…

- Слушай, до анекдота доходит, — делится впечатлениями атаман Усть-Азовского полка войска запорожского Сергей Галич. — Тут один ходил вокруг меня, смотрел — а потом — так доверительно обнял, и говорит: что-то полковник ты такой заслуженный, в годах, а вот орденов у тебя нет. (Я ношу только церковные награды, сегодня не надел). Стою — улыбаюсь… А генерал этот смотрит — настроение у меня хорошее, видно понял, что пороть не буду — и снова так задушевно: переходи ко мне в казачество — сразу сделаю генералом и два ордена дам… Ну, я уже не выдержал — расхохотался…

А генералы все пребывали. Распихивая рядовых казаков, кадетов, толпы людей в расшитых золотом погонах протискивались поближе к трибуне.

- Позор, так люди посмотрят и плеваться начнут — роптали казаки.

На площадке под крестом личный состав выстраивается на траурный митинг. Молодые казачата — джуры в одном строю с боевыми офицерами, прошедшими горячие точки неспокойного постсоветского пространства. Торжественно, скорбно, но долго. Генералы рвутся к микрофонам, каждый хочет выговориться.

- Их звездный час, — на правах местного жителя Александр Патаман берет на себя роль экскурсовода — во многих организациях два-три человека — естественно все генералы и гетманы. А здесь хоть кто-то тебя слушает, можно надуть щеки — а после митинга подойти к местному руководителю, и сказать — все мои, твой электорат, бери в партийный список…

- И что руководители?

- Да ничего, уже научились разбираться. Тут этих самозванцев по Украине… Эх, — Патаман обреченно машет рукой. — Когда награда у президента была, так там почти полторы тысячи генералов в зал секретариата набилось. Кто в чем — и почти всем место в желтом доме. Один кричит: я король Украины-Руси, другой вышел к трибуне начал плясать, призывать Перуна в свидетели, назвать нас казаков сынами даждьбожьими — ну, в общем, клиника на лицо. Наши православные так орали, что голоса посрывали, а президент улыбается. Раскол он всем врагам веры православной на руку…
.
.Генералы у микрофона не заканчивались.

- Можно было смело приехать на два часа позже — не опоздали бы…

Как нас хотели согнуть…

…Место траурной молитвы на Хортице — в некогда неприступной казачьей крепости — год за годом остается неизменным, под крестом, у артиллерийской батареи, возле музея — с видом на Днепр. Не меняется и порядок тризны. Тысячи казаков, людей православной веры приезжают сюда, чтобы почтить память всех православных воинов погибших за веру и свое отечество. Днепр стал братской могилой для миллионов христиан за всю историю военных кампаний в этих местах. Полковые священники служат панихиду, после чего огромный крест, украшенный цветами и свечками, казаки несут к берегу, спускают на воду, и отпускают вниз по течению. Нет ничего более трагичного и торжественного. Участники тризны замерли в молитве…

- Смотрите, братцы, — в этот момент возле креста на пригорке появился молодой человек в вышиванке и казачьих шараварах, развернулся к священникам, и снял штаны, выставив на обозрение пятую точку. Еще пятеро в вышиванках дружно роготнули.

- Пороть, засранца…

- Ни в коем случае, — это провокация, — атаман войска запорожского Александр Панченко остужает пыл самых радикальных. — Четко спланированная акция, вон по кустам все областное управление МВД сидит — у нас казаков хотят забрать Хортицу, просто запретить проводить здесь мероприятия. Украину нынешние власти пытаются лишить истории. Сегодня здесь проводится молодежный фестиваль — «Хортица еднае Украину». В основном коллективы с западной Украины — католики, униаты, и раскольники филоретовские. Это вот один из них, в сценическом костюме. Мы просили не проводить мероприятия развлекательные в день тризны, тем более что наша служба всегда проводится в одно и то же время. Новый оранжевый мэр на это не пошел. Сцену поставили возле музея, и глушат молитву. Какое ж здесь единение? Ну да ладно, Бог им судья…

…С каждой минутой общаться становилось все сложнее, из-за буйства децибел — в двух шагах уже невозможно разобрать слова собеседника. Неожиданно на стоянке возле автобуса появился фургон, короткостриженные молодые парни начали разгружать ящики с водкой.

- Казаки, угощайтесь, подарок от спонсора…

- Хотят, чтобы парни перепились и устроили драку с бандеровцами. Все продумано, закусить нечем, жара тридцать градусов. Слава Богу, что все понимают откуда ветер дует. Враг у нас сильный, да и мы уже не те мальчики для битья, счастливо, братья, — запорожцы провожают нас к автобусам…

Вместо эпилога

…До Симферополя почти пятьсот километров. Есть время подумать. Странное чувство — пустота: Украина, куда тебя толкает светская власть? Не наши они: чиновники — чужие. Не фестивали объединяют нацию, не концерты в день скорби — а общая история, и общие могилы. Мир вашему праху православные воины — те, кто не предал свою веру и свой народ: украинцы, белорусы, русские, сербы, греки, осетины.

Впервые опубликовано в газете «Русичи»,
г.Севастополь

http://rusk.ru/st.php?idar=112993

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru