Русская линия
Фонд стратегической культуры Петр Искендеров03.07.2008 

Тень Мюнхена над Европой

За чередой событий последних недель, связанных с перипетиями геополитики, на второй план отошла одна примечательная дата. 1 июля ушло в историю полугодичное председательство в Европейском союзе Словении. Впервые в истории «единой Европы» у ее руля стояла балканская и славянская страна. Неудивительно, что со словенским председательством в регионе связывали немалые ожидания.

Эти ожидания активно питали и сами словенцы. Принимая в январе в свои руки председательство в ЕС, глава словенского МИД Димитрий Рупел не скрывал своего оптимизма в отношении решения балканских проблем. Говоря, в частности, о перспективах подписания соглашения с Сербией, он заявил тогда, что является «одним из тех, кто верит, что такое соглашение должно быть подписано как можно скорее, возможно, уже в конце этого месяца».

В итоге Соглашение о стабилизации и ассоциации Сербии с ЕС было подписано в конце апреля — в разгар сербской предвыборной кампании. Оно помогло склонить чашу весов на парламентских выборах в пользу прозападной коалиции «За европейскую Сербию — Борис Тадич». Однако это беспардонное вмешательство во внутренние дела суверенной страны осталось практически единственным, чем может похвастаться Словения на посту председательствующего в Европейском Союзе. Ей не удалось ни поспособствовать вступлению в ЕС других республик бывшей Югославии и Албании, ни содействовать правовому разрешению косовской проблемы. Более того, на карте Балкан появились новые «горячие точки», например, в Македонии. Однако Димитрия Рупела это не смущает. На днях он торжественно заявил, что «югославский кризис подходит к завершению и, несмотря на вызовы, с которыми мы сталкивались в ходе председательства, мы на пороге улучшения ситуации в регионе».

В чем же увидел предпосылки улучшения ситуации на Балканах господин Рупел? В расколовшем Евросоюз и все мировое сообщество одностороннем провозглашении независимости Косова 17 февраля? Или в беспрецедентном обострении ситуации в соседней Македонии, граждане которой, позабыв обо всех аргументах в пользу существования отдельной македонской нации, бросились спешно получать болгарское гражданство? Еще в начале XX века лидеры албанского национального движения предлагали официальной Софии заключить военный союз для разгрома Сербии, после чего «через Македонию пройдет албано-болгарская граница». Сейчас македонцы, похоже, спешат для себя решить: по какую сторону от этой границы им предстоит остаться.

Внеочередные парламентские выборы в Македонии 1 июня ознаменовались беспрецедентным всплеском насилия со стороны этнических албанских экстремистов. Даже Брюссель был вынужден выразить «разочарование», хотя в Македонии уже несколько лет действует полицейская миссия Евросоюза.

Что же касается Сербии, то и там ситуация далека от стабильной. «Прогрессивные силы в Сербии занимают лидирующие позиции, население Сербии видит в ЕС друга», — заявил на днях Димитрий Рупел. Однако данные социологических опросов говорят о другом. Более двух третей сербских граждан не согласны получить членство в ЕС ценой отказа от Косова. Уже второй месяц после выборов 11 мая страна живет без дееспособного правительства, и политический кризис все еще далек от разрешения. Ведь сколоченная на днях коалиция прозападных демократов президента Бориса Тадича и социалистов во главе с Ивицей Дачичем не может вызвать ничего, кроме снисходительного умиления. Наследники президента-социалиста Слободана Милошевича протянули руку демократам, свергнувшим в октябре 2000 года их кумира. С помощью этого неожиданного союза социалисты надеются вернуться во власть — пусть в качестве младшего коалиционного партнера. Такая, с позволения сказать, коалиция не будет устойчивой даже по весьма условным сербским меркам.

В Косове ситуация может приобрести непредсказуемый характер после 28 июня, когда в Косовской-Митровице соберется на свое первое заседание не признающая власти Приштины Скупщина сербского народа. В этих условиях всерьез говорить о «завершении югославского кризиса» может только человек, незнакомый с реальностью Балкан. К таковым Димитрий Рупел явно не относится. Значит, речь идет о выполнении политического заказа брюссельских чиновников.

В чем состоит заказ? Странное и противоестественное для общеевропейских интересов потворство албанским экстремистам и уже окопавшимся в Косове и в Македонии военизированным исламским радикальным структурам поневоле наводит на исторические аналогии. Когда в середине 1930-х годов в Германии поднимал голову нацизм, требовавший расширения жизненного пространства для «древней и гордой арийской расы», европейские державы пытались решить проблему умиротворением агрессора. Британский премьер Невилл Чемберлен и его французский коллега Эдуар Даладье 30 сентября 1938 года дали «зеленый свет» на аннексию Германией чехословацких Судет, дабы попытаться раз и навсегда удовлетворить экспансионистские аппетиты Гитлера. Примечательно, что посетивший 15 сентября 1938 года фюрера в городе Берхтесгаден Чемберлен признал, что передача Судетской области Германии должна произойти на основе «права наций на самоопределение». Эта мысль была развита 18 сентября в Лондоне, где прошли англо-французские консультации. Стороны пришли к соглашению, что территории, на которых проживает более 50% немцев, должны отойти к Германии.

В расчленении Чехословакии активно поучаствовала и родственная чехам и словакам славянская Польша, уже 1 октября 1938 года потребовавшая передать ей Тешинскую область. Менее года спустя именно Польше предстояло стать очередной жертвой усилившейся при попустительстве Запада нацистской Германии…

Сегодня, когда мы слышим раздающиеся из европейских столиц заклинания насчет удовлетворения «законных чаяний албанцев» в Косове, Македонии и Южной Сербии, когда американские кукловоды и их балканские марионетки бодро уверяют, что независимость Косова позволяет «перевернуть последнюю страницу югославского кризиса», эти аргументы поразительно напоминают риторику Мюнхена 1938 года.

В одном из недавних интервью соотечественник Эдуара Даладье, председатель комиссии по иностранным делам, обороне и вооруженным силам сената Франции Жосслен де Роан, подчеркнул, что раз «90% населения Косова составляют албанцы, стремящиеся к независимости», то «невозможно удерживать эту территорию под протекторатом ООН». А соотечественник Чемберлена недавний посол Великобритании в Москве Тони Брентон еще до односторонне провозглашенной независимости Косова послал албанским сепаратистам ясный и недвусмысленный сигнал: «Косово находится под эгидой ООН уже восемь лет, и это не может постоянно продолжаться. Если народ захочет независимости, в принципе надо ему ее дать».

В то время, когда господин Брентон призывал мир «уважать чаяния косоваров», заместитель главы Координационного совета при правительстве Сербии по южносербским общинам Прешево, Буяновац и Медведжа Ненад Попович в беседе с автором этих строк говорил о существовании единого центра, координирующего действия албанских экстремистов в Косове, Македонии, Южной Сербии и Черногории: «Такой центр, безусловно, существует. Действия албанских экстремистов и террористов в различных районах Балкан хорошо организованы и скоординированы. Но Запад, к сожалению, не учитывает эту опасность». В 1938 году Запад тоже не учитывал многие опасности. Расплата оказалась кровавой…

_____________________________

Петр Ахмедович ИСКЕНДЕРОВ — старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1455


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru