Русская линия
Русь ДержавнаяМитрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий (Фомин)27.06.2008 

Наше единство должно быть основано на духовном фундаменте!
Беседа с митрополитом Воронежским и Борисоглебским Сергием

— Многоуважаемый владыка! Предстоящий Архиерейский собор привлекает пристальное внимание православной общественности. Если можно, расскажите, пожалуйста, какие основные вопросы будут там обсуждаться и чем обусловлена основная тема Собора — «Сохранение церковного единства»?

Митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий— Я думаю, что эта тема родилась, конечно, в среде церковной, но не без промысла Божия! Потому что вопрос этот действительно надо обсуждать. Мы объединились с зарубежной частью нашей Церкви и находимся пока что еще в творческих поисках этого единства, потому что не до конца еще закончилось обсуждение многих вопросов…

Почему важно именно сейчас эту тему поднять и обсудить? Мы за последние восемь лет с Собора 2000 года стали другими, я бы сказал, даже качественно другими. Потому что девяностые годы вошли в историю. Для нашей Церкви это было очень интересное время. Когда люди искали Церковь, искали Бога, очень много было людей, желающих пересмотреть свою жизнь, это были поиски смысла жизни. Замечательные были годы президентства Владимира Владимировича Путина. Он не только экономически подтянул нашу страну и вывел Россию на уровень ведущих стран мира. Наше сознание внутренне переродилось. Появилось много состоятельных людей, и мы в этом, к сожалению, ничем не отличаемся от других народов. Когда приходят достаток в дом, стабильность, мы забываем о Боге, что обмирщвление коснулось не только мирян, оно затронуло всю жизнь Церкви. И это сказалось на целой палитре проблем. Они очень разнообразны.

Мне, как верующему человеку, абсолютно ясно, что корень у всех этих вопросов — один. Люди, которые сейчас получили свободу (а нас действительно никто сейчас не угнетает, никто не преследует,) вместо того, чтобы честно исполнять требования Евангелия, требования Церкви, в простоте сердца веровать, творить добрые дела, жить, радуясь и славя Бога, некоторые из них начинают копаться. И эти наши копания приводят к различного рода негативным результатам, которые грозят внутреннему единству Церкви, прежде всего, это вопрос Украины.
Это большой и очень больной вопрос. В 90-е годы были острые противостояния Украинской Православной Церкви Московского Патриархата и «Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата». Была нетерпимость, но была также и ясная позиция сторон.

Сейчас, с моей точки зрения, эта позиция стирается. Многие украинские архиереи говорят об автокефалии, как о желаемом выходе для Украины. Многие начинают говорить, что, возможно, примириться с позицией «Киевского Патриархата» мешает только Денисенко. Вопрос этот перешел на другой уровень, другую степень важности.
Нам на Соборе надо найти в себе смелость поговорить об этих вопросах открыто и сделать какие-то определенные выводы, которые были бы взаимоприемлемы. Если мы этого не сделаем, то этот процесс будет усугубляться.

С одной стороны, мы объединились с Зарубежной Церковью, с другой стороны, мы имеем то, что политическое влияние властей на Украине, которые включили в свою политику влияния и церковных людей, это дает свои результаты. Я верю, что когда мы соберемся вместе, Господь нам поможет в решении этих вопросов.

Из 90-х годов идут и другие отнюдь не новые проблемы. Идут они от господина Душенова и иже с ним. Как это ни печально, как это ни странно, эти люди находят новых своих адептов. И жалко народ, который подпадает под их влияние. С моей точки зрения, заявления владыки Диомида не выдерживают никакой критики. Они очень слабые. Но если человек находится, формируется в этих проблемах — это очень плохо. Вопрос, по сути дела, очень надуманный, при тщательном рассмотрении его попросту нет. Но людей, которые недостаточно воцерковлены, недостаточно знают историю нашей Церкви, это пугает. И они думают, что владыка Диомид и ему подобные правы.

Мне просто стыдно за Константина Душенова, что он занимается всем этим. Жаль, что владыка Диомид необдуманно принял эти идеи и стал лидером этих людей. Мне хотелось, чтобы владыка приехал на Собор, поговорил с архиереями, ведь бояться ему абсолютно нечего. Против него персонально никто не выступает. Мы по-братски поговорили бы, а так на расстоянии обвинять кого-то — это не дело, это не путь Церкви. Конечно, сохраняющаяся в обществе болезнь ИНН, паспортов — тоже входит в вопрос, связанный с владыкой Диомидом, и мне хотелось, чтобы мы еще раз ясно сказали людям: есть вера, есть Христос, есть Церковь.

А что такое государство? И как к нему относиться? Это совершенно ясно. Сказано это в Евангелии на примере апостолов и самого Христа Спасителя. Как Он относился к государству? Это было время оккупации Израиля римскими властями. Он никогда не призывал к свержению ига. Он никогда не поддерживал никаких освободительных движений Израиля. Он только обличал тупость и слепоту правителей Израиля, которые ничего не видели. И предрекал, что они заведут в тупик, предсказывал разрушение Иерусалима из-за такой позиции. А позиция была в проблеме духовности! Пришел Сын Божий, а они его распяли. Так сейчас то же самое происходит. Мы не видим духовной болезни, нашей с вами, а начинаем выискивать какие-то проблемы и говорить о том, что надо покаяться.

Извините меня, что вы подразумеваете под покаянием? Покаяние-то как раз и подразумевает, что мы должны осознать историю Церкви, осознать политический контекст времени, в котором живем, осознать то, что Церковь есть надполитическая и надчеловеческая структура, сообщество людей, которые не связывают себя с политикой. Да, мы живем в конкретную историческую эпоху. Россия — наша родина, но мы должны глядеть гораздо глубже в историю проблемы, в суть вопроса — почему происходят те процессы, которые идут сегодня в мире? И что нам нужно не против ИНН бороться, а делать больше добра, воспитывать своих детей, показывать пример христианской жизни и не убегать в подземелья, как пензенские затворники в ожидании конца. Нужно быть готовыми ко всему, но честно и открыто. Придет Спаситель, мы должны радоваться Его пришествию, не бояться антихриста, который никого автоматически к себе не привлечет. Об этом в откровении Иоанна Богослова говорится. Кто сознательно не примет антихриста, то никакой печати не получит.

Идеология или душа — это будет важно для противника Христа, чтобы человек признал его, что это действительно супермен, суперчеловек, Божество и от него все, он будет творить и чудеса, и все что угодно. Но мы должны быть осторожны с этим и не променять Христа на этого антипода, антихриста. Мы должны быть готовыми к этому, и если у нас ясная вера, мы и будем жить в радости, даже во время антихриста, на волю Божию полагать свою жизнь. И нам не нужно будет бегать в какие-то недоступные места, потому что нас выгонят и так, и кормить нас никто не будет без принятия этой идеологии.

Подобное было у нас в Советском Союзе. Если ты лоялен коммунистической партии, а это подразумевало, что ты — атеист, то ты полностью воспринимаешь новую религиозную идеологию, ты будешь иметь продвижение по службе. Ни врачом, ни офицером невозможно было быть без членства в КПСС. И первый вопрос, когда вас принимали в партию — как вы относитесь к Богу? И если вы говорили, что вы — человек верующий, тогда извините, вы не по адресу пришли. Без этого — мети пол, стой у станка или паши в поле. Больше ничего. Однако не было никакого отчаяния. И тогда среди людей, которые носили партбилет в кармане, были люди верующие. И по жизни были добрые люди. Никогда не было отторжения, и никогда никто из верующих людей не говорил: «Не общайтесь с Иван Ивановичем, потому что Иван Иванович — директор завода, а если он директор, то он — атеист"… Люди с любовью воспринимали его как человека и надеялись на его человеческие качества. И часто это не подводило.

Нас никогда не учил Христос антагонизму с людьми, которые не принимали Его. Вся история Церкви с самого начала об этом свидетельствует. Апостол Павел предписывал даже сохранять брак с язычниками. Он говорил, что брак — это нечто более святое, чем эти разделения. Жена неверующая освящается мужем верующим, и наоборот. И эти вещи для нас — азы, которые мы почему-то забываем, уходим абсолютно на другой уровень дискуссии и ищем лжеистину, которая не ведет нас к истине, к Богу, а уводит от Него, от Церкви. Потому что мы начинаем говорить: у нас патриарх не тот, у нас иерархия не та, и священники у нас не те! И эти все проблемы, которые поднял владыка Диомид, они не имеют разрешения в политических деяниях ни Церкви, ни государства. Они могут быть разрешены на личностном уровне своего отношения к Богу. Насколько человек верующий, настолько ему нужно действительно общение с Богом, а не опасные игрушки, которые приводят его часто к духовной пустоте.

Другие вопросы, которые хотелось бы обсудить на Соборе, — это, конечно, вопросы нашего внутреннего единства, которое должно быть основано на том духовном фундаменте, который необходим для успешного свидетельства Церкви в мире. Если этого фундамента нет в священнике, в дьяконе, в архиерее, то общество естественно зайдет в тупик. Нужно больше сейчас уделять внимания не школьному богословскому, а духовному образованию. Духовное образование, как вы знаете, это нечто другое. Это внутренняя работа над собой. Если человек, который изучал богословие, знает прекрасно богослужение, но он духовно не образован и относится с прохладцей к тому, что он делает, не понимая ответственности, святости, глубины момента, когда он совершает богослужение или выходит на проповедь на амвон перед народом, то мы все обречены на погибель.

Естественно, что нам достаются дети, которые воспитаны в современных условиях. Соответственно, мы не получаем какой-то православный эксклюзив, который впитал духовное образование с молоком матери. К сожалению, этого нет. И поэтому на духовную школу ложится очень большая нагрузка.

Стоит задача — дать духовное образование человеку, сделать из него духовного пастыря. Не работника, а именно пастыря, который служит не за страх, не за копейку, а за совесть, потому что он любит Бога и любит свой народ, который он должен привести к спасению. Эти все вопросы, думаю, будут иметь круг обсуждения на нашем Соборе. Они сложные, и, возможно, на одном Соборе все их рассмотреть не удастся. Но коснуться их надо. Я думаю, что прозвучит авторитетно голос Святейшего Патриарха, который всегда ратует за то, чтобы трудные вопросы в Церкви были решаемы. Уверен, что авторитетно прозвучит голос нашего Собора, что нужно нам с вами что-то делать для единства. Не искать единства только на словах. Оно должно быть внутреннее, основано на Евангелии, на вере и на истории нашего государства и нашей Церкви. Другой истории у нас нет. И будущего отдельного тоже не должно быть.

— Мне кажется, что народу нашему, а в большинстве своем он очень мудрый, нечего бояться, кроме Страшного суда, разумеется. Я неоднократно размышлял над затронутыми в сегодняшней нашей беседе вопросами и недавно пришел к очень простому и неожиданному выводу: как же люди легко поддаются на уловки наших «ревнителей благочестия», не понимая, что идет сражение, духовная война, и все мы находимся в одном окопе, впереди — враг, опасный, жестокий и сильный. И если мы вместо битвы с врагом будем обсуждать действия нашего командования, мы никогда сражение не выиграем!
В то же время сегодняшняя наша жизнь дает нам массу примеров для оптимизма. Так, программа и которую мы уже больше года поддерживаем, которая называется «Под звездой Богородицы», уже засвидетельствовала всей России, а точнее будет сказать — всему миру, что наши люди, в сердцевине своей, даже если и не ходят в храм, может быть, не знают молитв, но они относятся с трепетом к нашей православной вере. Образ Державной Божией Матери пронесли по всей России — с Дальнего Востока, севера, юга и запада. Идут несомненные подвижники в нашем обществе, в сознании большинства народа. В этом всероссийском Крестном ходе участвовали не только простые верующие. Это были и губернаторы, мэры городов, главы администраций. Мне известно, что один из крестных ходов, который проходил по воронежской земле, был тепло принят вами, священством и верующими области.

— Вы правы, Андрей Николаевич. Это, несомненно, показатель возрождающейся силы России. Но это не противоречит тому, о чем мы с вами говорили перед этим. Враг рода человеческого стремится разрушить правильное построение жизни в России. Я свидетельствую, что не только в среде простого народа, во всех слоях воронежского общества Крестный ход не вызвал никакого антагонизма. И в Ростове-на-Дону, и в Липецке, и в других городах России. На въезде в нашу область мы установили поклонные кресты. И все люди приняли это с пониманием. И администрация, которая может быть не воцерковлена, но ясно осознает, понимает и тянется к православной Церкви, как основе государственности, как обладающей истиной, которой суета мира не позволяет им уделить достаточно внимания, чтобы этим жить.

Для меня, верующего человека, абсолютно ясно, что Евангелие только помогает в жизни человека. А кого-то это пугает. Вот стану пенсионером, буду в Церковь тогда ходить! А нужно жить в Церкви. Даже если тебе не удается каждую неделю в храм прийти, а раз или два в месяц, но если ты приходишь туда, как домой, как в жилище Бога, к людям — единомышленникам, которые помогут тебе решить какие-то твои проблемы, — это дорогого стоит. И этот сдвиг в сознании людей, и он, к счастью, происходит…

Я вижу это на примере нашей Воронежской епархии. В храмах стало больше молодежи, детей. Люди стали с большим доверием относиться к Церкви. Но этого не хочется тем людям, которые раздувают антицерковные настроения, раскалывая Русскую Православную Церковь изнутри. Подменяя истину, подменяя Христа, подменяя все, что есть в жизни Церкви. И то плохо, и это плохо, забывая об одной простой вещи, что Господь нас призвал отнюдь не как ангелов, а людей, которые очень изменчивы, склонные ко греху. Господь сказал, что вот вам Церковь, Я ее наполняю, Я являюсь ее жизнью, а вы должны вести этот корабль ко спасению.

Конечно, мне могут возразить и сказать: «Христос ведет, Он — глава». Все это верно, все это так. Но Господь определяет в любое время тех людей, которые делают историю, историю духовной жизни — множественные примеры святых, которых дала наша Отчизна.

Мне, как архиерею, хотелось бы, чтобы все люди познали Бога, потому что в Нем истина, а истина делает тебя свободным, ты можешь противостоять злу лжи, которая сейчас управляет миром. Если раньше недопустимо было такое проявление лжи, она была скрытая (в частности, в межгосударственных отношениях), то теперь никто уже не стесняется. И этой же лжи требуют от народа, чтобы он жил во лжи, жил искусственной жизнью, чтобы он был только потребителем того рынка страстей, который предлагает ему современные достижения научных технологий. Тогда на пьедестал почета возводится не героическая личность, а антигерой. Страшное у нас время, очень опасное. И для того, чтобы бороться со всем этим, нужны простота и святость жизни и чтобы в тебе жил Христос.

Не усложнять и без того сложную ситуацию. Рассмотрим хотя бы одно из выдвигаемых требований — выйти из Всемирного Совета Церквей. Я шесть лет прожил за границей и находился в постоянном контакте с Всемирным Советом Церквей. И не стал ни протестантом, ни католиком. Я был и остаюсь православным человеком. Наша Церковь никогда не предавала православие, никогда не становилась проводницей экуменических идей в нашу внутреннюю церковную жизнь. Да, мы оттачивали богословское понимание каких-то вопросов на тех проблемах, в которые нас вовлекали. Но никогда мы не принимали протестантскую точку зрения. Это нас не коснулось. Никто не может поставить это в вину людям, которые жили в XX веке в ужасающих условиях государственного атеизма, которые были вроде бы не свободны, но вера в Бога делала нас свободными, и мы никогда не предавали вопросов веры. И сейчас мы не можем изменить Всемирный Совет Церквей. Потому что там есть разные люди. Это христиане. Они ошибочно, может быть, исповедают Христа, но они родились в той традиции, и поэтому проклинать их было бы ошибкой.

Не вовлекаясь туда, не идя на поводу у той части наших церковных людей, которые берут вроде бы старую традицию, восходящую к древним временам, как бы ее реанимируют и проталкивают вопросы обновления духовного сознания человека, и обновления не в евангельской истине. Это очень злое начало. Это то же самое обновленчество, которое было у нас в истории XX века, но гораздо более тонкое и изощренное. Они и привлекают к себе как бы апостольской простотой, забывая, что Церковь всегда жила Святым Духом и все время формировала и каноническую форму жизни, и литургическую, и богословскую, обрядовую. Это был процесс творчества. Церковь не отошла от этой традиции в бури духовные. И поэтому нужно только радоваться. И не возвращаться опять в пройденный уже Церковью контекст.

Мне бы хотелось, чтобы мы ясно осознавали опасность этих новых течений. Я против крайнего консерватизма в православии, который все отрицает, я против и либерализма православного, который настойчиво обращает на себя внимание, зачастую подменяя суть, смысл, таинственность богослужения. Особенно что касается богослужебных текстов. Это грех непростительный. Это большой соблазн. Нам свойственна золотая середина. Святые отцы все время это говорили. И этой золотой середине мы с вами и должны следовать.

— Я вспомнил сейчас фразу из одного выступления нашего Святейшего Патриарха: «Мы не ценим то, что мы получаем…» И как мне кажется, я понял глубокий смысл этих слов. Дело в том, что многие из верующих людей самоуспокоились сейчас, не видят, что по сравнению с прошлыми десятилетиями появилось очень много возможностей для духовного совершенствования. И эта самоуспокоенность часто приводит к тому, что человек останавливается в своем духовном развитии. А если верующий останавливается в своем духовном развитии, что же говорить о тех, кто еще и до храма не дошел.
Меня буквально потрясла трансляция по Первому каналу телевидения конкурса песни детского Евровидения, когда десяти-, двенадцатилетние дети пели песенки с довольно фривольным содержанием, с ужимками и вихляниями бедрами как взрослые эстрадные исполнители. Повторюсь, я пришел в легкий ужас не столько от увиденного, как от того, что этот мрак транслируется на всю Россию.
И параллельно с этим существует уже 625 лет Великорецкий крестный ход, в котором мне довелось неоднократно участвовать, программа «Под звездой Богородицы» завершилась многотысячным Крестным ходом из Коломенского к Храму Христа Спасителя. Получается, что мы как бы в двух измерениях живем?

— Я не сторонник считать, что мы живем в двух измерениях. Великорецкий крестный ход — это подлинная жизнь людей, которые получают в результате реальную духовную помощь, Господь живет в их сердцах. А что делает наше телевидение? Оно живет своей жизнью, своими законами, и это не картинка жизни нашего общества. Они стараются, чтобы общество «подтянулось» до этой духовной деградации. Идет активная пропаганда жизни греха. Наша цель — другая. Чтобы человек, получив знания духовные о Евангелии, о Христе, остался на родной Ззмле, был ее хозяином, а не бежал к несбыточным иллюзиям в крупные города. Чтобы у него была крепкая семья, чтобы он осознавал, зачем он живет на Земле, чтобы он разумно пользовался благами цивилизации. Сегодня нужно возделывать не только землю, а прежде всего душу. Душа и земля — абсолютно сравнимые категории. И одна, и другая находятся сегодня в запустении. Душевное богатство наше российское, генно передаваемое огромно. И мы живем еще святостью наших предков. Так же, как и земля. Огромнейшие богатства. До революции семнадцатого года — люди умирали за землю. Они бежали с фронта во время революционных событий, чтобы получить земельный надел, чтобы там, на земле, устроить свою жизнь. Сейчас многие и на душу свою плюют, и от земли бегут.

Эти вещи очень страшные, но мне хотелось, чтобы мы понимали, что вся эта бесовщина, которая идет с экрана, она действительно идет от источника зла, от дьявола, сатаны. И здесь нужно называть вещи своими именами. Другого здесь нет, какого то святого мотива нет. Просто любой опыт общения с этой массой дает негатив, как наркотик. Это духовный наркотик, он опустошает, превращает человека в абсолютно бездумное существо, которому нужны только бесконечные развлечения. В конце концов человек погибает. И если цвет нашей нации пойдет за этим, то мы погибнем как нация. Нас не нужно будет завоевывать. Ресурсы нам дал Господь богатейшие, и мы должны вырастить хозяев нашей земли, чтобы и в правительстве стояли люди, которые думали бы не о том, как купить иномарку или построить хороший дом, женить сына или удачно выдать замуж дочь, а думали бы о том, как бы сделать, чтобы нам всем жилось хорошо. Как сделать так, чтобы людям было интересно, чтобы они ценили свою малую родину, чтобы они были полезными членами общества.

Огромные, большие задачи должна сейчас решать наша Церковь. А успех решения как раз в том, что мы должны не слушать телеэкранных героев, которые ведут нас в бездну, ни тех людей, которые заводят нас не в простоту и понимание евангельских истин, а в различные тупики, где мы начинаем искать врагов в священнике, в активном прихожанине, в епископе, в патриархе, в Синоде и так далее…

Подвергая сомнению многие вещи, нужно подвергнуть сомнению, прежде всего, свою жизнь. Насколько я ценен для общества, насколько я праведен и справедлив, и дает ли мне право мое духовное состояние быть судьей другого человека, какую бы он ни занимал позицию. Независимо от того, маленький это или большой человек по своей социальной лестнице и в Церкви, и в общественной жизни…

— Сердечно благодарю вас, владыка, за глубокую и, я убежден, очень нужную сегодня для всех нас беседу.
Беседу записал Андрей ПЕЧЕРСКИЙ


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru